Ббк я 19-6 [Жданов] ж 42



жүктеу 5.04 Mb.
бет23/25
Дата03.04.2019
өлшемі5.04 Mb.
түріКнига
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25

Ноосфера, век XXI
Итак, первоначально нерасчлененная антропосфера в ходе своего развития возвращается к себе как ноосфера, впитавшая и техносферу, и каллисферу, обогащенная ими. В современных условиях наука становится единственной основой производства, а производство превращается в технологическое приложение науки. Этот процесс охватил промышленность, сельское хозяйство, сферу быта и общения.

Надо отдать должное развитым странам Запада, револю-

362

ционизировавшим многое рутинное, варварское домашнее производство и освободившим человека в немалой степени от кухонных забот. К сожалению, в нашей стране эта задача рассматривалась лишь теоретически.



Формирование ноосферы требует, в первую очередь, изменения человека как главной, решающей, основной производительной силы общества. Производство должно удовлетворить потребности людей в пище, питье, одежде и жилище. Но это не означает торжества общества потребления. Освобожденный от первичных забот о существовании, человек только и может реализовать себя как универсальное, созидающее существо, способное трудиться по интересам, отдаваться массовой научно-познавательной, художественной, спортивной деятельности. Это относится и к работникам науки, поскольку к результатам их деятельности в принципе не применимы собственнические подходы и отношения. «Самые полезные вещи, такие как знание, не имеют меновой стоимости», – так писал Маркс [7, с. 241], а уж он-то знал это дело. И в самом деле, сколько «стоит» закон Ньютона?

Люди науки и труда должны совместно строить общество, исходя из принципа: общественное производство должно управляться общественным предвидением. Это требует гигантского роста уровня образованности масс, формирования всеобщей научной грамотности, непрерывного образования людей буквально на протяжении всей жизни в сфере науки и культуры. Необходимо «пробуждать в людях, обладающих научной подготовкой, сознание всей мерзости использования науки для личного обогащения и для эксплуатации человека человеком, сознание более высокой задачи использовать науку в ознакомлении с ней всей массы трудящихся» [18].

На этой базе, на основе тщательного анализа, привлечения действительно коллективного разума масс, должна решаться проблема совместной коэволюции биосферы и ноосферы, а также проблема овладения космическим пространством, его ресурсами.

Средства для этого могут найтись на путях уничтожения милитаризма, сокращения затрат на рекламу, пустопорожние хобби. Уничтожение частной собственности на средства производства

363

не ограничивает личной собственности на квартиру, машину, дом, садик, бассейн и что твоей душе угодно. Пусть будет свой телескоп для наблюдения за звездным небом, свой микроскоп для исследования живого, свой аквариум, фитотрон, террариум, конструкторский набор для технических поделок, химическая лаборатория, клумба с цветами, птичья клетка. Пусть реализуется личность не в потреблении, а в саморазвитии всех способностей, планов, упований!


Литература

1. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 25. Ч. 2. С. 387.

2. Платон. Соч.: В 3 т. М.,1970. Т. 3. С.549.

3. Гегель Г. Соч.: В 14 т. М., 1932. Т. 10. С. 119.

4. Гете. Фауст. М, 1953. С. 551.

5. Каутский К. Этика и материалистическое понимание истории. М.,1922. С. 75.

6. Гегель Г. Энциклопедия философских наук. М., 1975. С. 55–56.

7. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 42. С. 94.

8. Гомер. Одиссея. М, 1935. С. 116.

9. Артхашастра. М.,1993. С. 55.

10. Берг Л.С. География и ее положение в ряду других наук // Вопросы страноведения. М.-Л., 1925. С. 7.

11. Преображенский B.C., Александрова Т.Д., Куприянова Т.П. Основы ландшафтного анализа. М.,1988.

12. Реклю Э. Земля. СПб., 1882. Т. 2. С. 452, 454, 455.

13. Рерих Н.К. Из литературного наследия. М., 1974. С. 316.

14. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 493.

15. Вернадский В.И. Очерки и речи: В 2 т. Пг., 1922. Т. 2. С. 20.

16. Древнеиндийская философия. М., 1972. С. 191.

17. Фейербах Л. Избр. философ, произв.: В 2 т. М., 1955. Т. 1. С. 129.

18. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 38. С. 98.
1996 г.
364

ГРЯДУЩЕЕ ОСНОВАНИЕ БЫТИЯ4*
Природа, общество, человек, – несомненно, ключевые категории любого миросозерцания; каждая из них бесконечна по своему содержанию, наполнению, динамизму, будущему. В наш бурный, драматический век со всей остротой встал вопрос: как снять их противоречивость, антагонизм, как найти их синтез. Но целостное единство столь фундаментальных форм бытия, как природа, общество и человек, возможно лишь при обнаружении и становлении охватывающего их основания. На наш взгляд, таким основанием может стать феномен и понятие ноосферы, утвержденное в сознании человечества в первую очередь в результате усилий научного гения В.И. Вернадского.

Вспомним, как исторически оно сформировалось. В силу поразительной случайности истории (а случайность таит в себе необходимость) именно в июне 1941 г. Вернадский записывает в дневнике: «Вчера у меня ясно сложилось представление о свободной мысли как основной геологической силе. Развить в ноосфере».

Многие мыслители и до Вернадского мечтали о торжестве разума, об утверждении разумных начал в обществе. На этом настаивает великая традиция рационализма, связанная с такими именами, как Аристотель, Спиноза, Декарт, Бэкон, Гегель, Маркс, Дарвин, Эйнштейн, Павлов, Ленин.

Вернадский присоединил к этой традиции важный момент общепланетарной, космической эволюции всех сторон природного и социального бытия на основе единого основания – ноосферы. Ему же принадлежит и понимание всей сложности этого процесса.

Историки, археологи, этнографы, теологи ведут нескончаемый спор вокруг проблемы: сколько лет человечеству? Еще не столь давно всех устраивали библейские сроки: семь тысячелетий; потом проблема усложнилась и счет пошел на миллионы лет. Предоставляем специалистам выяснять природу и судьбу дриопитеков, австралопитеков, синантропов, неандертальцев или кроманьонцев – дело это, несомненно, нужное. Но выдвинем и свою гипотезу: возраст человечества – одно поколение.

365


Из космического лона человек является в этот мир, ничего не зная, ничего не понимая, ничего не умея. Лишь несколько инстинктов подарила ему матушка-природа, правда, подарила и еще нечто крайне важное: генетический код. Он задан клеточными структурами нуклеиновых кислот и заключает в себе программу развития организма. Постепенно мы начинаем понимать всю чудовищную сложность этого процесса, но отметим лишь один принципиальный аспект. В результате деления клеток, их дифференциации постепенно формируются многообразные, непохожие друг на друга ткани и образования: клетка мозга и клетка печени, яйцеклетка и сперматозоид. Принципиально важным является то, что каждая уникальная и своеобразная клетка организма заключает в себе один и тот же генетический код. Напрашивается мысль, что именно это приводит к единству живого организма; в противном случае – отторжение чужеродной ткани, как это случается при пересадках органов. В то же время живому присуща регенерация, восстановление до целого, что также связано с единством генетического кода.

Раздробленное на этносы, нации, государства, профессии, социальные группы, классы, сословия многострадальное человечество лишь с трудом воспринимается как единый организм. Тем не менее можно предположить, что у нормальных людей в онтогенезе формируется единый код. Только относится он уже не к биологическим свойствам личности, а к ее культуре.

На это можно возразить: культура столь вариабельна, многовариантна, подчас причудлива и своеобразна, что о каком-то едином геноме культуры, одинаковом у всех индивидов, говорить бесполезно. И это, конечно, на первый взгляд именно так. Однако существуют в культуре инвариантные ценности, которые постепенно приобретают общечеловеческий характер, и главная из них – разум.

Не подлежит никакому сомнению, что сам разум не является исторически неизменной константой, он эволюционировал и приобретал различные виды, в первую очередь по мере того, как развивалось познание. Гегель, много сил отдавший анализу категории разума, установил этапы его формирования от чувственно-эмоционального восприятия мира до абсолютной логической идеи. В то же время ему присущи афористические и очень продуктивные определения: разум – деятельность по логике

366

предмета; разум – целесообразное действование; разум – единство знания о себе и о мире. Итак, не бесконечные медитации, а деятельность, действование.



А деятельность рождена интересами индивида, его желаниями, потребностями, страстями, прихотями, симпатиями и антипатиями, капризами и фантазиями. О каком разуме можно рассуждать, когда надо всем царствуют неистовые фурии частного интереса: «что хочу, то и ворочу», и «ты моему ндраву не препятствуй», «кто смел, тот и съел». Впрочем, словесный гарнир бывает рафинированнее и элегантнее.

В действительности за всем этим таится непростая диалектика личного, частного и общественного интереса индивидуума. Личный интерес включает в себя частный, но не исчерпывается им. Для любого индивида в личном интересе всегда в той или иной динамической пропорции сочетаются и сталкиваются флуктуирующие интересы частные и общественные: коллектива, профессии, социальной группы, нации, страны, государства. Но если эта диалектика не осознана, если она стихийна, то итогом становится всеобщее столкновение интересов, хаос антагонизмов.

Увы, надежды мыслителей XVIII и XIX вв. на торжество разума и просвещения рухнули в веке двадцатом. Частная собственность на орудия и средства производства, система эксплуатации наемного труда привели не к примирению личных интересов, а к катастрофическому обострению антагонизмов.

Досужие историки сумели посчитать, что «в летописях человечества сохранилась память о 14 700 войнах. Но только в нашем веке войны приобрели всемирный характер. Первая унесла свыше 30, а вторая – 55 миллионов жизней. Только в нашем веке начались сражения в воздухе, под водой, родилось химическое и бактериологическое оружие, возник геноцид народов. Мы как-то забыли, что за считанные годы второй мировой войны погибли десятки суверенных государств, от Дании и Абиссинии до Греции и Индонезии, и лишь ценой больших трудов и крови удалось их спасти.

Но главное – впервые в истории в нашем веке возникла реальная угроза полного самоуничтожения человечества в результате ядерной войны. Таков истинный итог развития капиталистического общественного строя, частной собственности

367


на средства и орудия производства.

При этом сохраняет все свое значение предупреждение Маркса о том, что только слуги буржуазии и болваны не понимают «величие и преходящую необходимость самого буржуазного строя» [1].

Организация человечества вошла в противоречие с природой человека. В то же время она вошла в противоречие с окружающим нас природным миром, естественной средой.

В июне 1992 г. в Рио-де-Жанейро состоялась Конференция Организации Объединенных Наций по окружающей среде и развитию. Каждый «землянин» должен был бы знать подписанный там более чем сотней государств документ: «Преамбула к Повестке дня на XXI век». Вот его начальные слова: «Человечество переживает решающий момент своей истории. Мир столкнулся с проблемами усугубляющейся нищеты, голода, болезней, неграмотности и продолжающейся деградации экологических систем, от которых зависит наше состояние» [2].

Конференция в Рио-де-Жанейро явилась продолжением и развитием той работы, которая началась в рамках ООН несколько лет тому назад. Международное сообщество организовало Комиссию ООН по окружающей среде и развитию. Комиссия подготовила свой доклад «Наше общее будущее», опирающийся на мнение тысяч экспертов, в котором выразила серьезную озабо­ченность сложившейся ситуацией: «За последнее столетие взаимоотношения между человеком и планетой, обеспечивающей его жизнедеятельность, в корне изменились.

Если в начале двадцатого столетия ни численность населения, ни технология не могли радикально изменить системы жизнеобеспечения Земли, то к его концу и резко возросшая численность населения, и значительно расширившиеся масштабы деятельности человека способны привести к таким изменениям. Более того, мы уже являемся свидетелями реальных значительных спонтанных изменений в атмосфере, почвенном покрове, воде, растительном и животном мире, а также во взаимосвязях между ними. Скорость этих изменений превосходит возможности современной науки в их осмыслении и не позволяет нам своевременно оценить происходящее и вынести соответствующие рекомендации. Она сводит на нет усилия политических и экономических организаций, сформировавшихся в ином, более

368

обособленном мире, направленные на то, чтобы приспособиться к меняющимся условиям и быть на высоте стоящих перед ними задач» [3].



В результате стихийного, неуправляемого развития, господства алчных интересов в большинстве районов земного шара сложились нетерпимые социальные условия. Вот констатации доклада:

«Многие части света попали в порочную нисходящую спираль: бедные люди вынуждены вычерпывать ресурсы окружающей среды до последней капли, чтобы выжить сегодня и завтра, а обеднение окружающей среды ускоряет их собственное обнищание» (с. 36). «На земном шаре сейчас больше недоедающих и голодающих, чем когда-либо раньше в истории человеческого рода, и их число увеличивается» (с.37).

Все отмеченные тенденции в свое время были предсказаны думающими людьми, но находящиеся в лихорадке частных стихийных интересов люди их не знали и игнорировали.

Упомянутые документы ООН впервые выдвигают требование «международной ответственности за социально-экономическое развитие». Составители доклада с горечью восклицают: «Все продолжают руководствоваться узкими личными интересами, в то время как надо смягчить эту отчужденность» (с. 54). Беда в том, что проявилась «наша неспособность добиться признания и принятия концепции общих интересов» (с. 55).

Авторы документов ООН все более настаивают на использовании научно обоснованных, планово регулируемых форм взаимоотношений между обществом и природой в деле преодоления экологического, энергетического, демографического кризисов, использования космического пространства, океанов, сохранения многообразия видов живой природы.
***
Здесь хотелось бы совершить один экскурс-отвлечение в историю философской мысли. Одной из проблем, над которой бился Аристотель, было соотношение природных и искусственных явлений в рамках нашего бытия. Он мучительно искал преодоление противоречия между материей и формой. И в конечном итоге склонился к мысли, что «природа, или естество, в

369


первичном и собственном смысле есть сущность» [4].

Перед Аристотелем раскрывалось глубинное единство природных, естественных и созданных на их основе искусственных, технических форм. Это единство в жесткой форме высказано Спинозой: «Субстанция мыслящая и субстанция протяженная составляют одну и ту же субстанцию, понимаемую в одном случае под одним атрибутом, в другом под другим» [5]. Примыкая к этой традиции мысли, Маркс утверждает единство природы и общества как противоречивый процесс развития.

От древней античной традиции, от седой глубины веков и красочных мифов идет противопоставление Космоса и Хаоса, порядка и стихии, необходимости и случайности, рока и каприза. Современное мышление не исчерпало этого противополагания, придав ему новое содержание и своеобразные аспекты. Выяснилось, что здесь заключена одна из глубинных проблем познания, и наука Нового времени стала вести правильную осаду неприступной крепости: двуликиго Януса бытия.

Вопрос: как из хаоса рождается порядок? – продолжает волновать умы ученых, от астрофизиков до генетиков. Теорией образования структур при необратимых процессах занялся лауреат Нобелевской премии Илья Пригожин. Их возникновение отмечено при конвекции нагреваемой жидкости в ячейках Бенара, в формирующихся среди облаков волн Гельмгольца, в периодических химических процессах при реакции Белоусова-Жаботинского. Шредингер проницательно определил биополимер как апериодический кристалл.

Пути рождения порядка из хаоса И. Пригожин установил при изучении эволюции диссипативных систем. При этом были сделаны принципиальной важности выводы. Первый из них касается второго закона термодинамики, который обрекает Вселенную на тепловую смерть в результате роста энтропии. Оказалось, что такой финал не неизбежен, он является уделом лишь замкнутых, закрытых систем, в которых энтропия действительно стремится к максимуму.

В открытых системах, находящихся далеко от точки равновесия, возникают упорядоченные структуры, а излишняя энтропия выносится за пределы системы.

Живая природа от клетки до биосферы являет собой пример открытой, неравновесной системы. Метаболический вихрь

370


осуществляет непрерывный обмен веществ между организмом и внешней средой. Для живого характерны упорядоченности двух типов: статическая в виде сложных молекулярных и надмолекулярных структур и динамическая как организованная последовательность процессов. Им присуща неразрывная слитность, в то же время необходимо фиксировать и их различие.

Функционирование упорядоченных структур живого, в том числе и динамики фаз, невозможно без переносчиков информации как внутри организмов, так и между ними. Передача информации всегда связана с переносом энергии и массы. Носителями информации могут быть фотоны и электроны, а в предельно усложненных формах специальные органические молекулы: нуклеиновые кислоты, медиаторы, гормоны, пахучие вещества и многие другие «информеры». Чем выше организованность приемника и источника информации, тем сложнее должен быть построен и переносчик информации.

С этой точки зрения хотелось бы коснуться нового взгляда на учение В.И. Вернадского о ноосфере. Известно, что оно логически сформировалось на основе его представлений о биосфере. Длительная космическая эволюция, начавшаяся еще на звездном этапе, привела к космохимическому синтезу упорядоченных структур живого.

Как показывают данные палеонтологии, их дальнейшее развитие не было чисто стихийным и хаотичным. Напротив, оно привело к формированию биоценозов, экосистем достаточно упорядоченного строения.

Но что особенно важно, явные черты направленности эволюции проявились в истории животных. Еще в 1851 г. американский ученый Д. Дана установил, что начиная с кембрия идет постепенное увеличение сложности и совершенства центральной нервной системы, в первую очередь головного мозга – от моллюсков, ракообразных, рыб, низших млекопитающих к человеку.

В.И. Вернадский увидел в этом наблюдении глубокий смысл и дал ему название принцип цефализации. В русле такого же хода мыслей находятся и рассуждения академика И.П. Павлова о проходящем в эволюции росте функции коры головного мозга, которая своим регулирующим воздействием охватывает все функции организма (кортико-висцеральные отношения),

371

определяет сложное поведение организма во все более усложняющейся среде.



Биосфера Земли пережила немало бурных скачков в своей эволюции. Таким был переход от хемосинтеза к фотосинтезу, выход жизни из океана на сушу, гибель звероящеров. Но прогрессивная тенденция оказалась связана именно с цефализацией. В этой сфере произошли наиболее существенные ароморфозы (Северцев), т.е. качественные скачки эволюции. Можно сказать, в кайнозое иных столь решительных скачков уже не было, остальные виды трансформировались на уровне адаптации и благоденствовали в тупиковых ветвях миллионы и миллионы лет.

С появлением человека и формированием «грабительской фазы» его развития (Эйнштейн) началась деградация биосферы, быстрое сокращение числа видов животных и растений. Этот стихийный процесс принял ныне катастрофический характер. Человечество ощутило его как один из элементов общего экологического кризиса.

Преследуя своекорыстные интересы, гоняясь за удовлетворением сиюминутных потребностей и прихотей, убегая от нужды, человек развил производительные силы, гигантскую добывающую промышленность, охватившее значительную часть суши земледелие и животноводство. В рамках биосферы он создал свою техносферу, которая вошла в противоречие с естественной эволюцией планеты.

Более того, будучи активно эволюционизирующей частью биосферы, общество вошло в противоречие с самим собой. Оно стало подрывать условия своего собственного существования.

Исторический процесс принял саморазрушительные формы. Родовое единство человека утвердило себя не только в положительных формах (взаимный обмен деятельностью, знаниями, товарами, материальными и духовными ценностями, информацией), но, используя выражения Гегеля, как отрицательное единство. У нас оказался общим экологический, энергетический и демографический кризисы, даже испанка в первую мировую войну и СПИД в наши дни.

В основу этого катастрофического развития легли стихийные процессы. К сожалению, многие не избавились от представления, будто движение в рамках стихийности и произвола и есть подлинная свобода.

372

Преодоление кризиса биосферы, и в первую очередь человеческой истории, лежит в русле рокового противоречия между Хаосом и Космосом, стихийностью и сознательностью.



Сознавая свое место в эволюции планеты, человек не может благодушествовать, он должен перевести биосферу в новое состояние – в ноосферу. Вот ход мыслей Вернадского: «Новое человеческое явление в ноосфере – мощная геологическая роль человечества, явилась неизбежным следствием – впервые на нашей планете – полного захвата, все растущего, человеческими обществами, как единым целым, всей поверхности Земли, когда этим путем поверхностная геологическая оболочка ее – биосфера – область жизни – быстро переходит в новое состояние (в ноосферу), резко геологически этим путем меняется и когда в ней с помощью научно-направляемого разума человека и его труда человек становится геологической планетной силой, в таком масштабе в истории нашей планеты раньше небывалой» [6].

То, что предлагает Вернадский, вписывается в характеристику гигантского фазового перехода (формирование звезд тоже фазовый переход). Стихийные процессы антропогена в биосфере дошли до критической точки и требуют, под угрозой самоуничтожения, формирования глобально-упорядоченной структуры. В основе ее может лежать лишь знание, наука, образование, разумное действие в масштабах всей планеты. Это необходимо включает организацию всего общественного производства на началах научного предвидения, оценки последствий социальных процессов.

Переворот в развитии биосферы может осуществиться лишь при условии, что вся масса человечества поймет его необходимость, неизбежность, неотвратимость. Но такое понимание возможно лишь на основе роста общей культуры и научной грамотности людей, на фундаменте которых только и можно сложить векторы личных и общественных устремлений и целей.

Фазовый переход не устраняет элементы системы, он придает им лишь новую структуру и способ взаимодействия. Это взаимодействие должно иметь не застывшее кристаллический характер (а кристаллы бывают очень красивые!), не обреченную на рост энтропии замкнутость системы, а быть направленным на ее прогрессивную эволюцию.

373

Внешней тенденцией такой открытости в перспективе является идея Циолковского о выходе человечества в Космос. Внутренняя идея развития должна быть связана с творческим, устремленным в бесконечность развитием человеческой личности, реального индивида.



Подобно иным системам, претерпевающим фазовый переход, зачатки новой фазы присутствуют в старой как локальные флуктуации, как временные образования. Более того, переход в новую фазу не означает полного преодоления старой, ее формы возникают в ходе регрессивных флуктуаций.

При формировании ноосферы разумное целеполагание становится доминирующим условием деятельности. Сама эта деятельность все более определяется логикой предмета. Как логика, она включает субъективность, а в качестве предметности отражает свойства и законы объективного мира. На весах судьбы это означает равновесие в личном интересе интересов частных и всеобщих.

Фактически концепции ноосферы придерживался И. Пригожин. В книге «От существующего к возникающему» он писал: «Как бы то ни было, новая ситуация, возможно, позволит нам навести мосты между науками и другими видами культурной деятельности человека. Мир не является ни автоматом, ни хаосом. Наш мир – мир неопределенности, но деятельность индивидуумов в нем не обязательно обречена на малозначимость. Наш мир не поддается описанию одной истиной. Мысль о том, что наука может помочь нам навести мосты и примирить противоположности, не отрицая их, доставляет мне глубокое удовлетворение» [7].

В книге «Познание сложного» Г. Николис и И.Пригожин специальный параграф уделяют самоорганизации в человеческом обществе. Они рассматривают динамическую модель сообщества людей, которое обладает внутренней структурой и в то же время реализует обмен веществом, энергией и информацией с внешним миром. В основу своей модели авторы взяли сложившиеся отношения людей с их предпочтениями и желаниями, навязанными социальными формами и отчуждениями. К сожалению, в стороне от обсуждения остались проблема разума, научного познания [8].

Итак, необходимым условием бытия ноосферы является

374


формирование индивидуума, т.е. природного существа, которое разумно относится к своей собственной природе, к природе другого человека и к окружающей природе. Это предполагает воспитание, т.е. овладение культурой собственного тела и духа, общественной и экологической культурой. Однако это лишь необхо­димое, но еще недостаточное предусловие создания ноосферы.

Другим является организация социума, общественной жизни людей на основе уже не индивидуального, а их коллективного разума и действования. Такой социум сознательно реализует высокую техническую и экологическую культуру.

Лишь на этой основе открывается возможность совместной коэволюции общества и природы, как развития единого социально-природного тела, единой оболочки Земли.

Интересы и предпочтения, цели и желания, мотивы и фантазии отдельного человека в этих условиях уже выглядят не как слепые, темные, непонятные, конечные и последние причины поведения, а высвечиваются изнутри пониманием их истоков, природы и включаются в единый поток развития по законам истины, добра и красоты.

На этой основе снимается представление об иллюзорности прогресса, поскольку он больше не сводится к вещизму, накопительству, приобретательству; снимается модное ныне представление о конце истории во всеобщем рыночном тупике (Ф. Фукуяма); преодолевается тенденция группы так называемых развитых стран уютно и вечно жить за счет большинства человечества; преодоле­вается по идее Эйнштейна «грабительская фаза» истории. Вместе с тем открывается бесконечная возможность самореализации человека, развития всех его способностей, потенций, радости творчества и общения.

Глубокого анализа и всесторонних размышлений заслуживает замечание Вернадского: «Я мало знаю Маркса, но думаю, что ноосфера всецело будет созвучна его основным выводам». Это, по мнению ученого, связано с тем, что «понятие ноосферы, которое вытекает из биогеохимических представлений, находится в полном созвучии с основной идеей, проникающей научный социализм» [9].

В нынешнюю вальпургиеву ночь антимарксизма подобные рассуждения представляются несообразными, тем не менее в

375


них – истина.

К сожалению, обедненное, искаженное представление о теории социализма утвердилось давно и пользуется сейчас рыночным спросом. Подлинный научный социализм не сводится к набору догм, понимает государственную собственность как отнюдь не лучшую форму организации общества; призывает уп­равлять обществом на основе научного предвидения, а не административного планирования; видит главную силу общества в народе, а не в бюрократии; ставит интересы человека и природы выше сиюминутного потребительского корыстолюбия и властолюбия.

И, видимо, прав был Суфийский мудрец XII в. Фаридуддин Оттара (Химик): «Отказываться от чего-либо только потому, что другие неправильно используют это, может быть верхом глупости». Правда, быть наверху глупости всегда заманчиво, – это доказал Эразм Роттердамский.

Романтически-приподнятым языком юноши Маркс писал: «Общество есть законченное сущностное единство человека с природой, подлинное воскресение природы, осуществленный натурализм человека и общественный гуманизм природы». И далее: «Сама история является действительной частью истории природы, становление природы человеком. Впоследствии естествознание включит в себя науку о человеке в такой же мере, в какой наука о человеке включит в себя естествознание: это будет одна наука» [10].

Ныне, чтобы реализовать концепцию Маркса-Вернадского, необходимы огромные усилия всех людей, в первую очередь научной интеллигенции. Ее трудами должна быть создана единая наука о природе и человеке. Ее усилия должны сделать всеобщим достоянием не только азбучную и техническую, но и научную грамотность. Преодолевая волны иррационализма, обскурантизма, прямого мракобесия адептов антинауки, необходимо развивать массовое научное творчество, создавать индустрию познания для миллионов, обеспечивая непрерывное образование и саморазвитие индивидов.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет