Биография и взгляды А. Леруа-Болье 41 Глава II. Общие представления Леруа-Болье о России 106



жүктеу 200.3 Kb.
Дата01.09.2018
өлшемі200.3 Kb.
түріБиография

Материалы предоставлены интернет - проектом br />


Содержание

Введение З

Глава I. Биография и взгляды А. Леруа-Болье 41

Глава II. Общие представления Леруа-Болье о России 106

1. Природно-географические факторы 106

2. Русский национальный характер 122

3. Религия 135

4. История России 151

Глава III. Великие реформы и их последствия в работах

Леруа-Болье 165

1. Отмена крепостного права 165

2. Земская реформа 195

3. Городская реформа 208

4. Судебная реформа 212

5. Печать и цензура 223

6. Финансы 229

7. Военные реформы 241

8. Социальное значение реформ 251

9. Кризис конца 1870 — начала 1880-х гг., революционное

движение и проблема народного представительства 256

Глава IV. Русско-французский союз и первая русская революция

в трудах Леруа-Болье 286

1. Русско-французский союз 286

2. От 1881 к 1905 г. 317

3. Первая русская революция и народное представительство 324

Заключение 345

Библиография 349

Введение


Анатоль Леруа-Болье (1842 - 1912) - французский публицист, сотрудник журнала «Revue des deux mondes», с 1881 г. — профессор современной истории, а с 1906 г. директор Свободной школы политических наук в Париже, член Академии нравственных и политических наук Института Франции (1887), либеральный общественный деятель. Он впервые посетил Россию в 1872 г. и неоднократно возвращался сюда (достоверно известно о четырех его путешествиях в 1872-1880 гг. и трех визитах в 1905, 1906 и 1907 гг.), выучил русский язык.

В 1872 - 1889 гг. Леруа-Болье создал на основе собственных наблюдений и многочисленных разнообразных источников трехтомное произведение об общественно-политической жизни России 60-х — 80-х гг. XIX в. под названием «L'Empire des tsars et les Russes» («Империя царей и русские»), которое во многом определило взгляды его образованных соотечественников на Россию.

Особое внимание Леруа-Болье уделял Великим реформам, прежде всего отмене крепостного права. Эту тему он продолжил в исследовании, посвященном жизни и государственной деятельности Н.А. Милютина, которое было написано на основе личной переписки главного деятеля крестьянской реформы.

Кроме того, Леруа-Болье является автором многочисленных публицистических произведений, в которых неоднократно возвращался к России, затрагивая в том числе вопросы, не рассмотренные в его основном труде. Это проблемы внешней политики России и русско-французского союза, события первой русской революции, создание и начало работы Государственной думы.

Большинство работ Леруа-Болье, в том числе все его труды, посвященные непосредственно России, не были переведены на русский язык или изданы на нем. Сейчас в России с ними знаком только очень узкий круг специалистов.

В западной историографии, особенно французской, они хорошо известны и рассматриваются как классика французской русистики, хотя и не становились предметом специального монографического исследования. При жизни автора «Империя царей и русские» переиздавалась во Франции, была

переведена на немецкий и английский языки. Книга выдержала новые издания в XX в., и некоторые западные авторы рассматривают ее как произведение, имеющее не только историческую ценность, но и сохранившее актуальность. Вопрос о том, что представляет собой Россия, каково ее место и значение в мировом сообществе и международных отношениях, проблема взаимовлияния Западной Европы и России в области общественной и культурной жизни привлекают внимание многих исследователей. При этом зарубежные историки и политологи, даже если речь идет о современности, в той или иной степени основываются на традициях предшествующей русистики, в том числе и потому, что многие факторы, определяющие развитие государств, в частности, историческое прошлое и национальный характер народа, носят долговременный характер. Изучение российскими исследователями работ, по которым отчасти продолжают судить о России за рубежом, представляется важной задачей.

Но прежде всего «Империя царей и русские» интересна для историка России XIX — начала XX вв. Вопросы, которые Леруа-Болье освещал в своих произведениях, вне зависимости от конъюнктуры, давно вызывают интерес у российских исследователей, но по-прежнему остаются актуальными. Введение в научный оборот работ стороннего, но внимательного и достаточно компетентного наблюдателя, непосредственного свидетеля процессов, происходящих в пореформенной России, революции 1905 — 1907 гг., первых шагов русского народного представительства, возможно, позволит расширить наши представления об этих проблемах или взглянуть на них под новым углом зрения.

Анализ трудов Леруа-Болье, прежде всего книги «Империя царей и русские», даст возможность понять, какой образ России способствовал созданию у элиты Третьей республики настроений, благоприятных для сближения с нею.

Французский исследователь и путешественник имел в России широкий круг знакомств, в который входили интереснейшие люди эпохи. Информация об этом отразилась в немногочисленных, но интересных и ценных источниках, как опубликованных, так и хранящихся в российских архивах. Они позволяют не только дополнить историю создания произведений Леруа-Болье, но и увеличивают наши знания о русско-французских культурных и научных связях,

которые, наряду с политическими и экономическими факторами, способствовали созданию русско-французского альянса. Именно этот его аспект мало затронут в обширной историографии союза 1891 — 1893 гг.

Отзывы о работах Леруа-Болье русской цензуры, печати, частных лиц в дневниках и переписке дают возможность судить о степени их известности в современной автору России, об отношении различных представителей государственных кругов и русского общественного мнения к тем или иным идеям и взглядам на проблемы России французского умеренного либерала.

Данная работа построена по хронологически-проблемному принципу. Первая глава освещает биографию и взгляды Леруа-Болье, историю создания и особенности его главных трудов о России. Его общественно-политические идеалы позволяют понять его отношение к тем или иным проблемам России, представления о современной ему западной цивилизации дают возможность сравнения. Кроме того, его преподавательская и общественная деятельность, признание его научных и публицистических заслуг во многом были связаны с его изучением России и произведениями о ней.

Вторая глава посвящена представлениям Леруа-Болье о природно-климатических условиях страны, о русском национальном характере, о религиозной жизни и об истории России. Рассматривая эти проблемы как факторы, определяющие настоящее и будущее страны, французский писатель сравнивал их с западноевропейскими, стремясь ответить на вопрос, является ли Россия европейской страной, может ли она быть частью западной цивилизации.

В третьей главе речь идет об эпохе преобразований царствования Александра II. Леруа-Болье уделял особое внимание отмене крепостного права, писал также о земской, городской, судебной, цензурной, финансовой, военной реформах. Наряду с признанием удивительной масштабности и огромной важности этих преобразований для России, французский исследователь отмечал их непоследовательность и незавершенность. Рассматривая их как меры, целью которых была модернизация страны, он полагал, что эта цель не может быть полностью достигнута без создания народного представительства, и пытался сформулировать, какая его форма будет оптимальной для российских условий.

Четвертая глава посвящена важнейшим для России и Франции событиям рубежа XIX и XX вв. В первой части прослеживается эволюция взглядов Леруа-

Болье на проблему русско-французского союза. Во второй речь идет о первой русской революции и тех переменах в общественной и политической жизни России, которые она за собой повлекла.

Степень изученности проблемы.

Можно выделить следующие темы, в связи с которыми российские и зарубежные ученые обращались к трудам Леруа-Болье: история русско-французских внешнеполитических, культурных и научных связей; эволюция французского общественного мнения о России; история и историография истории России 1860 — 1880-х годов и первой русской революции. Ни в отечественной, ни в зарубежной историографии нет специального монографического исследования, посвященного Леруа-Болье и его работам.

Между тем, первые отзывы о них в России современны самим трудам Леруа-Болье. Они публиковались в периодической печати, прежде всего в литературно-политических и исторических журналах, иногда в газетах, реже выходили отдельными брошюрами1. Эти литературно-публицистические обзоры можно рассматривать и как источники, но в то же время и как историографию для данной диссертации. (То же можно сказать о некрологах, посвященных Леруа-Болье его другом и коллегой по Академии нравственных и политических наук, юристом, историком и общественным деятелем М.М. Ковалевским)2. Чаще всего они были посвящены отдельным темам, затронутым Леруа-Болье в той или иной работе.

Из этого ряда выделяется статья И.Д. Гальперина-Каминского «Руссоведение во Франции», автор которой выделял с 1870-х годов исследование России как особое течение во французской науке, предпринятое

1 «Вестник Европы». 1881. № 12. С. 912—920; 1882. № 6. С. 890 — 894; 1888. № 8. С. 844 — 847; 1893. № 7. С. 421 — 425; «Древняя и новая Россия». 1880. № 7. С. 570 — 574; «Русский вестник». 1882. № 10. С. 548 — 559; «Исторический вестник». 1885. Т.19. № 1. С. 197 — 201; 1890. Т. 39. № 3 — 4. С. 228 — 229;. «С. — Петербургские ведомости». 13.09.1873. № 252. С. 2; 14.12.1873. № 344. С. 1 — 2; Т.Н. Статьи о России г. Леруа-Болье и г. Рамбо и отзыв о них С. — Петербургских ведомостей». М., 1873; «Московские ведомости». 19.05.1882. № 137. С. 2.

2 Ковалевский ММ. Анатоль Леруа-Болье // «Русские ведомости». 8.06.1912. № 131; Он же. Две смерти // «Вестник Европы». 1912. № 7.

на новом качественном уровне историками и филологами Л. Леже, А. Леруа-Болье, А. Рамбо, Э.-М. де Вопоэ, «благодаря которым русский язык и литература окончательно приобрели право гражданства не только во Франции, но и во всем мире». В первую очередь его интересовали работы последнего о русской литературе, однако Леруа-Болье он уделял внимание как пионеру этого течения, привлекшему к России внимание последующих поколений. Гальперин-Каминский писал: «...Все четыре выше упомянутых писателя настолько основательно знакомы с предметом своих исследований, что их труды пользуются несомненным авторитетом и у русских ученых»3.

Эта оценка подтверждается фактами. Два основных труда Леруа-Болье о России — «Империя царей и русские» и «Русский государственный деятель (Николай Милютин) по его неизданной переписке» — использовались российскими историками, прежде всего либеральными, в исследованиях о России 1860 — 1880-х годов. Книга о Н.А. Милютине привлекала даже больше внимания, возможно, потому, что ее отдельное издание, в отличие от второго и третьего томов «Империи царей...», не было запрещено цензурой. Но определенную роль, очевидно, сыграл и тот факт, что она содержала неизданные материалы из личного архива Милютина, что позволяло использовать ее не только в качестве историографии, но и как источник при исследовании эпохи реформ и биографии этого государственного деятеля. Впрочем, факт цензурного запрета «Империи царей...» не помешал, например, Г. А. Джаншиеву, цитировать ее наряду с книгой о Милютине, а А. А. Корнилову включить все ее три тома в библиографию своего курса отечественной истории4. Достаточно подробный анализ первого тома «Империи царей...» дан

Гальперин-Каминский И.Д. Руссоведение во Франции // «Русская мысль». 1894. Кн. IX.

4 Джаншиев ГЛ. Основы судебной реформы. М., 2004. С .59; Он оке. Эпоха великих реформ. Исторические справки. Спб., 1907. С. 4, 36 — 38, 59 — 61, 69, 71, 74, 100, 105, 113, 116, 151, 173, 219, 263, 306, 315 — 320; История России в XIX веке. Эпоха реформ. М., 2001. С. 202; Кизеветтер АЛ. Николай Алексеевич Милютин // Кизеветтер А.А. Исторические отклики. М., 1915. С. 227, 238, 253; Корнилов АЛ. Крестьянская реформа. Спб., 1905. С. 29, 51, 80, 108, 123, 176; Он же. Курс истории России XIX века. М., 1993. С. 378, 380, 385, 386, 391, 418; Он же. Общественное движение при Александре П. (1855 —

в историографическом курсе лекций М.О. Кояловича5. Называя Леруа-Болье «лучшим в новейшее время иноземцем, изучающим Россию», Коялович, тем не менее, полагал, что его работа не лишена недостатков и противоречий. Более высокую оценку он дал разделам, посвященным природно-географической и национальной характеристике России, чем собственно историческому экскурсу, в котором, по мнению Кояловича, Леруа-Болье поддавался «западноевропейским предубеждениям» и был слишком близок к русским западникам, воззрений которых Коялович не разделял.

В советской историографии работы Леруа-Болье не только исследовались, но и использовались крайне редко. Известный исследователь русско-французских отношений А.З. Манфред отзывался об «Империи царей...» как о «в ту пору популярном в буржуазных кругах реакционном и не свободном от ошибок сочинении», не обосновывая, впрочем, этой оценки6.

П.А. Зайончковский в историографическом обзоре к монографии «Кризис самодержавия на рубеже 1870 — 1880-х годов» отметил статьи Леруа-Болье на эту тему как самые первые работы, посвященные ей, носящие, «как это обычно бывает, публицистический характер», однако написанные на основе информации, «получаемой из осведомленных источников» и потому содержащие достаточно верные оценки по некоторым вопросам .

Л.Г. Захарова, возвращаясь к дореволюционной традиции использования корреспонденции Н.А. Милютина, опубликованной Леруа-Болье, в качестве источника при изучении Великих реформ, отмечала его заслуги как «первого исследователя богатого эпистолярного наследия членов Редакционных комиссий»8.

1881). Исторические очерки. М., 1909. С. 28, 158; Щебальский П.К. Николай Алексеевич Милютин и реформы в Царстве Польском // «Русский вестник». 1882. №10. С. 549 — 559.

5 Коялович М.О. История русского самосознания по историческим памятникам и научным сочинениям. Спб., 1884, 1893, Минск, 1997.

6 Манфред А.З. Традиции дружбы и сотрудничества. М., 1967. С. 128.

7 Зайончкоеский П.А. Кризис самодержавия на рубеже 1870 — 1880-х годов. М., 1964. С. 46 —47.

Самую высокую оценку в советской историографии работы Леруа-Болье получили в книге В.Н. Наумова, который отмечал, что он «по праву» считается «основоположником французского россиеведения». Тема исследования Наумова заставляла его прежде всего обращать внимание на отражение в работах французов «кризисных явлений в социальной и политической жизни России», однако помимо проблем революционного движения и первой русской революции, он также уделил внимание взглядам Леруа-Болье на реформы 1860-х годов и возможности мирного буржуазного развития России. Он отмечал связь развития французского россиеведения с достижениями «русской буржуазной исторической науки», а также преемственность некоторых концепций и оценок между исследователями России второй половины XIX — начала XX вв. и позднейшей французской историографией9.

В современной российской историографии необходимо отметить книгу Г.И. Любиной «Россия и Франция. История научного сотрудничества (вторая половина XIX — начало XX вв.)». Широта тематических и хронологических рамок работы, в которой Леруа-Болье предстает как один из многих, с одной стороны, возможно, отрицательно отразилась на качестве краткой характеристики трудов Леруа-Болье и фактов его биографии, которые, на мой взгляд, не во всем точны. С другой, это помогает представить его фигуру в контексте культурного и научного сближения двух стран, определить его место и роль в этом процессе. Как и Гальперин-Каминский, Любина рассматривает Леруа-Болье как одного из четырех самых выдающихся представителей первого поколения «французских русистов-профессионалов». Она отмечает их роль в пропаганде во Франции русской истории, культуры, литературы, языка; в подготовке «плеяды специалистов-русистов» и включении «русской тематики» в программы французского высшего образования; в формировании непредвзятого отношения к русскому народу. Тем самым подчеркивается значение, которое имела их деятельность для процесса сближения двух государств.10

9 Наумов Н.В. Великая Октябрьская социалистическая революция во французской буржуазной историографии. М., 1975.

10 Любина Г.И. Россия и Франция. История научного сотрудничества (вторая половина XIX — начало XX вв.). М, 1996.

В статье Т.В. Партаненко подчеркивается важное значение «Империи царей...» в формировании во Франции «позитивного образа России» в эпоху между франко-прусской и Первой мировой войнами. Однако некоторые оценки Партаненко представляются не совсем верными, во всяком случае, слишком односторонними и категоричными, в том числе и ее вывод, что «русских Леруа-Болье представлял молодой и достаточно неразумной нацией, нуждающейся в руководящей поддержке Франции» и.

Первыми обобщающими работами о Леруа-Болье и его трудах во Франции можно назвать некрологи, которые, как и статьи в русской периодике, являются для данного исследования и источниками, и историографией. Некоторые из них, написанные коллегами или учениками Леруа-Болье, учеными и публицистами, (например, выпускником Высшей школы общественных наук правоведом П. Шалем, представителем следующего поколения французских россиеведов; преподавателем этого учебного заведения Р. Пиноном; секретарем Академии нравственных и политических наук Р. Стоурмом) по объему и насыщенности материала выходят за рамки жанра и содержат не только биографические сведения, но и анализ работ Леруа-Болье, в котором, естественно, преобладают высокие оценки12.

В 20—30-е гг. XX в. интерес исследователей к работам Леруа-Болье был связан прежде всего с историей русско-французского союза и первой русской революции. Его статьи, посвященные последней теме, стали одним из основных источников для диссертации доминиканской исследовательницы Э. Альзона, защищенной в США. Ее главным образом интересовала взаимосвязь между

11 Партаненко Т.В. Представления о России во Франции конца XIX — начала XX вв. // Studia culturae. Вып. 2. Альманах кафедры философии культуры и культурологии и Центра изучения культуры Философского факультета Санкт — Петербургского государственного университета. Спб., 2002. С. 28 — 34.

12 Charmes F. Anatole Leroy-Beaulieu // «Revue des deux mondes» 1.07.1912; Quirielle P. de. Anatole Leroy-Beaulieu // «Revue hebdomadaire». Juillet 1912. P. 183 — 213; Pinon. R. Anatole Leroy-Beaulieu // «Revue des deux mondes» 1.11.1913. P. 74 — 108.; Stourm R. Notice historique sur la vie et les travaux de M. Anatole Leroy-Beaulieu // Seances et travaux de Г Academie des sciences morales et politiques. T. 83. Fevrier. P., 1915 P. 169 — 191; Шаль П. Анатоль Леруа-Болье. Спб., 1913.

социальной принадлежностью и политическими взглядами тех или иных представителей и течений французского общественного мнения и их позицией в отношении русской революции. Леруа-Болье для нее прежде всего был католиком и «умеренным писателем»13.

Ж. Мишон привлек в качестве источников, характеризующих французское общественное мнение о союзе, малоизвестные статьи Леруа-Болье 1905 — 1907 гг., не только журнальные, но и газетные. Однако поражает исключительная тенденциозность их использования, вызванная стремлением доказать ошибочность союза, в том числе и цитирование вне контекста, ведущее к искажению мыслей и взглядов Леруа-Болье14.

Беспристрастную, но краткую характеристику точки зрения Леруа-Болье на проблему русско-французского союза дал бывший русский дипломат, эмигрант Б. Нольде. Однако она ограничивается позицией Леруа-Болье конца 1880-х годов15.

В 1867 г. во Франции появились два серьезных труда, в которых изучалась история формирования образа России во Франции. Автор одного, М. Кадо, хотя работы Леруа-Болье хронологически не укладывалась в рамки его исследования, обозначил их, наряду с работой английского журналиста Маккензи Уоллеса, как открывающие новую эпоху, пришедшие на смену книгам, авторы которых не интересовались «сельским миром», общественными и политическими институтами России, или, подобно А. фон Гакстгаузену и Ф. Ле-Плэ, идеализировали их16.

Исследование Ш. Корбе «Французское общественное мнение перед лицом русской неизвестности» уникально по объему собранного материала, оно дает представление об огромном количестве художественных, публицистических, научных работ о России, написанных или опубликованных во Франции в XIX в. Леруа-Болье отведено совершенно особое место, причемне только среди авторов эпохи Третьей республики, эпохи русско-французского сближения и союза. По мнению Ш. Корбе, он «воздвиг России самый большой, самый верный и самый красивый из памятников, которые когда-либо посвящало ей французское перо. После него никто больше не мог утверждать, что французы способны говорить о России только поверхностно» .

Это мнение разделяет и французский историк А. Безансон, не занимавшийся специальным изучением «Империи царей...», однако упоминавший о ней в опровержение точки зрения, что французская историческая наука всегда была замкнута на французских проблемах: «Почти век спустя после ее публикации я спрашиваю себя, существует ли на каком-нибудь языке обобщающий труд столь полный, глубокий, верный, разносторонний... как "Империя царей и русские"»18.

Американский исследователь Б. Линкольн включил два главных произведения Леруа-Болье в библиографию своей обобщающей работы о российской «просвещенной бюрократии» со второй четверти XIX в. до эпохи Великих реформ и ссылается на цитаты из писем Н.А. Милютина, приведенные в книге «Русский государственный деятель.. .»19

Интерес к «Империи царей...» возрос на Западе с конца 80-х годов XX в. в связи с переменами в Советском Союзе. В 1988 г. в Швейцарии были переизданы два первых тома, воспроизводящие третье, предпоследнее при жизни автора издание. Автором предисловия к нему стал франко-швейцарский славист Ж. Нива. Позднее его очерк о Леруа-Болье вышел на русском языке в сборнике эссе о русской литературе. Он включает в себя краткую биографию и анализ основных работ Леруа-Болье. Особое внимание автор уделяет его «несомненному шедевру», «Империи царей...». Очерк содержит интересные оценки, замечания, представляющиеся верными, однако в нем присутствует достаточное количество неточностей и спорных моментов, касающихся как биографии Леруа-Болье (например, он пишет, что в 1911 г. готовилось третье

17 Corbet С. А Гёге des nationalismes. L'Opinion francaise face a l'inconnue russe (1799—1894). P., 1967.

18 BesangonA. Preface // Raeff M. Comprendre l'ancien regime russe. Etat et societe enRussie imperiale. P., 1982. P. 9.

19 Lincoln W.B. In the Vanguard of Reform. Russia's Enlightened Bureaucrats 1825 — 1861. Illinois, 1982. P. 163 (244), 186 (248), 198 (251), 206 (253), 268.

издание «Империи царей...», тогда как к этому моменту уже вышло четвертое, приписывает Леруа-Болье членство во Французской академии, называя дату его вступления в Академию нравственных и политических наук...), так и истории России (в частности, автор странным образом объединил в «славянофильский кружок» Н.А. Милютина, В.А. Черкасского, Ю.Ф. Самарина и великую княгиню Елену Павловну). Очевидно, последнее обстоятельство объясняется тем, что Ж. Нива является не историком, а литературоведом .

В 1991 г. вышло французское переиздание «Империи царей...», основанное на четвертом, последнем ее издании. Вступительную статью к нему написал американский профессор М. Раев. По своему объему, количеству привлеченных источников и тщательности исполнения она представляет собой самостоятельное и серьезное историческое исследование. Автор не только осветил обстоятельства жизни и творчества Леруа-Болье и проанализировал его труды, их содержание и жанровые особенности, но показал связь его взглядов и мировоззрения с интеллектуальной и политической атмосферой эпохи. Характеризуя «Империю царей...» как первое во Франции научное сочинение о России, М. Раев рассматривает ее как работу, знание которой «необходимо для справедливой оценки факторов, которые определяли и еще определяют судьбу России и ее народа» .

В 1998 г. при Institut d'Etudes Politiques de Paris и Fondation Nationale des Sciences politiques для публикаций работ молодых ученых разных стран, работающих над вопросами политического развития современной России и, главным образом, стран Центральной и Восточной Европы «посткоммунистического» периода, было создано нерегулярное повременное издание «Cahiers Anatole Leroy-Beaulieu»22 («Тетради Анатоля Леруа-Болье»),' все выпуски которого доступны только в электронном виде. Оно было названо

20 Нива Ж. Ясная прозрачность Леруа-Болье // Нива Ж. Возвращение в Европу. Сборник эссе о русской литературе. М., 1999.

21 RaeffM. Introduction // Leroy-Beaulieu A. L'Empire des Tsars et les Russes (1. Le pays et les habitants. 2. Les institutions. 3. La religion.). P., 1991. (Далее: RaeffM. Introduction).

22 Colas D. Anatole Leroy-Beaulieu et l'importance des etudes sur la Russie et sur l'Europe de l'Est au sein de sciences po. //«Cahiers Anatole Leroy-Beaulieu» № 1. Janvier 1998.

именем Леруа-Болье потому, что он был в свое время специалистом по проблемам всего этого региона в Свободной школе политических наук Парижа (Ecole Libre des Sciences politiques). Первый номер носил ретроспективный характер и назывался «Французские социологи и политологи перед лицом русских революций». Директор издания профессор Д. Кола открыл его кратким очерком о Леруа-Болье и написал предисловие к одной из его работ о революции 1905 — 1907 гг., опубликованной в этом номере.

Таким образом, не только в отечественной, но и во французской историографии, несмотря на то, что для представителей последней книга «Империя царей и русские» является своего рода национальной гордостью, содержание работ Леруа-Болье о России, история их создания, взгляды автора, которые легли в их основу, изучены недостаточно.

Источниковая база исследования

Основная часть источников для этой работы представляет собой опубликованные материалы, главным образом на французском языке, — книги, статьи и сборники статей, предисловия, тексты выступлений на конференциях А. Леруа-Болье.

Важнейшим источником, безусловно, является его трехтомная работа <

Под общим заглавием «Империя царей и русские» («Россия и русские») в 1873 вышли статьи Леруа-Болье о природно-географических условиях и населении России, в 1874 — 1875 гг. — о религии, в 1876 — о сословиях, в 1877 — 1878 — о финансах, армии и администрации, в 1878 — 1879 — о земском и городском самоуправлении, о судебной реформе, в 1880 — о цензуре, революционном движении и необходимых, по мнению француза, для дальнейшего мирного развития страны политических реформах . Большинство

23 «Revue des deux mondes»: Leroy-Beaulieu A. L'Empire des Tsars et les Russes (La Russie et les Russes): I. 1) La Nature russe, le Tchernoziom, les Steppes et la

из них полностью или в измененном и доработанном виде вошли в «Империю царей...»

Первый том книги, появившийся в 1881 г., назывался «Страна и ее жители». В нем автор характеризовал природно-географические условия России, национальный состав империи и особенности национального характера русских, социальное устройство страны, кратко излагал ее историю с древнейших времен до царствования Александра II. Сочинение это не было апологетическим, но оно было пропущено Комитетом цензуры иностранной. Факт тем более примечательный, что многие номера журнала «Revue des deux mondes» со статьями, вошедшими в переработанном виде в первый том «Империи царей...», в России запретили24.

Во втором томе, «Институты», Леруа-Болье изучал политические и общественные учреждения России. Он был запрещен, и мотивы очевидны, если перечислить злободневные темы некоторых вошедших в него статей, запрещенных еще раньше — российское революционное движение, кризис конца царствования Александра II, возможность политических реформ в России25.

Population. 15.08.1873; 2) Les Races et la Nationalite; les Finnois, les Tatars, les Slaves. 15.09.1873; 3) Le Climat, le Temperament et le Caractere national. 15.10.1873; 4) L'Ancienne et la nouvelle Russie. 15.01.1874; 5) L'Eglise russe. 1.03.1874, 1.05.1874, 15.06.1874, 1.11.1874; 1.05.1875, 1.06.1875. II. Les Classes sociales. 1.04.1876, 15.05.1876, 1.08.1876, 15.11.1876. III. Les Finances. 15.12.1876, 1.01.1877; IV. Le systeme militaire et Гагтёе. 15.06.1877 (выделенные статьи не вошли в книгу); V. L'Administration. 15.08.1877, 15.12.1877; VI. Le Self-government en Russie. 15.07.1878, 15.08.1878; VII. La Reforme judiciaire. 15.10.1878, 15.12.1878, 15.05.1879, 1.09.1879; VIII. La Presse et la censure. 1.01.1880; IX. Le Parti revolutionnaire et le nihilisme. 15.02.1880; X. La Crise actuelle et les reformes politiques 15.06.1880.

24 РГИА. Ф. 779. On. 1. Ед. 195. Центральный комитет цензуры иностранной. Алфавитный указатель периодических иностранных изданий с отметками о запрещении отдельных номеров. 1869 — 1880 гг. Л. 58 об.

25 Каталог разсмотренных иностранной цензурою сочинений, запрещенных и дозволенных с исключениями с 1 июля 1871 г. по 1 января 1897 г. Спб., 1898. С. 160; РГИА. Ф. 779. Центральный комитет цензуры иностранной. Оп. 1. Д 195.

Отмену крепостного права Леруа-Болье осветил в первом томе своего труда, земскую, городскую, судебную и цензурную реформу — во втором. Реформы в области образования не стали предметом его специального исследования. Преобразования в области финансов и военные реформы, несмотря на то, что работы о них были написаны и включены в серию статей «Империя царей и русские», в отдельные издания не вошли.

Третий том «Империи царей...», «Религия», посвящен особенностям национального религиозного сознания, Русской православной церкви, сектам, положению неправославных культов в Российской империи. Помимо статей 1874 —1875 гг., в его основу лег цикл работ, написанных для того же журнала позднее, в 1887 — 1889 гг.26, и книга вышла только в 1889 г., когда первые два тома «Империи царей...» были уже переизданы. Она также была запрещена цензурой2 .

«Империя царей...» не переведена на русский. Неизвестно, ставился ли вопрос о переводе вообще. Однако вряд ли он мог быть разрешен, если запретили даже два тома французского оригинала. Между тем, во Франции «Империя царей...» выдержала четыре издания и была переведена на немецкий и английский языки еще при жизни автора. В англоязычном варианте, подготовленном в Америке 3. Рагозиной, авторский текст был несколько сокращен, но общий объем книги остался почти неизменным за счет пространных комментариев редактора. В 1902 — 1903 гг. вышло новое англоязычное издание, в 1969 г. оно было перепечатано

Леруа-Болье вносил в новые издания дополнения по мере того, как в России происходили изменения, вплоть до первых лет царствования Николая И. Например, статья о происходящих в России социальных процессах, в результате которых складывались два новых класса, буржуазия и пролетариат,

Л. 58 об.; Оп. 5. Д. 212, 213, 214; Ф. 776. Главное управление по делам печати. Оп. 5. Д. 124. 1873. Л. 77 — 82; Ф. 779. Оп. 4. Д. 234. Л. 492.

26 Leroy-Beaulieu A. La Religion, le sentiment religieux et le mysticisme en Russie // «Revue des deux mondes».15.04.1887, 15.08.1887, 15.10.1887, 1.05.1888, 15.09.1888; Idem. La Liberte religieuse en Russie // «Revue des deux mondes».15.03.1889,105.1889.

написанная в 1897 г., была включена во второй том «Империи царей...» . Четвертое издание вышло в 1897 — 1898 гг., таким образом, события начала XX в. — первая русская революция, создание Государственной думы — в «Империи царей...» не освещены, хотя Леруа-Болье был их непосредственным наблюдателем и написал о них в отдельных работах, о которых будет сказано ниже.

В 1988 г. третий вариант «Империи царей...» был переиздан в Швейцарии, а в 1991 г. вышло французское издание, в котором был перепечатан четвертый, последний вариант книги29. Именно на него, за исключением особо оговоренных случаев, даны ссылки в данной работе.

Отдельно от главного труда Леруа-Болье следует сказать о двух его статьях, посвященных российским императорам — Александру II и

28 Leroy-Beaulieu A. Les transformations sociales de la Russie contemporaine. 1897 // Russie 1837 — 1937. Les Tresors retrouves de la Revue des deux Mondes. P., 1997. P. 181 — 201; Leroy-Beaulieu A. L'Empire des Tsars et les Russes. (1. Le pays et les habitants. 2. Les institutions. 3. La religion.). P., 1991. P. 437 — 459.



29 Французские и швейцарские издания: Leroy-Beaulieu A. L'Empire des Tsars et les Russes: 1-е изд. — Т. 1. Le pays et les habitants. P., 1881, T. 2. Les institutions. P., 1882, T. 3. La religion. P., 1889; 2-е изд. — T.I, 2 . P., 1883; 3-е изд. — Т. 1, 2, 3. P., 1890; 4-е изд. — Т. 1, 2, 3, P., 1897 - 1898; переиздание 3-го изд. — Lausanne, 1988; переиздание 4-го издания — L'Empire des Tsars et les Russes (1. Le pays et les habitants. 2. Les institutions. 3. La religion.). P., 1991. Все сноски в данной работе, кроме особо оговоренных, даются на это издание. Немецкие издания: Das Reich der Zaren und die Russen: 1-е изд. — B.I. Berlin, 1883, B.2. Berlin, 1884, B. 3. Sonderhausen, 1890; 2-е изд. — В. 1,2. Sonderhausen, 1887. Английские и американские издания: The Empire of the Tsars and the Russians: 1-e изд. — Vol. I.L. — N.Y., 1893, Vol. 2 L. — N.Y., 1894, Vol. 3. L.— N.Y., 1896; 2-е изд. — Vol. 1, 2, 3. L. — N.Y., 1902 — 1903; переиздание: Vol. 1, 2, 3. N.Y., 1969.


Каталог: upload
upload -> Английские слова и выражения в оригинальном написании a horse! a horse! MY KINGDOM FOR a horse! англ букв. «Коня! Коня! Мое царство за коня!»
upload -> Викторина по пьесе В. Шекспира «Гамлет, принц Датский»
upload -> Қазақстан Республикасы Қорғаныс министрінің 2016 жылғы 22 қаңтардағы №35 бұйрығымен бекітілген тиісті деңгейдегі білім беру бағдарламаларын іске асыратын Қазақстан
upload -> 2018 жылға арналған Жарқайың ауданы бойынша айтақты және естелік күнтізбесі 24 маусым
upload -> 017 ж қаңтар 31 қаңтар дсұ санитарлық және фитосанитарлық шаралар бойынша Комитетпен жарияланған хабарламалар тізімі


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет