Центрального комитета коммунистической партии советского союза


ИТАЛИЯ. С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ



жүктеу 8.04 Mb.
бет23/50
Дата04.09.2018
өлшемі8.04 Mb.
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   50

ИТАЛИЯ. С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Как мы уже вчера имели случай сообщить большей части наших читателей *, под Виджевано и Мортарой одновременно произошло два сражения; в одном верх взяли австрийцы, в другом победа осталась за пьемонтцами.

Сегодня мы получили более точные сообщения. Излагаем их в хронологическом порядке.

Измена Раморино полностью подтверждается одной коррес­понденцией «Constitutionnel». Имея задачу во главе Ломбард­ской дивизии воспрепятствовать переправе австрийцев из Вид­жевано через Тичино, он посылает батальон стрелков, который закрепляется на реке. Появившийся 20-го утром австрийский полк сдерживали в течение пяти часов, с 5 до 10 часов утра. Тем временем вместо полка к Тичино прибыла целая император­ская бригада. Командир Ломбардского батальона Манара, удивленный, что ему все еще не прислали подкрепление, от­ступил к Виджевано, главной квартире дивизии. Оказалось, что войска Раморино оставили Виджевано. Ломбардцы отхо­дили все дальше и наконец наткнулись на пьемонтский кор­пус, к которому смогли присоединиться. В это время Рамо­рино со своей дивизией начал производить передвижения, находящиеся в вопиющем противоречии с полученными им приказами. Он был в тот же день арестован и, надо надеяться, будет расстрелян.

Из-за предательства Раморино австрийцам удалось скон­центрировать свои главные силы в Ломеллипеа между По и

* См. настоящий том, стр. 26& — 266, Ред,



274 ИТАЛИЯ. С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Тичино, и вклиниться в расположение пьемонтской армии. Дурандо и весь корпус, расположенный к югу от По, оказался отрезанным от главных сил.

Затем 21-го Радецкий двумя колоннами двинулся севернее на Виджевано иМортару в направлении к Верчелли. Перед Вид-жевано одна колонна была остановлена пьемонтцами, которые при Сфорческе и Гамболо в течение четырех часов сражались, не уступая ни пяди, с превосходящими силами императорских войск. Наконец, около четырех часов подоспела Савойская бригада и отбросила австрийцев, нанеся им урон. По некоторым сведениям, пьемонтцы взяли в плен 1 500 человек.

Вслед за тем в 6 часов императорские войска атаковали Мор-тару; пьемонтцы храбро защищались и, наконец, под прикры­тием резервной дивизии отошли, оставив этот пункт.

Эта дивизия продолжала сражаться до самой ночи, и только после этого Мортара попала в руки врага.

Это то, что известно точно. Дальнейшие сообщения проти­воречивы. Согласно одним, герцог Савойский 22-го вновь пе­решел в наступление и обратил в бегство два венгерских полка, по другим слухам, Радецкий наступает по дороге на Вер-чел ли.

В Париже 26-го говорили о телеграмме, утверждающей, что Радецкий уже находится всего лишь в 4-х милях от Ту­рина. Даже австрофильская «Journal des Débats» должна при­знать, что это сообщение необоснованно и не могло 26-го попасть в Париж. Газета даже старается доказать это путем сопоставления дат и расстояний.

Далее она признает, что Радецкий рискнул занять такую позицию, которая в случае поражения погубит его.

«Если у пьемонтской армии есть время стянуть свои силы в тылу Радецкого, она сможет поставить его в очень трудное положение».

Но как раз в этом и сомневается «Journal des Débats». Во-первых, утверждает газета, линия фронта пьемонтской ар­мии слишком растянута, пролегая от Новары до Кастель-сан-Джованни, а отдельные ее корпуса стоят даже под Ароной и Сарцаной или теперь под Пармой; а во-вторых, нельзя забы­вать о том, что Радецкий, принимая решение форсировать Тичино, имел в руках все свои наличные силы — 70 тысяч человек со 120 пушками.



Во-первых, пьемонтская армия действительно с 21-го распо­ложена так рассредоточенно, что одного корпуса, противостоя­щего непосредственно Радецкому, безусловно, было бы недо­статочно, чтобы удержать его. Это результат предательства

ИТАЛИЯ. С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

275


Раморино. Но об этом не идет и речи. На правом фланге ав­стрийцев действует герц@г Генуэзский, на левом, у Касале и Алессандрии, находятся пьемонтские резервы, а у них в тылу под Страделлой стоит Дурандо. Радецкий в буквальном смысле этого слова окружен, и в случае поражения пути отступления для него будут отрезаны. То, что различные пьемонтские со­единения не стали бы взаимодействовать между собой (хотя герцог Генуэзский и резервный корпус главных сил располо­жены для этого достаточно близко друг от друга),—весьма своеобразное предположение. Раморино своим предательством мог на какое-то время нанести ущерб пьемонтцам, но решить этим исход кампании он не мог.

Во-вторых, австрийская армия между Тичино и По отнюдь не насчитывает 70 тысяч человек. «Journal des Débats» рассуж­дает действительно слишком наивно, утверждая, что раз Ра­децкий имел в своем распоряжении между Аддой и Тичино якобы 70 тысяч человек, то ровно столько же он должен был сейчас переправить через Тичино. Ясно, что для прикрытия своей оперативной базы он должен был оставить значительное количество войск на ломбардском берегу По и в Павии, а также на берегах Ламбро и Адды. По сообщению восторгающейся им­ператорскими войсками «Basler Zeitung», австрийцы имели под Галларате 8 тысяч, под Маджентой 20 тысяч, под Павией 25 тысяч, под Пьяченцой 25 тысяч человек. Только первые три корпуса, составлявшие вместе 50—53 тысячи человек, могли бы в самом крайнем случае быть переброшены через Тичино; корпуса под Пьяченцой едва хватало для прикрытия По от Пьяченцы до Павии.

Пьемонтская армия, следовательно, даже без переброшен­ных в чрезвычайном порядке через Арону на Комо и через Сарцану в Парму обособленно действующих корпусов, веро­ятно, будет в состоянии выстоять против Радецкого.

Что Радецкий, впрочем, сильно оголил Ломбардию, видно уже из поспешных перебросок войск из Венецианской области и из Вероны в Ломбардию, а из Падуи в Верону. Сообщают, что в Тироле формируется корпус в 7 тысяч стрелков. Это при­ведет к значительному ослаблению кольца, сжимающего Ве­нецию, и блокада с суши, вероятно, в ближайшее время пре­кратится сама собой.

В Париже 27-го распространился слух, будто герцог Гену­эзский разбил австрийцев. 12 тысяч австрийцев, окруженные тремя пьемонтскими дивизиями, якобы сложили оружие. Мы считаем этот слух столь же маловероятным, как и распростра­нявшийся 26-го слух о поражении пьемонтцев.



276 ИТАЛИЯ. С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Из Пармы пишут, что 7 тысяч тосканцев и 8 тысяч римлян присоединились к Ла Марморе.

Римский генерал Цамбеккари наголову разбил австрий­ский корпус на границе между Моденой и Болоньей.



Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые

Написано Ф. Энгельсом

29 марта 1849 г.

Напечатано в приложении п «Neue Rheinische Zeitung» M 259,

30 марта 1849 г.

[ 277

* ПОСЛЕДНИЕ СООБЩЕНИЯ ИЗ ВЕНГРИИ



Венгрия. Аугсбургская «Allgemeine Zeitung» помещает со­общение из Пешта от 21 марта:

«По-видимому, можно сказать с уверенностью, что Кашау и неко­торые другие районы северной Венгрии вновь заняты венграми, по крайней мере, вчерашняя направленная в Кашау почта, не достигнув Дьёндъёша, вернулась назад».

Дьёндьёш расположен в тылу позиций Шлика у Эрлау, приблизительно в И милях от Пешта.

Написано Ф. Энгельсом

29 марта 1849 г.

Напечатано в приложении к tNeue Rheinische Zeitung» M 259,

30 марта 1849 г.

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые

278 ]

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. — ОПЯТЬ РУССКИЕ

В результате побед Бема еще 20 тысяч русских вступили в Трансильванию.

Последние известия из Трансильвании подтверждают по­беды мадьяр. В Германштадте Бем приказал уничтожить зда­ние главного командования, а также дом графа саксов 223, после чего, разогнав картечью национальную гвардию, дал два часа на разграбление города. Затем он вывел войска из города и вступил в Шессбург, где учинил еще больший грабеж. Кашау опять занят венгерским партизанским отрядом, а в Шем-нице также снова появились гонведы ш.



Написано Ф. Энгельсом 30 марта 1849 г.

Напечатано

в «Neue Rheinische Zeitung» M 260,

SI марта 1849 г.

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые

[ 279

ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Последние сообщения с театра военных действий полностью отсутствуют. Сообщаются лишь отдельные детали по поводу уже известных событий. Ниже мы даем важнейшие из них:

Фельдмаршал-лейтенант Шулъциг отозван за плохое ко­мандование в Венгрии и переведен на должность коменданта в Штирию. Первый пример наказания одного из столь про­славленных императорско-королевских австрийских полковод­цев. Очередь за другими.

Елачич, по слухам, находится в Феледьхазе, а его передовые посты — в 4-х часах езды от Сегедина, который якобы окру­жен и лишился подвоза из Баната. Достаточно посмотреть на первой попавшейся специальной карте, как расположены болота вокруг Сегедина, чтобы убедиться, что это сообщение является жалким хвастовством.

Около 2 500 венгерских инсургентов пытались вторгнуться в Галицию, в округ Стрый, однако были отброшены с поте­рями. — Как передают, батальоны венгерского ландштурма сплошь состоят из отставных польских солдат. — Последний приказ фельдмаршала Виндишгреца, запрещающий принуж­дать кого-либо к приему венгерских банкнот (1!), не произ­вел в Пеште никакого впечатления ш.

Другая литографированная корреспонденция 175 из Вены сообщает:

«Венгры все ближе подходят к Пешту и приложат все усилия, чтобы снять осаду с Арада, Коморна и Петервардейна, что им может и удастся, так как численность и воодушевление венгерских войск растут с каж­дым днем, в то время как императорские силы несут потери и теряют мужество в результате утомительных переходов, плохого снабжения и непрерывных стычек. Недавно при Тёрёксентмиклоше произошло весьма ожесточенное сражение, в котором обе стороны понесли большие потери, но поле боя осталось за венграми. При Сегедине в ближайшие дни ожи­дается серьезное столкновение между венгерской Южной армией под командованием Феттера и Дамьянича и сербским армейским корпусом.



280

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ



Сербы действительно возвратились со всеми своими пожитками в Сер­бию, и этих войск, насчитывающих 8 тысяч человек, будет весьма не хва­тать императорским генералам. Петорвардейн все еще занят венгерскими войсками, и, как я вчера узнал, тамошний гарнизон, заключив в казе­маты всех подозрительных офицеров, решил скорее взорвать старые стены Петервардейна, нежели сдаться. Таким образом, судоходство по Дунаю, очевидно, свободно от Карловца, но не вверх по течению, так как всякое судно, которое захотело бы приблизиться к господствую­щему над всем Дунаем Петервардейну, было бы потоплено. Коморн с 17 марта подвергается безрезультатной бомбардировке. К нему ежед­невно пароходами доставляют мощные осадные орудия. Бем занял Гер-манштадт, выбив оттуда гарнизон, состоявший из 3 тысяч русских и 2 тысяч австрийцев».

Относительно захвата Германштадта венский корреспон­дент «Börsen-Halle» пишет:

«Одного взгляда па карту достаточно, чтобы убедиться, с какой смелостью командующий инсургентами нанес этот удар. Проделав с 12 тысячами человек двадцатишестичасовой форсированный переход из Вашархея до Германштадта, он, как сообщают, на рассвете неожиданно атаковал Германштадт, застал врасплох и обезоружил часть русского гарнизона еще в казармах и якобы захватил несколько пушек. Несколько русских, как явствует из сообщения, было будто бы повешено. Русская защита, обещанная при вступлении русского вспомогательного отряда, принесла, таким образом, весьма мало пользы несчастным жителям Германштадта».

Некий восторженный императорско-королевский корреспон­дент пишет с венгерской границы в «Breslauer Zeitung»:

«С каждым днем усиливаются слухи об отставке князя Виндишгреца, так как его не только злит неудовлетворительный ход войны, который он приписывает отказу в требуемых им подкреплениях, но и будто бы особенно обижает опека, которую министерство недавно сочло нужным установить над его гражданским управлением страной. История с бан­кнотами была первой трещиной в entente cordialle * между Випдишгре-цом и министерством, а отправка барона Кюбека в Офен для контроля за венгерскими финансами 187 также не способствовала восстановлению нарушенного согласия. Утверждают, что недавно произведенный в Вене в фельдцейхмейстеры 103 барон Вельден должен заменить строгого мар­шала в Венгрии, а губернатором столицы империи вместо Вельдена ста­нет фельдцейхмейстер граф Нугент, так как известные происшествия весной прошлого года во Фриули225 сделали невозможным присутствие этого генерала на поле боя. — Ужасная судьба Маклара все еще покрыта мраком неизвестности; после битвы при Капольне 174 это прекрасное ме­стечко было жестоко разорено, поэтому князь Виндишгрец распорядился выдать ему в виде возмещения тысячу флоринов; позднее говорили, будто бы этот населенный пункт сравняли с землей за то, что там были за­держаны 5 императорско-королевских повозок с боеприпасами. Хотя выходящие в Пеште под непосредственным контролем фельдмаршала венгерские газеты и отрицают эти слухи, однако сам факт разрушения местечка представляется несомненным».

* — сердечном согласии. Ред.



С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ 281

Тот же корреспондент сообщает подробности относительно Коморна, из которых явствует, что о взятии этой крепости не может быть и речи. «Штурм» крепости, в особенности такой неприступной, как Коморн, штурм, начатый до того, как пробиты бреши, был бы чистейшим безумием. Тем не менее корреспондент его предсказывает. Из этого видно, как австрий­ские офицеры навязывают газетам совершеннейшую чепуху.

Мы узнаём далее, что так называемая линия Палатина 22в, уже давно якобы запятая императорскими войсками, все еще в руках венгров и только теперь против нее пущены в ход демонтирпые батареи 227. О занятии этого передового укрепле­ния еще, следовательно, нет и речи.

В корреспонденции говорится:

«Крепость Коморп с 20-го числа этого месяца обстреливается уси­ленно, но пока с незначительным успехом. Для обстрела крепости име­ются 2 тысячи бомб, а если гарнизон и тогда не сдастся, то будет пред­принят общий штурм, которого со всем пылом ждут императорско-ко-ролсвскио войска, так как при диенадцатиградусном морозе бивуак не очень-то уютен, и вдобавок все населенные пункты в окрестностях настолько разграблены и обпищали, что их жители приходят в австрий­ский лагерь просить милостыню и охотно платят 30 крейцеров за кара­вай солдатского хлеба, лишь бы утолить свой голод. Подвезенные к Занд-бергу близ Дуная батареи предназначены для очистки острова и подав­ления вражеской артиллерии первой полосы укреплений линии Пала­тина; другая батарея обстреливает дорогу, идущую от предмостного укрепления через Новый Сень, дальнобойные мортиры и ракетные ба­тареи под командованием хорошо известного еще по Италии обер-лей-тенанта Егера замыкают цепь. Гарнизон крепости готов драться на смерть, так как ее комендант Мак, молодой человек, за 9 месяцев про­делавший путь от фейерверкера до полковника, в случае поражения может ожидать только казни и поэтому свою жизнь дешево не продаст. В Дебрецене офицеры-инсургенты ведут чрезвычайно веселый образ жизни, так как деньги там имеются в избытке; стакан пунша стоит 1 фло­рин, а за совершенно обычные цилиндрические часы, стоящие в Германии 35 флоринов, платят по 200 флоринов. Золото и серебро на территории венгерской хунты также исчезают из обращения, которое сейчас осу­ществляется исключительно в банкнотах и вовсе не потому, что у венгер­ского правительства не хватает талеров и дукатов. Оно держит под замком наличные деньги не только для того, чтобы увеличить затрудне­ния Австрии, но и чтобы на каждый возможный в будущем случай иметь в своем распоряжении звонкую монету. Как известно, агитатору Кошуту удалось через своих эмиссаров повсюду ловко распустить слух, что кредит Национального банка в Вене будто бы исчерпан и он приостано­вил платежи. Этот маневр удался даже в Пеште, и князь Виндишгрец сильно раздражен этой удавшейся уловкой Rpara»

Написано Ф. Энгельсом 81 марта 1849 г.

Напечатано

в «Neue Rheinische Zeitung» M 261,

1 апреля 1849 г.

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется »первые

282 ]

*С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

«Lloyd» сообщает, — a «Lloyd», как известно, почтенная личность,—что мадьяры под командованием Гёргея пере­шли Тису и стоят под Ноградом. Ноград расположен в 7 ми­лях севернее Пешта и приблизительно в 20 милях от Тисы. Кашау и Дьёндьёш тоже заняты Гёргеем. Поэтому-то почта, адресованная в Кашау, не достигнув даже Дьёндьёша, вер­нулась обратно в Пешт!119 Целью этого продвижения является снятие осады с Коморна.

Австрийские газеты с торжеством утверждают, что Дембин-ский отказался от командования из-за разногласий с Гёргеем. Теперь дело проясняется. После некоторых размолвок между этими генералами Кошуту удалось примирить их. Договори­лись следующим образом: Гёргей сохраняет верховное коман­дование всеми войсками инсургентов, а Дембинский стал гла­вой венгерского штаба генерал-квартирмейстера 228 и вся кампания должна вестись строго по разработанным им оператив­ным планам. Командование корпусом Дембинского принял бывший австрийский штабной офицер, а ныне оппозиционный генерал Феттер; под Арадом командует француз по фамилии Дюшатель.



Шлик действительно недавно чуть не попал в плен. К нему пробилось несколько венгерских гусар, и спасло его лишь прибытие отряда хорватов.

Из рассказов «Gonstitutionelles Blatt aus Böhmen» о венгер­ской войне видно, с каким величайшим героизмом сражаются мадьяры. Они пе располагают регулярной, организованной и обученной армией. Им не хватает даже ружей для вооружения



С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

283


прибывающего ополчения. Поэтому позади их боевых порядков находятся толпы невооруженных и необученных людей, ко­торые только и ждут момента, чтобы подобрать мушкеты уби­тых и заполнить бреши, проделанные в рядах мадьяр австрий­ской артиллерией. И эти импровизированные солдаты выдер­живают натиск императорско-королевской армии и присоеди­нившихся к ним русских!

Известная история о признании дебреценским парламентом Франца-Иосифа королем Венгрии вновь пущена в оборот пештским военно-полевым «Figyelmezö» («Наблюдателем»). Только на этот раз сообщается, что признание произошло будто бы на основании прагматической санкции 205 и при усло­вии признания венгерской конституции, и Кошут с 15 другими депутатами якобы голосовал против него.

Относительно Трансильвании в «Constitutionelles Blatt aus Böhmen» есть корреспонденция из Черновиц (Буковина), со­гласно которой вся Трансилъвания, за исключением Кронштадта, находится в руках мадьяр и Бем собирается напасть и на этот город. «Полагают», что Малковский двинется в Трансильва-нию, и это после того, как его только что оттуда выбили! Тот­час же якобы должны вступить 30 тысяч русских.

Австрийские министры почти признали, что покорить Вен­грию можно лишь с помощью русских. Посмотрим, хватит ли все же у них еще и смелости призвать русских.

В Банате дела идут плохо. Мы позаимствовали из славян­ской газеты «Morawské Nowiny» («Моравская газета») следующую корреспонденцию из Кечкемета от 15 марта, рассказывающую о сражении при Сольноке:

«5 марта в 8 часов утра началось большое сражение при Сольноке. С нашей стороны в нем принимали участие 2 батальона пехоты, половина кавалерийского полка и 3 батареи; армия же врага была огромна. Как только мы появились на поле сражения, вся их пехота при поддержке пушек бросилась на нас. Когда мы увидели, что держаться далее стало невозможно, мы отступили. Тогда враг начал сильно теснить нас с двух сторон до тех пор, пока мы не оказались в узком пространстве между двумя сливающимися возле Сольнока реками — Задьвой и Тисой. И тут началось: гусары напали на нас и так страшно врезались в наши ряды, что многие, спасаясь, бросались в воду и тонули. Поняв, что нам угрожает серьезная опасность, мы начали защищаться и открыли огонь по неприятелю. К счастью, мы стреляли так метко, что гусары буквально градом посыпались с лошадей и вынуждены были отступить. Нам же уда­лось благополучно вырваться из этого узкого, зажатого между двумя реками места, где мы чуть было не попали в плен. Страшно было смот­реть, как солдаты и лошади тонули и как наши и мадьяры буквально плавали в крови. Из 380 человек нашего отряда после этого сражения уцелело едва ли 34. И несмотря на такие потери, мы все же двигаемся вперед. Сбросив возле Сольнока ранцы, мы добрались через Кёрёш до



284 С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Кечкемета, где теперь ежечасно ждем появления неприятеля, так как Кошут находится лишь в трех часах хода от нас».

Относительно боев под Терезиопелем «Lloyd» сообщает следующее:

«Землин, 19 марта. После взятия Сомбора опьяненные победой сербы под командой Драгнча и Штейна и сербский вспомогательный корпус под командованием Милия Станоевича двинулись к Мария-Терезиопелю по дороге, ведущей через Баймок и Пакш. Однако сербы из сербского княжества, собиравшиеся совместно с австрийскими сербами штурмовать Терезиопель, внезапно получили приказ вернуться на родину, которому они беспрекословно подчинились 210. Узнав об отзыве сербов, мадьяры из Торезиополя, тогда еще не отрезанного от Сегедина, откуда они полу­чили значительное подкрепление, обрушились па немногочисленные сербские части, подбадривая себя возгласами: «Вперед! но боитесь, ту­рецких райцеиов ш здесь уже больше нот!». Битва продолжалась целых 3 часа. Наши, имея две собственные пушки, одну 18-фуптовую пушку от Кничанина и одну 12-фунтопую... держались храбро. Неприятель симулировал отступление. Введенные в заблуждение сербы, покинув свои выгодные позиции, очертя голову преследовали неприятеля, ко­торый неожиданно повернул назад, разбил сербов и обратил их в бегство, захватив вышеупомянутые пушки. В этой битве больше всего досталось чай кистам 109, оставившим двести человек на поле боя».

О настроении, царящем среди сербов, свидетельствует сле­дующая прокламация фельдмаршал-лейтенанта Рукавины в Те-мешваре:

«Уже некоторое время среди местного населения распространяются мнения, которые высказываются вслух почти во всех общественных местах — постоялых дворах и кофейнях — и свидетельствуют о злона­меренности, которую больше нельзя терпеть. Достойные всякой по­хвалы городские власти решили со всей строгостью органа, осущест­вляющего и гражданские, и полицейские функции, учредить в этом направлении надзор и, направив все внимание на постоялые дворы и кофейни, не допускать там никаких выпадов против личности монарха, правительства и вообще нынешнего положения, а также словом и делом пресекать любые случаи подстрекательства. Все владельцы постоялых дворов и кофеен под личную ответственность обязаны немедленно сооб­щать соответствующей местной комендатуре или гражданским властям о всех лицах, действующих в подобном духе, чтобы последние могли быть своевременно арестованы. Невыполнение этого приказа грозит первый раз арестом и штрафом в 100 флоринов К. М. 133, во второй раз — стро­гим арестом и штрафом в двойном размере, а при повторных случаях — привлечением к военному суду и закрытием заведения. Военному суду подлежит также каждый житель, если выяснится, что он, зная о подоб­ном преступном подстрекательстве, не сообщил об этом. Соответственно этому достойные всякой похвалы городские власти решили не только провести необходимые мероприятия внутри крепости, но также дать по этому поводу исчерпывающие указания земельным судам229 и настаивать на строгом соблюдении их».

Далее «Südslavische Zeitung» сообщает о разногласиях между патриархом Раячичем и фельдмаршал-лейтенантом Рукавиной:



С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

285


«Бечкерек, 13 марта. Сербский Центральный комитет 120 и консти­туционный комитет вчера направили к патриарху депутацию с ходатай­ством о скорейшем созыве им Национального собрания. Патриарх от­ветил, что он лишен возмояшости немедленно выполнить это пожелание, так как многие местности в Банате еще находятся под властью Рука-вины, в частности комитат Крашшо и Валашско-иллирийский полк230. В частной беседе патриарх заявил, что Национальное собрание, вероятно, будет созвано после пасхи. — В некоторых округах собирают подписи под петицией патриарху о скорейшем проведении Национального со­брания».

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые

Напистсо Ф Энгельсом 1 апреля 1849 г.

Напечатано во втором выпуске

«Neue Rheinische Zeitung» Л« 2в1~,

1 апреля 1849 г.

286 J

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Последние известия полностью подтверждают наше вчераш­нее сообщение о том, что мадьяры подошли к окрестностям Ыограда. Гёргей опять прорвал позиции императорской ар­мии около Мишкольца и этим, как сообщает литографирован­ная корреспонденция 175 из Вены на основе письма из Пешта от 26-го, вынудил фельдмаршал-лейтенанта Рамберга отступить до Вайцена на Дунае в 20—25 милях за Мишкольцем.

Из этого сообщения мы, наконец, узнаём кое-что о так давно исчезнувших частях Гёца и Яблоновского, так как именно обе эти бригады находятся под командованием Рамберга. Они отошли, следовательно, через Кашау к Тисе и здесь были от­теснены мадьярами за Хернад. В то время как в Вене распро­странялись слухи, что они, якобы, стоят в Токае, они вынуждены были отступить к Мишкольцу, 4 милями западнее, чтобы не по­терять связи с главными силами. И здесь у Мишкольца новым смелым маршем Гёргея они внезапно были отброшены на 20— 25 миль. Вместо того чтобы наступать к Тисе, им не остается ничего, как только попытаться преградить мадьярам путь на Коморн там, где Дунай поворачивает с востока на юг.

Странная судьба постигает все императорские части, иду­щие с Верхних Карпат к Тисе: их выбивают с предусмотрен­ного оперативного направления и отбрасывают назад к глав­ным силам, действующим со стороны Пешта. Шлик был первым, кто спустился вдоль Хернада к Токаю. Едва успев прибыть в этот район, он был выбит оттуда Гёргеем, зашедшим в резуль­тате своего блестящего отступления или, вернее, триумфаль­ного шествия через Верхнюю Венгрию к нему в тыл; фельд-




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   50


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет