Чарльз дарвин



жүктеу 9.81 Mb.
бет10/54
Дата29.08.2018
өлшемі9.81 Mb.
түріКнига
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   54

чаяхъ и сила, были прюбрвтены предварительно - вероятно путемъ есте-

ггиеннаго подбора.

Изъ различныхъ инстинктовъ и привычекъ, никоторые-гораздо силь-

нее другихъ, т. е. доставляютъ бол'ве удовольств1я при удовлетвореши, ч*мъ

друпе; или что вероятно такъ же важно, имъ слъдуютъ болъе упорно, въ

силу наследственности, при чемъ не является никакого особаго чувства удо-

вольств1я или страдашя. Мы сами сознаемъ, что нъкоторыя привычки го-
96
раздо труднее исправляются или изменяются, чъмъ друпя. Поэтому часто

можно замътить у животныхъ борьбу между различными инстинктами, или

же между инстинктомъ и некоторой привычкой: такъ собака бросается ;!;!.

зайпемъ, но слыша, что ее бранятъ, останавливается, медлитъ, вновь прс-

сл'вдуетъ или возвращается, пристыженная, къ хозяину, собака-самка ко-

леблется между любовью ЕЪ своимъ щенкамъ и къ хозяину; она например

украдкой убъгаетъ къ нимъ, какъ бы полу-стыдясь, что не сопровождает'!,

хозяина. Но наиболее любопытный извъстный мнъ примъръ господства.

одного инстинкта надъ другимъ, это победа, одерживаемая инстинктомъ пе-

реселешя надъ материнскимъ. Первый изумительно силенъ. Запертая птица

въ надлежащее время года будетъ биться о рЫнетку клетки до того, что

у нея полетятъ перья и грудь окровавится. Инстпнктъ этотъ побуждаетъ

молодого лосося выскакивать изъ пръсной воды, гд'в онъ могъ бы продол-

жать существовате, при чемъ онъ невольно совершаетъ самоуб1йство.

Каждый знает, как силен материнский инстинкт. Даже робких

птиц он побуждает подвергаться сильнейшей опасности, хотя и с

колебанием, и в (юрьбъ съ инстинктомъ самосохранешя. Тъмъ не мен!;'

инстинктъ перелета такъ могущественъ, что поздней осенью, ласточки, к:

сатки и стрижи часто покидаготъ своихъ нъжныхъ птенцовъ, предоставлю

ихъ жалкой гибели въ гавздахъ 1). Мы видимъ, что инстинктивное ш.-

бужден1е, если оно почему либо болъе полезно виду, чъмъ некоторый иной

или противоположный инстинктъ, станетъ, при содъйствш естественнаго под-

бора, болъе могу]цественнымъ, чъмъ друпя побуждешя; потому что особ!;

обладаюшдя имъ въ сильнейшей степени, переживаютъ въ большемъ числг

Происходить ли тоже при столкновенш переселенческаго инстинкта съ ма-

теринскимъ, это еще сомнительно. Большее упорство или сила перваго изг

нихъ, вызывая въ извъетныя времена года возбуждеше, длящееся цълы"

дни, можетъ привести къ его временному преобладание.

Человккъ-общественное животное. Каждый допустить, чт"

человъкъ есть сощальное существо. Мы видимъ это изъ его нелюбви к;

одиночеству и изъ стремлешя къ обществу, помимо своего семейства. Оди-

ночное заключеше есть одно изъ ужасн^йшихъ наказами, каюя только мо-

гутъ быть придуманы. Некоторые авторы предполагаютъ, что чедовъкь

первоначально жилъ одиночными семьями; но въ настоящее время, хотя въ

разныхъ дикихъ странахъ и стран ствуютъ по пустынямъ отдъльныя семей-
97
стна, или двъ-три семьи они всегда, сколько мнъ известно, находятся въ

дружественны.хъ отношешяхъ съ другими семьями, живущими въ той же

местности. Тгчая семейства порою собираются для общаго совъта и соеди-

няются для общей защиты. Въ вид* довода противъ того, что дикарь есть

общественное животное, нельзя приводить фактъ безпрестанной междоусоб-

ной войны между племенами, заселяющими смежныя местности. Обществен-

ные инстинкты никогда не распространяются на вс'вхъ особей одного и того

жг вида. Судя по аналопи съ болыпинствомъ четырерукихъ, возможно, что

древн1е обезьяноподобные предки человека жили также обществами; но это

не очень важно для насъ. Хотя человъкъ, какимъ онъ сталъ теперь, обла-

даетъ лишь немногими специальными инстинктами, и утратилъ тй, которыми,

нъроятно, обладали его предки, но отсюда вовсе не слтдуетъ, чтобы онъ

не могъ удержать съ незапамятныхъ временъ никоторой инстинктивной любви

п симпа(tm) къ ближнишъ. Действительно, мы вей сознаемъ, что обладаемъ

такимъ чувствомъ симпатш 1); но наше сознаше не говорить намъ, инстинк-

тивны ли эти чувства, произошли ли они давно, такимъ же образомъ, какъ

у низшихъ животныхъ, или же были прюбрътены каждымъ изъ насъ въ

наши юные годы. '1'ак'ь какъ человъкъ--общественное животное, то почти

очевидно, что онъ унаслждуетъ стремлеше быть преданнымъ своимъ това-

рищамъ и повиноваться вождю своего племени, потому что эти качества

общи большинству сощальныхъ животныхъ. Ему, стало быть, будетъ свой-

ственна некоторая способность къ самообладашю. Въ силу унаследованной

склонности, онъ будетъ готовь защищать, въ союзъ съ другими, свонхъ

ближнихъ п охотно будетъ помогать имъ всякимъ способомъ, не слишкомъ

служащимъ помехою его собственному благосостояшю или его собственнымъ

сильнымъ желан1ямъ. Общественныя животныя, стоящ1я на самой низкой

ступени развит, оказывая помощь членамъ той же общины, почти исклю-

чительно руководствуются специальными инстинктами; стоящ1я несколько

выше, все еще сильно подвергаются вл1яшю такихъ инстинктовъ, но отчасти

также побуждаются взаимною любовью и симпа'пей, невидимому, при нт-

которомъ содъйств}и разума. Хотя человъкъ, какъ было только что заме-

чено. не обладаетъ спещальными инстинктами, могущими подсказать ему,

какъ помогать своимъ ближнимъ, онъ все-таки испытываетъ инстинктивное

побуждеше къ такимъ поступкамъ; но при своихъ усовершенствованныхъ

умственныхъ способностяхъ, онъ естественно руководствуется ьъ значитель-

ной степени разумомъ и опытомъ.

Инстинктивная симпайя причиняетъ также то. что человСкъ высоко

цт>нитъ одобреп1е ссб1-| подобныхъ. Какъ ясно иоказалъ Бэнъ 2), любовь къ

похн;1.|1 и си.и.цсе чгстолюб1е и еще сидьнтйипй страхъ къ презрънгю и

пе:'слав1ю, зависятъ отъ "дъйств1я симпат1и". Слъдовательно, человйкъ под-


98
вергается въ высшей степени вл1яшю желашй, одобрешя и порипашя своихт

ближнихъ, насколько они выражагогъ все это жестами и словами.

Такимъ образомъ, сощальные инстинкты, которые несомненно были

.пр1обр'Ьтены человъкомъ въ очень грубомъ состояши, а быть можетъ, даже

были прюбрътены его древними обезьяноподобными предками, все еще даютъ

импульсъ нвкоторымъ изъ его лучшихъ дъйствй; но его поступки въ по-

лъе сильной степени определяются выраженными, такъ или иначе, жела-

шями и суждешями его собратьевъ, а также - и къ несчастью, очень

часто-его собственными себялюбивыми желашямн. Но по мдръ того, какъ

любовь, симпаия и самообладаые укрепляются привычкой, а способность

разсуждешя становится более заметною, человвкъ можетъ правильно ценить

суждешя своихъ ближнихъ; ВМЕСТЕ съ тъмъ, овъ начнетъ чувствовать по-

буждешя къ извъстнаго рода поведение, независимо отъ всякаго скоропре-

ходящаго удовольств1я или наслаждешя. Тогда онъ можетъ заявить, - о

чемъ полудики и некультурный человъкъ не могъ бы и подумать: я вер-

ховный судья моего собственнаго поведешя п, по словамъ Канта, "я не

хочу въ своей собственной личности нарушить достоинство человечества".

Болгье устойчивые общественные инстинкты берутъ

верхъ надъ менгье прочными. Мы, однако, не разсмотръли еще глав-

наго вопроса, около котораго, съ достигнутой нами точки зръшя, вращается весь

вопросъ о нравственномъ чувствъ. Почему человъкъ чувствуетъ, что онъ

доженъ ловияоваться одному ивстинктивному желанно, яреимущестаеяяо не-

редъ другимъ? Почему онъ горько раскаивается, если уступилъ сильному

чувству самосохранешя и не рискнудъ жизнью для спасешя бдижняго? Или

почему онъ раскаивается, если укралъ пищу съ голоду.

Прежде всего, очевидно, что у человека т4 или иныя инстинктивный

побуждешя обладаютъ разной степенью силы; дикарь рискнетъ собствен-

ной жизнью для спасешя члена той же общины, но отнесется совсймъ рав-

иодушно къ чужому; молодая, робкая мать, побуждаемая материнскимъ ин-

стинктомъ, не колеблясь ни минуты, подвергнется величайшей опасности

ради своего ребенка, но не ради любого человвка. Мнопе цивилизованные

мужчины и даже мальчики, иногда раньше не риековавппе жизнью за дру-

гого, изъ мужества и симпатш пренебрегали инстинвтомъ самосохранешя и

прямо бросались въ потокъ спасать утопающаго, хотя бы и чужого. Въ

этомъ случа'в человъка побуждаетъ тотъ же самый инстинктивный мотивъ,

который заставилъ геройскую маленькую американскую обезьяну, описанную

выше, спасти сторожа, напавъ на большого ,страшнаго пав1ана. Подобные

поступки представляются простымъ слъдств1емъ могущества общественныхъ

или материнскихъ инстинктовъ, по сравнешю со всякимъ другимъ инстинк-

томъ или побуждемемъ; они выполняются слишкомъ внезапно для того,

чтобы дать время для размышлешя, или для удовольств1я или же страда-

шя; хотя, въ случай какой-либо помъхи, будетъ испытано огорчеше или

даже чувство глубокаго несчаспя. Съ другой стороны, у робкаго человвка

инстинктъ самосохранешя можетъ быть такъ силенъ, что такой человъкъ


99
ие будетъ въ состоянш заставить себя подвергнуться риску, быть можетъ

даже ради собственного ребенка.

Я знаю, что мноие утверждаюгъ, будто поступки, выполненные по

инстинктивному побуждешю, какъ въ указанныхъ случаяхъ, не входятъ

въ область нравственнаго чувства и не могутъ быть названы нравдтвен-

ными. Разсуждаюпце такимь образомъ ограничиваюгъ эготь термиаъ дйй-

ств1ями, совершенными обдуманно, посл'в победы надъ противоположными

желашями или подъ вл1яшемъ ндкотораго возвышеннаго мотива. Но едва ли

возможно провести сколько-нибудь ясную разграничительную черту этого

рода 1). Что касается возвышенныхъ побуждешй, то не мало известно


случаевъ, когда дикари, лишенные всякаго чувства общей любви къ че-

ловечеству и не руководимые какимъ-либо релипознымъ мопвомъ, по-

павъ въ шгЬнъ, умышленно предпочитали пожертвовать жизнью, нежели

выдать товарищей 2). Конечно, ихъ поведеше должно считаться нрав-

ственнымъ. Насколько дъло касается обдумывашя и побъды надъ противо-

положными мотивами, мы видимъ, что и животныя колеблются между

противоположными инстинктами, когда они, напримтЬръ, выручаютъ своих/в

двтенышей или товарищей отъ опасности; однако, ихъ д'Ьйств1я, хотя и


совершенныя на пользу себ'в подобнымъ, не принято называть нравствен-

ными. Сверхъ того, все выполняемое нами очень часто, подъ пбнецъ

будетъ выполняться безъ обдумывашя и безь колебашя; тогда подобный

д'1;йств1я едва ли можно будетъ отличить отъ инстинкта; однако, навър-

ное никто не скажетъ, что такое дъйств1е перестаетъ быть нравствсннымъ.

Наоборотъ, вс4 мы чувс.гвуемъ, что никакое дъйств1е не можетъ считаться

совершеннымъ или выполняемымъ наиболее благороднымъ образомъ, пока

оно не выполняется по внутреннему порыву, безъ обдумывашя или усил1я,

такимъ же образомъ, какъ это д^лаетъ человъкъ, у когораго требуеяыя

качества врождены. Однако, тотъ, кто вынужденъ преодолеть свой страхъ

или недостатокъ симпат1и, прежде чъмъ онъ совершить известный посту-

покъ, заслуживаетъ въ одномъ отношеши высшаго довър1я, нежели тотъ,

который совершаетъ доброе двло, безъ усил1я побуждаемый къ этому лишь

врожденнымъ предрасположешемъ. Такъ какъ мы не имвемъ возможности

.различать мотивы, то признаемъ вс4 поступки извЪстнаго рода нравствен-

ными, если ихъ выполняетъ нравственное существо. Нравственное же су-

щество-это тотъ, кто способенъ производить сравнеяе между своими

прошедшими и будущими поступками, одобряя ихъ или не одобряя. У

яасъ нътъ никакого основакя предполагать, что какое-либо изъ низшахъ
100
животныхъ обладаетъ этою способностью: поэтому, когда ньюфаундленд-

ская собака вытаскиваете ребенка изъ воды, а обезьяна идетъ навстречу

опасности, спасая товарища, или заботится о сиротк'в-обезьян'Ь, мы не на-

зываемъ ея поведешя нравственнымъ. Но когда рвчь идетъ о человъкъ,

единственном^ существа, которое наверное можно признать моральнымъ,

.то поступки извъстнаго рода называютъ нравственными,-все равно, вы-

полняются ли они обдуманно, послт. борьбы "ъ противополжными побу-

ждешяни, или порывисто, подъ кияшемъ инстинкта, или какъ результатъ

медленно пр1обр'втенной привычки.

Но возвратимся ЕЪ болПе непосредственному предмету нашего обсу-

ждешя. Хотя некоторые инстинкты болъе могущественны, чъмъ друпе. и

такимъ образомъ приводятъ къ соотвътственнымъ поступкамъ, однако, не-

возможно утверждать, чтобы у человека общественные инстинкты (включая

любовь къ похвала и стрихъ порицашя) обладали большею силою или,

вслт,дств1е долгой привычки, прюбрвли большее значеше, нежели инстинкты

самосохранешя, голода, похоти, мстительности и т. д.

Почему человт.къ сожал^етъ, даже стараясь изгнчть чувство рас-

каяшя, о томъ, что онъ послъдовалъ одному естественному импульсу пред-

почтительно лередъ другимъ? Почему онъ. далве, чувствуетъ, что долженъ

раскаиваться въ своемъ поведеши? Человткъ въ этомъ отношеши глубоко

отличается отъ низшихъ животныхъ. Т'БМЪ не менъе, мы можемъ, я ду-

маю, довольно ясно увидеть причину этого различ1я.

Челов'Ькъ, по причини деятельности его душеввыхъ способностей, не

можстъ изб'Ьжать размышлешя: точныя вдечатл4н1я

я ясные обрязы безпре-

станно и отчетливо проходятъ въ его ум'в. Но у ТБХЪ животныхъ, который

постоянно живутъ обществами, общественные инстинкты всегда существуютъ

и бываютъ прочными. Ташя животныя всегда готовы подать сигналь тре-

воги, или защищать общину и помогать себъ подобнымъ, такъ или иначе,

смотря по их-ь образу жизни. Животныя эти постоянно чувствуготъ, безъ

побужденгя, доставляемаго какой-либо страстью или желашемъ, некоторую

любовь или симпаию къ себв подобнымъ. Они несчастны, если надолго

разлучены со своими и всегда рады, когда попадутъ снова въ ихъ об-

щество. То же и у насъ; даже когда мы СОВСБМЪ наединт), мы часто

испытываемъ удовольств1е или страдаше при мысли о томъ, что друпе о

насъ думаютъ-одобряютъ ли они насъ или порицаютъ; а все это выте-

каетъ пзъ симпат1и, основного элемента общественныхъ инстинктовъ. Че-

ЛОВБКЪ. не обладающй и сдъдами подобныхъ инстинктовъ, былъ бы не-

естественнымъ чудовищемъ. Съ -другой стороны, желаше удовлетворить

чувству голода или любой страсти, въ род'в мщешя, по своей природъ скоро-

проходящее п можетъ быть въ данное время вполнъ удовлетвореннымъ.

Не легко также, а, быть можетъ, едва ли возможно, вызвать въ себъ съ

полной живостью такое ощущеше, какъ напримъръ; голодъ; это спра-

ведливо, какъ не разъ уже было замечено, и относительно всякаго дру-

гого ощущешя. Инстинкта самосохранешя дт,йствуетъ исключительно в-ь

виду опасности; иной труеъ воображалъ себя храбрецомъ, пока не встрт-


101
1лъ враги лицомъ къ лицу. Желате чужой собственности, быть можетъ,

;,но изъ самыхъ упорныхъ, но и въ этомъ случай, удовлетвореше, доста-

ваемое обладашемъ, обыкновенно представляетъ чувство гораздо болъе

слабое, нежели желаше. Какъ часто воръ, если только не профессюналь-

ный, поел!) удачной кражи изумляется, почему онъ укралъ какую-либо

пещь 1). ЧеловБКЪ не можетъ предотвратить частаго возобновлешя въ душ*

прошлыхъ впечатлъшй. Это вынудить его провести сравпеше между впе-

чатлвшями раньше испытанного голода, удовлетвореннаго мщешя; опас-

ности, избегнутой на чужой счетъ и т. п.,- и почти всегда наличнымъ

пнстинктомъ симпатш; сюда присоединяется его рано являющееся знаше о


гомъ, что признается другими достойнымъ похвалы пли порицашя. Это

знаше не можетъ быть изгнано изъ его души; и благодаря инстинктивной

симпатш, оно ценится, какъ нъчто чрезвычайно важное. Человъкъ почув-
стиуетъ какъ бы камень преткновешя, желая следовать инстинкту или

лривычкъ, а это у всвхъ животныхъ является причиною неудовольств1я

пли даже несчас'пя.

Вышепривиденный примъръ ласточки доставляетъ пояенеше; хотя и

обратнаго характера, показывающее, что временный, но въ данную минуту

сильный и упорный инстинктъ одолвваетъ другой инстинктъ, обыкновенно

гоеподствунищй надъ веъми прочими. Въ надлежащую пору, эти птицы

по ц'влымъ днямъ испытываютъ непреодолимое желаше переселиться. Ихъ

н])авъ изменяется, он'в становятся безпокойными, крикливыми и соби-

раются въ стаи. Пока птица-мать кормить птенчиковъ или высиживаетъ

яйца, материнсмй инстинктъ перееелешя одерживаетъ верхъ и, наконецъ,

въ моментъ, когда птенчики у нея не передъ глазами, птица улетаетъ,

иокидая ихъ. Когда она завершить свое продолжительное путешеств1е и

д'Ьйств1е перелетнаго инстинкта прекратится, какъ велико было бы угры-

аеше совъсти у птицы, если-бы она обладала высоко-развитой душевной

деятельностью и не могла бы избежать постояннаго прохожден1я въ ея

душС образовъ, рисующихъ жалкую гибель птенцовъ отъ холода и голода

на суровомъ съверъ.


102
Въ моментъ совершешя поступка, челов-вкъ, безъ сомнъшя, будетъ спо-

собенъ последовать болте сильному импульсу; хотя это порою побудить

его къ благороднтйшимъ поступкамъ, но чаще, слъдств1емъ будетъ удовле-

твореше своихъ собственных^ пожелашй на счетъ другихъ людей. Послъ

такого удовлетворешя, когда прошедпия и слабъйппя впечатлъшя окажутся

передъ судомъ, всегда наличнаго, общественнаго инстинкта и подъ вл1я-

кемъ сильнаго внимашя къ доброму мнтшго другихъ людей, человъкъ на-

верное, подвергнется нравственному иозмездш. Онъ испытыкаетъ тогда

угрызев1е, раскаяше, сожалтже пли стыдъ; это последнее чувство, однако,

почти исключительно относится къ суждешю другихъ людей. Онъ, следо-

вательно, болъе или менъе твердо решится действовать въ будущемъ иначе;

а это и есть совесть, заглядывающая въ прошедшее и служащая руково-

дительницею для будущаго.

Природа и сила чувствъ, которыя мы иазываемъ сожалъшемъ, сты-

домъ, раскаян1емъ и угрызешемъ, повидимому, зависитъ не только отъ стой-

кости насилуемаго инстинкта, но частью и отъ силы пскушешя, а иъ

большей мтръ часто еще отъ суждешя нашихъ ближнихъ. Насколько

каждый цънитъ мнтн1я другихъ людей, это зависитъ отъ силы его врож-

деннаго или прюбрътеннаго чувства симпатш и отъ его собственной спо-

собности къ обсуждешю отдаленныхъ послтдств1й его поступковъ. Другой

элементъ чрезвычайно важенъ, хотя и необходимъ-а именно уважеше

или страхъ передъ Богомъ, богами или духами, въ которыхъ въритъ тотъ илг

иной человъкъ; это особенно справедливо относительно угрызешя совъстц.

Мнопе изъ моихъ критиковъ возражали, что малая степень сожалъшя или

раскаяшя можетъ быть объяснена взглядомъ, защищаемымъ мною, но что не-

возможно такимъ образомъ объяснить "потрясающее душу" чувство угры-

зешя совести. Но я не могу признать это иозражен1е сильнымъ. Мои кри-

тики не опредъляютъ, что они цодразумъваютъ подъ угрызешемъ, а я не

нахожу опредтлешя, которое подразумевало бы что-либо болъе, нежс.г

подавляющее чувство раскаяшя. Угрызен1е, повидимому, относится къ ра-

скаяшго совершенно такъ же, какъ ярость къ гнъву или агон1я къ стра-

дан1ю. НОтъ ничего странного въ томъ, что инстинктъ, настолько сильный

и восхищаюицй ВСБХЪ, какова материнская любовь, въ случай неповино-

вешя ему, приведетъ къ величайшему неечастж, какъ только ослабъетъ

впечатлън1е той причины, которая произвела неповиновеше. Даже, если

какое-либо дъйств1е не противоръчитъ никакому спец1альному инстинкту,

одного знан1я о томъ, что наши друзья и равные намъ презиратотъ насъ,

достаточно для причинемя намъ глубокаго несчаст1я. Кто можетъ сомне-

ваться въ томъ, что отказъ драться на дуэли, данный всдт,дств1е трусости.

доводидъ много людей до стыда, граничащаго съ отчаяшемъ? Мнопе

индусы, какъ говорятъ, испытывали глубочайшее душевное потрясена

изъ-за того, что вкусили "нечистой" пищи. Приведу другой примъръ топ".

что, мне кажется, можно назвать угрызетемъ совСсти. Д-ръ Лэндоръ

занимавш1й въ Западной Австралш служебный постъ, разсказываетъ 1)


103
что одинъ изъ туземцевъ на его ферме, потерявъ одну изъ женъ, которая

умерла отъ болезни, пришелъ къ нему и сказадъ, что "пойдетъ къ одному

отдаленному племени и убьетъ тамъ женщину, чтобы выполнить долгъ по

отношешю къ своей жен*". Я сказалъ ему, что если онъ поступить

такимъ образомъ, то я посажу его въ тюрьму на всю жизнь. Онъ оста-

вался еще несколько времени при фермъ, но страшно исхудалъ и жало-

вался, что не можетъ ни спать, ни деть, и что душа жены преслвдуетъ

его за то, что онъ не взялъ жизни взамънъ ея жизни. Но я былъ неу-

молимъ, и сказалъ, что ему нътъ спасешя, если онъ поступить такимъ

образомъ". Тъмъ не менъе, этотъ человдкъ исчезъ болде чймъ на годъ и

возвратился затъмъ въ превосходномъ настроенш духа; другая его жена

сказала д-ру Лэндору, что ея мужъ убилъ женщину изъ отдаленнаго пле-

мени: но законныхъ уликъ добыть было невозможно. Такпмъ образомъ,

нарушеше закона, признаиаемаго священнымъ въ данномъ племени, возбуж-

даетъ, повидимому, глубочайппя чувства-и совершенно независимо отъ

сощальныхъ инстинктовъ, исключая развъ того, что законъ оенованъ на

общественномъ мнъши. Сколько странныхъ суевър1й возникло такимъ обра-

зомъ въ разныхъ странахъ-это и сказать трудно: мы не знаемъ и того,

какимъ образомъ таыя дъйствительныя преетуплешя, какъ например, крово-

смЫпеше, стали внушать отвращеше (впрочемъ, не повсеместное) самымъ

низшимъ дикарямъ. Даже сомнительно, признается ли у нъкоторыхъ племенъ

кровосмъшеше более ужаснымъ преетуплешемъ, нежели бракъ мужчины съ

женщиной, носящей одинаковое съ нимъ имя, хотя бы она и не была его

родственницей. "Нарушить этотъ послъдшй законъ у австрал1йцевъ счи-

тается величайшимъ преетуплешемъ, въ чемъ совершенно сходятся съ не-

которыми североамериканскими племенами 3). Если задать вопросъ: что

хуже, убить ли дтвушку изъ чужого племени или жениться на дъвушкъ

своего племени, то безъ всякаго Еолебашя .будетъ данъ отвттъ, какъ разъ

противоположный тому, который дали мы бы". Можно поэтому, отвергнуть

мнъше, на которомъ недавно настаивали некоторые писатели, а именно;

что отвращеше къ кровосмЫпешю зависитъ отъ обладаемаго нами спец1аль-

наго сознашя, насажденнаго въ насъ Богомъ. Въ общемъ, вполнъ понятно,

почему человъкъ, побуждаемый такимъ могущественнымъ чувствомъ, каково

угрызен1е совъсти-хотя оно возникло лишь вышеуказаннымъ способомъ-

будетъ действовать такъ, чтобы, сообразно съ внушенными ему поняйями,

искупить свое преступлете, например, отдастъ себя самъ въ руки правосуд1я.

Человъкъ, побуждаемый совестью, пр1обрСтетъ, путемъ долгой при-

вычки, такое совершенное самообладаше, что его желашя и страсти, нако-

нецъ, внезапно и безъ борьбы уступятъ мвсто его сощальнымъ симпат1ямъ

и инстииктамъ, включая чувство, испытываемое имъ подъ вл1ян1емъ сужде-

нш его ближнихъ. Все еще голодный или все еще жаждупцй мести чело-

въкъ не подумаетъ о кражъ пищи или объ удовлетворен^ своего мщен1я.

Возможно, или, какъ мы увидимъ впослСдствш, даже вероятно, что


Каталог: 2016
2016 -> «Қостанай қаласы әкімдігінің білім бөлімі»
2016 -> Шжқ «Павлодар қаласының №5 емханасы» кмк байқау кеңесі отырысының №2 хаттамасы павлодар қ. 2015 жылғы 12 қазан Өткізу формасы
2016 -> «Қазақстан тарихы» пәнінен «6М020300-тарих» мамандығына арналған жазбаша емтихан сұрақтары 1 блок
2016 -> 2016 жылғы 18 қараша №706 Астана, Үкімет Үйі Қазақстан Республикасы Үкіметінің кейбір шешімдеріне өзгерістер мен толықтыру енгізу туралы
2016 -> Силлабус (syllabus) – студенттерді оќыту баєдарламасы
2016 -> Қазақстан Республикасының Білім және ғылым министрлігі
2016 -> Саламатты Қазақстан


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   54


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет