Author: Маргарет Лэйрд title: Континент чудес



бет4/9
Дата10.03.2018
өлшемі1.28 Mb.
#20518
1   2   3   4   5   6   7   8   9

- Мама, скоро должно начаться наше дневное богослужение - может, и ты засвидетельствуешь о Господе?

Я с радостью согласилась. А так как до служения еще оставалось время, мы могли с ним немного поговорить. Во время разговора я наблюдала за входившими людьми: внешний вид прокаженных был ужасен. Мое внимание привлекла одна женщина: ее ноги заканчивались культями на уровне щиколоток, обе стопы отсутствовали. Чуть ниже локтей торчали огрызки того, что когда-то было руками. Проказа отняла у женщины стопы ног, и она передвигалась полусидя, отталкиваясь от земли локтями. Все ее лицо было покрыто страшными узлами и наростами.

Началось собрание, и я на время забыла о ней. После окончания собрания я увидела эту прокаженную совсем рядом, и теперь уже вблизи рассмотрела ее изуродованное тело и лицо. Будучи медсестрой, я привыкла видеть разные увечья, но жалкое состояние этой женщины глубоко поразило меня. Видимо, это отразилось на моем лице, потому что она громко воскликнула: "Мама, не смотри на меня с таким сожалением! Неужели ты не понимаешь, что я благодарна Богу за мою болезнь?" И прокаженная начала торопливую исповедь. С первых же слов меня поразило, что эта женщина с обезображенным лицом мыслила очень ясно и говорила с большим воодушевлением.

"Ты вряд ли помнишь меня, а я тебя знаю - я жила в Сибуте, когда ты только приехала в Африку и еще не вышла замуж. Я гостила в соседней деревне, когда ты приехала туда на велосипеде, чтобы рассказать людям о Боге. Твои рассказы вызвали во мне такую жгучую ненависть, что я плюнула на твою тень и ушла с богослужения. Позже в нашу деревню приехал миссионер Розенау. Он тоже проповедовал Евангелие, но я плюнула и на его тень и ушла прочь. Молодая, красивая, я не хотела слушать ваши проповеди - мне не нужен был Бог. И когда вождь племени предложил мне выйти за него замуж, я с радостью согласилась и несколько лет была не просто деревенской девушкой, а одной из жен вождя.

Но вскоре пришла болезнь. Когда вождь узнал, чем я больна, он отверг меня, приказав, чтоб я немедленно ушла. Он боялся, что я заражу его и жителей деревни. Я обратилась за помощью к родственникам, но и они прогнали меня - никто не хотел иметь дела с прокаженной. Наконец, меня отослали в лепрозорий. Я всех ненавидела, мне хотелось умереть. Но однажды в мою комнату вошел Конги. Я вела себя с ним так же, как с остальными: моим жалобам не было конца. Но Конги не упрекал меня, а с большим сочувствием сказал, что ему понятно то, что происходит в моей душе, потому что он сам пережил подобное.

Он рассказал мне о своей судьбе и закончил так: "Каждый из нас чувствует себя глубоко одиноким, когда близкие отвергают нас, но важно помнить, что есть Тот, Кто любит тебя и меня". И Конги стал рассказывать мне об Иисусе Христе Мое сердце смягчилось, и вскоре я уверовала в Бога. Так что видишь, мама, если бы я была здоровой и не попала в лепрозорий, я не смогла бы познать любовь Иисуса Христа. Я благодарна Богу за все, потому что здесь я нашла моего Спасителя и теперь в вечности буду с Ним!"

Пока прокаженная говорила, с ее лица не сходила улыбка. Прощаясь, женщина сказала: "В вечности мое тело будет таким же здоровым и кожа такой же чистой, как у тебя. У меня будет все новое!" И она отползла в сторону передвигаясь, как неуклюжая черепаха. Меня поражала ее радость: хотя в обезображенном теле шел процесс распада, душа ее пережила вечное исцеление.

На дневном богослужении присутствовало 35 человек - как я узнала позднее, все они пришли ко Христу благодаря свидетельству Конги. А он был счастлив, что служит Богу на таком необычном миссионерском поле. Когда я выходила из лепрозория, меня остановил африканец в белом халате врача.

- Я видел, из чьей хижины вы вышли, - сказал он, - и думаю, что вас зовут госпожа Лэйрд.

- Да, вы не ошиблись, - ответила я. Он улыбнулся и приветливо сказал:

- Мне давно хотелось познакомиться с вами! Есть ли у вас несколько минут, чтоб побеседовать со мной?

Я согласилась, и он стал рассказывать о себе. Еще мальчиком он поступил в школу при одной из миссий в Конго. На его незаурядные способности обратили внимание и направили для дальнейшей учебы в Париж. Там он занялся изучением медицины. Молодой человек гордился возможностью получить образование во Франции и мечтал по возвращении в Африку стать знаменитым врачом. После окончания учебы его направили на работу в один из лепрозориев. Узнав об этом, он пришел в ужас, опасаясь, что может заразиться проказой. Но несмотря на все его протесты, ничего нельзя было изменить. Приступив к работе в лепрозории, он впал в отчаяние.

Как-то раз он заметил, что к хижине Конги сходятся люди. Молодой врач подумал, что прокаженные готовят какой-то заговор, и решил спрятаться в кустах и понаблюдать. Врач видел через окно, как Конги встал перед собравшимися, вынул из кармана книгу в черном переплете и начал читать. Врач был поражен: "Что это? Неужели одна из этих лесных обезьян умеет читать?" Он стал прислушиваться, и проповедь захватила его. Снова и снова он приходил на это место, чтобы послушать Конги из своего укрытия. Хотя молодой человек учился при католический миссии, он никогда не слышал, что Христос умер и за его грехи и что он нуждается в Спасителе.

"Так Конги помог мне найти правильный путь, сделать самое важное открытие и полюбить вот эту книгу!" - закончил доктор свой рассказ, вынув из кармана Новый Завет. Я чуть не заплакала от радости, потому что это был тот самый Новый Завет который я много лет назад подарила Конги вскоре после нашего знакомства. Доктор продолжал: "Все мы бесконечно благодарны вам за то, что вы прислали к нам Конги. После его приезда в лепрозорий это место просто нельзя узнать! Теперь многие мои пациенты уже не впадают в отчаянье, у них появилась надежда на Бога. Многие говорят что если бы они не попали сюда, то никогда не встретились бы с Божьим человеком Конги".

Для меня этот день был особенно счастливым - я стала свидетелем удивительного служения среди прокаженных, которое Бог доверил Конги. Более двадцати лет с полной отдачей и энтузиазмом он трудился для Господа в лепрозории. Не раз после того мне приходила мысль, что очень немногим из нас Бог доверяет служение, сопряженное с большими личными страданиями, чтобы благодаря этому более успешно свидетельствовать о Его любви.
8. Африканские будни

- Маргарет, к нам едут гости!

Одной короткой фразой Гай разрушил будничное течение моей жизни. Гостем оказался Феликс Ибою. Еще до нашего переселения в Иппи он обещал со временем прислать в эту местность французского администратора, и теперь решил сам проверить, наступило ли время предпринять этот шаг.

Находясь у нас в гостях, он внес предложение, которое показалось мне совершенно неприемлемым. "Дело в том, что губернатор отправляет меня в шестинедельную командировку. К сожалению, я не смогу взять с собой жену и детей, они должны будут остаться дома. Госпожа Лэйрд, я обратил внимание на ваших детей - они такие крепыши и так отлично выглядят! И я подумал: не согласитесь ли вы помочь моей жене? Может ли она погостить у вас, чтобы набраться опыта, как растить детей?"

Это предложение привело меня в ужас. Господин Ибою прибыл к нам в тот день, когда я занималась окуриванием дома, чтоб избавиться от насекомых, и все вокруг было вверх дном. Мне приходилось бывать в раскошном доме Ибою, занимавшего высокий административный пост в Бангасу Я ужаснулась: чем я буду их кормить в течение шести недель? Обед в доме Ибою обычно состоял из восьми блюд, а я радовалась, если умудрялась приготовить для семьи обед из двух блюд. Кроме того, их надо будет чем-то занять, и я мота бы оторваться от работы и посвятить гостям один-два дня, но шесть недель - это казалось немыслимым! Гай пытался развеять мои страхи:

- Маргарет, другого выхода нет, - убеждал он. - мы должны их пригласить. Так зачем же об этом столько переживать?

- Гай, ты прекрасно знаешь, насколько я загружена работой! Я никак не могу их пригласить на такое длительное время!

- Но, Маргарет, как знать: может быть, Богу угодно, чтобы мы послужили этим людям добрым свидетельством? Если отказать им, они подумают, что просто мы, белые, не захотели принять у себя чернокожих. Не переживай - Бог позаботится и о еде для них, и о том, чем их занять. Давай пригласим их! Я еще успею сделать бамбуковую пристройку к дому - это будет их спальня. Они смогут пользоваться нашей ванной, и все будет в порядке.

Через несколько недель госпожа Ибою с тремя детьми поселилась в нашей бамбуковой пристройке. Мы договорились, что я буду вставать первой, а после того, как я приму ванну и возьмусь за приготовление завтрака, ванная комната будет в ее распоряжении. Через день после приезда гостей к нам принесли двух раненых, пострадавших во время охоты на буйволов. Они выстрелили в старого буйвола, только ранив его, и он набросился на них. Одного из охотников буйвол бил копытами, и он умер вскоре после того, как его принесли к нам во двор.

Второй, пытаясь спастись, влез на дерево, но буйвол тряс дерево до тех пор, пока человек не упал на землю. Тогда разъяренный зверь распорол ему рогами бок, а затем подбросил в воздух и снова поймал на рога. У пострадавшего было несколько закрытых переломов. Мы положили его на кухонный стол и начали обмывать раны. Больной был настолько плох, что я решила не отсылать его домой. Расстелив циновку на веранде, я положила туда пострадавшего, чтобы держать его под наблюдением.

На следующий день принесли девочку. Начинался сухой сезон, и чтобы поймать дичь, местные жители устраивали лесные пожары. По традиции, после очередного пожара женщины выходили охотиться на крыс. На территории с выжженной травой они легко находили крысиные норы, раскапывали их небольшими тяпками и вытаскивали оттуда крыс.

Мать девочки пошла на крысиную охоту вместе с дочерью. Наступив на тлеющую нору, девочка сильно обожгла ноги: ее ступни покрылись волдырями, и она не могла идти. Посадив девочку на ветку дерева, мать приказала ей сидеть там до тех пор, пока она не возвратится с охоты. Прошло много времени, девочка устала сидеть на дереве. Услышав шорох в кустах, она подумала, что мать пришла за ней, и спрыгнула с дерева. Но там ее ожидал разъяренный буйвол, спасавшийся от пожара. Он набросился на девочку, вонзил рог ей в щеку и проколол насквозь, задев при этом глаз. Потом буйвол подбросил девочку вверх и поймал на рога.

Израненного ребенка несли более двадцати километров до нашей станции. Когда ее принесли, она была вся в крови. Я расстелила на полу газеты. (Отец моего мужа был редактором газеты в Денвере и еженедельно посылал нам свою газету. Хотя у нас не всегда было время их читать, мы были рады газетам: я расстилала их на полу, когда принимала роды, или покрывала ими кухонный стол, когда использовала его в качестве операционного. После того, как отец мужа умер, нам очень не доставало газет, но к тому времени я уже научилась пользоваться банановыми листьями.)

Положив девочку на газеты, я обмыла кровь. Чтобы зашить кожу на ее лице, мне пришлось сделать более двадцати стежков. Позднее один из стежков загноился, и в результате на щеке у нее осталась ямочка - единственный след, напоминавший о встрече с буйволом. Когда она выросла и вышла замуж, я трижды принимала у нее роды.

Все эти дни госпожа Ибою молча наблюдала за тем, как я ухаживала за больными. А я настолько закрутилась, что у меня не оставалось времени на переживания о том, как развлечь моих гостей. К тому же, немного освоившись, госпожа Ибою не захотела быть просто наблюдательницей, но все время помогала мне. На второй день ближе к вечеру у жены одного из наших рабочих родился мертвый ребенок, и с горя несчастная мать пыталась покончить жизнь самоубийством. Для африканки нет большего позора, чем рождение мертвого ребенка: в таком случае муж мог оставить жену. Несчастная женщина была уверена, что теперь муж прогонит ее. Ее муж работал плотником, дома у них оказался молоток, и она стала бить себя молотком по голове.

Услышав об этом, я побежала через рощу к рабочему поселку. В небольшой круглой мазанке находилось несколько мужчин, но ни один из них не попытался даже забрать молоток у нее из рук. Осмотрев роженицу, я обнаружила, что плацента еще не вышла. Я начала извлекать плаценту и пока возилась с ней, мое внимание привлек странный звук. Я посмотрела в сторону, откуда он доносился, и увидела лежащего на полу новорожденного: ребенок сделал громкий вдох, и у него изо рта потекла жидкость.

"Ребенок жив!" - закричала я. Но все принялись уверять, что он мертвый. Сняв с себя нижнюю юбку, я завернула в нее ребенка. Забрав ребенка и молоток, в кромешной тьме я побежала через рощу домой. Гай сидел за обеденным столом и читал при тусклом свете керосиновой лампы. Положив перед ним ребенка, я попросила: "Скорее делай ему искусственное дыхание, пока я прокипячу шприц!"

Простерилизовав шприц и иголки, я сделала новорожденному укол в сердце. Мы провозились до полуночи, пока у ребенка не восстановилось ритмичное дыхание. Я не собиралась глубокой ночью нести новорожденного обратно. Положив его в корзинку, я поставила ее под накомарник в ногах своей кровати: мне казалось, что так я скорее услышу плач малыша. Свалившись от усталости, я так крепко заснула, что проснулась только на следующий день, когда на небе уже ярю светило солнце "Ох, что же я наделала? - заволновалась я. - Госпожа Ибою, наверное, давно уже хочет принять ванну, а я до сих пор не приготовила завтрак!" Занявшись приготовлением завтрака, я совсем забыла о прошлой ночи и о новорожденном, спящем в моей спальне. Тем временем госпожа Ибою пошла мыться, но через минуту подбежала к двери.

- Скорее, скорее позовите вашего мужа! Скажите, чтобы он захватил ружье!

- Что случилось? - спросила я.

- В вашу спальню пролез какой-то дикий зверь!

- Госпожа Ибою, я только что вышла из спальни, и там ничего не было. Вы видели этого зверя?

- Нет, но я слышала странные звуки.

Войдя в спальню, я прислушалась, но ничего не услышала. Вдруг раздался плач, и я сразу же вспомнила о новорожденном. Подойдя к кровати, я подняла сетку и позвала:

- Госпожа Ибою, посмотрите, вот ваш дикий зверь!

- Откуда взялся этот чернокожий ребенок? Как он оказался в вашей кровати?

- Неужели вы ничего не слышали вчера ночью?

Оказалось, что она крепко спала и ничего не знала. Я рассказала ей, откуда взялся ребенок. Так в течение шести недель, пока у нас гостила госпожа Ибою, одно происшествие сменялось другим. В день своего отъезда она, поблагодарив меня, сказала:

- Госпожа Лэйрд, простите меня, но это ужасно, что в вашем доме постоянно толпятся люди и вы вынуждены оперировать на кухонном столе! Больные лежат у вас на веранде! Так не может больше продолжаться - вам необходимо иметь отдельное помещение.

- Госпожа Ибою, знаете ли вы, что я не имею права открыть амбулаторию в Африке, потому что курс обучения я прошла не здесь, а в Америке?

- Как все это нелепо! Я поговорю об этом с моим мужем.

После того, как она уехала, я сказала Гаю.

- А тебе не кажется, что господин Ибою прислал свою жену проверить, как я обслуживаю пациентов?

- Не думаю, - сказал Гай. - Но даже если это так, мы должны предать все в руки Божьи.

Через два дня я получила письмо от господина Ибою: он советовал мне обратиться к официальным лицам за разрешением открыть амбулаторию, приложив к прошению документы о моем медицинском образовании, и направить пакет на его адрес. Я отослала ему прошение и документы.

Через несколько дней пришел ответ. Господин Ибою пререслал его нам, а также приложил копию своего сопроводительного письма-рекомендации, в котором он лично обращался к губернатору. Это были три страницы печатного текста, повествующие обо всем, что увидела в нашем доме его жена за шесть недель, пока гостила у нас. Письмо заканчивалось так: "Убедительно прошу дать разрешение на открытие амбулатории в Иппи. А если моя просьба покажется вам не достаточно аргументированной, то можете вычеркнуть мое имя из списков государственных администраторов, потому что после этого мне стыдно будет признаться, что я французский служащий".

Через несколько дней я получила официальное разрешение открыть амбулаторию при нашей миссионерской станции в Иппи. Как чуден Бог - Он исполнил Свою волю несмотря на мое нежелание пригласить в свой дом госпожу Ибою. И как раз то, чего я так опасалась, Бог использовал, чтобы открыть для нас амбулаторию.

С увеличением медицинской работы возросли и мои обязанности. Большей стала также нагрузка в семье, особенно после рождения сына. Между нашими дочерьми Арлин и Марианной очень небольшая разница - всего год и месяц. Но это "неудобство" превратилось в преимущество: я обучала их по одной программе и одним и тем же учебникам, что было бы невозможно, если бы между ними была большая возрастная разница.

В августе 1937 года родился наш сын Клиффорд. Надо сказать, что мы оказались неподготовленными к его рождению. Возвратившись в Африку после нашего первого отпуска в Америке, я ожидала рождения Марианны и привезла с собой большие запасы овсянки и чернослива. После того, как Марианна подросла, к нам приехала знакомая миссионерка, у которой я принимала роды. У нее не оказалось молока, ребенка приходилось подкармливать, и я отдала ей все оставшиеся запасы овсянки и чернослива, так как Марианна уже могла есть обычную пишу.

Рождение Клиффорда застало нас врасплох: его тоже нужно было подкармливать, организм малыша не принимал одного только козьего молока, в него нужно было добавлять отвар овсянки. Наш первый ребенок умер в младенчестве, и я не раз казнила себя за то, что дала четырехмесячной дочурке апельсиновый сок из недозревшего плода. Не знаю, было ли это причиной ее смерти, но мне необходимо было иметь чернослив, чтобы не рисковать с Клиффордом.

Семья миссионерки, которой я отдала тогда все запасы овсянки и чернослива, приехала к нам в гости. Они собирались в Бамбари за покупками и спросили, что нам привезти. Просматривая составленный мною список, в который я включила овсянку и чернослив, миссионерка укоризненно покачала головой: "Как неразумно с твоей стороны не позаботиться об этом заранее!" Меня настолько поразили ее слова, что я даже не нашлась что ответить, а она продолжала читать нотацию: "Почему ты заранее не выписала овсянку и чернослив из Америки? Ведь ты знала, что ожидаешь ребенка! Я уверена, что в Бамбари не найти этих продуктов".

Я не верила своим ушам: уж она-то хорошо знала, что я привезла из Америки достаточные запасы овсянки и чернослива, но отдала все для ее ребенка! К горлу подкатил комок, но я промолчала. Как только они уехали, я не в силах была сдержать слез и ушла в спальню помолиться: "Господи, Ты знаешь, как все произошло и почему я оказалась без детского питания! Я не сомневаюсь, что Ты можешь позаботиться о моих детях и здесь, в сердце Африки. Ты знаешь, что у нас не было денег, чтобы заказать в этот раз продукты из Америки. Для Тебя нет ничего невозможного - пошли моему малышу все то, в чем он нуждается!" Я еще была на коленях, когда услышала, что муж зовет меня. Я вышла из спальни и увидена, что Гай во дворе разговаривает с двумя португальцами. Они рассказали нам, что на их шахте только что умер от солнечного удара молодой бельгиец лет 20. Когда парень решил ехать в Африку, его мать очень переживала, и он обещал ей, что не будет пить и никогда не женится на африканке Приехав на прииск, бельгиец держался в стороне от общепринятых развлечений и был очень одинок. Однажды вечером он пошел на прогулку и увидел горящий костер. Из любопытства он подошел ближе: пять африканцев разместились вокруг костра и, лежа на животах, держали перед глазами какие-то небольшие книжки. Он очень удивился, потому что не подозревал, что местные жители умеют читать. Выяснив, что они читают Евангелие, бельгиец рассмеялся: "Трудно поверить, что Бог понимает ваш язык!"

Африканцы показали ему Евангелие от Иоанна, которое перевел Гай. Когда мы были в отпуске в Колорадо, наша церковь отпечатала для нас 10 тысяч экземпляров этих Евангелий. Гай научил мужчин читать и подарил каждому по Евангелию, но мы не знали, что с ними стало после того, как они ушли работать на шахту.

В течение нескольких дней бельгиец находил их на том же месте у костра. Наконец, он сказал: "Вы портите глаза, читая при таком плохом освещении! У меня на веранде есть большая керосиновая лампа - собирайтесь там и читайте. Да и я послушаю: если Бог может говорить с вами, то не исключено, что Он может что-то сказать и мне". Так африканцы начали собираться в доме бельгийца. Как-то он вспомнил, что, провожая его в Африку, мать дала ему Новый Завет. Сын пообещал, что будет его читать, но все никак не мог собраться достать Евангелие из чемодана. С того дня он начал читать Новый Завет сравнивая французский перевод с переводом на язык санго. Через короткое время он принял Иисуса Христа как своего Спасителя. Вскоре он получил солнечный удар: когда бельгийца принесли домой, у него была температура выше 40 градусов. Перед смертью молодой человек пришел в сознание и попросил, чтобы его похоронили в Иппи.

И вот теперь эти португальцы разыскали Гая, чтобы он написал матери бельгийца о смерти сына, а также о том, что он пришел к Богу, и они встретятся в вечности. Нас опечалил рассказ о преждевременной смерти юноши, и мы обещали написать его матери. Простившись, гости направились к автомобилю, и я пошла проводить их. Уже садясь в машину, один из них спросил:

- Госпожа Лэйрд, вас не обидит, если мы оставим кое-что для ваших детей?

- Да что вы! Я приму это, как любезность с вашей стороны и как Божью заботу о нас.

- Всю необходимую провизию мы получаем из Бельгии - ежемесячно нам присылают два больших контейнера. Не знаю почему но каждый раз в них кладут овсянку, чернослив и какао, хотя наши мужчины этой пищи не едят. Я привез свою долю и хочу оставить все это вам. Пригодятся ли вам эти продукты?

- Когда вы подъехали к нашему дому, я стояла на коленях и просила Бога послать нашим детям именно такую еду. И теперь через вас Господь так чудесно восполнил нашу нужду!

Португальцы расчувствовались, пообещав на прощание: "Мы расскажем об этом своим сотрудникам, потому что они просто выбрасывают свою долю". Таким образом, мы теперь ежемесячно получали не по одной, а по 10 или даже 12 коробок с овсянкой, черносливом и какао. Это продолжалось до нашего отъезда в Америку.

Как-то французский администратор спросил, как мы умудряемся растить детей в таком отдаленном месте, да притом еще беспрерывно оказывая медицинскую помощь местному населению? Я рассказала ему о случае с овсянкой и объяснила, что Сам Бог удивительным образом заботится о нуждах наших детей.

На следующий год мы уехали в годичный отпуск на родину. Хотя в то время в США был экономический упадок, нас это не пугало. На этот раз, когда мы возвратились (мы приезжали в Америку каждые четыре года), - у нас уже было четверо детей, и мы решили поселиться не у моей матери, как в прошлый раз, а подыскать себе отдельное жилье.

Как только мы устроились на новом месте, все дети заболели коклюшем. По ночам мне часто приходилось вставать к ним. У них пропал аппетит и я пыталась подыскать пищу, которую они могли бы есть. Дети часто просили: "Мама, купи нам апельсинов!" В Африке у нас было изобилие фруктов, там я даже заставляла детей есть их, говоря: "Апельсины очень полезны! Если вы будете есть апельсины, у вас будут крепкие кости". Дети полюбили апельсины. Но теперь я не могла покупать им фрукты, так как в Америке в то время апельсины стоили очень дорого. Прошло еще несколько дней, болезнь была в самом разгаре, дети чувствовали себя ужасно, и я решила купить им немного фруктов.

Придя в магазин, я положила в пакет несколько апельсинов. Ко мне подошла женщина из нашей церкви и заметив, что я покупаю апельсины, сказала: "Видимо, миссионеры получают очень хорошую зарплату - я давно уже не могу позволить себе купить апельсины моим детям!" Ее упрек лишил меня покоя. По пути домой я рассказала об этом Господу. Мне вспомнились слова из Библии: "Никто из нас не живет для себя", и я подумала, что мой поступок может запятнать репутацию миссионеров среди членов церкви. Мне стало очень тяжело от этой мысли и я просила Господа, чтоб Он в дальнейшем избавил меня от желания покупать детям апельсины. И хотя дома дети с радостью набросились на фрукты, я дала себе твердое слово, что больше покупать их в Америке не буду.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Қызылорда қаласы №140 қазақ орта мектебі Нұрманова Мереке Серікбайқызы Мектеп директорының ғылыми әдістемелік ісі жөніндегі орынбасары
2017 -> Жек дуадақтарды аулауды жүргізу туралы «Жануарлар дүниесін қорғау, өсімін молайту және пайдалану туралы»
2017 -> Бағдарламасы өтетін күні: 16 тамыз 2017 жыл Өтетін орны: Шымкент қаласы
2017 -> Қазақстан Республикасы Ауыл шаруашылығы министрлігінің
2017 -> Мемлекеттік мекеме
2017 -> Қосымша 2 Техникалық ерекшелігі Реанимациялық бригадаларға арналған жылжымалы жедел медициналық көмек комплексі
2017 -> Қазақстан Республикасының Білім және ғылым министрлігі «Кәсіпқор» холдингі» коммерциялық емес акционерлік қоғамы
2017 -> Қазақстан Республикасы Ауыл шаруашылығы министрлігі Ветеринариялық бақылау және қадағалау комитетінің Оңтүстік Қазақстан облыстық аумақтық инспекциясының
2017 -> Бос јкімшілік мемлекеттік лауазымдарєа орналасуєа конкурс туралы хабарландыру 17/07/2012г


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9




©kzref.org 2023
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет