Центрального комитета коммунистической партии советского союза


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ



жүктеу 8.04 Mb.
бет26/50
Дата04.09.2018
өлшемі8.04 Mb.
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   50

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

предмостное укрепление на Дунае все еще находятся в руках венг­ров и что не может быть никакой речи о действиях демонтирных батарей 227, не говоря уже о брешь-батареях 246.

В Дебрецене царит радостное и бодрое настроение. Бем отправил туда 7 отбитых у русских пушек, которые были укра­шены цветами и выставлены для обозрения. Как говорят, дебре-ценское Государственное собрание созывается 15 апреля в Пеште.

Из Хорватии поступило сообщение, свидетельствующее о странной внезапной уступчивости императорского правитель­ства по отношению к славянам. Как известно, южные славяне протестовали против продолжающейся военной диктатуры в обла­сти Военной границы247. На основании октроированной консти­туции 221 на границе должно было все оставаться по-старому. Это вызвало особое неудовольствие хорватов и сербов, так как разделяло их страну на две противостоящие друг другу поло­вины. Теперь, когда в славянах нуждаются более, чем когда-либо, в Аграме 30 марта неожиданно был расклеен плакат сле­дующего содержания:

«Мы узнали из достоверных источников, что все решения, принятые в 1848 г. нашим всемирно-историческим ландтагом 248, в Особенности статья 26, касающаяся будущего положения Военной границы, были утверждены Его Величеством, нашим молодым императором и королем Францем-Иосифом. Кому мы, наряду с милостью императора, больше всего обязаны этим благоприятным оборотом дел — каждому истинному патриоту подскажет его сердце. Южные славяне! Дорогие братья! Не отчаивайтесь! У нас, таким образом, снова будет отечество, а следова­тельно, мы опять будем любить Австрию; тогда заживут зияющие раны нашего народа, полученные им на полях столь многих сражений в борьбе за могущество и славу Австрии. Тогда, братья, нас покроет славой столь мужественное наше участие в перестройке Южной Европы, где мы также займем достойное место как члены свободной обители столь многих наций и, предав забвению страдания и беды прошлого, сможем воскликнуть от всего сердца:.«Да здравствует конституционный император и король Франц-Иосиф! Да здравствует любимец нации храбрый бан Елачич!»»

Хотя этот плакат не имел никакой подписи, его считают принадлежащим перу министра Кульмера и расценивают как полуофициальный. Имеющиеся в виду решения 1848 г. требо­вали: подчинения гражданских властей Военной границы соот­ветствующим министерствам, так что в ведении военного минис­терства должна остаться лишь военная организация и ограни­чения военной повинности граничар для несения службы за пре­делами страны путем установления определенного контингента пропорционально контингенту военнообязанных в остальной части монархии. До этого гражданское управление Военной границы также возлагалось на военные власти, и все грани-чары в возрасте от 16-ти до 60-ти лет могли быть призваны для


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

311


несения военной службы за пределами страны. Именно мобили­зованные таким образом массы граничар и решили в августе в Италии, а в октябре прошлого года в Венгрии, на Драве и в Банате исход войны в пользу Австрии. Если аграмский пла­кат не является просто императорско-королевским австрийским блефом, то это значит, что фокус, с помощью которого удавалось лепить солдат из земли, более не удается.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

7 апреля 1849 г. па

е Перевод с немецкого

Напечатано „ ,

в «Neue Rheinische Zeitung» M 267, Ha Русском языке публикуется впервые

8 апреля 1849 г.

312 ]

* С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. — ВЕНГРИЯ

Мадьярская корреспонденция «Breslauer Zeitung» сообщает сегодня, что Бем 20 марта без сопротивления занял Кронштадт. Остатки австрийских и русских войск якобы отступили в Вала­хию. Германштадт и Кронштадт будто бы должны были еже­дневно выплачивать русским тысячу флоринов наличными, помимо чего подвергались самым бессовестным реквизициям и грабежам. Бем, по слухам, объявил в обоих городах всеобщую амнистию. Саксы немедленно публично заявили, что призвать русских их заставили австрийцы (несомненная ложь). — Импе­раторские войска под командованием Вельдена 29 марта пред­приняли будто бы попытку штурма Коморна (?), но потерпели такое поражение, что вынуждены были отказаться от окруже­ния Коморна ш. Лишь под Гёнью остался один обсервационный корпус449. Итальянский батальон Вимпфена ш якобы перешел на сторону венгров. Мы не отвечаем за достоверность этих сооб­щений, хотя в последнее время самые важные сообщения мадьяр­ской корреспонденции, как правило, подтверждались.

В Дебрецене продолжают безостановочно печататься банк­ноты, так как мадьяры получили контрабандным путем новую значительную партию бумаги для изготовления денежных знаков 17в.

«15 марта, в годовщину начала венгерской революции 23в, в окрест­ностях Дебрецена происходило большое народное празднество, на ко­торое собралось огромное количество народа. Было зажарено два быка, много свиней и барашков, не было недостатка и в вине. Цыгане играли венгерские мелодии и марши, произносились речи и тосты с обязательным eljen *. В Дебрецене не имеется никаких войсковых частей и службу

* — слава. Peô,

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. — ВЕНГРИЯ

313


несет национальная гвардия. Шляпы и кивера гвардейцев украшены ярко-красными лентами. Впрочем, половина каждого из этих батальонов по всей стране должна постоянно находиться в действующей армии и каждые три месяца сменяется теми тремя ротами, которые остаются дома Этим объясняется как боеспособность войск мятежников, так и то, почему их батальоны не могут противостоять ни одной штыковой атаке император­ских войск» («Constitutionelles Blatt aus Böhmen»),

Шлик и Елачич снова (уже в десятый раз) прибыли на воен­ный совет в Пешт. Генерал Яблоновский, согласно австрийским сообщениям, продвинулся в направлении Лошонца.

«Деловые письма из Лемберга от 31-го текущего месяца вновь по­сеяли страх. Крупные торговые дома сообщают оттуда, что весь гарни­зон Лемберга должен быть отправлен в Венгрию и что после его ухода можно опасаться революционных выступлений или диверсий в пользу мадьяр» (литографированная корреспонденция) 176.

Обещающий уступки аграмский плакат оказался очковти­рательством. До сих пор еще никто не выступил в его поддержку и, по общему мнению, это просто блеф.



Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

8 апреля 1849 г. па

Перевод с немецкого

Напечатано во втором выпуске ,

«Neue Rheinische Zeitung» M 267; Ho РУ**ом языке публикуется впервые

8 апреля 1849 г.

314 ]

СЕТОВАНИЯ АВСТРИЙЦЕВ

Ниоткуда нет ни малейших новых известий, тем более, что сегодня из-за прошедшего праздника не поступили газеты из Бреслау, информированные в большинстве случаев лучше других.

«Wiener Zeitung» официально сообщает из Коморна ш следую­щий ничего не говорящий факт:

«В дополнение к сведениям от 3 апреля об операциях и событиях под Коморном по новейшим данным сообщается:

2 апреля кольцо окружения начало сжиматься, еще остававшиеся тяжелые орудия были в ночь с 1 на 2 апреля доставлены на батарею № 8, и на рассвете эта очень удачно установленная батарея открыла из 24-фунтовых орудий огонь калеными ядрами по старой крепости. Непри­ятель отвечал лишь умеренным огнем с позиций вдоль линии Палати-на 22*, из старой крепости и из предмостного укрепления».

То, что лихорадка значительно сократила численность армии на Тисе, вынуждена теперь признать даже «Constitutionelles Blatt aus Böhmen»:

«Заболеваемость в затопленных Тисой районах, по-видимому, ог­ромна».

Та же газета пишет «с Дравы, 30 марта», что дела в Банате также начинают принимать весьма неблагоприятный для Авст­рии оборот. Послушаем сетования императорско-королевского военно-полевого корреспондента по поводу этого чрезвычайно нежелательного «стечения» обстоятельств:

«Район действий имеет специфические трудности; в армии, в грани-чарских частях 13в, есть еще плохо обученные солдаты, и она ослаблена тем,

СЕТОВАНИЯ АВСТРИЙЦЕВ 315

что вынуждена оставлять гарнизоны Следует также принять в расчет равнины Венгрии и Трансильвании. Мятежники, напротив, усилили концентрацию своих сил и пробиваются в Банат. Вследствие этого по­ложение императорского сербского корпуса генерал-майора Теодоровича, выступившего, как я сообщал в последний раз, из района Терезиопеля к Кикинде, весьма затруднительно, и даже если сообщение о Карловице верно, корпус уже разбит.

Корпус, ведущий осаду Петервардейна, получил 3 батальона под­креплений и усиленно работает над созданием земляных укреплений. В случае (!) падения Коморна (!) в этот пункт будет, наверное, направ­лено еще больше войск, поскольку после Трансильвании ни один район столь неотложно не нуждается в подкреплении, как этот, не только для удержания самой крепости, но и ввиду возможного наступления непри­ятеля. Настроение в Воеводине весьма мрачное, но не среди низших слоев, а в средних и высших кругах общества. Каким образом это настро­ение проявилось во время Митровицкого Одбора и как сказалось на его атмосфере, можно судить хотя бы по тому, что подполковник Пуффер, отличившийся решительностью в качестве командира во время извест­ного эксцесса в Райхенберге, не считает целесообразным, будучи немцем, вступить в командование Петервардейнским полком250, хотя часть полка ходатайствовала о назначении его полковником».

В заключение предлагаем вашему вниманию следующий душераздирающий вопль одного венского корреспондента той же газеты, который тоже наконец-то начал прозревать и уже догадывается, в чем суть'

«Напасти из Венгрии сыплются градом! То, о чем здесь шептались втихомолку, можно теперь прочесть в скупых строках вечернего вы­пуска «Wiener Zeitung»: бравый Пухнер оттеснен в Валахию — видно, ему не удалось даже полностью собрать свой корпус, иначе он вполне мог бы закрепиться в ущелье Ротертурм Где же наши друзья-русские? И почему наши войска из Венгрии не наступают на Трансильванию? Говорят, что прилегающие к Тисе районы абсолютно непроходимы, так почему мадьяра все же находят пути как к Тисе, так и через нее? В Сегедине очень дорог хлеб, в Коморне, по слухам, дела из рук вон плохи — вот до чего мы дошли, зато гонведов 162 все еще сколько угодно и, очевидно, неплохого качества. «Отец небесный, воззри на это!» Если так пойдет дальше, то уж лучше не заниматься пророчествами!»

Вот

«Старая Австрийская держава, Богатая победами и славой!» *



Написано Ф. Энгельсом около 9 апреля 1849 г.

Напечатано

в «Neue Rheinische Zeitung« M 268,

9 апреля 1849 г.

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые

• Арндт. «Отечество немцев». Ред.

316 ]

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Теперь уже не подлежит никакому сомнению, что Бем является хозяином всей Трансильвании. Австрийцы, не оказав никакого сопротивления, крайне спешно отступили от Герман-штадта к Кронштадту, где имеется русский гарнизон. Затем якобы «из-за нехватки боеприпасов» они без боя оставили Крон­штадт и отступили на территорию Валахии. Как говорят, здесь находится около 25 тысяч австрийцев с тремя тысячами лошадей и пятьюдесятью пушками и, кроме того, 8 тысяч русских; а на бессарабско-молдавской границе стоит еще один русский корпус численностью в 15 тысяч человек, уже получивший приказ форсировать Прут. Это сообщает «Wiener Zeitung».

Мы оставляем открытым вопрос о том, соответствуют ли истине эти сообщения «Wiener Zeitung». Несомненно одно: если они верны, то вооруженные силы Бема должны были колоссально возрасти для того, чтобы он мог прогнать 25 тысяч австрийцев с пятьюдесятью пушками и 6—10 тысяч русских из такой бога­той выгодными позициями местности, как окрестности Крон­штадта. Итак, несмотря на присутствие русских, мы можем быть спокойны за судьбу Трансильвании. Ибо никто не поверит тому, что императорские войска были вынуждены бежать «из-за нехватки боеприпасов», так как Кронштадт для них является второй по величине после Германштадта базой снабжения.

Из всех полученных до сих пор сообщений явствует, что чис­ленность русских войск в Валахии преуменьшена «Wiener Zeitung» в пять раз.

Мадьярская корреспонденция «Neue Oder-Zeitung» со слов очевидца, германштадтского сакса, подтверждает сообщение



С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

317


«Breslauer Zeitung» о занятии Германштадта. Бем не допустил никаких эксцессов со стороны своих войск и обещал полную амнистию всем, за исключением тех, кто призвал русских. Эти последние, однако, уже успели удрать.

Согласно краковской корреспонденции той же газеты, «удручающие известия», переданные в Вену императорско-коро-левским консулом в Белграде г-ном Майерхофером, заключаются якобы в том, что турецкое правительство выразило протест против русской интервенции в Трансильванию, осуществленной с турецкой территории, и заявило, что подобным правом распо­лагает только оно 251.

Императорско-королевские военно-полевые сводки сами, впрочем, признают, что вряд ли что-либо может угрожать позициям Бема, а, наоборот, он сам угрожает Валахии и Буха­ресту. Если обстоятельства сложатся благоприятно для втор­жения в этот район, то он будет апеллировать к подавленной валашской революции и к честолюбию турок, задетому вступ­лением русских. Вожделения русских, направленные на Дунай­ские провинции, а также союз Австрии и России и без того уже возбудили у турок живые симпатии к делу мадьяр.

После поступления вчерашних сообщений никаких измене­ний в расположении обеих армий на Тисе не произошло. Однако сетования австрийцев все усиливаются, и их положение, оче­видно, с каждым днем ухудшается. По слухам, в Пеште нахо­дится около 13 тысяч раненых и больных, и таким образом дейст­вующая армия на Тисе уменьшилась до 45 тысяч человек. Виндишгрец будто бы передал командование Елачичу (?). Зато мужество и сила мадьяр с каждым днем растут. Они стоят широ­ким полукругом вокруг Пешта от Вайцена до Цегледа, а их летучие отряды добираются даже до Коморна и до моравской границы. Кошут выпустил новую партию банкнот на 15 миллио­нов гульденов 17в и, таким образом, обеспечил оплату расходов своей армии на 6 месяцев вперед.

Императорское командование прилагает все усилия к улуч­шению положения армии на Тисе. Из-под Коморна (где от болез­ней и во время боев уже якобы погибло 5 тысяч австрийцев) один корпус двинулся к Пешту, в ущерб более тесному окруже­нию крепости; из Вены отправлено три батальона, из Оль-мюца — 2 эскадрона кирасир, один полк и один батальон пехоты. Кроме того, серьезные военные приготовления прово­дятся в Моравии и в Галиции. В Лемберг собираются призвать 10 тысяч русских для того, чтобы Гаммерштейн мог, наконец, направиться со всем австрийским гарнизоном в Венгрию (см. ниже раздел «Польша») а52. Лучшие офицеры армии Радецкого —


318

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ



фельдмаршал-лейтенант барон Хесс, генералы Бенедек, Майер-хофер—вызваны в Венгрию, и тем не менее у австрийцев надежда на успех настолько слаба, что они намерены «лишь в мае начать серьезные операции в Венгрии!»

На юге дела императорских войск обстоят не менее плачевно, хотя снова говорят о победе сербов у Сенты и об их обычных в таких случаях жестокостях. Однако узы, соединяющие сербов и австрийцев, настолько ослабли, что последние могут опасаться самого худшего.

«Фельдмаршал-лейтенант Рукавина недавно категорически заявил, что 3 банатских граничарских полковых округа139 — а в отношении вну­треннего управления также три комитата — Темеш, Крашшо и Торон-тал — обязаны беспрекословно подчиняться его приказам, иначе он будет вынужден применить к проявившим неповиновение строжайшие меры наказании. Это заявление и вялые действия генерального штаба вызвали сильнейшее недовольство населения, и патриарх * после бесплодных попыток вернуть Рукавину к защите национального дола вынужден был вчера послать курьера Йована Недельковича к ого свет­лости князю цу Виндишгрецу с ходатайством о предоставлении в его рас­поряжение 20 тысяч ружей для вооружения сербов, способных носить оружие, а также с просьбой указать генералам Рукавине и Теодоровичу на желательность более искреннего отношения к национальному делу сербов; в противном случае он будет поставлен в неприятную необхо­димость начать переговоры, с мадьярами. Мы с опасением взираем на будущее».

Таковы сообщения, полученные австрийскими газетами из Землина.

Мадьяры также снова проникли в Галицию. «Wiener Zeitung» пишет:

«Группа венгерских инсургентов численностью в 800 человек на­пала на расположенную у самой венгерской границы деревню Брцивка Самборского округа и отступила, уведя весь скот. Церковный служитель, пытавшийся ударить в набат, был расстрелян инсургентами».


Написано Ф. Энгельсом 910 апреля 1849 г.

Напечатано

в «Neue Rheinische Zeitung» M 269,

11 апреля 1849 г.

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые

* — Раячич. Ред.

[ 319

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

На театре военных действий не произошло никаких событий. Императорское командование собрало в Пеште большой военный совет, где было решено в ближайшие четыре недели ограничиться обороной и за это время подтянуть подкрепления (говорят о 50 ты­сячах человек!). Мадьяры между тем ведут себя настолько вызывающе, что Виндишгрец, несмотря на вышеупомянутое решение, вынужден был еще раз показать им свои, впрочем уже расшатанные, зубы. 4 апреля он продвинулся к Гёдёллё в трех милях от Пешта и расположил там свою главную квартиру. «Ost-Deutsche Post» усматривает в этом признак приближающе­гося сражения. Говорят, что вблизи Хатвана, а также вблизи Цегледа была слышна орудийная канонада, однако до сих пор абсолютно не известно, что там произошло 231.

В связи с недавно опубликованным инсургентами объявле­нием о том, что бумажные деньги Кошута должны рассматри­ваться как законные денежные знаки и должны приниматься под страхом наказания по законам военного времени, прави­тельство вторично заявило о недействительности этих денежных знаков и в особенности предостерегло относительно приема недавно выпущенных Кошутом десятифлориновых банкнот 263, ибо не только они конфискуются, но и лица, у которых они будут обнаружены, подвергаются штрафу.

Байя, находившаяся короткое время в руках императорских войск, вновь взята мадьярами. Вообще, по имеющимся данным, мадьяры добились больших успехов в Банате. Какие бы военно-полевые слухи не распространяли австрийцы, вроде того, что Сегедин захвачен и объят пламенем, их же собственные газеты

320

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ



вынуждены затем сами опровергать эти слухи и признать, что в Бачке (между Дунаем и Тисой) мадьяры добились значитель­ных успехов.

Коморп ожесточенно обстреливается, но это не дает никаких результатов в такой крепости, как эта, где каждый дом укреплен на случай бомбардировки ш. Для того чтобы продемонстрировать свое пренебрежение к императорским пушкам, гарнизон кре­пости недавно послал человека в шлафроке и белом ночном кол­паке пройтись по крепостной стене и чрезвычайно тщательно вытереть с нее пыль белым носовым платком. Со всех сторон засвистели императорские ядра, что, однако, не мешало добро­душному венгру продолжать свое забавное занятие.

Из Трансильвании ничего нового. Одна из военно-полевых сводок утверждает, что вторгшиеся превосходящие силы русских отбили якобы недавно захваченные мадьярами позиции. Так бессовестно редко кто врал. Другое сообщение утверждает, наоборот, что Бем уже прибыл в район Тисы и заявил, что Тран-сильвания вне опасности, так как он оставил там 20 тысяч чело­век, занявших страну и горные проходы. Втор.ое сообщение так же лживо, как и первое. Бем удерживает всю Трансильванию и находится еще там и, возможно, через несколько дней займет всю территорию до Дуная и Прута.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

около 11 апреля 1849 г. па

г Перевод с немецкого

Напечатано
в «Neue Rheinische Zeitung» M 270, Ha Русском языке публикуется впервые


12 апреля 1849 г.


[ 321

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. -ГЕРМАНСКИЙ ФЛОТ

Шлезвиг-Гольштейн. Датчане оставили Хадерслебен, и этот город снова занят имперской армией 254. О сражении на полу­острове Сундевит стали известны некоторые подробности, соглас­но которым обе стороны понесли относительно большие потери. Имперская армия захватила пленных. — Северо-германские газеты все еще занимаются главным образом поразительно счастливым случаем в гавани Эккенфёрде265. ЭтЪ странное и совершенно неожиданное событие будет, пожалуй, до следую­щей германской революции фигурировать как величайший подвиг имперского оружия. Оказывается датчане имели опре­деленный приказ совершить эту безумную попытку атаки Эккен­фёрде. Ясно, что в этом случае при данных обстоятельствах они должны были потерпеть такое поражение. Впрочем, из всей этой аферы видно, что за забавное явление германский флот. Дело в том, что германский флот, который, несмотря на все посланные во Франкфурт деньги, серьги, браслеты и фальшивые драгоценности, существует все еще лишь на бумаге, должен же, наконец, стать реальностью!25в Он должен быть построен — из обломков взлетевшего на воздух датского линейного корабля «Кристиан VIII»! Мы не шутим. Весь Эккенфёрде, вкупе с распо­ложенными там победоносными имперскими войсками, зани­мается тем, что вылавливает прибиваемые волнами к берегу обломки, лафеты, бочки для воды, реи и т. д. и собирает их на склад для сооружения германского флота. Гамбургская «Bör­sen-Halle» сообщает все это с приличествующей серьезностью.

322 С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. — ГЕРМАНСКИЙ ФЛОТ

Мы же со своей стороны предвидим, что доблестно захваченный «Гефион» 257, как только он покажется в открытом море, будет вновь блистательно отбит датчанами.

Устье Эльбы уже опять сторожат четыре датских корабля, осуществляющих блокаду: три фрегата и один корвет. У устья Одера стоит фрегат «Хавфруен». Вот здесь германскому флоту и предоставилась бы возможность показать себя, но он остере­жется этого. Весь германский флот послужил только поводом для чрезмерного хвастовства и средством получения колоссаль­ных прибылей для гамбургских, американских и английских судовладельцев, которые за крупные деньги навязали франк­фуртскому имперскому бессилию 2б8 свои списанные суда. Вся стоящая на Эльбе флотилия, литографированные изображения которой выставлены уже во всех лавках, торгующих карти­нами, не может держаться на море и возведенные в ранг военных кораблей тонкостенные бывшие торговые бриги и бывшие везерские пароходы еще менее того способны выдержать тяжесть пушек или вибрацию при ведении огня. А о стоящих на Везере блаженной памяти трансатлантических пароходах, элегантно оборудованных и недавно блестяще севших на мель, мы не хотим даже и говорить.

Вся эта история с германским флотом представляет собой чистый плагиат; она однажды уже имела место. Много лет назад бельгийское образцовое государство (являющееся образцовым государством для Германии и на воде) приобрело за 1 200 тысяч франков у ливерпульских судовладельцев пароход «Бритиш Куин», чтобы открыть пароходную линию между Антверпеном и Нью-Йорком. На мачтах этого судна реял черно-красно-золо­той флаг269, принадлежащий германскому отечеству также совместно с бельгийским образцовым государством. Но произо­шло следующее: уже во время первого плавания оказалось, что «Бритиш Куин» не может держаться на море, и с тех пор это списанное ливерпульское судно стояло в антверпенском доке, пока, наконец, некоторое время назад его снова не продали за 130 тысяч франков под маркой «старой древесины».

Таков германский флот! Если в ближайшее время датчане захватят германское судно, то они также продадут его с молотка в Копенгагене как «старую древесину».

Причина того, что немцы никогда не сделаются морской дер­жавой, кроется в их географическом положении. Но они могли бы иметь морские силы, которые, по крайней мере, защищали бы их побережье и господствовали бы в Балтийском море вопреки датчанам и русским. Но даже к этому они не придут, пока будет продолжать свое существование черно-красно-золотая и черно-

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. — ГЕРМАНСКИЙ ФЛОТ 323

белая имперская рухлядь 2в0. Существование германского флота станет возможным лишь тогда, когда на его мачтах будут реять красные флаги.



Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

около 12 апреля 1849 г. „о

Перевод с немецкого
Напечатано
в
«Neue Rheinische Zeitung» M 271, н« русском языке публикуется впервые

13 апреля 1849 г.

324 ]




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   50


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет