Центрального комитета коммунистической партии советского союза



жүктеу 8.04 Mb.
бет28/50
Дата04.09.2018
өлшемі8.04 Mb.
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   50

ПОРАЖЕНИЕ АВСТРИЙЦЕВ

337


«5-го сего месяца фельдмаршал предпринял атаку на позиции неприя­теля под Хатваном. При этом дивизион улан Циваларта и три эскадрона шсволежсров Кресса 2в7 с редкостной отвагой напали на 4 дивизиона не­приятельских гусар и одержали блестящую победу, потеряв всего лишь 2 человека убитыми и 10 ранеными. Шестьдесят гусаров и среди них два офицера остались на поле боя, кроме того инсургенты потеряли 40 че­ловек ранеными и 32 (в том числе один офицер) попавшими в плен».

О том, что «при этом несколько эскадронов императорской 'кавалерии походя совершали подвиги», Виндишгрец нам рассказывает, а чем закончилась вся «атака», мы так и не узнаём. Итак, здесь, очевидно, из в целом неудачного сражения опять выхвачен один-единственный короткий благоприятный эпизод, чтобы затушевать общий печальный результат.

А результатом этого сражения было отступление импера­торских войск прямо к стенам Пешта! Эти бои, повествует Вин­дишгрец, доказали ему «превосходство неприятеля, особенно в легкой кавалерии, на совершенно открытой местности» и выну­дили его срочно сконцентрировать в непосредственной близости от Пешта все три армейских корпуса.

Этот маневр, впрочем, был в значительно большей степени продиктован крайней необходимостью, чем стратегическими соображениями. Виндишгрец признаёт, что неприятель



«преследовал его по пятам и в первую очередь обрушился на стоящий у Ишасега первый армейский корпус, ошибочно полагая, что имеет дело с расположенным у Гёдёллё третьим армейским корпусом».

Таким образом, единственным утешением для Виндишгреца в его весьма трудном отступлении было то, что венгры разбили не тот корпус, какой собирались!

6-го во время этого отступления дело вновь дошло до сражения,

«в котором бригада Фидлера, усиленная подразделением дивизии Лобко-вица, вынудила неприятеля к отступлению, которое он затем пытался при­крыть мощной кавалерийской атакой силами 12-ти эскадронов. Эта атака, однако, также была отбита фланговым ударом двух эскадронов шеволе-жеров Кресса и одного эскадрона кирасир Макса Ауэршперга , причем враг потерял еще 6 пушек и оставил на поле боя много убитых, так как эффективный огонь наших орудий сильно опустошил его ряды».

Большей бессмыслицы, с точки зрения стратегии, еще не поз­воляла себе даже «Kölnische Zeitung». Одна бригада, подкреп­ленная одним подразделением дивизии, заставляет отступить превосходящие силы победоносных мадьяр! Для прикрытия этого отступления предпринимается мощная атака двенадцатью эскадронами гусар против столь незначительных сил пехоты! Но дальше — больше! Три эскадрона императорских войск


338

ПОРАЖЕНИЕ АВСТРИЙЦЕВ

обращают в бегство 12 эскадронов мадьяр и в довершение всего захватывают шесть пушек!! Как видите, привыкший к победам Виндишгрец вновь был вынужден выхватить отдельные удачные эпизоды из описания в целом крайне неблагоприятного для него сражения и таким образом произвести на свет исторический опус, своей баснословностью превосходящий все мюнхаузениады мира.

У храброго бана Елачича дела идут не лучше.

«Он также энергично атаковал противника и затем захватил указан­ную ему позицию».

Из этих немногих слов достаточно ясно, что Елачич должен был идти на прорыв и выдержать тяжелый бой, чтобы получить возможность отступить к Пешту. Чего ему это стоило, мы скоро узнаем.

Заняв позицию под Пегатом, Виндишгрец

«решил ждать тех подкреплений, которые в настоящий момент со всех сторон движутся к Венгрии, а полная концентрация его армии позволяет ему использовать свои силы в любом направлении, которого могут потре­бовать обстоятельства».

Этот хорошо задуманный план благородного фельдмаршала, равно как и заключающее его смехотворное бахвальство, уже полностью нарушен Гёргеем и Дембинским.

При сопоставлении обоих бюллетеней становится ясно, что императорские войска оттеснены по всему фронту и ограничи­ваются обороной Пешта. Мы наверно скоро услышим о наступ­лении Дембинского на Пешт или о его действиях в тылу импе­раторских войск.

Все неофициальные сообщения свидетельствуют о том, что поражение императорских войск гораздо серьезнее, чем об этом сообщают бюллетени. Начиная со 2-го в Пеште слышна непре­рывная канонада по всей линии фронта. 3-го и 4-го по улицам Пешта началось отступление. Чередовались зарядные ящики, фуры, запасные лафеты, повозки с ранеными и отдельные безо­ружные, но не раненые солдаты. Во всем городе принимаются меры защиты, в разных местах для военных нужд конфискуются дома, в полной готовности находятся команды для немедленного снятия понтонных мостов. '

В Пеште поднялись в цене венгерские банкноты17в, в Бреслау упали в цене австрийские ценные бумаги. Это результат полу­ченных из Пресбурга писем частных лиц, сообщавших о решаю­щей победе мадьяр под Гёдёллё. Даже не принимая до поры до вре­мени во внимание сообщение «Breslauer Zeitung» о том, что Ела­чич якобы отрезан, а Шлику грозит та же участь, достаточно уже



ПОРАЖЕНИЕ АВСТРИЙЦЕВ

339


тех успехов венгров, которые признаны императорскими войс­ками.

«Kölnische Zeitung» грозит тридцатью тысячами человек из Италии, которые в течение 12 дней должны вступить на вен­герскую территорию!! Мы завтра еще вернемся к этому. Кроме того, газета пугает сорока тысячами русских, двигающимися на Трансильванию, и, наконец, восемнадцатью батальонами, которые должны прорваться через Ципс под командованием Гаммерштейна. Русских все еще нет, а Гаммерштейн пока лишь отдал приказ стянуть один корпус к Дукле на галицийско-вен-герской границе. Пока он управится с этим, венгры могут быть уже далеко!



Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

13 апреля 1849 г.

Перевод с немецкого
Напечатано
в «Neue Rheinische Zeitung» M 272, Ha Рисском языке публикуется впервые


14 апреля 1849 г.

340 ]

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Из Пешта сегодня не поступило еще никаких дальнейших определенных известий. Правда, венская литографированная корреспонденция 175 сообщает, что австрийская армия якобы полностью оставила Пешт и переправилась на правый берег Дуная, а венгерские генералы, встреченные факельным шествием и всеобщим ликованием, 7-го вечером вступили в город. Однако это известие, безусловно, опережает события. Сражение, начав­шееся 2-го на подступах к Пешту, 5-го и 6-го докатилось до стен города и продолжалось 7-го, а если верить одному стоящему особняком сообщению, то еще и 8-го 2в8.

Не трудно понять, что победа под Пештом вовсе не является такой уж мелочью, как иные хотели бы думать. Императорские войска имеют два преимущества. Во-первых, тыл у них защищен Дунаем, Офенской крепостью и самим городом, укрепленных подступов к которому вполне достаточно, чтобы в случае отступ­ления сдерживать противника во время форсирования реки раз­битыми императорскими войсками. Во-вторых, они превосходят мадьяр более концентрированной позицией. Они образуют полу­круг с Пештом в центре, а мадьяры, в свою очередь, еще больший полукруг, имея центром императорские войска. Вдобавок к этому, сочетание в характере австрийской армии неповорот­ливости и медлительности с упорством и исполнительностью делает ее в большей степени пригодной к обороне. Стало быть, все-таки возможно, что императорские войска еще два дня сражались у Пешта. Та, что они, однако, в конечном итоге раз­громлены и отброшены за Дунай, не вызывает сомнения и под­тверждается поступающими отовсюду сообщениями о неожидан­ной силе и неслыханной храбрости мадьярской армии. Отступ­ление императорских обозов через Пешт и переправа их через Дунай длились непрерывно 48 часов. У ворот города не смол­кала артиллерийская канонада.



С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

341


Из этих сообщений во всяком случае следует, что мадьяры хотят вынудить императорские войска оставить свои позиции под Пештом не путем стратегического маневра, а навязав им под стенами города решающее сражение. По нашему мнению и по поступившим до сих пор сведениям, успех не вызывает сомнений.

В Вене говорили, что Кошут будто бы находится при мадьяр­ской армии, Клапка тяжело ранен, а по другим сведениям — взят в плен при Ясберени и т. д. Будь последнее верно, мы давно знали бы об этом из бюллетеней.

Пользуясь случаем, приведем некоторые данные о самом Клапке. Он не поляк, как кое-где утверждают, а венгр, мадьяро-славянин из Темешвара, где его отец многие годы возглавлял магистрат в качестве бургомистра. Склонность к приключениям привела его юношей в ряды военного сословия. Весьма отли­чившись по математике и военным наукам в артиллерийской корпусной школе в Вене, он в 1841 г. был зачислен в венгерскую дворянскую гвардию 269. Нравы и дух этой корпорации не спо­собствовали тому, чтобы мирный гарнизон на границе империи, куда он через 6 лет был переведен, мог показаться ему прият­ным, и он вышел в отставку в чине обер-лейтенанта. Позднее мы застаем его в Бухаресте предлагающим господарю * свои услуги в качестве организатора артиллерии. Даже путешествие в Индию казалось ему чем-то естественным. Но вот наступил март 1848 года, и в апреле Клапка оказался уже в Пеште тесно связан­ным с радикальной партией. Он пошел в гору, так как был го­рячим мадьярским патриотом и самым крупным талантом лосле Гёргея среди национальных деятелей в повстанческой армии.

Мадьяры, кажется, внезапно хлынули со всех сторон. Массы резервных частей, обученных и превращенных Кошутом в районе между Тисой и Марошем в боеспособных солдат, неожиданно появились на поле брани. Не только в Трансильвании, не только на подступах к Пешту, но и в Банате венгры побеждают и с неслыханной быстротой продвигаются вперед 270. Мы уже вчера известили, что ими занята почти вся Бачка. О том, что мадьярский корпус под командованием Перцеля пробился вплоть до Петервардейна через боевые порядки осаждающих австрийцев, мы не хотели сообщать, считая это слишком неве­роятным. И все же это, по-видимому, не подлежит сомнению; «Agramer Zeitung», орган хорватского правительства, сама сооб­щает об этом. Перцель и Баттяни (бывший комендант Петер­вардейна), прорвав кольцо блокады^ со свежими частями

* — Г, Бибеску. Рев,


342

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

вступили в крепость. Осада, по-видимому, полностью снята; Ну-гент снова направился на запад к Сомбору, который вместе с ок­рестностями занят мадьярами. Из Петервардейна и его окрестно­стей все проимператорские элементы отступили в Сирмию и Сла­вонию.

Благодаря этим новым успехам мадьяр сербы в Банате полностью изолированы так же, как ранее был изолирован Пух-нер в Трансильвании. Ясно, что эта изолированность может только способствовать еще продолжающимся переговорам между сербами и мадьярами .

Завоевания Бема в Трансильвании кажутся, наконец, вполне обеспеченными. Бежавшие в Валахию австрийцы, численность которых мы только сейчас узнали из официальных источников, отказались от всяких попыток вернуться в Трансилъванию. Они направятся в Бапат через Валахию. Счастливого пути!

Ниже следует официальное сообщение об этом, которое дает сама «Wiener Zeitung»:

«Последние сводки из Трансильвании сообщают, что императорско-королевские войска 13 марта прибыли в окрестности Германштадта и расположились возле Герольдсау, намереваясь соединиться с русскими, занимающими позиции у Фалмача. Императорско-королевские войска 15-го двинулись к Кронштадту, а русские укрепились у расположенного на самой границе императорско-королевского карантина. Главное коман­дование в Трансильвании, фельдмаршал-лейтенант фон Пухнер и другие императорско-королевские генералы, равно как и 1 200 человек император-ско-королевской пехоты, тоже отступившие в Валахию, направились в Рымник. 18-го императорско-королевский трансильванский армейский корпус достиг Кронштадта с намерением удержать этот город, занятый к тому моменту русскими под командованием генерала Энгельгардта. Мятежники, предводительствуемые Бемом, также подошли к Кронштадту. Но тем временем генерал Лидере отдал приказ об оставлении Кронштадта. Это, а также то обстоятельство, что помимо отсутствия боеприпасов императорско-королевские войска испытывали нужду во многом другом и были измотаны, побудило императорско-королевского генерала фон Кал-лиани, командующего императорско-королевскими частями, оставить Кронштадт и 20 марта направиться вместе с русскими в Валахию. Этот армейский корпус состоит из 8 140 человек пехоты и артиллерии, 900 че­ловек кавалерии при 42 орудиях. Майор императорско-королевских войск барон Гайде во главе 1 200 человек пехоты и 240 человек кавалерии бро­сился к Тёрцбургу и 21 марта ожидается в Кымпуллунге, на валашской территории. Таким образом, на валашской территории стоят 12 тысяч императорско-королевских солдат. Главные силы под командованием генерала Каллиани дислоцированы в Кымпине, Плоешти и Конкурренце и должны отдыхать 10—12 дней. Местные власти в меру сил пошли на­встречу в отношении снабжения продовольствием. В Германштадте, по слухам, командует сейчас бывший венгерский военный министр *, а Бем во главе мятежников стоит в Кронштадте, откуда, как полагают, он будет стремиться совершить бросок в Буковину. Очень велико число беженцев,

• — Л. Меоарош. Ред.



С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

343


покинувших Трансильванию, чтобы найти убежище в Валахии Адъютант главного командования императорско-королевский майор фон Райхецер 27 марта прибыл из Крайовы в Бухарест, чтобы подготовить переход императорско-королевских войск из Кымшшы в Банат через Крайову и Оршову».

Отсюда следует: 1) что Бем должен был располагать весьма значительными силами, если он мог разбить свыше 12 тысяч австрийцев и 10—15 тысяч русских; 2) что русские также не имеют пока желания вновь вторгаться на трансильванскую территорию, и, следовательно, Трансильвания, а с ней и тыл венгерской революционной армии обеспечены.

Итак, 40 тысяч русских, как видно, не хотят прийти на по­мощь «Kölnische Zeitung». Но у нее остаются еще 15 батальонов Гаммерштейна и 30 тысяч человек под командой Гайнау.

Eh hien! * По последним непосредственным сообщениям, Шлик был еще в Лемберге 272 и уламывал горожан подать ему петицию с просьбой призвать русских. Одновременно он отдал приказ стянуть к Дукле в 25 милях от Лемберга армейский корпус. Пока этот корпус будет собран и снабжен боеприпасами, провиантом, транспортными средствами и т. п., пройдет мини­мум 3—4 недели, и кто знает, где тогда будут находиться мадьяры!

Что касается пресловутых 30 тысяч человек под командо­ванием Гайнау, которые через 12 дней (!) должны быть на вен­герской земле, то они еще менее опасны. Гайнау был вынужден снять осаду Венеции и двинуться в Ломбардию. Мы знаем, сколько работы ему задали жители Брешии 31 марта и 1 апре­ля 273. Мы знаем, что он не может оставить своей позиции, пока Радецкий его не сменит, а Радецкий все еще не в состоянии это сделать. А когда он, наконец, будет сменен, ему придется пройти примерно 150—170 немецких миль, пока он достигнет Пешта. Правда, часть этого пути обслуживает железная дорога, но когда дело касается отправки по ней 30 тысяч человек с соот­ветствующей артиллерией, кавалерией, обозом и т. п., она мало ускоряет переход. Эти «двенадцать дней» могут поэтому легко превратиться в шесть недель, а до тех пор у мадьяр хватит времени на то, чтобы дать армии Виндишгреца серьезный урок. Как знать — может быть, мадьяры встретят господина Гайнау на полпути!

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

14 апреля 1849 г. _ _

Перевод с немецкого
Напечатано
„ ,

в «Neue Rheinische Zeitung» M 273, Ha РУССКОМ языке публикуется впервые

15 апреля 1S49 г.

* — Ну что ж! Ред.



344 ]

* ПРЕНЕБРЕЖЕНИЕ К ПРАВАМ ПАРЛАМЕНТА. -ШПИОНСКИЕ УСЛУГИ МАНТЁЙФЕЛЮ



Берлин, 13 апреля. Предложение второй палаты об освобож­дении посылок весом до 5 фунтов от обложения почтовым сбо­ром, конечно, нисколько не было принято во внимание. Реше­ние состоялось, и хотя в конституционных государствах суще­ствует обычай, согласно которому парламент самостоятельно решает подобные дела, г-н фон дер Хейдт думает об этом иначе. Он до сих пор еще ни разу не дал себе труда высказать свое мнение по обсуждаемому вопросу.

Г-н фон Мёйзебах, как известно, незаменимейший из всех правительственных советников. Никто не сравнится с ним в уме­нии найти наилучшее и ценнейшее применение своим ушам и гла­зам и постоянно поставлять своему другу Мантёйфелю полез­нейшие и точнейшие сведения о настроении, намерениях и т. д. берлинцев. Разумеется, автор этих «разоблачений» обладает большой ловкостью в таких делах, которые vulgo * обычно называют шпионажем. Он пользуется для столь благородных целей различными литературными мошенниками. Его самыми доверенными друзьями и самыми искусными орудиями являются известный фельетонист «Kreuz-Zeitung» Гёдше и литератор Рёрданц **.

Из Мекленбурга также поступила нота, которая высказы­вается против безусловного принятия императорской короны королем Пруссии 274.

Написано К. Марксом Печатается по тексту газеты

14 апреля 1849 г. _ .

* Перевод с немецкого

Напечатано во втором выпуске „ . „

«Neue Rheinische Zeitung» M 273, Ha Русском языке публикуется впервые

13 апреля 1849 г.

* — в просторечии. Рев. ** Г-н Рёрданц уже в 1844 г. в Париже был заподозрен в подобных поползно­вениях и настоящим ему предлагается оправдаться перед лицом втих обвинений. Редакция «Neue Rheinische Zeitung».

[ 345


* С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИИ

Императорские войска отброшены еще дальше; мадьяры стоят на Ракошском поле275, древнем месте избрания вен­герских королей, в получасе езды от Пешта, и навязывают сражение.

Это — последние известия от 8-го из Пешта. Все другие сооб­щения менее достоверны. Так, например, «Breslauer Zeitung» пишет, что Виндишгрец не примет боя и будто бы уже отступил со своими войсками в Пешт. Сторонники императора думают, что мадьяры не отважатся штурмовать Пешт, во-первых, потому, что там возведены сильные укрепления, а во-вторых, чтобы не подвергать свою столицу опасности разрушения. Между тем положение в Пеште плохое. Виндишгрец вернулся сначала в Пешт, а затем в Офен, даже не заикнувшись о перспективах на победу. Это, естественно, сильно огорчило «верноподданных» и очень развеселило мадьяр.

Одновременно было расклеено следующее объявление госпо­дина Врбна от 7-го сего месяца:

«Города Офен и Пешт находятся на осадном положении, в соответ­ствии с чем собрания на улицах и площадях запрещены. Так как, однако, в последние дни этому приказу не хотят следовать, я вынужден сим на­помнить, что жители должны оставаться в домах, а также воздерживаться от бесцельных разъездов. Патрулям поручено широко применять оружие против всякого сборища. Любое выступление мятежного характера по­влекло бы за собой немедленную бомбардировку города, для чего уже сделаны все приготовления».

Многие верноподданные его апостольского величества, не чувствующие себя больше в безопасности в Пеште, уже пере­брались в крепость Офена, и пештские беженцы добрались даже до Вены. Пештские мадьяры ликуют; австрийцы в ответ угро­жают. С офенского конца понтонного моста на Пешт направлены две заряженные двенадцатифунтовые пушки, а с валрв офенской цитадели — многочисленные тяжелые орудия, додкрепляю-щио угрозу Вельдена 276.

346

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


Стремительность мадьярского наступления превзошла все ожидания австрийцев. Уже пять дней императорским войскам не дают покоя ни днем ни ночью бесчисленные мадьярские гусары, отвага которых превосходит все австрийские расчеты.

Императорские войска, впрочем, напрягли все силы, чтобы удержаться. Гарнизоны Вайцена и Веспрема направились в Пешт. От Коморна, из Вены и т. д. форсированным маршем подходят подкрепления, но они наверняка опоздают к решаю­щему сражению.

На венской бирже 11 апреля распространилась весть, что вепгры будто бы отбиты под Пештом. Мы считаем этот слух чистейшей биржевой уткой. Впрочем, не более правдоподобпым является и другой слух о том, что Гёргей с одним мадьярским корпусом выручил Коморн, заставив осаждающую армию дви­нуться против него и снять осаду с крепости ш. Весьма вероятно, что в комитатах Нитра, Гран и Ноград действуют мадьярские либо словацкие партизанские отряды, которые тревожат корпус, осаждающий Коморн, но нельзя поверить, чтобы мадьярские основные силы, отважившись на решающее сражение под Пеш­том, отослали Гёргея с крупным соединением.

Как обстоит дело с объявленной в 33-м бюллетене победой Елачича, затем «захватившего указанную ему позицию», как выражается в 34-м бюллетене смехотворный плакатокропатель Вельден, выбалтывает «Lloyd», сообщая из Пешта, что там считали бана попавшим в плен, и были крайне удивлены, полу­чив от него очередные донесения.

Стали известны еще кое-какие подробности о мадьярской армии. Клапка не в плену, как утверждают некоторые газеты, а командует на центральном участке у мадьяр. Левым крылом венгерской армии руководит Дамьянич, банатский серб, который уже командовал армейским корпусом, действовавшим против Нугента и Далена в комитате Баранья, а затем в Бачке и у Се-гедина. Если отдельные военно-полевые газеты говорят, будто бы он теперь продался мадьярам (!!), то это столь же нелепая, сколь жалкая ложь. Более ранние австрийские бюллетени дока­зывают противоположное.

8-го должно было произойти решающее сражение. Что дра­лись, и очень сильно дрались, мы знаем; но относительно ре­зультата битвы мы располагаем лишь вышеприведенными слу­хами.

Если Виндишгрец будет отброшен на правый берег Дуная, он, вероятно, сейчас же оттянет свои войска за Рааб и снимет осаду Коморна. У него не остается ни одной оборонительной линии вплоть до Лейты, а сможет ли он удержать даже ее, будет


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

347


всецело зависеть от морального состояния его разбитой армии. Во всяком случае, с поражением Виндишгреца Венгрия пока что очищена от императорских войск, между тем как отражение мадьярского наступления не привело бы австрийцев далее Тисы. На Тисе снова началась бы старая игра в триктрак, пока не подошли бы императорско-королевские подкрепления в 50— 60 тысяч человек.

В Банате подтверждается, что мадьяры завоевали всю Бачку и освободили Петервардейн от осады. Нугенты, père et fils *, окончательно осрамились при этом.

В заключение сообщим, на основании венской литографиро­ванной корреспонденции 175, следующие подробности о некото­рых венгерских генералах и о венгерских вооруженных силах:

«Среди венгерских генералов следует особо отметить Гёргея. Он еще очень молод, но в высшей степени талантлив и чрезвычайно активен, не­утомим и лично храбр; вероятно, его не напрасно считают душою всех военных операций, ибо Кошут, как известно, на своем поприще адвоката имел мало возможностей отличиться в военных науках. Среди иностранцев выделяется англичанин Гийон. Его безрассудная смелость не знает пре­град. Так, недавно он во главе своей колонны, потеряв 400 человек, взял штурмом гору, на которой было достаточно австрийских войск и артилле­рии и на которую ведет дорога, делающая семь поворотов, хотя имелась возможность обойти эту гору, правда, со значительной потерей времени 2".

Храброго Гийона не пугают никакие препятствия, он столь же хлад­нокровен, как и неустрашим, и является одним из наиболее отважных партизан этой единственной в своем роде кампании. Гонведы ш, которые вначале лишь скудно снабжались обмундированием и продовольствием, находятся сейчас в лучшем состоянии. Зимою не столь уж редко можно было найти у дороги замерзшими плохо одетых гонведов. Теперь они научились переносить тяготы похода и сражаются с мужеством дисцип­линированных войск. Передышкой, которую Виндишгрец вначале предо­ставил венграм, последние воспользовались наилучшим образом и добились особых успехов в организации гонведов, используя их в мелких набегах с целью постепенно приучить их к войне.

За это время их военное обучение было, насколько это возможно, завершено. К настоящему времени гонведы сделали значительные успехи в своем развитии и уже отличились в отдельных стычках. Как известно, основную силу венгерской армии составляет ее отличная кавалерия, ко­торая с каждым днем внушает австрийским войскам все больше уважения к себе. Даже известные своим мужеством вальмоденские кирасиры278 часто имели возможность познакомиться с силой венгерских гусар и не раз уступали бурному натиску последних».



Написано Ф. Энгельсом около IS апреля 1849 г.

Напечатано во втором выпуске

«Neue Rheinische Zeitung» M 273,

15 апреля 1849 г.

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые

• — отец и сын. Ред.



348 J

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Все еще нет никаких окончательных известий с Ракошского поля. 8-го, по-видимому, сражались мало; генеральная битва ожидалась 9-го. В Вене циркулировали самые противоречивые слухи. Согласно одним, венгры победоносно вступили в Пешт; согласно другим — они разбиты и Шлик окружил и взял в плен 5 тысяч гонведов 1в2. Ясно только, что ни бюллетеня, ни теле­графной депеши, ни какого-либо другого официального сооб­щения нет, а это пока достаточное доказательство, что дела императорских войск обстоят неважно. Далее Виндишгрец якобы передал в Ольмюц через своего сына просьбу о своей отставке. Верховное командование в Венгрии было предложено как Хессу, так и Вельдену, но оба отказались, поскольку им не хотят предоставить полной свободы действий.

Черно-желтые m в Пеште надеются, что венгры не подверг­нут бомбардировке и не предадут огню свою собственную сто­лицу. Как они говорят, даже Дембинский якобы высказался против этого и заявил, что в 1831 г. Польша пала лишь потому, что там столице Варшаве придавалось слишком большое стра­тегическое значение ш.

В Бачке венгры неудержимо продвигаются вперед. Подтверж­дается, что Перцель и Баттяни вступили в Нейзац. Нейзац находится как раз против Петервардейна, на противоположном (левом) берегу Дуная и, как сам Петервардейн, занят мадьярами. Укрепления Сентомаша, так упорно защищавшиеся сербами в прошлом году, взяты штурмом мадьярами, в их же руках находится Сомбор и Бессес (Баше). Они угрожают левому берегу Тисы; патриарх Раячич вынужден оставить Бечкерек и направ-

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

349


ляется в Землин через Панчево. Кничанин вдруг снова появился на поле битвы, чтобы помочь австрийцам в их беде.

За Трансильванию можно не опасаться. «Constitutionelles Blatt aus Böhmen» пишет из Черновиц следующее:



(Лерновицы, 5 апреля. Решено, что 60 тысяч русских оккупируют Галицию и остаются там в качестве гарнизона. Фельдмаршал-лейтенант барон фон Гаммерштейн отправляется в Венгрию с 25 батальонами и соответствующим количеством пушек. Сегодня фельдмаршал-лейтенант фон Маяковский уезжает, чтобы сменить больного фельдмаршал-лейте­нанта Пухнера. Вся Трансильвания покрыта укреплениями, Бем коман­дует армией в 100 тысяч человек, в состав которой входят 10 тысяч человек польского легиона 173 и венский академический легион 279, включающий и рабочих. Буковина снова опасается вторжения венгров, питаю­щих, но последнему свидетельству приезжих, к ней особую симпатию. Верно также, что отправка 4-го батальона полка барона Шивковича ad interim * приостановлена, так как все же, кажется, склоняются к тому, чтобы оказать некоторое сопротивление».

Бем особенно усиленно ведет набор рекрутов среди трансиль­ванских валахов и саксов142. Все, способные носить оружие, за­числяются в гонведы, обучаются строю и используются против австрийцев. Таким образом, Бем берет хороший реванш за ав­стрийскую систему комплектования армии 280, принуждавшую пленных венцев драться против мадьяр, а венгерских пленных — против итальянцев. В Германштадте состоялось большое пир­шество по случаю праздника братства между валахами и мадья­рами.

Судя по венгерскому сообщению, все министры по телеграфу вызваны в Ольмюц.

Полученный вчера «Abend-Lloyd» передает (как достоверное) сообщение о том, что фельдмаршал-лейтенант Вольгемут принял командование над сосредоточенным под Коморном армейским корпусом.



Написано Ф. Энгельсом около 16 апреля 1S49 г.

Напечатано

в »Neue Rheinische Zeitung» M 274,

17 апреля 1849 г.

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые

* — иока что. Ред.

350 ]

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. -КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА В БУКОВИНЕ

Мадьяры внезапно прекратили борьбу на подступах к Пешту и, оставив свои форпосты, направились к Вайцену. Вайцен рас­положен севернее Пешта на Дунае, как раз там, где он повора­чивает с запада на юг. Вайцен, ключ к дороге на Коморн, занят венграми 281. Елачич стоит на правом берегу Дуная у Сентендре!

Эти известия начали распространяться в Вене 13-го с сере­дины дня и произвели «угнетающее впечатление». Вельден якобы уже 14-го отправился к венгерской армии S82.

Более подробных деталей об этом новом повороте борьбы и этом стратегически крайне важном успехе венгров пока еще нет. Мы, следовательно, не можем знать, идет ли венгерская армия действительно на Коморн для того, чтобы освободить его от осады ш, или же она хочет, выманив императорские войска из их укрепленной позиции у Пешта, сразиться с ними в откры­том бою, не подвергая сам Пешт опасности бомбардировки.

Другие сообщения в высшей степени противоречивы. Совер­шенно ничего не известно ни о положении мадьярской армии в последних боях под Пештом, ни о подробностях самого сра­жения. Виндишгрец никого не выпускает за пределы Пешта. Мы знаем только, что 8-го (пасхальное воскресенье) не произо­шло ничего, кроме нескольких стычек между форпостами. 9-го также не раздалось ни одного орудийного выстрела. По-ви­димому, это был день, когда главные силы мадьяр выступили на Вайцен. Две австрийские бригады ушли в том же направлении.

Мадьяры под командованием Феттера якобы пытались на­вести мост через Дунай южнее Пешта^ у Рацкеве^ но им в этом помешали.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   50


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет