Д. В. Арзютов (Санкт-Петербург) История Кебезенского стана Алтайской духовной миссии



жүктеу 77.03 Kb.
Дата20.04.2019
өлшемі77.03 Kb.
түріСборник статей

Д.В. Арзютов

(Санкт-Петербург)
История Кебезенского стана Алтайской духовной миссии*

1. Введение. История христианизации народов мира занимает значительное место в общем объеме изданий по этнографии. Однако пока крупных обобщающих работ по христианизации народов Сибири очень немного. Автору этих строк известны только две таких работы: американского исследователя Андрея Знаменского «Шаманизм и христианство» и сборник статей ленинградских этнографов «Христианство и ламаизм у коренного населения Сибири». Вместе с тем тема «христианского освоения» Алтая имеет много любопытных особенностей. Влияние русской (национальной и этнической) культуры коснулось всех сторон жизни коренного населения Саяно-Алтая. Это влияние тем заметнее, что характер взаимодействия резко отличается от предыдущих эпох. Русские в отличие от номадов Сибири и Центральной Азии, которые в разные периоды времени кочевали на территории Алтая, являлись оседлой земледельческой культурой, что, безусловно, накладывало отпечаток на характер межэтнических отношений, создавая их регулярность. Русскоязычное население c момента своего появления выступает в сибирском этнокультурном пространстве и как государствообразующий (а значит, титульный) этнос, который сыграл одну из основных ролей в формирование этнических образований на данной территории. Более того, за «русский» период резко изменились формы межкультурной коммуникации (особенно в XX веке), в силу усиления протекания информационных потоков.

В совокупности эти обстоятельства требуют серьезного детального анализа, позволяющего понять как характер межэтнических процессов, так и роль «русского фактора» в этнической истории народов Саяно-Алтайского нагорья. Русские являли собой не только представителей славянского мира в этнолингвистическом контексте, но и были яркими представителями христианского мира. Сочетая в мировоззрении «языческие» и христианские традиции русские столкнулись в Сибири с шаманством и анимистическим воззрением на природу и человека, которым было наполнено сознание сибирских «инородцев». Это взаимодействие носило и носит характер диалога двух разностадиальных мировоззренческих систем: с одной стороны, христианства, возникшего на базе оседлой культуры, а с другой традиционного мировоззрения и шаманских практик, соответствовавших кочевому и охотничье-собирательскому быту.

Вместе с этим необходимо заметить, что изучение истории христианизации народов Алтая еще далеко от своего завершения. Нам остаются неизвестными станицы истории многих станов Алтайской духовной миссии (далее АДМ) (1828-1918). Так, до настоящего времени не было публикаций посвященных истории североалтайских станов АДМ. Восстановление истории каждого из станов миссии даст возможность выявления зон этнокоммуникационной активности и позволит более объективно увидеть сложный и многогранный процесс вхождения православных новаций в культуру тюркоязычных народов Саяно-Алтайского нагорья. Целью настоящей статьи является описание истории Кебезенского стана Алтайской духовной миссии.

2. История Кебезенского стана. Кебезенский стан (являлся центром Кебезенского миссионерского отделения) с центром в улусе Кебезень в нескольких километрах от Улалы (немногим более 130 км) и Телецкого озера. В 1889 г. стан простирался на довольно значительную территорию – кочевья «черневых татар» «кочующих по р. Бии начиная от Телецкого озера до пределов Макарьевского отделения (около устья р. Лебедя) и притокам Бии с правой стороны до пределов Кондомского и с левой Чемальского и Улалинского отделений».1

Этот стан появился в 1851 г. (есть и другие даты: 1852 г.2, 1861 г.3 и действовал среди «черневых татар». Жителей в Кебезени в 1889 г. числилось 449 человек, из которых 331 кочевой инородец, 38 – оседлых и 80 русских.4 При этом во второй половине XIX века отмечается довольно высокий рост населения поселка. В.В. Радлов относительно этого стана миссии писал в 1862 г., что он состоит из 30-40 корьевых юрт и двух деревянных домов русских купцов. По наблюдениям все того же Радлова население стана мало отошло от традиционной жизни, и состояние их культуры почти не несет на себе следа влияния русской культуры.5 Немногим ранее заметок В.В. Радлова в записках о. Дометиана (Коновалова) под 21 сентября 1861 года мы встречаем численность этого улуса в 66 человек, из которых 53 человека новокрещенные, а остальные 13 – русские.6 Окрестить жителей этого улуса удалось стараниями прот. Ландышева (28 чел.), прот. Василия Вербицкого (8 чел.), иерод.Смарагда (16 чел.) и о. Иоанном Смоляниновым (1 чел.)7

Первоначально в этом стане была обустроена миссионерская походная церковь, выстроенная на деньги местного населения. В 1861 г. главой Кебезенского стана становиться иеромонах Дометиан (Коновалов), который начинает возобновлять деятельность стана, пришедшего к тому времени в сильнейшее запустение. Им был начат ремонт существовавшей Покровской церкви. В это же время был сильно обновлен иконостас на деньги приказчика барнаульского купца Морозова Михаила Савельева. В иконостасе были обновлены иконы Спасителя, Божьей Матери и св. Николая.8 В связи с приездом о. Дометиана в 1861 г. многие местные жители Кебезени откочевали в горы и даже были намерены там зимовать. Единственной целью на первом этапе для Дометиана Коновалова становиться сбор всех жителей Кебезени воедино в самом улусе.9 За время своей 37-летней миссионерской службы иеромонах Дометиан окрестил 418 человек.10

В 1882 г. на средства прихожан и купца Тренихина был построен храм во имя Покрова Божьей Матери, освященный начальником АДМ епископом Бийским Владимиром.11

Указом Священного Синода от 14 марта 1885 г. при церкви положен причт: священник, диакон и два псаломщика, но причт состоял из трех священников и псаломщика.

К Кебезенскому миссионерскому отделению были также приписаны следующие миссионерские станы: Казанская церковь (с. Ынырга), Никольская церковь (с. Турочак), Рождественская церковь (с. Гурьяновка1). Помимо станов к указанному отделению были приписаны: монастырское подворье в с. Артыбаш и молитвенные дома в с. Никольское2 и по р. Пыже. В с. Никольском молитвенный дом был построен мещанином Л.И. Огородовым в 1885 г., а по р. Пыже молитвенный дом был построен на средства миссии в 1897 г.12 Оба молитвенных дома подчинялись кебезенскому священнику. Так, священник Кебезенского отделения Матвей Турбин совершал поездке по р. Пыже: «Ходил на Пыжу речку и по Пыже с иконами до Кебезени. Там теперь новый молитвенный дом. Новокрещенные принимали св. иконы с большим усердием. Обошел все заимки».13

При этом все тот же миссионер М. Турбин, отмечал христианскую настроенность жителей аилов по р. Кузе: «Инородцы на Кузе также усиленно просили обойти все их юрты со св. крестом или иконами: «надо святить все аилы», - были их собственные слова».14

В целом Кебезенское отделение включало к концу XIX века значительное количество населенных мест, которые охватывали значительную территорию: «Кебезенскому священнику приходится ведать, кроме семи населенных новокрещенными и язычниками деревень и речек не вдалеке от Кебезени, еще целую тысячу населения по Лебеди, девятьсот язычников по Лебеди и Байголу и более тысячи душ на приисках… Все же последнее удалено от Кебезени на расстоянии от 50 до 180 верст тяжелого верхового пути».15

Именно это становиться основанием для прошения о создании на р. Лебедь, вблизи устья Байгола второго отделения или прихода АДМ.16 Миссионер Матвей Турбин довольно часто бывал на Байголе, ежегодно с 1895 по 1898 гг. включительно. «Я езжу туда уже четвертый год и вот ныне [1898 г. – Д.А.] в первый раз, при помощи Божией, пришлось окрестить сразу 20 человек. Креститься больше всего молодежь, несмотря на неодобрение и противодействие стариков».17

В Кебезенском отделении находилось 3 миссионерских школы в с. Кебезень, Турочак, Ынырга. При Покровском храме функционировала библиотека, в которой насчитывалось 268 книг.

Кебезенская школа, открытая в 1867 г. помещалась в миссионерском доме и содержалась на средства миссии. Преподавание велось на двух языках: русском и алтайском. В среднем в школе обучалось до 25 человек. Обучали совместно мальчиков и девочек вне зависимости от этнической принадлежности. При школе была также и своя библиотека, с общим числом книг 130 томов.18 Среди миссионеров Кебезенского отделения особенно известен был Михаил Чевалков, один из основателей алтайской литературы и Учитель алтайского языка для многих миссионеров, в том числе и о. Василия Вербицкого.

Самым крупным монастырем в этом районе являлся Чолышманский монастырь, находящийся у Телецкого озера (Алтын-кöль) у села Артыбаш, возле которого были поставлены кресты, вблизи которых было запрещено совершать шаманские обряды.

Завершая настоящее небольшое сообщение, по истории Кебезенского стана приведу отрывок из отчета АДМ за 1887 г. кебезенского миссионера С. Ильтеева: «В юрте некрещеного Паяка (по р. Лебедю) катехизатор имел продолжительную беседу о христианской вере. По просьбе хозяйского сына несколько раз пропета была на инородческом наречии песнь о страшном суде и прочитана басня о петухе и филине, в которой изображаются камские плутни. Слушатели смеялись. Наконец хозяин Паяк сказал: «Разве не правда, что камы камлают для своей выгоды?!… Ашпа (погоди)! вот приедут сюда жить абыс капчи (миссионер и причетник), построят церковь; здешние крестяться; тогда увидим много ли камлают камы!» В разговоре приняла участие и жена хозяина. «Правда, что русским жить спокойнее, сказала она: они никогда не камлают, а у нас: я сегодня уже третий день жарю ячмень, два дня буду молоть его; потом нужно будет сделать брагу, дня три выкуривать из нее вино; да кам два дня будет камлать и так более недели проведем в этом камлании: ни дела, ни работы», - заключила жена Паяка. Последнее замечание женщины мы слышали почти в каждой юрте, говорит автор записки» [Отчет АДМ 1888: 29].19

События начала XX в. прервали жизнь этого стана…



_______________________________________

*Настоящая статья продолжает серию работ автора по этнографическому анализу проблем истории христианизации шорцев и северных алтайцев. См.: Арзютов Д.В. Начальный этап формирования православно-языческого синкретизма у аборигенов Притомья. // Аборигены и русские старожилы Притомья. / Отв.ред. В.М. Кимеев. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2002. С. 193–200; Арзютов Д.В. Некоторые вопросы эволюции традиционных верований шорцев под влиянием православия. // Культурное наследие народов Сибири и Севера. Материалы Шестых Сибирских чтений. Санкт-Петербург, 27-29 октября 2004 г. /Отв.ред. Е.Г. Федорова. СПб., 2005. С.235-241; Арзютов Д.В. Христианизация шорцев и северных алтайцев: церковно-государственная стратегия и этнокультурная реальность. // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия: История. 2007. (в печати)]

1Отчет об Алтайской и Киргизской миссии Томской епархии за 1889 год. Томск, 1890. С.19.

2Кислицын В.Н. Алтайская духовная миссия и ее роль в колонизации Горного Алтая. // Алтайский сборник. Вып. XV. Барнаул: Изд-во АОВФК, 1992. С. 22.

3Поплавская Х.В. К вопросу о православном миссионерстве на Алтае (30-60-е годы XIX в.) // Этнографическое обозрение. 1995. № 5. С. 105.

4Отчет об Алтайской и Киргизской миссии Томской епархии за 1889 год. Томск, 1890. С.19.

5Радлов В.В. Из Сибири: страницы дневника. / Пер. с нем. К.Д. Цивиной и Б.Е.Чистовой. М.: Наука, 1989. С. 186. (серия «Этнографическая библиотека»).

6[Коновалов Д.]. Записки служащего при Алтайской Духовной Миссии иеромонаха Дометиана за 1861-й и 1862 годы. // Душеполезное чтение. 1863, Год 4. ч. 3, Сентябрь С. 12.

7Там же.

8Там же. С. 11-12.

9Там же. С. 12.

10Кислицын В.Н. Алтайская духовная миссия…С. 23.

11Там же. С. 22.

12 С. М[атвей] Т[урбин] Из писем алтайских миссионеров. I. Кебезенского миссионера. // Православный благовестник. 1899. № 2. Январь. Кн. 2-я. С. 85.

13Там же. С. 87.

14Там же.

15 С. М[атвей] Т[урбин] Из писем алтайских миссионеров. I. Кебезенского миссионера. // Православный благовестник. 1899. № 3, февраль. Кн. 1-я. С. 134.

16Там же. С. 135.

17Там же. С. 136.

18Кислицын В.Н. Алтайская духовная миссия…С. 24.

19Отчет об Алтайской и Киргизской миссии Томской епархии за 1887 год. Томск, 1888. С. 29.


1 Позже Гурьяновский миссионерский стан опекался священником, который проживал в Курмач-Байголе.

2 В Никольском молитвенном доме проводилось около 5 литургий в год.

Каталог: konf -> mak -> arhiv
arhiv -> Владислав Пузович (Белград, Сербия)
arhiv -> Архитектурно-градостроительное выражение идеологемы "Москва-Третий Рим Святая Русь" на Дальнем Востоке во второй половине
arhiv -> Русская Православная Церковь и органы государственной власти в период становления Советской власти на Алтае
arhiv -> Миссионерская деятельность Русской Православной Церкви как фактор формирования этнического самосознания народов Саяно-Алтая
arhiv -> Санкт-петербург
arhiv -> Православие в китае в ХХ веке
arhiv -> А. В. Попов (Москва) Русское зарубежное православие до 1917 года и деятельность
arhiv -> Е. В. Выдрин (Красноярск) Походные церкви на севере Сибири во второй половине XIX в
arhiv -> Вяткина Г. В. Горно-Алтайск. О влиянии русской духовной культуры на становление художника
arhiv -> С. Е. Андриенко (Семипалатинск, Республика Казахстан) История Преображенского стана Киргизской Духовной миссии


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет