Центрального комитета коммунистической партии советского союза


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ



жүктеу 8.04 Mb.
бет14/50
Дата04.09.2018
өлшемі8.04 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   50

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

смогли разбить и «преследовать» целую армию, в которой войска Гёргея составляют лишь небольшую часть.

И если даже венгерские главные силы были «оттеснены» к Хатвану, стали бы они дожидаться там, пока к «теснящему их» австрийскому корпусу подойдет на помощь вся армия Вин-дишгреца для нанесения «решающего удара», или же они пос­пешно отступили бы к Тисе, не встречая на пути никаких препятствий, поскольку имели полностью обеспеченный тыл?

Ясно как деыь: после соединения Гёргея с главными силами венгерской армии австрийцы па левом крыле и в центре были оттеснены во всех пунктах. Где болтается сейчас Шлик со своей компанией, никто не может сказать.

Позиция же, занимаемая в настоящее время мадьярами северо-восточнее Пешта, говорит лучше всех донесений. Для того чтобы пойти от Римасомбата к Хатвану, мадьяры пред­варительно должны были обезвредить Шлика, то есть отогнать его па 10 миль за горные города Словакии т, где, отрезанный от главной армии изгибом Дуная, он полностью изолирован и бессилен. В этом случае авангард главных сил императорско-королевской армии, да и сами они, должны были быть отбро­шены на пять—семь миль; хотя еще совсем недавно Виндшпгрец оккупировал всю страну до Эрлау и даже собирался разместить в этом городе свою главную квартиру! И то и другое, по всей видимости, действительно произошло, иначе каким же образом мадьярская армия могла оказаться в шести милях от Пешта?

До поступления более точных сообщений нам остается только поверить фабрикуемым, очевидно, в Пеште мадьярским «россказням» «Breslauer Zeitung», тем более, что эти «россказни» по всем внутренним и внешним признакам абсолютно достовер­ны. Газета рассказывает, что стоящие под Хатваном мадьяры входят в состав мадьярской Северной армии. (Гёргей, усилен­ный корпусом стоящей на Тисе армии.) Далее там говорится:

«Как 27 января, когда стоящая на Тисе венгерская армия дважды, при Сольноке и при Цегледе, разбила императорские войска, так и сейчас в результате повторных побед Северной армии над императорским фельд­маршал-лейтенантом графом Шликом в Пеште идет подготовка ко всеоб­щему отступлению. Все военные канцелярии, вещевые склады и т. д. уже третий день перевозятся в Рааб. Аванпосты победоносной Северной армии венгров, расположенной на расстоянии вытянутой руки от стоящей на Тисе венгерской армии, вчера, по единогласным утверждениям приез­жих, находились будто бы в трех перегонах от Пешта, то есть в Хатване. Этой армией командуют польский генерал Клапка и первоклассный вен­герский генерал Гёргей, подчиненные оба верховному главнокомандующему Дембинскому. Так же как и 27 января, вчера появилось обращение коман­дира корпуса графа Врбна, извещающее население обоих городов, что мятежники намереваются наступать на Пешт, и поэтому часть гарнизона



С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

165


вышла навстречу противнику. Жителей поэтому настоятельно призывают сохранять спокойствие, так как при любой попытке восстания будет немед~ Йенно начата бомбардировка из Офенской крепости. В Пеште ожидают большого сражения в ближайшие дни.

Примечание. — Только что прибывший сюда из Пешта курьер принес известие, что из Офена отправлено много орудий под охраной гренадер и что не сегодня-завтра следует ожидать сражения недалеко от Пешта. Гарнизон Коморна вытеснил императорские войска из Старого Сёня».

Кошут только что весьма убедительно доказал, что, будучи вынужденным из стратегических соображений оставить часть страны, он вовсе не намерен терпеть, чтобы австрийцы вели себя на этой территории как настоящие варвары. Он прибег к единственно действенному в подобных случаях средству: ответил мерой за меру. Мадьярский корреспондент «Breslauer Zeitung» пишет:

«В Дебрецене, в ответ на то, что в Офене вопреки всем нормам между­народного права расстрелян венгерский майор Шпеллъ, будто бы также расстрелян полковник императорской армии Флигелли. — Одновременно мы узнали из уст одного австрийского офицера, что Виндишгрец получил письмо венгерского правительства, угрожающее немедленными ответными репрессиями на каждую новую казнь венгерских пленных. 73 императорских штабных офицера, содержащихся в плену в Дебрецене, также обратились с письмом к Виндишгрецу, заклиная его для спасения их жизней отказаться от применяемых им методов обращения с венгерскими военнопленными. При этом были названы 5 императорских генералов, находящихся в плену в Дебрецене. Эти два письма произвели на Виндишгреца значительно боль­шее впечатление, чем все немецкие адреса и интерпелляции по поводу казни Блюма, и с тех пор казни в Офене вообще прекратились, хотя сле­дует заметить, что вынесение приговоров тоже откладывается — вероятно, до лучших времен. Вчера в Пеште было арестовано несколько высокопо­ставленных дам. Венгерские женщины не уступают польским в патриоти­ческом воодушевлении и самопожертвовании».

С остальных участков театра военных действий мы имеем лишь крайне скудные австрийские сведения. На юго-западе генерал императорско-королевской армии Дитрих 14-го вступил в Сексард (Тольнский комитат), изгнал гусар Кошута и 19-го прибыл в Пешт. Следовательно, и здесь, на правом берегу Дуная, все еще действуют и даже занимают города гусары Кошута!

Из Трансильвании корреспондент «Allgemeine Oder-Zeitung» сообщает, что Бем, по распространяемым императорскими войсками слухам уже убитый или взятый в плен, отбросил в Банате преследовавшего его г-на Пухнера, двинулся к Клау-зенбургу и, стянув к себе значительное количество венгерских в секлерских117 отрядов, в настоящее время вновь начал наступ­ление против расположенных в Саксенланде объединенных австро-русских сил. Оставим пока открытым вопрос о том, что



166

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ



в этом сообщении соответствует действительности. Частично оно уже подтверждается корреспонденцией «Grazer Zeitung», сообщающей из Темешвара о попытке оттесненных в Трансиль-ванию отрядов инсургентов вновь вторгнуться в Банат при Фашет—Лугоше, ввиду чего императорские войска были вынуж­дены, чтобы не оказаться отрезанными, спешно оставить Арад. Все это подтверждает правильность нашей оценки положе­ния воюющих сторон. Решительная победа над императорскими войсками под Пештом, начало войны в Италии — и Австрия развалится, несмотря на все русские интервенции.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

2 марта 1849 г,

Перевод с немецкого
Напечатано
-

в «Neue Rheinische Zeitung» M 236, Ha Русском языке публикуется впервые



3 марта 1849 г.

{ 167

ВОЙНА В ВЕНГРИИ



Кёльн, 3 марта. Сегодняшние сообщения с венгерского театра военных действий лишь подтверждают и кое в чем детализируют вчерашние. Под Хатваном, разумеется, стоит сам Дембинский, в то время как два французских генерала с мадьярским корпу­сом находятся в нескольких милях от Дьёндьёша. Как велика опасность, доказывают непрерывные переброски войск из Пешта на Тису.

По другим, тоже австрийским сводкам из Пешта от 25-го, Виндишгрец перенес свою главную квартиру в Гёдёллё, почти на полпути между Пештом и Хатваном, а его авангард во главе с генералом Цейсбергом вновь уже в Дьёндьёше.

«Мятежники, утверждается далее, отходят, как и прежде, к Сольноку, но на этот раз им едва ли удастся уйти из-под удара, так как генерал Гёц действует из района горных городов m, a фельдмаршал-лейтенант Шлик опять перешел в наступление и, таким образом, их теснят со всех сторон».

Мы узнаём отсюда много нового. Во-первых, опять появился великий полководец Гёц, которого мы потеряли из виду на галицийской границе после того, как он потерпел от Гёргея поражение на высотах Карпат. Он появился в районе горных городов в пятнадцати—двадцати милях юго-западнее своей последней позиции. Иными словами, так называемый «пресле­дователь» Гёргея, исчезнувший на 8 дней, за это время проделал изрядный путь отступления.

Далее мы узнаём, что Шлик вновь перешел в наступление. Значит, он некоторое время не решался на него. Вместо того чтобы «теснить» мадьяр к Хатвану, как говорилось вчера, он, следовательно, сам оказался «вытесненным». Итак, сегодня кос-

168 ВОЙНА В ВЕНГРИИ

венно признают, что Шлик потерпел неудачу. Где, не сказано. Где он находится в настоящее время, тоже не говорится. По всей вероятности, Гёргей отбросил его от Римасомбата через Лошонц к Ипойшагу, и теперь он вновь пытается прорваться через горы.

Наконец, сообщается о новом отступлении мадьяр и о том, что они снова потеряли Дьёндьёш. Насколько это верно — еще не известно. Но если это и правда, все же остается выяснить, был ли только авангард мадьяр оттянут к главным силам, является ли это движение вспять концентрацией сил или отступлением. В первом случае это было бы только предвест­ником решительного сражения. В противном же случае, если мадьяры, не приняв решительного боя, вновь отошли за Тису, то это также отнюдь не свидетельствует в пользу императорской армии. Из этого можно было бы лишь заключить, что мадьяры ради укрепления духа своих приверженцев, ради обучения своих молодых, еще не привыкших к открытым сражениям солдат и, возможно, с целью набора рекрутов в язигийском и куманском дистриктах141 считали необходимым совершать воен­ные демонстрации почти у ворот Пешта. В то же время их воен­ная организация пока еще недостаточно совершенна, чтобы они могли отважиться на решительный удар.

О том, что мадьяры не ограничиваются защитой своих пози­ций уже имеющимися военными силами, что они, напротив, используют свои неприступные позиции за Тисой для военных приготовлений в огромных масштабах — мы слышим со всех сторон. Австрийские сводки сами признают:

«венгерские вооруженные силы выиграли время для того, чтобы соргани­зоваться, и сейчас стали внушительными».

А мадьярская корреспонденция в «Breslauer Zeitung» сообщает из Дебрецена:



«Мадьярские войска за последнее время часто проводили военные учения и, в частности, большие боевые стрельбы, на которых госпожа Кошут неизменно появлялась в запряженной шестеркой карете, стараясь приветливостью и похвалой укрепить дух солдат. Супруга Кошута, во вся­ком случае, редкая женщина, честолюбивая и патриотичная, охотно делит со своим мужем все опасности, и слухи, будто Кошут уже отправил свою жену вместе со всей семьей в Гамбург, чтобы она выехала в Северную Аме­рику, куда он поспешит вслед за ней, — слухи, которые с самого начала старалась распространять австрийская сторона с целью подорвать му­жество венгерских патриотов и посеять сомнения среди них, являются грубейшей клеветой».

Тот факт, что императорско-королевское правительство все более скептически смотрит на возможность быстрого и счаст-



ВОЙНА В ВЕНГРИИ

169


яивого завершения венгерской войны, доказывают непрерывно вновь и вновь возобновляющиеся, несмотря на военные дей­ствия, переговоры с Дебреценом. Однако они разбиваются о два австрийских требования: возмещение военных расходов Австрии и выдача всех главарей.

В то время как главные силы мадьяр заняли Хатван, их левый фланг атаковал Сольнок, где австрийцы возвели укреп­ления, а по некоторым сообщениям даже навели мост через Тису. Гонведы 162 форсировали реку, напали на австрийцев и, по слухам, изгнали их из Сольнока.

На юге взятие Сегедина австрийцами еще не подтверждено. Сегодня «Gonstitutionelles Blatt aus Böhmen» опять сообщает, что Сегедин все еще в руках мадьяр, которые отбили два штурма сербов. Зато Кничанин во время вылазки уничтожил часть гарнизона.

То, что вступление сербов и австрийцев не привело к снятию осады с крепости Арад, а наоборот, австрийцы не солоно хле­бавши опять отступили, вновь отдав мадьярам Старый и Новый Арад (о чем сообщает 25-й бюллетень), явствует из одного до­несения Рукавины, которое мы заимствуем из «Grazer Zeitung». После описания хода сражения, совпадающего с бюллетенем, здесь говорится:



«Поскольку еще не настало время, да и не предполагалось для дальней­ших операций занимать Старый Арад, наши доблестные войска, полностью выполнив свои задачи (!), еще в тот же день отошли на Новый Арад, а 9-го после совершенно незначительных стычек передовых отрядов отошли на заранее подготовленные позиции. Потери противника значительны. Мы потеряли, кроме 80 солдат, 3 убитых и 5 раненых офицеров. Темешвар, 10 февраля 1849 г. Барон Рукавина, фельдмаршал-лейтенант».

Из Трансильвании мадьярская корреспонденция «Breslauer Zeitung» сообщает, что не 10, а 20 тысяч русских находятся в Трансильвании 147 и совершенно открыто участвуют в боях против мадьяр и секлеров 117. Несмотря на это, по слухам, секлеры опять перешли в наступление, прошли Алуту под Ма-риенбургом и заняли Гельсдорф под Кронштадтом. Между прочим, в Вену в течение нескольких дней вновь не поступает почта из Трансильвании. По поводу русской интервенции «Bres­lauer Zeitung» пишет в сообщении «из Венгрии»:

«Вступление русских в Трансильванию вызвало чрезвычайное озлоб­ление не только у венгров, но и у австрийцев, тем более, что уже несколько недель не является тайной, что первые предложили свою помощь при усло­вии согласия Австрии на давно замышляемое русскими присоединение Дунайских княжеств к России. Австрия полностью согласилась на это».

Дополнительно мы узнали из «Constitutionelles Blatt aus Böhmen», что часть корпуса Гёргея действительно продвинулась



170 ВОЙНА В ВЕНГРИИ |

через Карпаты вплоть до Цандека в Галиции. Из Цимьека непрерывно посылались войска, и в конце концов мадьяры вновь отступили, по всей вероятности, согласно измененному плану Гёргея.

Австрийское правительство наконец поняло, что при нынеш­нем состоянии войны в Венгрии оно окончательно потерпит поражение, если не уступит требованиям южных славян. Оно осознало далее, что воинственную и гордящуюся своей свободой Венгрию, когда она будет покорена, лучше всего обуздать с помощью отделенных от нее малых славянских государств, теснящих со всех сторон мадьярский элемент. Поэтому оно настояло на «реорганизации» Венгрии Виндиш-грецом. Хорватия, Славония, сербская Воеводина и Трансиль-вания отделяются от Венгрии, конституируются как три само­стоятельные провинции, и вместе с Галицией и Далмацией прочно соединяются с «наследственными немецкими владениями» правящей династии. Направленная из Аграма в венгерское казнохранилище163 в Пеште комиссия Банского совета 145 добилась от Виндишгреца приказа казнохранилищу выдать находящуюся до сего времени в его распоряжении хорватскую казну. Венгерским центральным властям- [Zentralbehörde] в Офене было указано в будущем не рассматривать Хорватию, Славонию, Воеводину и Трансильванию как входящие в сферу их компетенции. От словаков, по-видимому, пока решили отделаться тем, что императорско-королевским комиссарам приказано вести корреспонденцию на словацком языке. Впро­чем, несмотря на все усилия императорско-королевского пра­вительства, словакам отнюдь не удалось навязать дух нацио­нального фанатизма. Они одни из всех славянских народов Венгрии определенно симпатизируют мадьярам.

Однако и симпатии хорватов к австрийскому правительству не так уж надежны. Императорско-королевские войска хозяй­ничают в стране; один священник из окрестностей Аграма, объявивший славян спасителями императора и всей монархии, навлек этим на свою деревню осадное положение и сам полу­чил репутацию «предателя императора». В Аграме постоянно слышны жалобы на «интриги» мадьярской партии, так что комитет безопасности пригрозил военным судом лицам, рас­пространяющим злонамеренные слухи.

В Аграме произошла забавная история, которой мы хотим заключить наше сегодняшнее сообщение о Венгрии. Епископ Хаулик лишил сана священника вице-викария Штоса, одного из «самых уважаемых хорватских патриотов», за сочинение против безбрачия священников. Затем он отказался служить

ВОЙНА В ВЕНГРИИ

471


заупокойную мессу по воеводе Шупликацу, так как последний был якобы еретиком и не верил, что святой дух исходит от сына так же, как и от отца. Кроме того, этот человек пишет все свои сочинения на латинском языке. Тотчас же поднялась буря хорватско-панславистского патриотизма против епископа Хаулика и ему, бедному, пришлось убедиться, что его хорваты еще верят в бана Елачича больше, чем в святого духа.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

3 марта 1849 г. „о

Перевод с немецкого
Напечатано


в «Neue Rheinische Zeitung» M 237, Ha Русском языке публикуется впервые

4 марта 1849 г.

7 М. и Э, т. 43

172 ].

* С ВЕНГЕРСКОГО ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Непосредственные сообщения с театра военных действий сегодня опять очень скудны. Из Пешта передают, что мадьяры, нагнав отрезвляющего страху на австрийцев своим внезапным нападением, опять отошли к Тисе. По сообщениям «Lloyd», императорские войска якобы занимают линию от Вайцена до Консенца (?) и от Хатвана до Сольнока. Виндишгрец действи­тельно выступил из Пешта в направлении Дьёндьёша.

Зато сегодня стало точно известно, что Бем в Трансильвании нанес еще одно решительное поражение герою Пухнеру. Под Дева Бем собрал свои войска в том узком ущелье, где, как надеялись военно-полевые газеты, Пухнер и Рукавина окружат его и принудят к капитуляции. Ведь там находились также, согласно одному из предыдущих бюллетеней, 3 тысячи румын, преградивших все выходы. К большому изумлению всех верую­щих в бюллетень, там вместо 3 тысяч румын неожиданно ока­залось не менее 4 тысяч мадьяр с 8 пушками; с ними Бем и соеди­нился. Он нападает 9 февраля на преследующих его австрийцев, разбивает их в 14-часовом сражении и, уничтожив полностью несколько полков, отбрасывает обратившуюся в бегство импе-раторско-королевскую армию назад к Германштадту, где она вновь собралась лишь 12-го. Правый фланг австрийцев пытался удержаться под Альвинцем на Мароше, но был от­брошен к Карлсбургу.

Таким образом, Бем вновь овладел западной половиной Тран­сильвании. В восточной половине, за Алутой, в двух часах езды от Кронштадта стоят секлеры ш.

Приводим следующее официальное сообщение о происшед­шем здесь сражении 1в4:



С ВЕНГЕРСКОГО ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

173


«Вражеское вторжение в Бурценланд вновь продемонстрировавших свое вероломство (!) секлеров вынудило русского генерала Энгельгардта предпринять 4-го сего месяца, в 7 часов утра форсированную рекогносци­ровку в направлении Петерсберга одним русским батальоном, 150 каза­ками и двумя орудиями при поддержке батальона 1-го румынского полка. На расстоянии примерно часа езды от Кронштадта разведывательный от­ряд столкнулся с неприятелем, который наступал сильными колоннами из Кенигсберга на Петерсберг и, заметив слабость наших войск, атаковал их десятикратно превосходящими силами, но не смог вынудить к отступ­лению.

Во время завязавшегося сражения был вызван по тревоге гарнизон из Кронштадта, все войска двинулись вслед за разведывательным отрядом, и 2 русских батальона с шестью орудиями, а также 1 эскадрон Савойских драгун двумя колоннами вступили в бой.

Русская артиллерия, несмотря на то что она подверглась ожесточен­ному орудийному обстрелу с закрытой позиции, все же заставила центр неприятеля отойти, в то время как второй отряд русских захватил хорошо укрепленные врагом высоты под Петерсбергом, тем самым вынудив его к отступлению но всему фронту. — Неприятель отошел через Кенигсберг, переправился через Альт по мосту, разрушив его после этого, и вновь укрепился на противоположном берегу, откуда, однако, хорошо коорди­нированным артиллерийским огнем был принужден к дальнейшему отступ­лению На этом начавшееся в 8 часов утра сражение закончилось в 2 часа дня.

Отступление пеприятеля через Альт было так стремительно, что в плен удалось взять лишь 3-х человек. Его силы насчитывали от 8 до 9 тысяч человек пехоты, 500 кавалеристов — все хорошо вооруженные, при 6 ору­диях. Вражеская колонна, насчитывавшая примерно 1 200 человек, направ­лявшаяся из Мариенбурга на Сцуньодсцек, услышав канонаду, возвра­тилась в Гельсдорф».

Судя по этому сообщению, секлеры являются хозяевами положения в восточной части страны и несмотря на 20 тысяч русских, наступающих на главные города саксов 142, вся Тран-сильвания, за исключением Кронштадта и Германштадта, нахо­дится в руках мадьяр, — Какую честь завоевывают для нас, немцев, наши соплеменники, потерявшие человеческий облик фламандцы Трансильвании, видно из следующего факта:

«Кронштадт, 5 февраля. Местный магистрат послал благодарственный адрес генералу фон Лидерсу, командующему русскими войсками в Дунай­ских княжествах»1в6.

На границе Буковины императорские войска также не про­двинулись ни на шаг. Их утверждение, будто они уже у Бист-рицы, еще сомнительно. Вот что пишет по этому поводу «Соп-stitutionelles Blatt aus Böhmen»:

«Co стороны Буковины полковник Урбан уже дошел до Бистрицы в Трансильвании, а фельдмаршал-лейтенант фон Малковский уже был в Марошени в двух милях от Вистрицы, где он произвел рекогносцировку, и на следующий день вернулся в свою главную квартиру в Дорну за под­креплениями аДя немедленного наступления».

*


174 С ВЕНГЕРСКОГО ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЕ'

«На расстоянии двух часов езды» от города, который уже занят, не производят «рекогносцировки». Следовательно, Бистрица еще в руках мадьяр и Малковский отступил в Ватра-Дорну, на территорию Буковины.

В заключение приводим еще следующую корреспонденцию «Constitutionelles Blatt aus Böhmen» из Пешта от 23 февраля:

«На театре военных действий по соседству с нами в ближайшее время, вероятно, произойдет решающее сражение. Уже два дня в главной квар­тире наблюдается оживленная деятельность, обычно предшествующая крупным сражениям. Сегодня, как я узнал из довольно достоверного источ­ника, выступает сам князь *, который переносит свою главную квартиру дальше, в принадлежавший когда-то Грассалконпчу загородный замок Гёдёллё, в четырех часах езды отсюда. По словам некоторых офицеров, венгерская армия так надежно окружена (!), что ее ждет полное поражение, если (!) она опять не найдет какой-нибудь лазейки (!!). Позавчера прибыл транспорт, доставивший свыше трехсот пленных как раз из вышеупомя­нутых районов.

В транспорте находились гонведы 102 из различных батальонов, дезертиры из линейных войск, гусары и две повозки с арестованными гражданскими лицами. Наибольшее внимание привлекла одна дама, ехав­шая впереди в повозке и с головой закутанная в покрывало и платок. Легковерная толпа приняла ее сначала за жену генерала Гёргея, а потом за его любовницу. Ее арестовали потому, что ее короткая стрижка и не­сколько неженственные резкие черты лица вызвали подозрение, что это переодетый мужчина. Хотя при обыске и подтвердилось ее право на ноше­ние нижних юбок, но в ее турнюре были обнаружены важные письма, доказывающие государственную измену, и 2 тысячи флоринов в венгер­ских банкнотах».

Написано Ф. Энгельсом 4 марта 1849 г.

Напечатано во втором выпуске

«Neue RheinUeke Zeitung» M 237,

4 марта 1S49 г.

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


♦ — Виндишгрец. Ред,

[ m

ПРОЦЕСС ЛАССАЛЯ 166



Кёльн, 3 марта. Наши читатели помнят о депутации, посе­тившей в начале этого года генерального прокурора г-на Нико-ловиуса, с ходатайством за арестованных в ноябре месяце в Дюссельдорфе Лассаля, Кантадора и Вейерса ш — г-н гене­ральный прокурор обещал тогда, что участь арестованных будет облегчена, насколько это допустимо в условиях предваритель­ного заключения. Он также обещал позаботиться о проведении следствия с наивозможнейшей быстротой и торжественно убеж­дал депутацию не допускать и мысли о том, что предваритель­ное следствие затянется так же, как это имело место в процессе Готшалька и его товарищей 1в8.

С тех пор прошло два месяца, в течение которых наши чита­тели имели возможность убедиться, каково было «облегчение участи», которым за это время был облагодетельствован прежде всего Лассаль 16в; они знают, с какой предупредительностью вел себя по отношению к нему директор тюрьмы г-н Моррет, как он угрожал подследственному применением правил, существую­щих в исправительных тюрьмах; как над ним нависла угроза чрезвычайного суда, от которого все еще можно ожидать при­говора, гласящего скорее всего: «Cachot»*.

Столь же блестяще, как обещание облегчить участь, будет, очевидно, выполнено и второе — относительно максимального ускорения следствия.

Лассаль, как известно, был арестован 22 ноября, так что следствие ведется уже около трех с половиной месяцев. И этого

♦ — Тюрьма. Peô,




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   50


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет