Большевизм и частная собственность



жүктеу 413.29 Kb.
бет1/2
Дата01.09.2018
өлшемі413.29 Kb.
  1   2




Карасев Вячеслав

Революция и частная собственность.

(3-я редакция)

В свете ранних работ Карла Маркса по теории коммунизма.

(часть 1-я)


  1. Развитие и спад социалистических тенденций, постановка вопроса.

  2. Буржуазия и пролетариат накануне революций 1917 г.

  3. Крестьяне и община.

  4. РСДРП: большевики и меньшевики, их программы.

Партия социалистов революционеров (эсэров), её программа.

  1. Частная собственность.

  2. О революциях.

  3. Ошибки Ленина и Троцкого.

Первая ошибка: о принципах Октябрьской революции.

В ходе научной конференции в честь 190-летия со дня рождения Карла Маркса «Маркс и XXI век», состоявшейся 22.04.2008 г., один из выступающих профессор философии Лекторский В.А. высказал весьма важную мысль, которая приковала моё внимание: «Свою главную заслугу Маркс видел в создании научного понимания истории, базирующегося на диалектике. Наука же учит тому, что часто находится в видимом противоречии со здравым смыслом. С этой точки зрения интерпретация становится важнейшим условием изменения реальности. Что касается идейного наследия Маркса, то без обращения к нему невозможно разобраться в парадоксальности современного мира.» ( 1 )

Основой к написанию настоящей статьи послужила книга С.Платонова «После коммунизма» (2), которую я прочитал в первом издании, а затем неоднократно перечитывал. Если эту серьёзную научную работу можно назвать квинтэссенцией марксистского понимания частной собственности и коммунистической теории, то эта статья является интерпретацией, попыткой кратко изложить сложные философские категории, принципы и выводы с одной стороны, а с другой - выдвигает ряд гипотез, которые подлежат дополнительному осмыслению в соответствии с теорией и практикой марксизма. Более глубокое научное исследование этих гипотез выходит за рамки настоящей статьи.
1. Развитие и спад социалистических тенденций,

постановка вопроса.

Обращение к истории «практического социализма» и «теоретического коммунизма» можно считать естественным для любого человека, занимающегося теоретическими и практическими вопросами марксизма, то есть теории общественного развития, открытой и разработанной Карлом Марксом (05.05.1818 – 14.03.1883) с участием Фридриха Энгельса (28.11.1820 – 05.08.1895). Марксистская теория общественного развития многогранна, и как один из предметов её исследования - развитие частной собственности в целом и в частности, более детально, её высшая форма – капитал. Как результат исследования, делается научно обоснованный вывод о сущности грядущей эпохи - дальнейшего движения человеческого общества и цели этого движения. Этот путь (эпоху) Маркс определяет как «коммунистический», основным содержанием которого является процесс уничтожения «частной собственности», а целью – установление эры «практического гуманизма».


Вопросы теории коммунизма, как эпохи уничтожения частной собственности, продолжают оставаться актуальными, в том числе и в свете социальных процессов, происходящих в Латинской Америке, Азии и Африке. На 9-й Всемирный социальный форум, прошедший в феврале 2009 г. в г.Белен (Бразилия), прибыли делегаты в количестве 120 тысяч из 150 стран мира, в нём приняли участие 5 президентов Южной Америки. Всё это говорит о возрастании значимости Всемирного социального форума и всего социального движения в целом.

И здесь, в Латинской Америке, в наше время Венесуэла, Боливия, Эквадор, взяли курс на социалистический путь развития. Они идут вслед за Республикой Куба, выдержавшей 50 лет блокады со стороны США. Социальные процессы социалистической направленности начинаются в Никарагуа и Сальвадоре, на подходе другие страны континента.

Партии, их лидеры, придя к власти в этих и других государствах через демократические выборы, или же встав во главе социалистических движений и организовав их, конечно же, изучают теорию и практику социализма, специфический опыт его осуществления в таких странах, как СССР, Китай, Югославия и Куба. Теория и практика социализма и попытка вхождения в коммунистическую эпоху в ХХ веке наглядно показали разнообразие форм, созданных революциями, но вопрос о характерных чертах коммунистического движения, действительного коммунистического действия (3), остаётся открытым, неоднозначным и дискуссионным.
Сегодня важно понять, почему социалистическое развитие в странах Восточной Европы, Азии и в первую очередь в России в конце XX века резко пошло на спад, претерпело деформации, с возвращением капиталистических производственных и других общественных отношений. Какие выводы можно сделать по результатам народных восстаний и применения на практике революционных теорий в этих странах ? Спектр мнений экономистов, политологов, философов, коммунистов и социалистов по данному вопросу очень разнообразен и зависит от приверженности той или иной концепции. Вот примерный перечень причин, которые указываются в научных работах, общественно-политической литературе и в средствах массовой информации:

а) социалистическая система распалась, не выдержав экономической конкуренции с капитализмом;

б) правившая однопартийно - государственная власть руководила экономикой не эффективно, не смогла разработать механизмы быстрого внедрения научных работ учёных (кроме военного и космического комплексов), как в инженерной области, так и в области стимулирования труда, не использовала всех преимуществ социалистического строя, проявляла волюнтаризм;

в) экономическая структура, в первую очередь СССР, была перегружена производством средств производства и вооружений в ущерб производству товаров народного потребления;

г) причина в сталинских репрессиях и Великой Отечественной войне, которые истощили народные силы и экономику СССР, в результате чего началось системное отставание от западных стран;

д) падение социалистической системы - результат буржуазной контрреволюции, а при Сталине страна сделала промышленно-эволюционный прорыв.

Как бы сказал царь Соломон в данном случае, спорить не о чем. Все правы! Потому что именно всё сказанное в совокупности и дало тот результат, который мы имеем. Основной вопрос звучит так: закономерен ли такой результат в силу объективных причин, или он является следствием цепи неблагоприятных обстоятельств, случайностей ?

В наше время поставленный вопрос, и весь комплекс сопутствующих вопросов, а также научно обоснованных ответов на них имеет важнейшее значение для дальнейшего коммунистического и социалистического движения. И поскольку все процессы общественного развития сегодня имеют корнями события, произошедшие в начале XX века, общественная мысль опять вынуждена искать ответы на те же самые вопросы, которые не нашли теоретического и практического разрешения в то время, время первых социалистических революций.


Существует и такое мнение, что социалистическое движение к коммунизму потерпело поражение потому, что в СССР и странах Восточной Европы не было не то что коммунистического движения (или по Марксу «действительного коммунистического действия»), но не было даже социализма, как первой фазы коммунизма. А вот такой тезис требует прямого обращения к коммунистической теории Маркса и категории «частной собственности», как её понимали Маркс и Энгельс. Потому что «…Коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности».
Философско-экономическая категория «частная собственность» вездесуща и пронизывает весь общественный организм, все отношения между людьми. Поэтому в настоящей статье выдвигается гипотеза, что трагические события в истории России и других стран в ХХ веке возникли не в силу «дефекта теории марксизма», не в силу злого умысла или недальновидности отдельных исторических личностей, групп и партий. Они возникли объективно в силу действия «частной собственности», совокупности отчужденных общественных производительных сил, принявших форму господствующих над индивидами производственных отношений.
В статье используются материалы по истории Российской империи и СССР начала XX века, а также цитируются различные научные и научно-популярные работы, с которыми при желании любой заинтересованный читатель может ознакомиться в открытых источниках.
2. Буржуазия и пролетариат накануне революций

В «Манифесте Коммунистической партии» (1848 г.), написанном К.Марксом и Ф.Энгельсом читаем: «Наша эпоха, эпоха буржуазии, отличается, однако, тем, что она упростила классовые противоречия: общество все более и более раскалывается на два большие враждебные лагеря, на два большие, стоящие друг против друга, класса - буржуазию и пролетариат».

Буржуазия – господствующий общественный класс капиталистического общества, собственник средств производства и другой собственности, которые приносят прибавочную стоимость за счёт эксплуатации рабочих. Эксплуатация осуществляется посредством «частной собственности»: в целом – господствующих производственных отношений, и в частности - отчужденных производительных сил.

Пролетариат – это общественный класс, не имеющий средств производства и другой собственности (или имеющий другую собственность, не приносящую доходов достаточных для содержания себя и своей семьи) и в силу этого вынужденный продавать свою рабочую силу, наниматься на работу к буржуазии.

По теме сложившихся в России экономических и общественно-политических условий накануне Февральской и Октябрьской революций 1917 г., в том числе по соотношению социальных классов, имеется огромный фактический материал. Чтобы показать соотношение буржуазии и пролетариата, как общественных классов, приведём небольшие выдержки из работ разных авторов.
Из статьи М.Назарова «Россия накануне революции и февраль 1917 г.» :

«…При этом Россия являла собой редкий в то время образец многоукладной экономики, когда частный сектор сочетался с кооперативным (к началу 1914 г. было 30 тысяч кооперативов с числом членов свыше 10 млн. человек) и с мощным государственным сектором хозяйства, который задавал тон (ему принадлежали две трети железных дорог, рудники, паровозостроение, военные заводы). Это значит, что национальный продукт в меньшей степени, чем на Западе, присваивался верхушечным частным капиталом, а служил всему государству и обществу. До 60% госбюджета составляли доходы государственного сектора экономики, затем – таможенные пошлины и т. п.; прямые налоги (с земли, недвижимости и капиталов) составляли только 8%; прогрессивно-подоходный налог, в отличие от западных стран, отсутствовал…» ( 4 )


Из работы Кара-Мурзы С.Г. «Советская цивилизация» (том I) :

«Буржуазия в России, скованная сословными рамками, не успела и уже не могла выработать того классового сознания “юной” буржуазии, которое на Западе сделало ее революционным классом “для себя”. В отличие от западного капитализма, где представители крупной буржуазии начинали как предприниматели, российский капитализм с самого начала складывался в основном как акционерный. Крупные капиталисты современного толка происходили не из предпринимателей, а из числа управленцев - директоров акционерных обществ и банков, чиновников, поначалу не имевших больших личных капиталов. Крупные московские (“старорусские”) капиталисты вроде Рябушинских, Морозовых или Мамонтовых, начинали часто как распорядители денег старообрядческих общин. По своему типу мышления и те, и другие, не походили на западных буржуа-индивидуалистов…

Рабочий класс. К моменту революции 1917 г. общая численность рабочего класса в России оценивалась в 15 млн. человек - примерно 10% всего населения. Но кого относить к рабочему классу? В 1913 г. В.И.Ленин писал: «пролетариев у нас, вероятно, около 20 миллионов», но ведь к этой категории тогда причисляли и сельский пролетариат (около 5 млн. человек), и городскую бедноту. В 1919 г. на VIII съезде РКП(б) Ленин говорил, что слой рабочих, «которые составляли нашу силу, - этот слой в России неимоверно тонок». Много исследователей после этого пыталась уточнить число рабочих, выделив разные его составляющие. В результате считают, что в рабочих фабрично-заводской промышленности с семьями было 7,2 млн. человек, из них взрослых мужчин 1,8 млн…

…Но главное даже не в количестве. Рабочий класс России, не пройдя через горнило протестантской Реформации и длительного раскрестьянивания, не обрел мироощущения пролетариата - класса утративших корни индивидуумов, торгующих на рынке своей рабочей силой. В подавляющем большинстве русские рабочие были рабочими в первом поколении и по своему типу мышления оставались крестьянами. Совсем незадолго до 1917 г. (в 1905 г.) половина рабочих-мужчин имела землю, и эти рабочие возвращались в деревню на время уборки урожая. Очень большая часть рабочих жила холостяцкой жизнью в бараках, а семьи их оставались в деревне. В городе они чувствовали себя “на заработках”…».
Предварительные выводы. Сложившаяся накануне революций 1917 г. классово - экономическая структура свидетельствует о том, что в России на тот период ещё не завершился, говоря словами Манифеста, «раскол на два большие враждебные лагеря». Частный капитал не вырос до размеров преобладающего «способа производства». Промышленный рабочий класс не развился и не сформировался до уровня общественного класса - пролетариата, т.е. до своей революционной сущности, занимая промежуточно-переходную ступень между социальным классом крестьян и социальным классом рабочих.

Сельский пролетариат был малочислен, поскольку преобладающая часть крестьянства в процессе начавшейся на селе капитализации производственных отношений ещё не лишилась земли (т.е. основного средства производства), входила в общины и в силу этого не являлась пролетариатом. Подробнее этот вопрос будет рассматриваться в следующей главе.

Из сказанного также можно сделать вывод, что в России в начале ХХ века преобладали производственные отношения не капитализма, а предыдущего способа производства – «абсолютизма» (с мощнейшим государственным сектором экономики), который, как формация, занимает место между феодализмом и капитализмом.

Попутно надо сказать, что в научной среде существует и такая точка зрения, что «абсолютизм», как формация (способ производства) не существует, а в России был типичный феодализм. Что ж, спорить не буду, пусть будет «абсолютизм, как высшая стадия феодализма».

Преобладающий способ производства «абсолютизм» посредством своих производственных отношений тормозил развитие производительных сил, и в силу этого объективно не мог позволить частному капиталу достичь своей высшей стадии – империализма (категория, впервые раскрытая В.Лениным). До этой стадии капитализм мог дорасти только после проведения буржуазно-демократической революции (которая и произошла в феврале 1917 года), а также после периода полного становления и оформления собственно капитализма в преобладающий способ производства.
О многоукладности любой формации (способа производства) писали и Маркс с Энгельсом и Ленин. «Многоукладность» подразумевает присутствие в экономике любой формации (наряду с основным, преобладающим способом производства) наличие элементов (производительных сил), как всех предыдущих способов производства, так и развивающегося, нового способа. Что касается России в начале ХХ века, то мы видим наличие элементов как высокоразвитого капиталистического способа - акционерный капитал, так и феодального, и общинного способов производства.
3. Крестьяне и община

Сначала несколько цитат.

«У революционеров был свой "рецепт" решения крестьянского малоземелья: конфискация и раздел помещичьих земель. Однако накануне революции крестьяне уже владели 77,4 % пахотной земли, 6 % принадлежало хозяйствам некрестьянского типа и лишь 16,6 % оставалось в помещичьем владении, которое имело бόльшую эффективность земледелия и давало более 20 % сельхозпродукции.» ( 5 ).

«Дайте нам 20 мирных лет, и вы не узнаете России», – сказал Столыпин. Ленин признавал, что при успехе столыпинских реформ революция будет невозможна ( 6); и Троцкий позже констатировал: если бы реформа была завершена, «русский пролетариат ни в каком случае не смог бы прийти к власти в 1917 году.» ( 7 ).


В «Истории государства и права в России» читаем:

«…Важнейшей из комплекса реформ, задуманных Столыпиным, безусловно, явилась аграрная реформа. В противовес думским проектам, суть которых (при всех их различиях) в конечном счете сводилась к передаче крестьянам всей или части помещичьих земель, т.е. разрешение аграрного кризиса за счет помещиков, суть столыпинской реформы состояла в том, чтобы сохранив в неприкосновенности помещичье землевладение, разрешить аграрный кризис за счет перераспределения между крестьянами общинных крестьянских земель.

Сохраняя помещичье землевладение, Столыпин оберегал социальный слой помещиков как важнейшую опору царизма, учитывая, что в результате революции 1905-1907 гг. крестьянство уже не являлось такой опорой. Столыпин рассчитывал, расслоив крестьянство за счет перераспределения общинных земель, создать слой новых собственников-фермеров как новую социальную опору власти. Иными словами, столыпинская реформа одной из важнейших своих целей имела, в конечном счете, укрепление существующего режима и царской власти…

….Однако, несмотря на сильнейший правительственный нажим, крестьянство в своей массе не восприняло реформу. Всего за период с 1907 по 1916 г. из общин вышло чуть более двух миллионов крестьянских дворов. Кроме того, 468,8 тыс. дворов в тех общинах, в которых с 1863 г. не было переделов, получили акты о собственности на свои земли без своего согласия, т.е. насильно. Всего, таким образом, выбыло из общин около 2,5 млн. крестьянских дворов, (примерно 1/5 общинных дворов к их количеству на 1906 г). К 1916 г. из общины вышла примерно1/6 часть общинников (более 73 % из них против воли односельчан). Значительное число крестьян (там, где общины распускались принудительно) вышли против своей воли….

….Оценивая итоги столыпинской реформы, справедливости ради, надо отметить, что к 1914 г. в сельском хозяйстве России имелись определенные положительные сдвиги. Во-первых, увеличилась на 10,5 млн. десятин площадь посевов за счет освоения целины в Сибири и Казахстане. Во-вторых, возрос общий валовой сбор зерна: пшеницы на 12%, ржи - на 7,4%, овса - на 6,6% как за счет расширения посевных площадей, так и роста урожайности. Но увеличение сбора зерна было не таким уж значительным и было использовано не на рост животноводства (“перегон зерна и кормов на мясо и масло”), что является показателем интенсивности сельского хозяйства, а на увеличение экспорта зерна за рубеж, в том числе и за счет сокращения внутреннего потребления. По расчету на 100 жителей населения число скота уменьшилось из-за нехватки кормов….

…Однако эти положительные сдвиги нельзя связывать только со столыпинской реформой. Серьезнейшую роль сыграла отмена выкупных платежей, которые составляли 89 млн. рублей золотом в год, почти половина той суммы, которую выручали за экспорт хлеба. Немалую роль сыграли и удачные погодные условия, обусловившие хорошие урожаи в 1909 и 1910 гг. Однако вслед за этим последовал тяжелый неурожай 1911 г., поразивший более 20 губерний. Десятки миллионов крестьян были вновь обречены на муки голода. Характерно: больнее всего неурожай ударил по тем губерниям, где наиболее активно насаждались хутора и отруба, показав тем самым, что община оказалась более устойчива по отношению к стихийным бедствиям и иным чрезвычайным ситуациям.» ( 8 )


По земельному вопросу высказался и Лев Николаевич Толстой. Его позиция была и «за» и «против». Он был против полумер, за кардинальное решение земельного вопроса в пользу крестьянства, работающего на земле. Он также был против программ революционеров и думских проектов законов, предполагающих обеспечение крестьянства землёй за счёт насильственно-принудительного отъёма помещичьих земель. Он был за эволюционно-лигитимное перераспределение земли в пользу крестьян путём введения Единого земельного налога. Предполагалось, что в результате действия этого налога неэффективные помещики-собственники будут добровольно отказываться от земли (отчуждать её). В 1906 г. Лев Толстой написал статью «Единственное возможное решение земельного вопроса», где обосновал свою позицию на основании естественного человеческого права и опыта зарубежных стран. И мы, его читатели и почитатели, зная в наше время трагические последствия гражданской войны, поражаемся его прозорливости. (Приложение 1 к настоящей статье).
4. РСДРП: большевики и меньшевики

Разделение на большевиков и меньшевиков возникло на II съезде РСДРП (17.7.1903 - 10.8.1903 г., Брюссель, Лондон) в связи с выборами в руководящие органы партии. При обсуждении параграфа 1 устава РСДРП о членстве в рядах партии В.И. Ленин предложил формулировку, при которой член партии был обязан лично принимать участие в работе одной из партийных организаций. Ю.О.Мартов выступил с другой формулировкой: членом партии мог быть любой, кто разделял её программные цели. По этому вопросу среди делегатов съезда произошёл раскол: они разделились на сторонников В.И. Ленина и сторонников Ю.О. Мартова.

В результате голосования была принята формулировка параграфа устава В.И. Ленина. Сторонники Ленина получили большинство при выборах в руководящие органы партии - ЦК и в редакцию газеты "Искра". С этого момента сторонников Ленина стали называть большевиками, а сторонников Ю.О. Мартова - меньшевиками.

Это весьма общее и упрощённое описание раскола. Детали раздела на фракции, на большевиков и меньшевиков хорошо описаны в книге Эдварда Карра «История Советской России» (Приложение 2 к настоящей статье).



Каталог: Statyi
Statyi -> Среднечетвертичное обводнение предалтая
Statyi -> Пафосная идеология, популярная культура и постсоветская идентичность
Statyi -> Родословные 1
Statyi -> Как повысить урожайность и получить экологически чистую продукцию яровых зерновых культур
Statyi -> Методы регулирования сорных растений в зерновых агроценозах Западной Сибири
Statyi -> Гиподинамия проблема современных школьников
Statyi -> Полевой эксперимент является наиболее универсальным и репрезентативным методом тестирования новых идей и концепций научной агр
Statyi -> «Роберт Флаэрти» Статьи Свидетельства
Statyi -> Ноябрны (къасым айны) экиси: хасаука уруш эмда сюргюн


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет