Author: Маргарет Лэйрд title: Континент чудес



жүктеу 1.28 Mb.
бет8/9
Дата10.03.2018
өлшемі1.28 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Господин Розенау продолжал: "Как я понимаю, все вы пришли к выводу, что больницу и медицинский центр целесообразнее строить в Кремпеле, а не в Иппи, не так ли?" Все согласились. "Хорошо, тогда я задам более конкретные вопросы. Господин Хамман, миссионерская станция в Кремпеле находится под вашим руководством. Представляете ли вы, какую берете на себя ответственность, если больница будет строиться у вас?" И господин Розенау начал перечислять обязанности, о которых этот миссионер даже не подозревал. Затем он спросил:

- Согласны ли вы взять на себя эту ответственность?

- Нет, - ответил господин Хамман.

Господин Розенау задал этот вопрос каждому из присутствующих, но никто не пожелал взять на себя ответственность за строительство больницы. Тогда господин Розенау сказал:

- Из Слова Божьего мы видим, что когда Бог намерен действовать, Он заранее подготавливает нужного человека. Так и в этом случае: Господь возложил бремя заботы о строительстве больницы на Маргарет. Бог использовал ее свидетельство, об этой нужде, когда она была в Америке, и в результате для строительства есть средства. Через нее Бог послал двадцать тонн цемента и восемь тонн оборудования для будущего госпиталя. К тому же, двадцать один год Маргарет была замужем за инженером - это тоже что-то значит! С верой, что Господь поддержит ее и окажет помощь, Маргарет готова взять на себя ответственность за постройку больницы. Учитывая все это, давайте теперь проголосуем, кто будет ответственный за строительство и в каком месте мы начнем строить".

Большинством голосов было решено, что больница будет строиться в Иппи.
13. Орден Почетного Легиона

Строительство нашей больницы в Иппи было завершено в начале пятидесятых годов. К тому времени я уже более тридцати лет провела на миссионерском служении в Африке. Для всех нас, миссионеров, самым значительным событием следующего десятилетия было завершение перевода Библии на язык санго. Хотя перевод Нового Завета был сделан еще в 1935 году, полный перевод Библии был закончен и передан для печати Британскому Библейскому обществу в 1962 году.

К моменту завершения перевода из Парижа прибыла официальная делегация: три католических священника и два представителя из отдела народного просвещения, чтобы предотвратить издание Библии на языке санго. Для исполнения своей миссии прибывшая из Парижа делегация попросила аудиенции с президентом. Видимой стороной всех этих усилий была попытка сохранить французский язык официальным языком в стране. Но мы рассматривали этот нажим как очередную атаку со стороны дьявола. Миссионеры затратили столько лет кропотливого труда, чтобы народ мог получить Слово Божие на своем родном языке! И вот теперь представители из Франции пытались наложить запрет на этот проект. Среди африканцев также нашлись люди, считавшие ниже своего достоинства пользоваться родным языком - они настаивали, чтобы преподавание в школах велось только на французском, и требовали принятия соответствующего закона. Казалось, что они добьются своего.

Мы понимали, что если правительство примет такой закон, вряд ли можно будет получить разрешение на распространение Библии на языке санго. Безусловно, можно было продолжать пользоваться Библией на французском, но большинство местного населения владело только языком санго. Мы попросили верующих усиленно молиться о создавшейся ситуации. Когда африканцы поняли, какими могут быть последствия, многие из них начали усердно молиться, в то время как французская делегация вела переговоры с президентом.

Неожиданно в поддержку распространения Библии на языке санго выступил член правительства господин де Джин, занимавший пост государственного секретаря Центральноафриканской Республики. Я хорошо была с ним знакома: много лет назад он преподавал во французской школе в Бриа, и я помогала его жене во время рождения их первого ребенка. Господин де Джин был хорошо знаком с работой, которая велась нами в Иппи. Несмотря на то, что сам он был католиком и не имел расположения к миссионерам-протестантам, он с уважением относился к нам с мужем. На протяжении десятилетий господин де Джин наблюдал за нашей работой и пришел к заключению, что много доброго было сделано миссионерами для его народа, и теперь выступил в нашу защиту.

На заседании Государственной Ассамблеи он предложил: "Господин президент, в зале сегодня присутствует сто человек. Было бы интересно услышать, где каждый из них научился читать и писать, и кто пробудил у него жажду к знаниям?" Один из католических священников, прибывших из Франции, пытался протестовать, заявив, что это не имеет никакого отношения к возникшей проблеме. Но президент сказал: "Может, вопрос господина де Джин действительно не имеет особого значения, но все-таки интересно проанализировать: в какой школе кто из присутствующих получил начальное образование?"

Когда каждый из членов парламента ответил на заданный вопрос, оказалось: девяносто человек из ста научились читать на миссионерских станциях протестантских миссий, девять посещали государственные школы и один учился при католической миссии. После этого государственный секретарь спросил: "Есть ли необходимость дальнейшего обсуждения этого вопроса?"

Затем, обратившись к делегации из Франции, президент сказал, что, хотя они почетные гости в стране, он не может поддержать их позиции. Распустив заседание Ассамблеи, он вышел из зала. Потерпев поражение, французская делегация в тот же вечер улетела в Париж. Так Бог в очередной раз ответил на молитвы детей Своих, послав выход из, казалось бы, безвыходной ситуации.

С наступлением независимости страны африканские церкви тоже выразили желание выйти из-под опеки зарубежных миссионеров. Меня радовала их позиция: в последнее время я стала замечать, что африканцы высказывают свое мнение намного свободнее и активно берутся за руководство служением. Как-то я присутствовала на их съезде, где они давали оценку работе разных миссий. Я обратила внимание, что обсуждая служение отдельных миссионеров, они подчеркивали как самые ценные качества не выдающиеся организаторские способности или особо красноречивые проповеди, а то, каким этот человек был христианином и как это проявлялось в его каждодневных поступках. Например, давая оценку служению моего покойного мужа, они с благодарностью отмечали не его инженерные проекты и даже не его проповеди, а самые, казалось бы, обыденные моменты повседневной жизни. Слова попросил Мананга, который к тому времени стал уже седовласым патриархом. Он вспомнил время, когда не получал еще регулярной помощи от поместной церкви, а поддерживал семью случайными заработками. Его жена сильно заболела и им нужно было купить хоть немного мяса, чтобы сварить бульон: жена четыре дня ничего не ела и надеялась, что мясной отвар укрепит ее силы. Но с деньгами у них в тот момент было туго. Наконец, жена сказала Мананге:

- Тебе придется сходить к миссионерам и попросить денег, чтобы купить немного мяса.

- Мне не хотелось бы у них просить, они и так уже много помогли нам,- ответил Мананга.

Прошло еще два дня, но без хорошего питания силы женщины не восстанавливались. Набравшись мужества, Мананга решился сказать нам с Гаем, что его больной жене необходимо немного мяса. "К сожалению, у меня тоже сейчас нет денег; - сказал ему Гай. - Но давай посмотрим, чем можно вам помочь". Недолго думая, он подвел Манангу к сараю, вывел оттуда козу, обвязал ей веревкой рога и вручил Мананге веревку, а также вынес из дома немного продуктов. Мананга продолжал свой рассказ: "За деньги, которые я надеялся получить взаймы, я никогда не смог бы купить козу. У господина Лэйрд не было денег но он поделился со мной тем, что имел". Другие африканцы тоже рассказывали подобные истории о миссионерах, и я подумала: как глубоко ошибались те из нас, кто в мелочах не проявлял к африканцам любви Христовой.

В 1952 году французские власти решили наградить меня Орденом Почетного Легиона. Зная, что французы всегда питали некоторую враждебность к американцам, я удивилась, что меня представили к награде. Но меня это очень обрадовало - не столько то, что мне оказывали подобную честь, а как надежда, что это послужит улучшению взаимоотношений между миссионерами и французскими властями.

Мне рассказывали, что когда вопрос о награждении меня орденом обсуждался в официальных кругах, один из французов высказал отрицательное мнение об американцах. Ему напомнили: "Не забывайте, что госпожа Лэйрд тоже американка", на что он, не задумываясь, ответил: "Ничего подобного, теперь она уже на три четверти француженка!" А еще один администратор добавил: "Не думаю, что американцы могут претендовать на госпожу Лэйрд. Да и вряд ли найдется другая страна, достаточно просторная для нее: ее гражданство на небесах - это человек, которого трудно привязать к земле".

Для меня такой отзыв со стороны официальных лиц были наилучшим комплиментом: я благодарила Бога, что, живя среди этих людей, могла оставить добрый след. Я хорошо понимала, что не сделала ничего выдающегося. На мой взгляд французы, как и все остальные люди, откликаются на проявленную к ним любовь. И я была благодарна Богу за TQ что Он мог проявлять Свою любовь к людям через меня.

А в 1959 году я получила еще одну награду: на этот раз от правительства Центральноафриканской Республики. На торжественной церемонии в Бамбари мне вручили особую медаль - наивысшую награду этой страны. Во время торжественной церемонии государственный служащий начал речь такими словами. "Когда я родился, госпожа Лэйрд была тут как тут!" В продолжении речи он вспоминал разные случаи из жизни, каждый раз заканчивая словами. "Госпожа Лэйрд была тут как тут!" Он говорил: "Всем в нашей округе было известно, что если при родах были осложнения, нужно бежать за помощью к госпоже Лэйрд. Когда кто-то из нас был болен, мы посылали за госпожой Лэйрд. Если кто-то нуждался в еде, мы знали, что она никого не отошлет назад с пустыми руками".

Когда меня только собирались представить к награде, президент страны решил лично убедиться, достойна ли я ее. Посетив мой дом с одним из местных администраторов, президент прежде, чем задать мне ряд вопросов, попросил чиновника охарактеризовать мою работу. Администратор начал свой рассказ: "Я вспоминаю те дни, когда был еще ребенком, и мы играли с сыном госпожи Лэйрд. Когда Лоренс забегал в дом, чтобы там что-то взять, он всегда звал и меня. Сначала, входя следом за ним, я боялся, что его белая мать прогонит меня. Но она ни разу не сделала этого. В полдень она давала своим детям по чашке какао и что-нибудь перекусить, и представьте себе, она и меня ни разу не обошла!"

Он рассказывал президенту о подобных мелочах, даже не упомянув о чем-то значительном с моей точки зрения: о строительстве больницы или об основанной мной французской школе. Вместо этого он подробно излагал истории о младенцах, которых я отхаживала и выкармливала, прежде чем передать их на попечение родителям, и другие подобные случаи. Выслушав его и задав мне после этого всего пару вопросов, президент сказал: "Теперь мне все понятно", и в результате, моя кандидатура для награды была им одобрена.

Я думала после той беседы с президентом страны: если бы мы, миссионеры, научились свидетельствовать о Господе с любовью, о которой пишет апостол Иаков, насколько успешней мы исполнили бы волю Божью. Люди только тогда смогут убедиться в искренности миссионеров, если увидят проявление любви в самых обыденных поступках. Вручая мне награду, президент сказал: "Стоит ли много говорить? Я только скажу, что госпожа Лэйрд всегда была для нас, как мать. И мы любим ее, потому что она первой полюбила нас".
14. Они звали меня мамой

Если бы мне предоставили возможность раздавать награды, я составила бы длинный список имен африканских христиан. Трудно выразить словами, как много каждый из них значит для меня! И я не сомневаюсь, что когда Господь будет вручать награды детям Своим, они по праву займут особое место в Его " Небесной галерее героев". На страницах этой книги я расскажу только о восьми христианах-африканцах: это мои герои веры.

Анна, хрупкая арабская женщина невысокого роста, выросла в мусульманской семье. Ее выдали замуж за арабского принца из Иппи. Как-то я заметила, что большая толпа людей движется к нашей больнице. Это был арабский принц со своей свитой, которая несла Анну на постели. Нам рассказали, что два дня назад у нее начались схватки, и хотя к ней призвали знахарей со всей округи, Анна никак не могла родить. Пытаясь ей помочь кустарными методами, знахари страшно искалечили бедняжку: у нее лопнул мочевой пузырь и была разорвана прямая кишка. Анна была в ужасном состоянии.

Осмотрев ее, доктор сказал: "Дайте ей спокойно умереть!" Ребенка извлекли мертвым, а состояние Анны было настолько тяжелым, что нечего было и думать об операции мочевого пузыря и прямой кишки. Мы решили подождать, а тем временем жители арабской деревни сидели у стен больницы с утра до ночи и приносили для Анны столько еды, что ею можно было бы накормить всех пациентов. Но Анна не могла есть.

За ней поручили ухаживать моей дочери Арлин. В один из вечеров она рассказала Анне о любви Иисуса Христа, и Анна уверовала. Эта маленькая хрупкая женщина оказалась очень мужественной: наследующее утро она сказала мужу о переменах, происшедших в ее жизни. И тогда принц, мужчина здоровенного роста, снял с ноги башмак, плюнул в него и швырнул жене в лицо. Вслед за ним каждый из его подданных, уходя, плевал в Анну и осыпал градом проклятий. После этого вся арабская деревня пировала: по традиции, такие пиры устраивались в случае смерти членов семьи принца. На этот раз виновницей торжества оказалась Анна: три дня арабы пили и плясали - для них Анна умерла.

Когда Анна немного поправилась, врач сказал ей, что она может идти домой, так как больница была в то время переполнена. Арлин возвратилась в тот день с работы с заплаканными глазами.

- Что случилось? - спросила я.

- Врач сказал Анне идти домой: неужели он не знает, что ей некуда идти? Я узнала, что ее выписали, уже после того, как Анна ушла из больницы. Мама, ты же знаешь, что если она пошла в свою деревню, ее там убьют! Пошли со мной мужчин, мы пойдем ее искать.

Три дня мы разыскивали Анну, но так и не нашли. Потом Арлин вспомнила, что при выписке Анне назначили несколько уколов, и на первый она должна была прийти через три дня. "Может она придет на уколы?" - с надеждой спросила Арлин.

На следующий день в очереди, выстроившейся в ожидании уколов, Арлин увидела Анну.

- Почему ты ничего не сказала мне, когда уходила? - спросила Арлин.

- Ты была занята с больными, и я не хотела тебя отрывать.

Арлин поинтересовались, где же она была эти три дня. Рядом с Анной стояла Абанда, новообращенная африканка, посещавшая мой класс. Абанда сказала: "Я забрала ее к себе!" Я не смогла скрыть удивления, что Абанда пригласила к себе в дом арабку. Абанда поспешила объяснить: "Но мама, ведь ты сама учила нас, что после уверования все мы становимся одним народом Иисуса Христа. Я приняла Иисуса - значит, я принадлежу к Его народу Анна приняла Иисуса - значит, она тоже часть Его народа. Она моя сестра. Я знала, что ей нельзя возвращаться в арабскую деревню, поэтому я взяла ее на спину и отнесла к себе домой. Я ухаживаю за ней".

Анна окрепла, неокончательное выздоровление так и не наступило: она прожила после операции всего два года. Все это время она много свидетельствовала об Иисусе Христе, продолжая жить в доме Абанды. А я, глядя на трогательную дружбу этих двух женщин, не раз думала, что расовые конфликты как в Африке, так и в Америке вряд ли смогут разрешиться при помощи законов об устранении расовых различий. Только когда люди становятся новым творением во Христе Иисусе, эти проблемы разрешаются сами собой.


* * *

Много лет тому назад, еще до моего замужества, почта работала с большими перебоями, и мы получали письма, когда кто-то ехал в город и по дороге заезжал на почту Как-то раз я решила сходить за почтой сама, а так как дорога в оба конца занимала почти целый день, я отправилась в путь рано утром.

Спускаясь по тропинке, я издали заметила, что по дороге прыгает что-то черное Мне показалось, что это шимпанзе, и я забеспокоилась: не опасно ли продолжать путь? Помолившись, я все же решила идти вперед. Вскоре я поняла, что скачущее по дороге существо было мальчишкой лет восьми. "Что с ним?" - подумала я. Он шел странной походкой: то на ребрах ступней, то на пятках, прихрамывая и раскачиваясь из стороны в сторону

- Балао! (Привет!) - крикнула я.

- У-м-м-м! - раздалось в ответ

- Балао мингуй! (Сердечный привет!)

- У-м-м-м! - снова промычал он. Поравнявшись с ним, я спросила:

- Как тебя зовут?

- Нгоз-зоу-шеля (Блошиная Нога).

Когда он произнес эти слова, я внимательнее посмотрела на его ноги: одна нога сильно распухла, на второй недоставало трех пальцев, а оставшиеся были покрыты гнойниками. Я решила, что у него проказа. Но оказалось, что причиной всему были крошечные насекомые, проникшие под кожу и откладывавшие там свои яйца в мешочках с ядовитой жидкостью. Когда мешочек разрывался, жидкость, как кислота, разъедала тело, и распространялась инфекция.

- Твои ноги страшно запущены! Почему твоя мать не лечит тебя? - спросила я.

- У меня нет матери.

- Почему отец не обратил на это внимания?

- У меня нет отца, - сказал мальчишка.

- Где же ты живешь?

- Нигде! - ответил он.

- Где же ты берешь еду?

- Везде, где удастся украсть.

Мальчик совершенно не стыдился своего образа жизни! Мне он показался совсем небольшим: лет восьми. Позже я узнала, что он был старше, но из-за постоянного недоедания выглядел младше своего возраста. Не зная, как поступить с ним, я сказала: "Послушай, я - медсестра и умею лечить детей. Иди к моему дому и подожди там, пока я вернусь с почты и полечу твои ноги", - и я указала рукой в направлении нашей станции.

- У-м-м-м! - промычал он в ответ

Мне стало ясно, что мальчишка не собирается идти к моему дому. Я стала мучительно думать, что же делать, и тогда Господь напомнил мне о связке бананов, спеющих у меня на веранде. "У меня на веранде висит связка бананов! Пойди туда и можешь есть, сколько хочешь, пока я вернусь".

Наконец-то он выразил заинтересованность и заковылял в указанном направлении. Тем временем я сходила на почту, но для меня там ничего не оказалось. Возвращаясь домой, я не знала, застану там своего нового знакомого или нет. Подходя к дому, я заметила, что везде валяется банановая кожура: мальчик сидел на веранде и поглощал банан за бананом, уничтожив почти всю связку.

Я вскипятила большую кастрюлю воды, развела марганцовку и начала парить ему ноги. Потом, постелив на колени полотенце, села рядом с ним на пол, поставила его ногу на полотенце и принялась за дело. Процедура была очень болезненной: чтобы не повредить мешочек с жидкостью, я обкалывала кожу вокруг нега а затем, приподняв кожу, удаляла мешочек с яйцами насекомых. Через годы, когда у меня появились свои дети, мне приходилось многократно повторять эту процедуру, и сколько при этом всегда было крику - не передать! Но этот ребенок не издал ни единого звука, и только после часа этой пытки на глазах у него появились слезы. Тогда я решила, что для начала достаточно, и пообещала на следующий день продолжить лечение.

Мальчик остался у меня. Курс лечения растянулся на несколько недель. Я использовала эту возможность для общения со своим пациентом: каждый день я добавляла к рассказу об Иисусе Христе что-то новое. Как-то я спросила у мальчика, не хочет ли он выучить наизусть несколько стихов из Библии, которые я перевела на его родной язык, но он ничего не ответил. Не обращая на это внимания, я стала учить его, и он заучил наизусть Иоанна 3:16, 3:36, 5:24, Ефесянам 2:8,9 и другие стихи. Иногда мне казалось, что он учит их с удовольствием. Но потом я решила, что он делает это в знак благодарности за то, что я его кормлю.

К концу третьей недели опухоль сошла, и его ноги выглядели здоровыми - на них уже не было гнойников. "Завтра ты сможешь пойти домой, - сказала я ему во время обеда, - но если хочешь, оставайся! Ночевать можно у сторожа, я буду тебя кормить и научу тебя читать. И ты сможешь продолжать ходить на библейские занятия". Мальчик ничего не ответил на мое предложение.

На следующий день его не было на занятиях, и я с огорчением подумала, что он ушел, даже не попрощавшись. Но позже в тот день мальчик появился в моем доме и сказал: "Большое спасибо за все. Я ухожу. До свидания". И ушел. Мне было очень больно: почему он не захотел остаться? Я вспомнила, как однажды, когда я рассказывала ему о Божьей любви, его лицо озарилось светом, и я надеялась, что он принял Иисуса Христа как своего Спасителя. Но теперь он ушел неизвестно куда. Пролетали дни, и о нем не было никаких вестей.

Через несколько недель после этих событий в моем библейском классе появились четыре незнакомые женщины. Я всегда спрашивала у новых посетителей, какой у них шрам, потому что принадлежность к тому или другому племени определялась по шраму: старейшины племени делали на лице новорожденных особый надрез - отличительный знак своего племени. В надрез втирали ядовитую пудру, так что на лице оставался шрам толщиной в палец. Определив, из какого они племени, я продолжала расспрашивать:

- А из какой вы деревни?

Они назвали деревню, находившуюся в двадцати километрах от нашей миссионерской станции. И вдруг одна из женщин спросила меня:

- Скажи, это ты - мама Блошиной Ноги?

- Да, - с изумлением ответила я. - А что, вы его знаете?

Все четыре женщины заговорили наперебой:

- Ты спрашиваешь, знаем ли мы его? Да кто же не знает этого самого пронырливого воришку на свете?

Мне стало не по себе: значит, мальчик снова принялся за воровство.

- Он никогда не оставлял нас в покое, - продолжали свой рассказ женщины. - Дождавшись, пока все уйдут на свои поля, он приходил в нашу деревню воровать еду. Если же кто оказывался дома и прогонял его, то в следующий раз он разбивал в этом доме всю глиняную посуду и кувшины для воды. После его набегов в доме ничего не оставалось целым!

В тех местах не было аллюминиевой посуды, а только глиняная. Всякая хорошая хозяйка в Африке всегда имела про запас кувшин воды и дрова, чтобы, возвратившись с поля, сразу же взяться за приготовление обеда. Поэтому мне понятно было негодование хозяек, когда они, возвратившись с поля, находили, что все в доме перевернуто вверх дном, кувшины разбиты, а на полу лужи воды!

- Ты представить себе не можешь, как мы обрадовались, когда в один прекрасный день сорванец исчез и не появлялся несколько недель! - рассказывали женщины. - Мы уже почти забыли о его существовании, но однажды, возвращаясь домой с огородов, увидели его на краю деревни: он сидел под пальмой и, казалось, поджидал нас.

На этот раз женщины решили хорошенько проучить воришку, чтоб он больше не возвращался в деревню. Размахивая палками, они пошли прямо на него, но с удивлением заметили, что он не стал убегать, а стоял неподвижно и ждал.

- Простите меня! - вдруг сказал он.

От удивления пыл у женщин поостыл, они опустили палки и нерешительно спросили:

- Блошиная Нога, это ты?

- Да! Но это раньше я был Блошиной Ногой, а теперь я выздоровел. И еще я уверовал в Иисуса Христа.

- Кто тебя этому научил? - изумились женщины.

Мальчик рассказал им, как он пришел на миссионерскую станцию, как я лечила ему ноги, кормила и заботилась о нем. Затем он сказал:

- Когда я выздоровел, миссионерка сказала, что я могу остаться у них и ходить в школу. Сначала я подумал: как хорошо! Но в тот же вечер, когда я стал на колени и начал молиться, Бог напомнил мне: "Разве ты забыл деревню, в которой выбрасывал из домов дрова, выливал воду и разбивал посуду?" Мне стало очень стыдно за свои прошлые поступки и я решил возвратиться к вам и попросить прощения. А еще я хочу вам помогать: носить воду и рубить дрова, но при условии, что вы будете кормить меня, а после ужина собираться и слушать, что я буду рассказывать об Иисусе Христе.

Женщины были поражены: слыхано ли, чтобы им, женщинам из племени бандас, кто-то предложил помощь - рубить дрова и носить воду? Они не верили своим ушам! "Оставайся!" - единодушно решили женщины. С тех пор, когда они возвращались с поля, у каждой хозяйки были нарублены дрова и наношена вода - мальчик сдержал свое слово. А после ужина он рассказывал им об Иисусе все, что знал сам, и обучал их стихам из Библии. И вот первые четыре женщины уверовали в Иисуса Христа по свидетельству мальчика и пришли на мой библейский урок.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Жек дуадақтарды аулауды жүргізу туралы «Жануарлар дүниесін қорғау, өсімін молайту және пайдалану туралы»
2017 -> Бағдарламасы өтетін күні: 16 тамыз 2017 жыл Өтетін орны: Шымкент қаласы
2017 -> Қазақстан Республикасы Ауыл шаруашылығы министрлігінің
2017 -> Мемлекеттік мекеме
2017 -> Қосымша 2 Техникалық ерекшелігі Реанимациялық бригадаларға арналған жылжымалы жедел медициналық көмек комплексі
2017 -> Қазақстан Республикасының Білім және ғылым министрлігі «Кәсіпқор» холдингі» коммерциялық емес акционерлік қоғамы
2017 -> Қазақстан Республикасы Ауыл шаруашылығы министрлігі Ветеринариялық бақылау және қадағалау комитетінің Оңтүстік Қазақстан облыстық аумақтық инспекциясының
2017 -> Бос јкімшілік мемлекеттік лауазымдарєа орналасуєа конкурс туралы хабарландыру 17/07/2012г


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет