Ббк я 19-6 [Жданов] ж 42



жүктеу 5.04 Mb.
бет17/25
Дата03.04.2019
өлшемі5.04 Mb.
түріКнига
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   25

Литература

1. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 81.

2. Дарвин Ч. Соч. М.-Л., 1948. Т. 7. С. 256.

3. Дарвин Ч. Соч. М.-Л., 1941. Т. 8. С. 150.

4. Гегель Г. Философия природы // Гегель Г. Энциклопедия философских наук. М., 1975. Т. 2. С. 404.

5. Барбье М. Введения в химическую экологию. М, 1978. С. 30–31.

6. Харборн Дж. Введение в экологическую биохимию. М., 1985. С. 311.

7. Rice E.L. Allelopathy. Acad. Press, 1984; The Science of Allelopathy J. Willey. N.Y., 1986.

8. Тимирязев K.A. Соч. M., 1938. T. 5. C. 461.
1993 г.
ПРЕОДОЛЕНИЕ ОТЧУЖДЕНИЯ В СФЕРЕ НАУЧНОГО ТРУДА
Центральной проблемой развития человечества, ключевой задачей будущего является преодоление всех форм отчуждения: индивида от его родовой сущности, живого труда от овеществленного, прошлого от будущего, общества от природы. Сложность проблемы заключается в том, что на протяжении длительного периода движение в отчужденных формах было исторической необходимостью, способствовало становлению материального производства, личности, культурных ценностей. Лучшие умы предвидели надвигающуюся угрозу. Но, как сказано, «ходит птичка весело по тропинке бедствий, не предвидя от сего никаких последствий». Тропинка бедствий привела человечество к реаль­ному рубежу самоуничтожения.

Замечательный французский географ и мыслитель Элизе

270

Реклю еще век назад не случайно цитировал знакомого буржуа-предпринимателя: «Умирающее общество имеет в себе достаточно жизни, чтобы истребить всех вас». Сбылся прогноз Маркса: производительные силы превратились в силы разрушительные; и дело уже не только в безработице и финансовых кризисах. Меч Хиросимы занесен над планетой.



Провидчески писал Георгий Валентинович Плеханов, великий русский мыслитель, в начале XX в.: «И как ни велики технические завоевания и научные открытия капиталистической эпохи, но несомненно, что с нравственной стороны его тенденция – превратить человека в умного зверя, прекрасно вооруженного наукой для удовлетворения своих звериных инстинктов» [1]. Таков финал мира собственности, отчуждения, насилия и антагонизмов. Правда, здесь существует альтернатива: можно превратиться в умного зверя, а можно – и в глупого. Выбирайте.

Теоретически возможность отчужденных, превращенных, иллюзорных форм заключена в фундаментальном свойстве материи – свойстве отражения. Именно его эволюция рождает способность ощущения, мир идеального, формы сознания, которое само начинает не только отражать, но и преобразовывать окружающий мир. Гению Спинозы принадлежит понимание единства материального и идеального, фундаментальных аксиденций единой субстанции: протяженности и мышления. Гегель развил их, представив природу отчужденной формой абсолютного духа, затенив принципиальное различие между опредмечиванием и отчуждением. Гегель прав в том, что человек, субъективный дух опредмечивает себя в процессе трудовой, творчески-производительной деятельности. Но это опредмечивание становится отчуждением лишь в специфических, конкретно-исторических, преходящих условиях общественного бытия, разделения труда, форм собственности.

Анализ истоков, причин, форм отчуждения, а также способов его преодоления – важнейший теоретический вклад марксизма в сокровищницу мировой мысли.

Фундаментальной гносеологической формой отчуждения является дуализм материи и духа, противопоставление идеального материальному, отрицание их единства. Вопреки клеветнической кампании современных ренегатов от марксизма и интеллектуальных ничтожеств Запада диалектический материа-

271

лизм последовательно утверждает единство материи и духа. Вспомним Ленина: «Пределы абсолютной необходимости и абсолютной истинности этого противопоставления суть именно те пределы, которые определяют направление гносеологических исследований. За этими пределами оперировать с противоположностью материи и духа, физического и психического как с абсолютной противоположностью было бы громадной ошибкой» [2].



Существенную роль в преодолении этой противоположности должна играть наука, познание законов развития природы и общества, власть научного предвидения. «А чем в большей мере это станет фактом, – писал Энгельс, – тем в большей мере люди снова будут не только чувствовать, но и сознавать свое единство с природой и тем невозможнее станет то бессмысленное и противоестественное представление о какой-то противоположности между духом и материей, человеком и природой, душой и телом, которое распространилось в Европе со времен упадка классической древности и получило наивысшее развитие в христианстве» [3].

Другой эпистемологической трудностью, рождающей отчужденные формы сознания, является понимание идеального в его диалектике бесконечного и конечного. Всякое слово уже обобщает, т.е. обладает бесконечной формой понятия. В то же время представление стремится свести его к конкретному, еди­ничному образу. Так рождается кумир, фетиш, в чувственно-конкретной форме воплощающий идеальное, бесконечное содержание. Так планета Венера становится символом любви, а ртуть – воплощением свойства металличности вообще; так раскрашенные бумажки под именем денег становятся выражением богатства, стоимости, силы труда.

Социально-экономической базой отчужденных форм являются отношения частной собственности. Маркс преднамеренно подчеркивает, что не на уровне буржуазно-капиталистических отношений, а уже простейшие товарно-денежные отношения мистифицируют действительную природу социальных связей: «Все общественные формы, поскольку дело доходит до товарного производства и денежного обращения, принимают участие в этом извращении» [4].

Маркс считал науку продуктом всеобщего исторического

272

процесса развития, абстрактно выражающим его квинтэссенцию, наиболее основательной формой богатства. Диалектика заключается в том, что всякий научный труд, будучи по определению всеобщим трудом, не имеет меновой стоимости. В самом деле, никто не знает, сколько стоит закон всемирного тяготения Ньютона или формула Эйнштейна Е = mс2. Также как никто не знает, какова цена «Мадонны» Рафаэля: один доллар? миллиард долларов? Только кретинизм буржуазного мировоззрения тоскливо сводит все к денежной оценке.



В условиях господства частной собственности наука – эта всеобщая общественная производительная сила – отчуждается от производителя. «Это обособление науки в самостоятельную силу, противостоящую труду и находящуюся на службе капитала, вообще относится к категории обособления условий производства от труда. Именно это отделение и обособление науки, на первых порах идущее на пользу одному только капиталу, вместе с тем является условием для развития потенциала науки и знания», – заключает Маркс [5].

Что касается самого рабочего, то роль науки, воплощенной в системе машин, совсем иная: «Наука, заставляющая неодушевленные члены системы машин посредством ее конструкции действовать как автомат, не существует в сознании рабочего, а посредством машины воздействует на него как чуждая ему сила, как сила самой машины» [6]. И никакое «участие в прибылях», владение горсткой акций предприятия, никакой «народный капитализм» в принципе не могут изменить этой картины, которая поддерживается ныне всей мощью международной финансовой олигархии.

Отмеченные обстоятельства касаются внешних аспектов бытия науки. Рассмотрим некоторые факторы, которые способствуют формированию духа само отчуждения и отчуждения внутри сферы познания.

Известно, что одним из источников отчуждения внутри сферы сознания может стать противоречие между обыденным и теоретическим сознанием. При этом речь идет именно о противоречии, но не об отчуждении.

Массовым в сфере обыденного сознания является простое неведение, незнание того, что уже известно, вошло в обиход, является рутинным в науке. Можно не знать третьего

273


знака после запятой числа «п» или закона Менделя. Справочник снимет проблему, пополнит сведения, даст информацию. Но такое незнание может приобрести тревожные черты, когда утверждает себя, становится самодовольным, надутым, агрессивным. Как-то Энгельс бросил в шутку: «Они ровным счетом ничего не знают и именно поэтому решительно ничему не желают учиться» [7]. Герцен наблюдал нечто похожее в России, «с удивлением увидел, как мало можно взять логикой, когда человек не хочет убедиться» [8]. Грусть и горечь вызывали у Ленина «крики людей, которые отдаются чувству и не могут рассуждать» [9]. Так рождается демоническая сила невежества, о которой с тревогой писал Маркс, а Гете подчеркивал, что нет ничего страшнее деятельного невежества.

Незнание, неведение, невежество – качества, которые отдаляют человека от сферы знаний, мешают ясному пониманию мира и разумному действию внутри него. Но можно обладать сведениями, информацией, знанием фактов и не понимать их. «Известное вообще – от того, что оно известно, еще не познано», – предупреждал Гегель [10].

Факты – воздух ученого, отмечал И. Павлов. Однако наука требует постижения законов, управляющих фактами, проникновения в суть явлений, понимания внутреннего движения объектов, которое выдает себя во внешнем явлении. Эти гносеологические тонкости смыкаются с проблемой отчуждения, когда против науки выступает реальный ограниченный интерес субъекта. Щедринский герой без стеснения призывал «лучше совсем истребить науки, нежели допустить превратные толкования» [11]. Маркс отмечал, что характер материала, с которым имеет дело политическая экономия и который вскрывает эксплуататорскую природу буржуазного общества, вызывает на борьбу против свободного научного исследования фурии частного интереса.

Крупные американские мыслители современности Дж. Гэлбрейт и Э. Фромм с издевкой писали о своих буржуазных коллегах, которые не могли даже слышать имя Маркса. Эрих Фромм справедливо отмечал: «Иррациональная реакция, вызываемая словами «социализм» и «марксизм», усиливается из-за удивительного невежества всех, кто впадает в истерию, когда их слышит» [12].

274

Но иррационалистическая реакция коснулась не только учения марксизма. Вслед за концом истории на Западе заговорили о конце всех наук: биологии, физики и пр. Международный журнал «Монсли нэйчер» вынужден был опубликовать ряд статей против наступающей антинауки. Оккультные знания, астрология, колдовство, шаманство оттесняют в массовом сознании разумную мысль, объективное научное знание. Возродилась осмеянная еще сто лет тому назад К.А. Тимирязевым «погоня за чудом как умственный аттавизм людей науки», для чего «нужно лишь уничтожить плоды многовекового научного мышления» [13].



Две тысячи лет тому назад известный историк Иосиф Флавий рассказывал о правителе Египта Птолемее VII Тостобрюхом, что «несмотря на свою кровожадность и распутство, он, однако, охотно занимался учеными исследованиями, особенно в области греческой археологии» [14]. Через две тысячи лет ситу­ация изменилась на противоположную: возникли ученые-исследователи, которые не стесняясь демонстрируют свою кровожадность. Известный отец американской водородной бомбы Э. Теллер утверждал, что убить людей с помощью атомного взрыва ничуть не более аморально, чем выстрелом из арбалета. Запо­ведь «не убий» для него вовсе не существовала.

Любимец современных отечественных психологов и социологов Карл Юнг, которому действительно удалось разработать несколько здравых идей в области типологии сознания, не стесняясь, писал перед войной: «Единственный путь спасти демократию на Западе – под Западом я подразумеваю и Америку – не пытаться остановить Гитлера... Я предлагаю направить его на Восток... Послать его в Россию» [15].

Еще более уважаемый нашими перестроившимися гуманитариями респектабельнейший философ Бертран Рассел в 1949 г. пришел к выводу: «Если только война может предотвратить всеобщую победу коммунизма, то война приемлема, несмотря на все ее разрушения» [16]. Эту мысль предельно лаконично, в афористической форме выразил столп экзистенционализма и демократии, перед которым сейчас пресмыкаются наши отечественные ренегаты, Карл Ясперс: «Нужно отважиться на риск гибели человечества, чтобы спасти свободу» [17]. «Лучше быть мертвым, чем красным» – его девиз. Вот они, носители отчуж-

275


денной от человечества науки.

И как тут не вспомнить замечательного немецкого гуманиста Бертольда Брехта, который в своей трагедии «Галилей» писал, обращаясь к деятелям науки: «Со временем вам, вероятно, удастся открыть все, что может быть открыто, но ваше продвижение в науке будет лишь удалением от человечества. И пропасть между вами и человечеством может оказаться настолько огромной, что в один прекрасный день ваш торжествующий клич о новом открытии будет встречен всеобщим воплем ужаса» [18]. Манипулирование психикой путем погружения ее в виртуальную реальность, растворение нормального сознания в иллюзорных формах, клонирование человека (ведь создана же была Ева из ребра Адама) подобно овечке Долли – все это направлено против человечности.

Норберт Винер, отец кибернетики, предвидел «обесценение человеческого мозга» в результате однобокого развития машинно-информационных систем и объявил, что выход из этой ситуации один: «построить общество, основанное на человеческих ценностях, отличных от купли-продажи» [19]. В противном случае «мы погибли». По мнению Винера, в условиях развития машинной цивилизации буржуазного типа отношения конкуренции превращают работника в раба (вспомним прогноз Энгельса: цель капитализма – превратить наемного раба в довольного наемного раба). Подобно тому, как промышленная революция обесценила человеческие руки, современная информационная революция должна обесценить человеческий мозг. «Люди, избравшие своей карьерой сообщение, очень часто не располагают ничем, что они могли бы сообщить друг другу» [20].

К мысли о необходимости переустройства общества на социалистических началах в конце своей жизни пришел Альберт Эйнштейн, специально опубликовавший статью «Почему социализм». Один из величайших естествоиспытателей и мыслителей нашего века академик Вернадский усматривал для человечества ту же перспективу: «То понятие ноосферы, которое вытекает из биогеохимических представлений, находится в полном созвучии с основной идеей, проникающей научный социализм» [21].

Конечно, для современных поборников мониторизма, свободного рынка, конкуренции и частной собственности мнения

276


каких-то там Эйнштейнов, Винеров и Вернадских значения не имеют. Тем не менее будущее человечества предполагает торжество свободной деятельности, разумной мысли и научного предвидения. Знание должно сбросить с себя форму отчуждения, в мире восторжествует союз работника и науки, несмотря на все зигзаги истории. Сбудется мечта К.А. Тимирязева. «Необходимо не только свободное распространение уже добытых научных знаний, не только фактическая свобода, т.е. возможное обеспечение научного открытия, научного творчества, но и широкое всеобщее понимание и признание науки, как главного фактора культуры, главной пружины цивилизации» [13, с. 334].
Литература

1. Философско-литературное наследие Г.В. Плеханова. М., 1973. Т. 1. С. 37.

2. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 18. С. 259.

3. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 496.

4. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 25. Ч. 2. С. 394.

5. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 47. С. 578–579.

6. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46. Ч. 2. С. 204.

7. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 36. С. 77.

8. Герцен А.И. Былое и думы. Л., 1947. С. 400.

9. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 36. С. 106.

10. Гегель Г. Феноменология духа. Соч. Т. 4. М., 1959. С. 16.

11. Щедрин Н. Избр. произв. М., 1950. С. 178.

12. Психоанализ и культура. М, 1995. С. 473.

13. Тимирязев К.А. Соч. Т. 9. М., 1939. С. 199.

14. Иосиф Флавий. О древности иудейского народа. СПб., 1895. С. 85.

15. Одайник В. Психология политики. М., 1996. С. 359.

16. Rassel В. Values in the atomic age. L., 1949. P. 81.

17. Jaspers K. Die Atombombe und die Zukurtft des Menschen. Munchen, 1958. S. 251.

18. Брехт Б. Стихотворения. Рассказы. Пьесы. М., 1972. С. 777.

19. Винер Н. Кибернетика. М., 1968. С. 77.

20. Винер Н. Кибернетика и общество. М., 1958. С. 141.

21. Вернадский В.И. Размышления натуралиста. Научная мысль как планетное явление. Кн. 2. М., 1977. С. 67.


1995 г.

277


РУССКИЙ КОСМИЗМ
Мировосприятие каждого человека необходимо включает в себя отношение к небу, к звездам, Солнцу, Луне. Так уж сложилось от века. Здесь издавна перемешались строгие знания и мифология, наблюдения и фантазии. В разные времена у разных народов картина мироздания носила свои специфические черты и во многом была детерминантой культуры. Для нашего времени характерно качественное изменение этой картины, поскольку открыта дорога в Космос.

Международная комиссия по окружающей среде и развитию, созданная по заданию Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, представила несколько лет тому назад обширный доклад на тему «Наше общее будущее». В докладе естественно нашли свое отражение реалии космического века. Строго говоря, с этой проблемы начинается сам доклад: «В середине XX в. люди впервые увидели свою планету из космоса. Возможно, когда-то историки придут к выводу, что это событие больше повлияло на сознание людей, чем революционное открытие, сделанное Коперником в XVI в., которое продемонстрировало, что Земля не является центром Вселенной. Это нанесло сокрушительное поражение, казалось бы, самоочевидному представлению человека того времени» [1].

Действительно, со времен Коперника шаг за шагом проходила девальвация роли и места человека во Вселенной. Постепенно антропоцентрическое сознание размывалось, наша планета вместе с нами все более оттеснялась на задворки Галактики. Видный английский астроном Джеймс Джинс с грустью раз­мышлял о том, не является ли Жизнь всего лишь плесенью, которой заболевает озябшая материя на грани своей тепловой смерти?

Именно это обязывает нас оценить, в чем же смысл полета Гагарина, что рождено в результате соединенных усилий миллионов рук и умов людей нашего Отечества?

Свою звездную, свою солнечную, свою бесконечную космическую природу человечество в начале ощущало лишь интуитивно и на протяжении тысячелетий стремилось выразить ее в сказке, мифе, фантазии. Известна античная легенда о Дедале и Икаре. Но самым поразительным порождением человеческого

278


воображения является шумеро-аккадское сказание об отважном герое Этане. Сорок веков тому назад люди создали миф о человеке, который на крыльях орла рвется в бескрайние дали Вселенной. Орел время от времени спрашивает Этану, что же тот видит. И вот как в его рассказе меняется картина [2]:
Сперва: Земля превратилась в холмик. Море уподобилось руслу реки.

Потом: Земля выглядит как малый лесок.



Море превратилось в садовый арык.

И наконец: Взглянул я Исчезла земля, И мой взор не уткнулся В широкое море.


Это уже больше, чем фантазия, это – деловой отчет, оперативное донесение о полете в Космос. Здесь как бы формировалось ощущение единства нашего реального микрокосмоса и беспредельного макрокосмоса; ощущение того, что человек является их практическим связующим звеном.

Шумеро-аккадское предание о полете правителя города Киша Этаны известно из «царских списков», относящихся к XXI в. до н.э. Потом оно отзовется в вавилонском эпосе о Гильгамеше.

Греки создадут свой вариант мифа. По мысли Дедала, уже не орел, а слепленные воском крылья должны поднять к небу Икара.

Еще через тысячу лет сюжет приобретет шаржировано-гротескную форму у греческого сатирика и просветителя, «Вольтера античности» – Лукиана. Ему принадлежит забавная повесть «Икароменипп, или заоблачный полет». Герой повести Менипп подробно, а иногда весьма фривольно вспоминает о своих необычных приключениях. Вот некоторые из них: «В первую минуту у меня закружилась было голова от огромной высоты, но и это я перенес с легкостью. Прорвавшись сквозь густые облака и очутившись, наконец, возле Луны, я почувствовал некоторую усталость, особенно в левом крыле, отрезанном у коршуна. Ввиду этого я подлетел к Луне и, присев на нее, дал себе передышку, посматривая вниз на Землю».

«Прежде всего, Земля мне показалась очень маленькой,

279


значительно меньше Луны, так что при первом взгляде я, как ни нагибался, не мог найти ни высоких гор, ни огромных морей» [3].

Пройдут столетия, и подлинный Вольтер подарит нам своего «Микромегаса», космическая тема займет прочное место в современной фантазии и социальной утопии.

«Русский космизм» – так озаглавлен вышедший в прошлом году сборник в серии «Антология философской мысли» [4]. В нем сконцентрированы художественно-эстетические и научно-философские высказывания русских мыслителей разных направлений и взглядов. Среди авторов можно встретить писателей В.Ф. Одоевского и А.В. Сухово-Кобылина, философов Вл. Соловьева и Н.Ф. Федорова, естествоиспытателей Н.А. Умова и Н.Г. Холодного. Естественно, что в сборнике представлены размышления В.И. Вернадского и К.Э. Циолковского. В условиях, когда в нашей стране свертывается космическая программа, сборник является хорошим напоминанием о глубинной русской традиции, связанной с пониманием места человека во Вселенной, его духовных исканий.

Предощущение встречи с Космосом, восприятие бытия как космической судьбы характерны для эстетической и нравственной традиции нашего национального искусства:


Открылась бездна, звезд полна.

Звездам числа нет, бездне дна»,
– начинает Ломоносов.
Пушкинский «Пророк» подхватывает это гордое шествие космического самосознания. Лермонтов, Рубинштейн и Врубель поэтической строкой, музыкой и кистью синтезируют образ «Демона» – вольного сына эфира, занесенного в надзвездные края.

Луна над ночным Днепром, лунный свет в заснеженном лесу тревожат воображение Куинджи. В своих гималайских полотнах Н. Рерих ищет единство земного и космического.

Провозглашая «Хвалу человеку», Валерий Брюсов воспевает его как «молодого моряка Вселенной»:
Верю, дерзкий! Ты поставишь

По земле ряды ветрил.

Ты своей рукой направишь

Бег планеты меж светил [5].
280

Нельзя не ощутить родство душ молодого моряка Вселенной и смелого искателя Садко. Гениальная увертюра Римского Корсакова «Океан – море синее» своими мерными волнообразными ритмами и настойчивыми трубными звучаниями раскрывает космическую природу души юного российского героя. Кос­мический дух витает над «Снегурочкой», а скрябинские «Прометей» и «Поэма огня» пророчествуют о тех силах, которые вознесут человека в просторы Вселенной. Пророчество свершилось – наш народ положил начало космической эре, вывел человечество в просторы Вселенной. В этом подвиге объединились технический гений и эстетический порыв, точный расчет и лихое удальство.

Пристальное внимание должно вызвать обращение к космической теме русских революционеров. Народоволец Н.И. Кибальчич не только сложил голову в борьбе с самодержавием, но и в тюремной камере конструировал звездные ракеты. Народоволец Н.А. Морозов, находившийся в заточении в Шлиссельбурге 25 лет, был автором «Звездных песен», «Путешествия в космическом пространстве». Известный социал-демократ А.А. Богданов (Малиновский) свои мысли о грядущем устройстве мира поведал в фантастическом романе «Красная планета».

Русские писатели-фантасты развили это направление творчества, создав такие вершины космических утопий, как «Аэлита» (А. Толстой) и «Туманность Андромеды» (И. Ефремов). Философу Э. Ильенкову принадлежит труд «Космология духа».

Случилось так, что традиционный в истории синтез технической фантазии и утопии был переведен в реальную плоскость, дополнен революционно-практическим подходом к делу, коллективным разумом ученых, инженеров, рабочих, солдат.

Это практическое единство реализовано триумфальным полетом Гагарина и многих его храбрых последователей как в нашей стране, так и за ее пределами, в первую очередь в США. Отдавая должное техническому совершенству наших автоматических луноходов, мы помним, что первым человеком, коснув­шимся другого космического тела, был американский космонавт Нил Армстронг, опустившийся на поверхность Луны.

В памяти народа навек запечатлелся излучающий свет образ Гагарина. Но такова уж традиция России: одновременно он

281


вписан в печальный мартиролог русской культуры вместе с именами Новикова и Радищева, Пушкина и Лермонтова, Рылеева и Пестеля, Чайковского и Верещагина, Есенина и Маяковского, Лосева и Вавилова, Королева и Комарова.

Открытая полетом Гагарина космическая эра имеет прямое отношение к проблеме природы человека. Еще Гегель писал о том, что глубинной природой человека, сущностью его является свобода. Реалии истории неоднократно и не без оснований ставили под сомнение этот тезис. Природные и социальные необходимости, суетные случайности как бы наглухо опутали и спеленали человека. Ничтожность многих его поступков нельзя оправдать возвышенностью намерений. Самая вечная, гнетущая, неизбывная сила во Вселенной – тяжесть. И то, что героям Космоса удалось успешно вступить с ней в спор, преодолеть земное тяготение, – один из действенных, реальных всемирно-исторических шагов к свободе. Вольнолюбивая мечта Этаны стала явью: возникло новое видение мира. Оно заключает в себе еще один аспект.

Почти все системы мира, созданные в древности, выделяют четыре стихии бытия: землю, воду, воздух и огонь. В чувственно-образной форме здесь действительно отражены основные состояния материи: твердое, жидкое, газообразное и плазма. Овладение каждым из них, их переходами и взаимодействиями стало задачей науки и технологии. Полет в Космос явился подлинным укрощением стихии огня, превращения его чудовищных, слепых, ревущих демонов в созидательную творческую силу. Это был прометеев подвиг. Горько, что сила огня за несколько лет до того была использована в совершенно иных целях – Хиросима и Нагасаки.

Важно отметить еще один культорологический аспект полета Гагарина. Среди эпических персонажей древности одно из центральных мест принадлежит такому культурному герою, каким был Прометей. По легенде он низвел космический огонь на Землю и заставил его служить людям. Полет Гагарина может быть рассмотрен как возврат космического долга, возвращение Космосу силы огня. Цикл замкнулся. Следующий связан с качественно новым начинанием, созданием «Биосферы-2», полетами к Марсу.

282

Прорыв в Космос внес еще одно важное изменение в наше восприятие мира: он показал с достоверной очевидностью природное единство нашей голубой планеты и адекватность человека этой природе. Легко говорить о единстве человечества, об общечеловеческих ценностях. В истории это единство достигается постепенно, подчас весьма непростым и даже кровавым путем (отрицательное единство по Гегелю). Тяжело сознавать, что к пониманию своего единства человечество приходит через создание условий своей гибели в ядерной, химической, бактериологической войне, через угрозу уничтожения всего живого.



Надежда на то, что взгляд на Землю из глубин Вселенной заставит землян образумиться и понять свое единство, тоже имеет свою седую древность. Проницательный грек Лукиан, цитированный нами, словами своего героя Мениппы выразил свое отношение к покинутому им миру собственности, грабежа и разбоя: «Подобное же происходило во дворцах ливийских, скифских и фракийских царей, – тот же разврат, те же убийства, казни, грабежи, клятвопреступления и опасения быть преданными своими же товарищами... Впрочем, стоит ли рассказывать обо всех этих грабителях, сутягах, ростовщиках, взыскивающих свои ссуды...» «Но больше прежнего смеялся над теми, которые спорят о границах своих владений... В самом деле, вся Эллада представлялась мне сверху величиною пальца в четыре, а Аттика, соответственно с этим, выглядела, по-моему, прямо точкой. И я задумался над тем, на каком пустяке строят наши богачи свои гордые замашки: действительно, самый крупный землевладелец, казалось мне, обрабатывает всего лишь эпикуровский атом» [3, с. 530–532].

Наши космические герои, облетевшие «вокруг шарика», подтвердили то, на что указывал мудрый и лукавый грек: собственническая гордость богачей зиждется на пустяках, на злобе, разладе, антагонизме, на корысти и зависти. В религиозной форме русский человек давно выразил свое отношение к Земле. Она – Божья. Выход в Космос со всей определенностью подтвердил: Земля – не собственность, а условие бытия человека во Вселенной, подобно Солнцу или Стожарам.

По Земле не проложены границы ни в океанах, ни в атмосфере, ни в лесах, ни в горах, степях, пустынях. Границы – варварские пережитки заскорузлых форм общения, злых инстинктов

283


ксенофобии, узколобого и жадного собственничества, дремучих животных инстинктов: метит свою территорию и собака, поднимая заднюю лапу у пня, метит в лесу фекалиями свою собственность и медведь.

Полет Гагарина обратил нашу мысль к прошлому. А из истории можно узнать, что еще во второй половине XVI в. смерду Никитке, соорудившему крылья и пытавшемуся на них летать, «за сие содружество с нечистой силой было приказано отрубить голову». «Тело же окаянного пса смердящего бросить свиньям на съедение. А выдумку, аки дьявольской помощью снаряженную, после божественной литургии огнем сжечь» [6].

Сельский кузнец Черпак Гроза пытался подняться на крыльях в 1725 г., а в 1731 г. в Ряжске подьячий Крекутный поднялся на первом в мире воздушном шаре. «Нечистая сила подняла его выше березы, а после ударила о колокольню», – констатировал летописец. Имена К. Циолковского, Цандера, Штернфельда, Кондратюка предворяют начало космической эры.

В сознании людей главные ее творцы – С.П. Королев, М.В. Келдыш, Ю.А. Гагарин. Однако в действительности это был подвиг, самоотверженный труд и поиск миллионов. Тех, кто проектировал ракеты, рассчитывал траектории, создавал горючее, приборы, материалы, строил космодромы, тренажеры, раз­рабатывал системы питания и медицинского обеспечения.

Выход в космос был бы невозможен без создания в стране качественно новой научно-технической базы. В первую очередь речь идет об индустриализации, духовными отцами которой явились гиганты отечественной науки – Д.И. Менделеев и В.И. Вернадский, А.Н. Крылов и Н.Е. Жуковский, А.Е. Ферсман и П.Л. Чебышев. Роль индустриализации понимали такие крупные госу­дарственные деятели, как С.Ю. Витте, но реально она стала возможной лишь после Октября.

Дореволюционная дворянско-буржуазная элита, сделавшая немало для развития России во времена Петра и Екатерины, исторически себя исчерпала. Отсюда – поражение под Севастополем в Крымской войне, продажа Аляски, поражение в русско-японской войне, наконец фактическое поражение в германской войне. Нужны были новые силы, которые пришли на волне социалистической революции, решившей проблему индустриали-

284

зации России. Ими была создана новая научно-техническая база. Не надо забывать, что в сфере науки в дореволюционной России трудилось всего 11 тыс. работников. В Советском Союзе перед его распадом было 3 млн.



Обычно результаты ускоренного промышленного развития нашей страны связывают с созданием крупного производства на селе (машины, удобрения, ирригация) и укреплением оборонной мощи и военной победой. Это, несомненно, так. Но нужно видеть третий результат – космический прорыв.

Качественный скачок страны в сфере технологии, науки и образования стал основой ее промышленного, в том числе и космического успеха. Вместе с тем многочисленные задачи, во весь рост вставшие при создании космического производства, стимулировали научно-технический прогресс. Были созданы но­вые отрасли науки – от космической баллистики до медико-биологических направлений.

За примерами далеко ходить не надо. В тихом Новочеркасске долгие годы жил и успешно развивался в рамках горно-геологической проблематики Политехнический институт. Но вот в нем возникают конструкторские бюро, сами названия которых говорят об их природе: «Старт», «Орбита», «Орион». Скром­ные исследования в области сегнетоэлектриков ученых Ростовского университета развертываются в основную базу создания пьезоприборов для ракетной техники.

Прорыв в Космос явился закономерным результатом духовного, эстетического, научно-технического и социального развития России, всей нашей великой страны – континента. Вместе с тем он стал реализацией исторической тенденции, пробивающей себе путь со времен цивилизации Древнего Востока, Эллады, европейского Ренессанса.

Рожденный из глубин народного сознания, космический подвиг стал важнейшим фактором его формирования. Сохранилась в памяти потерявшая голову диктор телевидения, которая, объявляя о полете Гагарина, кричала на всю страну: «Товарищи телевизоры!» Сохранились в памяти волны ликования, гордо­сти, восхищения. Дети стали играть в космонавтов и строить модели звездных кораблей. И не только с эстрады, но и на домашних вечеринках звучали песни «И на Марсе будут яблони цвести», «На пыльных тропинках далеких планет останутся

285


наши следы». В праздничных колоннах демонстрантов на Красной площади призывали: «Все в космос!»

Полет в космос – реализация коллективного разума и действия, реальная, воплощенная в дело соборность одухотворенных великой задачей людей. Нельзя не отметить, что кое-что для обеспечения космических полетов было сделано и у нас в Ростовском университете, в Новочеркасском политехническом институте, в Таганрогском радиотехническом, на заводах КБ, НИИ Ростова, Ставрополя, Азова, Краснодара, Каменска и других городов Северного Кавказа.

Лишь с известной долей условности можно говорить о русском космизме. Это космизм и украинский, и белорусский, и казахский, и еврейский, и немецкий, армянский и грузинский – всех народов нашей страны. Участием в совместных полетах мы сделали его через программу Интеркосмос и монгольским, и английским. Точнее – общечеловеческим, в чем содействовали и американцы.

Космический труд объединил представителей сотен национальностей, народностей бывшего Советского Союза. Среди творцов космических программ и немец академик Б.В. Раушенбах, и аварец Магомед Толбоев из горного аула Дагестана. Высшим достижением космической техники, с которым пока не могут соперничать и американцы, стал корабль многоразового использования «Буран» – подлинное чудо технологии, расчета, смекалки и новаторства. Он совершил беспилотный полет и удачную расчетную посадку. Мощнейшая в мире ракета «Энергия» смогла поднять уникальный аппарат. И вот...

Один из участников космической программы доктор физико-математических наук Е. Малинецкий рассказал в газете «Известия», что «Буран» установлен ныне в Парке культуры; в нем хотят устроить то ли ночной клуб, то ли ресторан. Далее автор пишет: «Я думаю о словах одного зарубежного коллеги, который посмотрел на это, надолго задумался, а потом произнес: «Раньше я не представлял глубины национального унижения России» [7]. Недавно в средствах массовой информации мелькнули сообщения о том, что где-то за морями-океанами на аукционах продают одежду, личные вещи наших космонавтов. А почему бы и нет, если на Байконуре растаскивают космическое оборудование.

286


Можно услышать мнение, будто рано нам было отправляться в Космос, ни к чему было так перенапрягать экономику, и вообще лучше под развесистой клюквой и доить свою буренку. Ишь, полезли с суконным рылом!

В своем историческом движении русский космизм не мог не столкнуться с российским мещанством. Пришло время спросить: за интеллигентность или за мещанство русская интеллигенция? От ответа на этот вопрос будет зависеть, сбудется ли мрачный вывод Герцена и Плеханова: все реки истории теряются в болотах мещанства. Любопытно, что носителями и выразителями мещанской реакции стали интеллигенты по анкете.

В многочисленных памфлетах, инвективах и выкладках они представили простую арифметику: если сократить затраты на исследование и освоение Космоса, то тебе больше достанется. Сейчас мы видим результат этой арифметики: свертываются космические программы, но народ богаче не становится. «Ариф­метики» от интеллигенции оказались не в состоянии понять, что в жизни действуют иные математические законы. Овладение Космосом поднимает на новую ступень все земные технологии: электронику и механику, добычу и обработку металлов, переработку и синтез горючего, уникальных материалов; открываются новые горизонты физиологии и генетики, селекции и экологии. Возникает новый, более высокий уровень организации и дисциплины производства, систем информации и управления. Рождается новый взгляд на окружающий мир, новая духовность, которая освещает все формы общественного бытия, стимулирует их рост.

Исторический опыт свидетельствует о том, что в развитии многих стран можно выделить ведущую сферу производственной деятельности, которая отнюдь не замыкается в узкую специализацию, а выступает как решающий культурообразующий фактор в сфере материального производства, задает общую тональность бытия, охватывает все стороны жизни, определяет и технологию, и социальную, и духовную сферы.

Для Северо-Американских Соединенных Штатов такой ведущей областью на протяжении целого столетия стало автомобилестроение, шире – автомобилизм. Он во многом определяет другие сферы промышленного производства: добычу сырья, горючего, химическую переработку, дорожное и иное строитель-

287


ство, спорт, рекламу и искусство.

Японская культура за послевоенные десятилетия приобрела достаточно выраженную общую тональность, заданную развитием электроники, радиодела, робототехники, автоматики.

Нашему великому Отечеству предназначена особая участь – космизм. Доминантой в судьбах нашего Отечества стал космизм, аэрокосмическая направленность бытия. «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью, преодолеть пространство и простор» – так начиналось. Исходным было массовое стремление в авиацию, планеризм, парашютный спорт, манили дальние перелеты Чкалова. Рожденный на этой основе космизм в новом синтезе соединил технологию и дух, фундаментальные науки и решение практических задач.

Реализуя программу космических полетов и технологий, мы тем самым открываем перед человечеством просторы будущего. Этим открывается дорога к высшей духовности, к космологии духа (Ильенков), которая не может быть сведена к византийским реминисценциям тысячелетней давности, на что кто-то продолжает наивно надеяться.

Любая страна, любая эпоха мозаичны: в них присутствуют слои и толщи заскорузлых отношений и форм сознания; в то же время пробивают себе дорогу новые технологии и взгляды, новое восприятие мира.

Используя термины нашего великого эволюциониста Северцева, выход в Космос – ароморфоз, т.е. коренной качественный скачок в развитии Человечества. Именно здесь юный, во многом еще неоднородный, не устоявшийся социализм реализовал свою новаторскую потенцию. Подтвердилась принципиально важная черта эволюционного процесса: прогресс осуществляется через еще незрелые формы. Биолог скажет: неотения или педоморфоз. Увы, старая обезьяна не эволюционирует в молодого человека! Новое пробивает себе дорогу в то время, когда старое еще очень сильно и массовидно.

Но старое не хочет добровольно уходить и сдаваться. Оно мстит новому, сдерживает, порочит его. Утописты вчерашнего дня, мстительные силы прошлого, фурии своекорыстного интереса не только сопротивляются новому, но яростно мстят ему. На какое-то время им удается взять верх. Но поток истории не остановить. Залогом этому – бессмертный подвиг России, всех

288


народов Союза, открывших путь человечеству в бескрайние просторы Космоса.

Исторически состарился, устал и одряхлел активный слой, некогда возглавивший борьбу за преодоление отсталости страны, создание мощной промышленной базы, за разгром врага и спасение Отечества. Максимум, чего он добился, открыл человечеству дорогу в космическую эру. И это не мало. Теперь другие должны принимать эстафету. И вряд ли добьются многого те, кто думает перевоспитать народ на ваучерах, сникерсах и порнофильмах. Великая энергия рождается лишь для великой цели. А для этого необходимы в первую очередь знания, наука, образование, направленные на реализацию космической природы человека.


Каталог: page01
page01 -> -


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   25


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет