Борис Табачник суши-помешательство



жүктеу 0.82 Mb.
бет1/4
Дата03.04.2019
өлшемі0.82 Mb.
  1   2   3   4


Борис Табачник
СУШИ-ПОМЕШАТЕЛЬСТВО


Комедия в четырех действиях
Действующие лица:
АЛЕКСАНДРА КОТОВА, 1-я подруга, очень полная, боевая

ЛИЛЯ ЧЕБАРКУЛЬ, 2-я подруга, стеснительная и тихая

ТАНЯ КОБЫЛКИНА, 3-я подруга, параллельно работает в брачном агентстве

АНАИТ БАГДАСАРЯН, 4-я подруга, вся в украшениях,

РОМАН, арендодатель

АРМЭН ВАСГЭНОВИЧ, мужчина в самом соку, полупризрак-получеловек, смесь орангутанга и настоящего мачо. Разговаривает с кавказским акцентом.

АРМЭНЧИК, шклявой подросток, всегда говорит тоненьким тенором,

ПАША, лесник,

ВИТЯ, суши-мастер,

ТЕТЯ СВЕТА, уборщица, пожилая

Борис Игоревич Табачник

tabachnik.boris@gmail.com

961-421-37-29

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Просторный зал неработающего кафе
В просторном зале неработающего кафе затеян ремонт. Это уже финальная его часть. Где-то еще нужно подшпатлевать, стоит козел, ведра, в другой части кафе ремонт уже полностью сделан, даже стоят диваны (столы). Что-то накрыто целлофаном. Барной стойки пока нет.
Двери, ведущие на улицу, в туалет, кухню и кладовые расположены в задней части сцены.
Входят Александра, Лиля, Таня, Анаит и Роман.
АЛЕКСАНДРА. И это помещение, этот участок убожества вы называете тонким маркетинговым ходом? Да сюда придут только люди, употребляющие на праздники боярышник.

РОМАН. Видите ли, Александра!

АЛЕКСАНДРА. Меня зовут Аля! Александра – это пошло и не культурно, а Аля…

РОМАН. Это…

ТАНЯ. Это тренд. У меня на работе на Алю мужики лучше клюют, Александра – как-то нафталиново…

АЛЕКСАНДРА. Она в брачном агентстве работает. Иностранцев на деньги разводит. И они разводятся!

РОМАН. Кто?

АЛЕКСАНДРА. Ну, иностранцы…. на деньги, в смысле.

РОМАН. А-а. Так вот, Аля, у такой нежной и интересной девушки как вы, имя обязательно должно быть таким же нежным. Аля. Аленька.

АНАИТ. Она любит комплименты, не стесняйтесь.

АЛЕКСАНДРА. Спасибо, Роман, к делу.

РОМАН. М-да. Так вот, Аля, на первый взгляд это помещение находится в темном месте, тут действительно один раз в год полиция отлавливает каких-то непонятных мужиков с пузырьками, это показывают по телевизору.

ТАНЯ. Кстати, это хороший маркетинг. Мы будем раскидывать боярышник возле кафе, а потом наш суши-ресторан покажут по федеральным новостям.

ЛИЛЯ. Нас всех потом посадят.

АЛЕКСАНДРА. Молодец, малая.

РОМАН. Вон там – застройка. Через полгода – окончательное вселение. Значит, рядом построят школу! И представьте себе: люди, измученные ипотекой, голодные, озлобленные, эти сгорбленные дети с андроидами в голове, трясущиеся от первых удачных похождений подростки, – все они ваши клиенты. Ваше прекрасное заведение – центр жизни. Его пылающее ядро. Зарождающее зерно.

АНАИТ. Правда, у меня четыре знакомых семьи тут заселяется: Манукяны, Диваряны…

АЛЕКСАНДРА. После, после…

РОМАН. Внутренний интерьер! У вас в команде есть человек, понимающий, что мир от дрязг и суеты спасет не любовь, не дядя Вова и не освоение дальневосточного региона.

АЛЕКСАНДРА. Кто же, тогда? Второе пришествие?

РОМАН. Нет, я не к тому. Злой гений, его величество маркетинг, спасет этот мир.

ТАНЯ. Да, это так. Маркетинг – мой коньяк.

РОМАН. Вы хотели сказать, конек?

ТАНЯ. Это новые веяния маркетинга.

АНАИТ. Веяния с алкогольным ароматом. Один раз в три месяца, да и то – с каким-то прыщавым лесником. Как тут с коньячком не подружить?

ТАНЯ. Послушай, ты, принцесса Будур! Думаешь, здоровенная горилла на такой огромной-преогромной машине лучше прыщавого лесника? Да он мне всю ночь Сталинград устраивает с постоянными маневрами, туда-сюда, туда-сюда, а твой, небось храпит как дореволюционный трактор! Да еще и быстро глохнет.

АНАИТ. Что? Ах ты…

ЛИЛЯ. Девочки, не соритесь.

АНАИТ. Это почему же?

ТАНЯ. Да, почему? Интересно, знать.

ЛИЛЯ. Это насколько я знаю, я, правда, не уверена, но до Революции не было тракторов.

ТАНЯ. Были!

АЛЕКСАНДРА. А ну, цыц! Что вы тут устроили, подружайки?

РОМАН. Жарко у вас, значит и в ресторане будет жарко – от клиентов отбоя не будет. Успевайте только хватать их и кормить. У вас есть то, чего сейчас нет ни в одном ресторане нашего города.

АЛЕКСАНДРА. Русская сила?

РОМАН. Нет.

ТАНЯ. Мы можем определять потребности людей?

РОМАН. Нет, не суть?

АНАИТ. Мы люди с тонким чувством вкуса?

РОМАН. Это все мелочи.

АЛЕКСАНДРА. Что же, тогда?

РОМАН. Неужели, вы не видите? Вы – команда. Вы – четыре настоящих подружки, бросьте, повздорили, с кем не бывает? Поверьте моему большому опыту в таких делах: чтобы стать лучшим рестораном нужна команда. И она у вас есть!

АЛЕКСАНДРА. Вообще, помещение не такое уж и плохое, тут можно развернуться. Что скажете, компаньонши?

АНАИТ. Я буду заниматься ассортиментом, пусть Танюша скажет. Все-таки будущий директор по маркетингу. Куда же мы без него, он мир спасет.

РОМАН. Простите, но она – это не он. Это она.

АНАИТ. Простите, но это он. Мужской род, да?

ТАНЯ. Анаит, я прошу тебя, сколько мы друг друга знаем. Она имела ввиду, маркетинг, это он. Ведь ты это имела ввиду?

АНАИТ. Конечно, ничего другого.

ТАНЯ. Вот и прекрасно. Мой маркетинг без твоих вкусных блюд – засохший батон, который…

АЛЕКСАНДРА. Может, бутон…

ТАНЯ. Аля, какой бутон? Засохший бутон появляется, ну там…там…и то не у всех, короче, рано, нам еще. Анаит, говори, нам всем искренне интересно услышать твое мнение. Правда, девочки?

АНАИТ. Ну, хорошо. Мне нравится. Тут людей кормить-перекормить. В так вот пальчики будут целовать, вкуснотища, будут говорить.

ЛИЛЯ. Берем!

РОМАН. Вы обладаете такими же условиями как лучшие рестораны страны: у вас четыре стены и дверь. Покрасьте их в любой цвет, наляпайте на них, вот так, всякой ерунды, сейчас так модно. Наймите персонал, создайте сайт, постройте барную стойку, поставьте диваны, столики, создайте меню, организуйте доставку на дом.

АНАИТ. Вы так говорите, как будто сами открывали ресторан.

РОМАН. Я помогал открывать другим и не только ресторан.

АЛЕКСАНДРА. Что же еще?

РОМАН. Салоны красоты, отделения банков. Видите ли, Аленька, моя работа…

АЛЕКСАНДРА. Ой, Роман, так приятно, когда мужчины все понимают с первого слова.

РОМАН. Ничего удивительного – у меня работа такая. Если срочно не продать, не сдать это убожество, придется сократить количество любовниц на две, а оно мне нужно? Нет!

АЛЕКСАНДРА. Что вы сейчас сказали сам себе, я не расслышала?

РОМАН. Что я сказал сам себе?

АЛЕКСАНДРА. Да, продать, убожество, сократить. Что вы сказали, Роман?

РОМАН. Аля, Аленька. Что же такое я сказал? Дайте вспомнить? Что же я сказал?

ТАНЯ. Да, интересно, что вы сказали?

РОМАН. Вспомнил, вспомнил. Я сказал, что если не сократить это громоздкое имя, если не предать ему божественной красоты, вы понимаете…

АЛЕКСАНДРА. Совершенно, правильно, Роман, в точку.

РОМАН. Ф-фух.

АЛЕКСАНДРА. Что с вами? Вы устали?

РОМАН. Да, я устал, у меня тяжелая работа.

ТАНЯ. А теперь после работы вы сможете прийти к нам с женой. Кстати, вы женаты?

ЛИЛЯ. Таня!

ТАНЯ. Что, Лиля?

ЛИЛЯ. Неприлично!

РОМАН. Все в порядке. Я женат, брак, безусловно, счастливый, живем в доме за городом, у меня две машины и трое детей, собака, ирландский волкодав, высокий такой, лохматый пес, по выходным ездим в кино всей семьей…

АНАИТ. Достаточно, дальше можно не рассказывать. Так вот, приходите всей семьей, мы вас накормим, напоем, а потом можно и в кино!

РОМАН. Хорошо, обязательно придем. Вот договор аренды. Читайте. Сейчас мне нужно в мэрию сбегать к помощнику городского головы, там аренда под большой форум. Министр приезжает. Готовимся. Через час зайду к вам. Вы пока осваивайтесь!
Роман отдает два экземпляра договора и уходит. Александра и Лиля берут договор, читают. Таня и Анаит начинают танцевать.
ТАНЯ. Водил меня Серега на выставку…

АНАИТ. Ван Гога…

ТАНЯ. Там было телок много…

АНАИТ. На Лабутенах…

ТАНЯ. И в офигительных штанах…

АНАИТ. Танюш, а у меня есть лабутены, прикинь.

ТАНЯ. Да, ладно?

АНАИТ. Да, мне Мираб подарил.

ЛИЛЯ. Арендодатель передает, а арендатор принимает…

ТАНЯ. Мираб, кто это?

АНАИТ. Ну, хозяин Шведской Династии.

АЛЕКСАНДРА. Нежилое помещение, столько-то квадратов…

АНАИТ. Я могла стать его женой, могла такую жить замутить, ой-йо.

ТАНЯ. А почему не стала?

ЛИЛЯ. Беспрепятственно допускать в рабочее время…

АНАИТ. Пускай теперь мучается – упустил такую телочку. На Лабутенах!

ЛИЛЯ. Девочки, можно потише? Мы договор читаем.

ТАНЯ. Все-все, не мешаем. Анока, Аночка, а дашь мне лабутены?

АНАИТ. Вот-вот. Я так ему и сказала. Мы в номере уже были, он руки свои волосатые потянул, я девушка порядочная, сразу спросила: «А дашь мне лабутены»?

ТАНЯ. А он?

АНАИТ. А он не знает, что такое лабутены.

ЛИЛЯ. Арендная плата повышается втрое…

ТАНЯ. Как не знает?

АНАИТ. Откуда ему знать?

ЛИЛЯ. …если Армэн Васгэнович… Кто это? Знаешь?

АЛЕКСАНДРА. Неа.

ТАНЯ. Зато мы знаем!

АЛЕКСАНДРА. Ну?

АНАИТ. Я же сказала, хозяин ресторана Шведская Династия. Мираб Зубхалия.

ЛИЛЯ. Нет, тут никакого Мираба, есть Армэн Васгэнович.
Таня забирает у Александры и Лили договоры.
ТАНЯ. Девочки, к черту эти договоры, этих Мирабов и Армэнов. Роман придет сейчас, все объяснит. Мы открываем суши-ресторан…

ЛИЛЯ. Но договор очень важно читать.

ТАНЯ. Ты ни черта не смыслишь в жизни. Очень важно, что на следующей неделе я приду на работу в лабутенах, все кикиморы местные рожицы свои намыленные поднапрягут, а я.

АЛЕКСАНДРА. А ты?

ТАНЯ. Я - Марина Влади, Софи Лорен, Клаудия Шифер, Анджеллина Джолли в одном флаконе! К черту! Я, Татьяна Кобылкина, в ослепительном платье, сверкаю как спелая вишенка в алых туфельках.

АНАИТ. Погоди, я тебе еще не сказала, что одолжу…

ТАНЯ. Анока, Аночка, а дашь мне лабутены? Ну, пожалуйста!

АНАИТ. Посмотрим на твое поведение.

ТАНЯ. Я очень тебя прошу. Я подарю тебе свой эпилятор.

АЛЕКСАНДРА. А ну, цыц! Анаит, дай ей на пару дней – не успокоится. Давайте о деле думать. Вы понимаете, что будет, если мы все тут на скорую руку организуем.

ЛИЛЯ. Нас всех потом посадят!

АЛЕКСАНДРА. Молодец, малая!

АНАИТ. Какой у тебя размер?

ТАНЯ. Слушай, ты опять за свое. Вечно подкалываешь. Всегда начинаешь сама. Ну, первый размер, и что дальше? А бывают девочки, у которых и первого под микроскопом не наблюдается. И, ничего, мужикам нравится, есть и другие козыри. Ну, первый у меня, первый, что дальше?

АНАИТ. Все сказала?

ТАНЯ. А что я неконкретно выразилась?

АНАИТ. Вообще, я имела ввиду, размер ноги. А ты говоришь, что я начинаю.

ТАНЯ. Прости меня, прости, родненькая. Подруженька моя, царица Будур, Анаит Багдасарян, сладкая клубничка. Тридцать седьмой у меня.

АНАИТ. У меня тридцать шестой.

ТАНЯ. Ничего, я ногу втяну, распарю, кремом намажу.

АНАИТ. Хорошо.

ТАНЯ. Ой спасибо, люблю тебя! Обожаю!
В помещение незаметно заходит Тетя Света, пожилая уборщица. У нее ведро с водой, швабра. Они тихонечко моет полы, ее пока никто не видит. Она одета в синий халат.
АЛЕКСАНДРА. Когда в очередной раз будешь разводить лохов, сядешь за стол, втянутая, распаренная, кремом намазанная, когда от лютой зависти из местных девок кипяток струей польется…

ТАНЯ. Так и будет.

АНАИТ. Проверено.

АЛЕКСАНДРА. … не забудь, что ты теперь рестораном занимаешься, а лохов разводишь во вторую очередь.

ЛИЛЯ. Девочки, я придумала.

АЛЕКСАНДРА. Что?

ЛИЛЯ. Я все придумала.

АНАИТ. Говори, говори.

ЛИЛЯ. Ты когда в агентство войдешь, на ноги же никто не смотрит, вы там за столами сидите, жопы греете, ловите в интернете иностранцев с деньгами. И лабутены твои никто не увидит. Они же под столом.

ТАНЯ. Как не увидит? Что же делать?

ЛИЛЯ. А ты их прямо на стол поставь.

ТАНЯ. Точняк.

ЛИЛЯ. А еще лучше, помнишь, ты говорила, у тебя фотографии перед столом висят. Где ты с семьей. Пама, мама, младший брат. Ты их сними пока, а вместо них лабутены повесь, чтобы красной подошвой наружу. Тогда они не только кипятком.

ТАНЯ. Ты гений, я так и сделаю.

ЛИЛЯ. Только пусть висят пару дней не больше. Те, которые от зависти кипятком и не только, они же твоим клиентом настучат, что у тебя есть такие туфли, значит, деньги тебе не нужны.

АЛЕКСАНДРА. Ты настоящий стратег.

ТАНЯ. Да уж. Я подарю тебе свой эпилятор.

ЛИЛЯ. Мне особенно не нужен, не растет ничего.

ТАНЯ. Не переживай, все вырастет. Нужно просто верить.

АНАИТ. Помню, говорю ему. Мираб, давай сначала с туфельками решим. Все решили быстро, потом, правда, все как-то быстро закончилось.

АЛЕКСАНДРА. Ничего не почувствовала?

АНАИТ. Неа. Зато потом, через день, почувствовала сотни завистливых взглядов.
Анаит начинает кружиться и танцевать.



АНАИТ. Это когда я их надела. Стала самой красивой и стройной.

АЛЕКСАНДРА. Вот счастливая, мне бы так.

АНАИТ. Самой желанной и сексуальной.

ТАНЯ. Хочу быть желанной.

АНАИТ. Самой, самой, самой.

ЛИЛЯ. Я тоже так хочу.
АНАИТ. Самой лучшей!

Неожиданно Анаит со всего размаха вступает ногой в ведро с водой. Какое-то время Анаит матерится на армянском языке.
АНАИТ. А-а-а-а. Что это? Старуха, что ты делаешь? Тебе жить не хочется?

ТЕТЯ СВЕТА. Простите, пожалуйста, я не хотела, я просто мыла полы.

АНАИТ. Мыла полы, она. Нужно знать свое место.

ТЕТЯ СВЕТА. Я просто поставила ведро и мыла полы.

АНАИТ. Лучше бы ты поставила это ведро себе на голову, старая кляча!
Анаит идет в туалет, возвращается с большим количеством бумаги и вытирает себе ногу. При этом она тихонечко матерится на армянском.
АЛЕКСАНДРА. Вы кто такая?

ТЕТЯ СВЕТА. Я – Тетя Света, уборщица.

АЛЕКСАНДРА. Просто вы как-то тихонько зашли, мы тут решали производственные вопросы, обсуждали стратегию развития.

ТЕТЯ СВЕТА. Да, я поняла по обрывкам фраз.

ТАНЯ. И давно вы вошли?

ТЕТЯ СВЕТА. Буквально пять минут.

АЛЕКСАНДРА. Вы здесь работаете?

ТЕТЯ СВЕТА. Что ты, доченька! Я тут очень давно работаю.

ТАНЯ. Насколько давно?

ТЕТЯ СВЕТА. Годков не пересчитать. В девяоностые тут бильярд был. Морда здоровенная в малиновом пиджаке натрескалась, забл….ла тут все. А кому убирать? Тете Свете. Потом салон красоты был. Приходили тут в мехах эти, богатенькие. Целыми днями их тут выхаживали, патлы начесывали. Вот помню, стою раком под мойкой, локоны их кобыльи вытягиваю вогкой тряпкой. Потом мэр поменялся, а нового мэра жена животных любит. Была тут ветеринарная клиника. Сидят, понимаешь, эти питомцы, жрут целый день, жвакают, хрюкают, гадят, аспиды ползучие, а кому убирать? Тете Свете. Потом губернатор сменился. А у нового губера сын..

АЛЕКСАНДРА. Мы уловили тенденцию, что дальше?

ТЕТЯ СВЕТА. Много тут чего было: тир, индийская лавка, секс-шоп, книжный магазин, автосалон, маленький кинотеатр, мармоны, как их, эти адвентисты, не разберешь, я люблю тебя брат мой, и я люблю тебя. Экстрасенс тут еще принимал, от бесплодия лопухом лечил. А от почек можжевельником. Ох, очереди стояли. А в двухтысячном наступила стабильность. Президента нового выбрали.

ТАНЯ. А у него жена, дочь, зять, друг…

ТЕТЯ СВЕТА. Нет, нет. Не знаю. Только вот уж пятнадцать лет только жрачные заведения здесь. Стабильность.

АЛЕКСАНДРА. Какие?

ТЕТЯ СВЕТА. Жрачные. Кафе, рестораны, закусочные. Помню, ресторан был армянский.

АНАИТ. Ненавижу, когда подлизываются. Я еще не простила. Но я отходчивая.

АЛЕКСАНДРА. Не слушайте ее. Что дальше?

ТЕТЯ СВЕТА. Ресторан был, мне Армэн Васгэнович так и говорил: чтобы чистый был ресторан! А тетя Света все чистит, драит, убирает. Чисто как в бане.

ЛИЛЯ. Постой, Аля, опять этот Армэн Васгэнович, кто это?

ТЕТЯ СВЕТА. Позже пиво свежее варили здесь, хорошее. Свежее. Мужичара огроменный, живот как батискаф, рыльце свиное, напился, сволочь, незаметно зашел в производство, и как свинтус в емкость с пивом прыгнул, забрызгал все стены, холера. Руки потом свои волосатые-приволосатые отмывал. А кому убирать?

АНАИТ. Ты на что намекаешь?

АЛЕКСАНДРА. Тетя Света, вы скажите, кто такой Армэн Васгэнович?

ТЕТЯ СВЕТА. О, вы не знаете, кто такой Армэн Васгэнович…

АНАИТ. Чего вы с ней мямлите? Помыла уже? Чего языками чесать? Все, иди, иди.

ТАНЯ. Ну, что ты? Зачем так?

АНАИТ. Все, я сказала, давайте, давайте, до свидания. Приходите завтра.

ТЕТЯ СВЕТА. Я же недорассказала, кто такой…

АНАИТ. Ничего, это не так важно.

АЛЕКСАНДРА. Тетя Света, правда, приходите завтра. Только, когда входите, здоровайтесь.

ТЕТЯ СВЕТА. Хорошо, девочки, до свидания.

АЛЕКСАНДРА. До свидания!
Тетя Света забирает свои ведра, тряпки, швабры и уходит.
АЛЕКСАНДРА. Ты как всегда, подруга. Поклянись! Поклянись сейчас же!

АНАИТ. О чем это ты?

АЛЕКСАНДРА. Когда у нас будут клиенты, ты будешь даже с самыми неадекватными из них вежливой и учтивой.

АНАИТ. Чем? Здоровьем? Или своим родом Араратских пастухов Багдасарянов?

АЛЕКСАНДРА. Ты еще всеми Араратскими овцами поклянись!

АНАИТ. Клянусь!

АЛЕКСАНДРА. Так не пойдет. Знаешь, овцы, род, Арарарат, - это здорово! Ты лабутенами поклянись!

АНАИТ. А ты знаешь, как нащупать слабые места. Ладно, клянусь, божусь, обещаю!

ТАНЯ. Все в толк не возьму: я сколько его пила – только звезды видела, никаких овец и пастухов не наблюдала.

АНАИТ. Это ты подруга мало выпила. Нужно дозу взять чуть больше и тогда вдалеке, вон там, ты увидишь первую овцу, а потом вторую и т.д. Через десять минут в самом конце появится мой пра-пра-пра-пра-дедушка Ашот в мощной бурке с торчащим кинжалом.

ТАНЯ. Я обязательно попробую.

АЛЕКСАНДРА. Я тебе попробую.

ЛИЛЯ. Таня, Арарат – это гора. Там еще пра-пра, короче дедушка, пас овец. Ну и коньяк тоже.

АЛЕКСАНДРА. Так, овцы, сейчас придет Роман, а мы еще все помещения не посмотрели, все трепимся. Давайте посмотрим.
Александра, Анаит и Лиля идут осматривать туалет, кухню и кладовые, заходят в эти двери, тем самым, исчезая со сцены. Таня пока остается на месте.
ТАНЯ. Девочки, я вас сейчас догоню!
Таня подбегает к своей сумке, достает довольно бутылку коньяка Арарат, начинает пить, выпивает довольно много.
ТАНЯ. Будут они мне рассказывать про горы какие-то. Я когда выпью, мой прыщавый мальчик превращается в Брэда Пита. У него вахта на севере, ему тяжело, там медведи ходят, к любви ничего не располагает. Медведей я уже пару раз видела. А овец еще нет. Вообще, люблю животных! За животных!
Таня еще выпивает, остается половина бутылки. Таня убегает к девушкам.



ТАНЯ. Девочки, вы где? Мои девчули! А вот и я.
Входит Роман. Он оглядывается, слышит радостные голоса девушек. Роман быстро достает из своего портфеля бутылку вина, пять бокалов, наливает вино. Он достает коробку конфет, распечатывает их. Потом он еще раз оглядывается, достает из кармана какой-то подозрительный пузырек, быстро добавляет по капле во все бокалы, кроме своего.
РОМАН. Ну, не подведи меня, Армэнчик. Главное, чтобы не мешали с другим алкоголем. И тогда через пару часиков. Подействует. Наверняка. Девушки, а девушки! Ну, где же вы? Это я, Роман!
Девушки входят обратно в зал кафе.
АЛЕКСАНДРА. О, вы уже вернулись, как быстро.

РОМАН. Да, в делах нужно все делать быстро. Министр приедет и останется доволен, вот увидите. Что там, договор прочитали?

ЛИЛЯ. Есть один маленький вопрос. Мы не поняли пункта по поводу какого-то мужчины восточной национальности, как его….? Там плата еще повышается…

РОМАН. Ну что вы! Это бюрократические формальности, наспех залатанные дыры в нашем прогнившем законодательстве. Все там нормально, я вам разъясню, если уж так важно, но сперва давайте винца выпьем за новый суши-ресторан. Все подготовлено.

АЛЕКСАНДРА. Ой, тут и конфетки. Вы знаете, чем порадовать женщин.

РОМАН. Аленька, настоящих женщин , а не просто каких-то там…

АЛЕКСАНДРА. Спасибо, засмущали.

ЛИЛЯ. Только можно я не буду пить. Я не пью.

РОМАН. Что вы, тут капелька. Всего ничего. Это же за успех вашего мероприятия.

АЛЕКСАНДРА. Надо сделать над собой усилие, постарайся.

ЛИЛЯ. Хорошо, я глаза закрою.

АНАИТ. Кстати, проверенный метод.

ТАНЯ. Да, я тоже так пробовала, я так с Брэдом Питом познакомилась, потом расскажу…

РОМАН. Девушки, в этой прекрасной компании хочется поднять тост за ваш успех. Никогда прежде я еще не видел такого перспективного проекта как ваш. За самый лучший суши-ресторан в Европе!

АЛЕКСАНДРА. Мы согласны!
Все выпивают. Таня незаметно отходит в сторону, там, где у нее припрятана бутылка Арарат, и выливает в сторону содержимое бокала с вино. Пока ее никто не замечает, она делает пару глотков из бутылки.
АНАИТ. Очень вкусное вино.

РОМАН. Это домашнее. Аленька, хорошо бы рассчитаться и подпишите, пожалуйста, договор.

ЛИЛЯ. Схожу за деньгами.

ТАНЯ. Это вино нужно запивать настоящим напитком, королем.
Таня кладет обратно бутылку в свою припрятанную сумочку.
ЛИЛЯ. Мы вам должны за первые три месяца, так?

РОМАН. Приятно иметь дело с такими точными партнерами. И договор, пожалуйста.

ЛИЛЯ. А что я хотела спросить?

РОМАН. Вы хотели спросить про вино. Это настоящее домашнее вино, вовремя обрезанный виноград, за землей ухаживали по специальной схеме.

ЛИЛЯ. Очень вкусно, правда. Деньги!
Лиля достает из своей сумочки целлофановый пакет, в нем лежит еще пакет. А во втором пакете – бумага. Лиля разворачивает ее, там лежат деньги. Она отдает их Роману, тот пересчитывает и забирает.
АЛЕКСАНДРА. Вот договор, ставлю печати, смотрите, подписываю, хоп, хоп! Все, дело сделано!

РОМАН. Ну вот и прекрасно. А сколько времени? Ух, ты, да мне же надо бежать. У губернатора совещание по вопросам нежилых помещений. Я как раз вхожу в совет. Замолвлю слово за ваш ресторан. Пусть придет на открытие.

АЛЕКСАНДРА. Роман, вы потрясающий человек. Мы вам позвоним, скажем дату открытия.
У Романа звонит телефон.
РОМАН. Але, але! Да иду я, иду. Все, девушки, убегаю, до свидания!

Девушки (хором). До свидания, спасибо.
Роман забирает один экземпляр договора и уходит.
АЛЕКСАНДРА. Ну что? Готовимся! Анаит, звони нашему кандидату, суши-мастеру, пусть приходит.

АНАИТ. Але, здрасьте, это из ресторана, мы вас ждем, приходите, улица Шабашникова, двадцать четыре. Все, скоро будет.

АЛЕКСАНДРА. Что с меню?

АНАИТ. Если он и, правда, крутой суши-мастер, как написано в резюме, мы его послушаем, составим меню. И будет все очень вкусно, пальчики оближешь!

ТАНЯ. А я его красиво оформлю. В фотошопе.

АЛЕКСАНДРА. Давай, давай, сайт, группы в соцсетях.

ТАНЯ. Так я уже все сделала, а сейчас предлагаю сделать селфи.

АЛЕКСАНДРА. Ты с дуба рухнула, кукушка?

ТАНЯ. А что такое?

АЛЕКСАНДРА. Посмотри на наш ресторан, тут еще ремонт не закончен. Какое селфи?

ТАНЯ. Мы его сделаем, а выкладывать не будем пока. А когда станем лучшими в Европе – покажем, с чего все начиналось.

АЛЕКСАНДРА. Если мы его случайно выложим…

ЛИЛЯ. Нас всех потом посадят.

ТАНЯ. Так, Чебаркуль, что за паника? Вечно ты: посадят, посадят.

ЛИЛЯ. Я не Чебаркуль!

АНАИТ. Девочки, давайте этот селфи сделаем, ну-ка стали.

ТАНЯ. Погоди, нужно подойти к этому вопросу творчески.

АЛЕКСАНДРА. Это как?

ТАНЯ. Давайте оденемся во что-нибудь странное.

АЛЕКСАНДРА. Ты опять за свое? Давай меняться вещами! Давай оденемся как шалавы! Таня, откуда у тебя это?

ТАНЯ. Сейчас просто весело оденемся! Я пойду найду халат тети Светы, девочки, вы тоже найдите что-нибудь.

АНАИТ. Ну, давай, повеселимся!
Девушки разбегаются по разным комнатам, шумят, бегают из стороны в сторону. Наконец, они появляются в зале кафе в совершенно странных нарядах. Таня стоит в синем халате уборщицы, у нее в руках швабра, Анаит одета в одежду врача – брюки и рубашку однотонного цвета, Александра появляется в индийском наряде с Библией в руке, а Лиля медленно идет в тяжелом скафандре космонавта. Она идет медленно, ничего не видит, но самое главное – иногда невольно приподнимается, как будто собирается взлететь.
ТАНЯ. О, я вижу, все весело оделись! А теперь делаем селфи!
Таня в порыве эмоций делает резкое движение шваброй и случайно задевает бутылку вина, рюмки. Все это падает на пол. Разливается и разбивается.
ТАНЯ. Йошкин дрын.
Теперь уже падает и Лиля, в этом скафандре она все время теряет равновесие.
ТАНЯ. Значит, скоро точно овец увижу.
Девушки бросаются Лиле на помощь, втроем еле-еле поднимают ее и сажают на стул, она все равно слегка приподнимается.
ТАНЯ. Я знаю, что делать.
Таня убегает в кладовую.
АНАИТ. Давай позвоним тете Свете, пусть тут все уберет.

АЛЕКСАНДРА. А, ничего, что мы на начальство сейчас не похожи?

АНАИТ. Она пока приедет, мы переоденемся.

АЛЕКСАНДРА. Звони, как раз помиритесь.

АНАИТ. Давай лучше ты, я как-никак директор по производству, а она просто уборщица.

АЛЕКСАНДРА. Ты, ветеринарный доктор, звони, а я малую буду извлекать.
Александра пытается открыть шлем скафандра. Но ничего не выходит. Возвращается Таня с какими-то черными веревками, привязывает ноги скафандра к полу (стулу, столу). Теперь Лиля не взлетает. Таня тоже пытается открыть шлем, но ничего не выходит.
АНАИТ. Але, тетя Света, здрасьте, это из ресторана. Кто? Ну мы с вами немножко... Кто? Да-да, правильно, все верно! Красивая армянская девушка. Меня зовут Анаит, это означает великая царица.

АЛЕКСАНДРА. Царица, про уборку не забудь!

АНАИТ. А, точно, индийская торговка пряностями. Нет, нет, это я не вам. Вы когда придете? Завтра? У нас тут ЧП, не могли бы вы прийти, ну, короче, сейчас? Возможно, да? Ах, недалеко живете. Мы вас ждем!

ТАНЯ. Все, давайте делать селфи и разоблачаться!
Девушки становятся в разные позы вокруг привязанного скафандра и пытаются сделать селфи. Но тут раздается звонок.
АНАИТ. А, черт, смазалось.

АЛЕКСАНДРА. Атас, девки. Так, эта сидит, мы же ее не перенесем. Кто из нас в приличном виде? Таня, сними халат.

ТАНЯ. Не могу.

АЛЕКСАНДРА. Почему?

ТАНЯ. Нет времени объяснять.

АЛЕКСАНДРА. Ана, ты из нас выглядишь убедительнее всех и заболтаешь любого. Давай, соври что-нибудь, как ты это умеешь.
Таня и Александра убегают в кладовую. Опять звонит звонок.
АНАИТ. Как приятно, что в тебя искренне верят. Да, иду я, иду!
Анаит открывает дверь, в зал кафе заходит Витя.
ВИТЯ. Простите, а это суши-ресторан? Шабашникова, двадцать четыре? Я не ошибся?

АНАИТ. Нет, не ошиблись! У нас дезинфекция.

ВИТЯ. А это что? Зачем вам привязанный скафандр?

АНАИТ. Меня зовут Анаит Багдасарян, я директор по производству. Вы будете работать со мной, если, конечно, мы вас возьмем. Поэтому, пока что вопросы задаю я. Это понятно?

ВИТЯ. Да, понятно.

АНАИТ. Сейчас проходите на кухню, вот сюда, подождите там пока минут десять-пятнадцать.
Витя заходит в дверь, ведущую на кухню.
АНАИТ. Девочки, все он ушел.
Таня и Александра выходят.
АЛЕКСАНДРА. Ну.

АНАИТ. Это суши-мастер, он пошел на кухню, давайте быстрее.
Девушки становятся в разные позы вокруг привязанного скафандра и делают много селфи. В этот момент в зал кафе незаметно входит тетя Света. Она подходит к девушкам.
ТЕТЯ СВЕТА. Здрасьте вам!

АЛЕКСАНДРА. Японский самурай!

ТАНЯ. Городовой.

АЛЕКСАНДРА. Сейчас не важно. Здравствуйте!

ТЕТЯ СВЕТА. Девчули, вы просили здороваться, здрасьте вам.

АНАИТ. И вам не хворать.

ТЕТЯ СВЕТА. Какие все нарядные! Разоделись.

ТАНЯ. Женщины, что с них взять!

АЛЕКСАНДРА. Вы не могли бы тут прибрать? Тут вино случайно разлили.

ТЕТЯ СВЕТА. Конечно, конечно. Дочка, ты бы мне мой халат отдала и швабру!

ТАНЯ. Я и не знаю, он у вас такой теплый.

ТЕТЯ СВЕТА. А вы и вправду разоделись! Это на вас из ветеринарной клиники, бесплатно тогда раздавали, а это из индийской лавки.

АНАИТ. Тоже раздавали?

ТЕТЯ СВЕТА. Нет, это когда адвентисты сюда переезжали, о, у вас и Библия их здесь, так они переезжали, а индийская лавка съезжала… Шел девяноста шестой год, выборы, Ельцин, падлюка, с Осиным танцует, а тут такое творится! Милиция приехала, ой… Это костюм их местной предводительницы. А Библия самого главного адвентиста, этого, мармона, мать его за левую ключицу!

АНАИТ. Ты властью-то поделись.

АЛЕКСАНДРА. Мне, конечно, приятно, что я невольно превратилась в Ким Чин Ина…

АНАИТ. Ты, кстати, чем-то похожа, щечки, румянец…

АЛЕКСАНДРА. Спасибо.

ТЕТЯ СВЕТА. Да, видела в новостях. Только кнопка тебе нужна, чтобы американцев пугать, мать их за все, что можно и нельзя. И прическу немного поменяй.

АЛЕКСАНДРА. Спасибо за комплимент, только, не могли бы вы убраться здесь?

ТЕТЯ СВЕТА. Легко. Дочка, отдай халат.

ТАНЯ. Нет, давайте так.

АЛЕКСАНДРА. Тань, у тебя все нормально?

ТАНЯ. Угу.

АЛЕКСАНДРА. Сними халат. Я еще по-женски понимаю, когда ты хочешь меняться вещами. Я тоже один раз поменялась. Потом я с ним развелась, короче не важно, когда ты хочешь одеться шлюхой какой-то, вся эта пошлятина, мерзость, я тоже понимаю, но халат уборщицы. Сними халат, дай человеку убраться.

ТАНЯ. У-у.

АЛЕКСАНДРА. Так, понятно. Вот я тогда поменялась, а потом мне стало дурно и я сказала: все, будем действовать иначе, подошла, резко сняла с него одежду, которая моя. Резко, как молния, как поражает финский нож, ты же читала, правда?

ТАНЯ. Да, я сейчас на метле полетаю. И закричу, что свободна. Невидима и свободна, невидима и свободна!
Пока Таня отвлеклась, раскинув руки и цитируя Маргариту, Александра резким движением расстегивает халат и снимает его. Все поражаются, поскольку под халатом у Тани что-то типа купальника из сексшопа (БДСМ) – очень сексуально, вульгарно и вызывающе. А еще у нее на шее ошейник.
АЛЕКСАНДРА. Да, подруга, тренинги Гандапаса по женской природе пошли тебе на пользу.

АНАИТ. Девочки, я тоже хочу на эти тренинги.

АЛЕКСАНДРА. Есть у меня визитка. Эх, помню, как сняла с него одежду, которая моя. Помню, через недельку, уже после развода, хожу по пустой квартире и кричу из балкона: свободна и невидима! Невидима и свободна! Потом менты приехали, один мужик, лысый такой боров, прям по книге, мне цветы на следующее утро принес, сватался. Ладно, дело давнишнее.

ТЕТЯ СВЕТА. Дочка, вот смотрю-смотрю на тебя….

АНАИТ. Да, в ваше время так не ходили, то ли дело раньше…

ТЕТЯ СВЕТА. Моя ж ты лапочка, тетю Свету подкалываешь, у тети Светы с юмором все в порядке.

АНАИТ. Тетя Света, вы меня….. это, немножко я там…. Короче..лишнего наговорила.

ТЕТЯ СВЕТА. Ладно, отходчивая. Так вот я не об том. Ошейник-то у тебя не для утех, это собачий, в нем здоровенный дог ходил, пока не откинул копыта.

ТАНЯ. А я еще чувствую, что за запах.
Тетя Света надевает халат, начинает прибираться. Выходит Витя. Он замечает наряды остальных девушек и столбенеет.
ВИТЯ. Здравствуйте.

АЛЕКСАНДРА. Мы уже идем.

ВИТЯ. А у вас все хорошо?

АНАИТ. Да, сейчас придем.
Витя рассматривает Таню.
ВИТЯ. Да, хорошо у вас, так я пойду на кухню?

АНАИТ. Идите.

ВИТЯ. Разрешите один вопрос.

АЛЕКСАНДРА. Да.

ВИТЯ. Зачем вам все-таки привязанный скафандр?

АЛЕКСАНДРА. Господи, Лиля! А ну, мужчина, помогите, быстрее.
Все кроме тети Светы бросаются на помощь Лиле, о которой давно забыли, пытаются открыть скафандр, но ничего не выходит. Наконец, скафандр замечает Тетя Света. Она идет на помощь.
ТЕТЯ СВЕТА. Нашелся таки. Нашелся родимый!

АЛЕКСАНДРА. Вы помогите, не рассуждайте!
Тетя Света находит какую-то точку на скафандре, нажимает что-то, голова скафандра открывается.
АЛЕКСАНДРА. Лиленька, как ты?

ЛИЛЯ. Мне все это время было очень хорошо. Мне казалось, что чьи-то сильные мужские руки делают мне массаж. Очень приятно. Я хочу любить и быть любимой.

АНАИТ. Все хотят.

ТЕТЯ СВЕТА. Так это понятно, это теплые руки Армэна Васгэновича!

АЛЕКСАНДРА. Та кто, черт побери, этот Армэн Васгэнович, вы можете толком объяснить?

ЛИЛЯ. Это лучший из мужчин, я точно знаю.

АЛЕКСАНДРА. Погоди, малая.

ТЕТЯ СВЕТА. Я вам сейчас все расскажу.

АЛЕКСАНДРА. Пойдемте на кухню, человек ждет и расскажете!

АНАИТ. Девочки, ну только дайте визитку, интересно, что за тренинги.

АЛЕКСАНДРА. Дадим, дадим.
Все идут на кухню, Лиле помогают.
ЗТМ
На самый передний край кафе на фоне ЗТМ в остальной части кафе выбегает Таня.
ТАНЯ. Пристыдили, пристыдили. Ну где, ты мой король напитков? Ты мой вечный помощник, любовник и лучший друг в одной пол литра. А, вот ты где. А ну, иди сюда. Это на мне собачий ошейник, да, здоровенный дог.
Таня допивает бутылку до конца. С этого момента и дальше она совершенно точно пьяная.
ТАНЯ. Ну, все, не нужно ссориться, нужно любить друг друга. Желательно почаще. Как ты там, мой северный друг? Не нужно ли мне ревновать к медведям. Они лютые. Как приедешь, порадую тебя оденусь в это, да и вообще, нужно почаще так, может, не знаю, по праздникам. Это все мелочи на фоне глобального потепления и исчезновения редких видов…
Таня уходит.
Конец первого действия.



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет