Дипломная работа Повседневные бытовые практики энергопотребления в современном российском обществе


Глава 2 Консерватизм и инновационность в повседневных бытовых практиках энергопотребления



жүктеу 0.94 Mb.
бет2/4
Дата04.09.2018
өлшемі0.94 Mb.
түріДиплом
1   2   3   4
Глава 2 Консерватизм и инновационность в повседневных бытовых практиках энергопотребления
2.1. Опыт качественного социологического исследования бытовых практик и пространств энергопотребления
В соответствии с логикой качественной стратегии исследования мы несколько раз меняли ракурс исследования и метод, с помощью которого хотели изучить бытовые практики энергопотребления. Окончательная рамка исследования представлена в кратком изложении его программы (Прил. А), однако сам поиск предмета и метода заслуживает на наш взгляд отдельного рассмотрения.

Из множества методов научного познания наиболее активным и наиболее действенным в плане возможностей проникновения исследователя в интересующую его область реальной действительности является эксперимент. С его помощью можно исследовать явления, недоступные непосредственному восприятию [73, С. 174].

Идея эксперимента в сфере бытового энергопотребления возникла в связи с самонаблюдением в моменты непредвиденного отключения электричества, когда при невозможности осуществить привычную фоновую практику происходят попытки перейти на иную практику все так же связанную с энергопотреблением. Например, если мы смотрим телевизор, и неожиданно происходит отключение электричества, часто возникает желание выпить чашку чая. Мы идем на кухню и совершенно автоматически, не задумываясь, нажимаем кнопку включения электрочайника. И лишь потом, не услышав характерного шума закипающей воды, мы вспоминаем, что электрочайник не может работать без электричества.

Модель экспериментальной ситуации предполагалась следующая:

В заранее назначенное время, экспериментатор наносит визит экспериментальному объекту. Учитывая специфику эксперимента, обязательным условием является то, что на улице должно быть темно. Место проведения эксперимента – квартира, где проживает экспериментальный объект. Экспериментальный фактор – специальное отключение электроэнергии в квартире на 1-1,5 часа.

Поместив экспериментальный объект в нестандартную ситуацию, можно было бы пронаблюдать, насколько энергопотребление проникло в повседневную жизнь людей. Повседневные привычки, скорее всего, выражались бы через желание, например, послушать музыку, посмотреть телевизор или пропылесосить квартиру, притом, что сделать это без света совершенно невозможно.

Экспериментальный метод пришел в социальные науки из естественных наук. Представляется интересным отметить здесь такое отличие социального эксперимента от естественнонаучного, как характер преодоления препятствий, связанных с трудностью измерения и контроля переменных в ходе исследования. Указанные препятствия преодолеваются по-разному. В естественнонаучном исследовании довольно часто применяется эксперимент типа «проб и ошибок», когда наиболее значимым оказывается случайный, вовсе не предусматриваемый исход. Разрушение или необратимые изменения экспериментального объекта здесь явление нормальное. Каких-либо этических проблем практически не возникает. В то же время проблемы правомочности, познавательности, даже познавательного эксперимента в области отношений между людьми возникают уже на психологическом уровне. Тем более усложняется положение в случае подготовки и принятия решения о проведении эксперимента с целью воздействия на общественные отношения более высокого уровня сложности [73, C. 175].

Использование эксперимента в социальных науках во многих случаях сталкивается с существенными техническими, этическими и прочими ограничениями [74].

В нашем случае, мы тоже столкнулись с рядом трудностей, находясь на методическом этапе исследования. Как отмечает Н. Веселкова, при проведении качественного исследования этическая проблематика приобретает особенную остроту. Так как проведение эксперимента предполагалось в квартире экспериментального объекта, необходимо было решить вопрос, будет ли наш эксперимент открытый или скрытый. Стандарт отношений между исследователем и исследуемым, принятый на Западе, - принцип информированного согласия. Этот принцип, в общем виде, требует, чтобы субъект был информирован о том, что исследование имеет место, а также был осведомлен о его цели и о том, что означает участие в нем [75, C. 111]. Но, если предупредить наблюдаемых о проводимом эксперименте, это может исказить реальную картину, потому что люди скорей всего будут задумываться над своими действиями, связанными с использованием электроприборов и освещения. В то же время, если не предупредить наблюдаемых о проводимом эксперименте, мы не можем предсказать реакцию на принудительное отключение света, которое может быть расценено весьма негативно.

Имеет значение и ситуация в которой происходит отключение электроэнергии. В силу того, что исследование проводится в рамках дипломной работы, экспериментальный объект будет отбираться целевым отбором. Это означает, что отношения между экспериментатором и экспериментальным объектом могут носить неформальный, дружеский характер. Из-за этого экспериментатор оказывается в роли гостя, а не исследователя. Прием гостей – это типичная этикетная ситуация которая нарушает ход повседневных дел. А для нашего исследования принципиальное значение имеет фиксирование практик связанных с ежедневным обыденным энергопотреблением.

Кроме того, существуют технические ограничения. Во-первых - отключить свет в одной, отдельно взятой квартире, без оповещения проживающих в ней людей практически невозможно. Единственный способ - отключение автоматического выключателя, который располагается в этажном распределительном электрическом щите. Но, как правило, проверка автоматического выключателя это первое действие, которое предпринимается при отключении электроэнергии. Во-вторых, наше исследование проходит в весеннее время, когда световой день уже достаточно длинный и использование освещения сдвигается на более позднее время. Поэтому круг семей, которые были бы готовы принять исследователя в 9-10 часов вечера, резко сужается. В-третьих – возникает сложность регистрации случайных попыток использования электроэнергии в полной темноте. Можно попробовать провести наблюдение. Но, обычно, в семье несколько человек, которые могут находиться в разных помещениях, а наблюдатель один. А для того, чтобы увидеть эти действия, нужен, как минимум, прибор ночного видения. Более того, зачастую человек сам останавливает себя при попытке начать какое-либо занятие, связанное с электроприбором, не завершив попытку. Это также сложно отследить визуально.

Мы рассматривали вариант интервью, которое можно было бы взять сразу же после восстановления подачи электроэнергии. Но здесь, на наш взгляд, велика возможность того, что респондент многое упустит или просто не зафиксирует попытку использования электроэнергии.

Так как нам пришлось отказаться от проведения эксперимента, мы решили изучить возможность применения метода наблюдения для исследования практик энергопотребления. Как пишет В. Ильин, наблюдение особенно ценно при изучении повседневности, переполненной явлениями, действиями, которые воспринимаются участниками как «само собой разумеющиеся», «естественные». Если проводить с ними интервью, то люди эти действия могут и не вспомнить, а если сталкиваются с наводящим вопросом, то часто не в состоянии их не только объяснить, но даже описать. Попытки исследователя понять эти явления могут вызвать недоумение: «А как еще может быть? Это же очевидно!».

Наблюдение позволяет зафиксировать действия, не переводимые на язык самих действующих людей. Это молчаливая логика, материализуемая в форме привычки, полуавтоматических практик. Они порою не видны самим агентам в силу их «очевидности», и только исследователь, наблюдающий реальность с позиции иного жизненного и теоретического опыта, способен эти практики увидеть и проблематизировать, то есть в очевидном увидеть невероятное [76, C. 92].

Существует несколько видов наблюдения. В зависимости от положения наблюдателя различают соучаствующее (или включенное) и простое наблюдения. В первом исследователь имитирует вхождение в социальную среду, адаптируется в ней и анализирует события как бы «изнутри». В простом наблюдении он регистрирует события «со стороны». В обоих случаях наблюдение может производиться открытым способом и инкогнито, когда наблюдающий маскирует свои действия.

Преимущества включенных наблюдений очевидны: они дают наиболее яркие, непосредственные впечатления о среде, помогают лучше понять поступки людей и действия социальных общностей [77, C. 110].

Включенное наблюдение может использоваться в исследовании разнообразных тем. И это не только организации. В качестве потребителей мы можем изучать с помощью этой стратегии большой спектр форм потребительского поведения [76, C. 85]. Здесь интересно отметить, что потребление электроэнергии зачастую не воспринимается именно как потребление. Электроэнергию нельзя непосредственно потрогать или увидеть, но она является неотъемлемой частью современной повседневной жизни.

Например, существует такая практика как подзарядка телефона в общественных местах. Так как мобильные телефоны прочно вошли в нашу повседневную жизнь, оставаться всегда «на связи» стало жизненно необходимо. Сегодня, большинство людей даже ощущают дискомфорт, если в кармане или сумочке нет мобильного телефона, или заряд батареи подошел к концу. Поэтому процесс подзарядки мобильного телефона постепенно институциализировался. В таких местах как кафе, аэропорты, поезда это превратилось в услугу, своего рода товар. Однако, возвращаясь домой, мы опять перестаем воспринимать электроэнергию как товар. И, соответственно, меняется подход к ее использованию.

К сожалению, в силу ограничений исследования временными рамками, мы не смогли бы охватить в наблюдении все практики, связанные с энергопотреблением. Так как, на сегодняшний день, количество разнообразных электроприборов, используемых в быту, достаточно велико. Существуют «сезонные» электроприборы – кондиционеры, радиаторы. Протяженность такого исследования может быть весьма велика.

В итоге мы пришли к выводу о том, что основным методом нашего исследования будет полуформализованное интервью в интерьере. Будучи, несомненно, лучшим источником знания о внутренних побуждениях людей, метод интервью при соблюдении надлежащих предосторожностей позволяет получить не менее надежную, информацию о событиях прошлого или настоящего, о продуктах деятельности, установках, стереотипах и т. д., чем по документам. Спрашивать можно обо всем, даже о том, чего самому ни увидеть, ни прочитать никоим образом не удастся [77, C. 127]. В нашем случае, опрос сочетался с опорой на визуальные наблюдения того, как респондент осуществляет бытовые практики в сфере энергопотребления. Зачастую интервью проводится независимо от места нахождения респондента. Но в нашем интервью, изучение бытовых практик было подкреплено через опрос в интерьере собственной квартиры респондента.

Очень часто сбор материала начинается с наблюдения сцены, где предстоит спектакль, являющийся предметом исследования. Достоинством такого анализа является то, что мы можем собирать данные о социальной жизни, не вовлекая респондентов в исследовательский процесс. Порою наблюдение сцены происходит одновременно с наблюдением событий на ней. Любая сцена имеет декорации, материальную среду, даже если там ничего нет. Пустота — это тоже декорация. Материальный мир, в котором разворачивается изучаемая ситуация, имеет для исследователя текстуальный характер. Он его читает как книгу. И как при чтении книги, возникают проблемы понимания и логического упорядочивания прочтенного материала. Вещи, составляющие интерьер сцены, говорят. И часто они говорят не то, что произносит актер на сцене. Здесь наблюдается феномен, который А.К. Байбурин обозначает как «семиотический статус вещи» [78].

Материальный мир изучаемых нами людей обладает способностью программировать их жизнь. Это значит, что используемые предметы навязывают их обладателю определенные элементы образа жизни. И чем они дороже относительно бюджетных возможностей изучаемого человека, тем сильнее их программирующая способность. Электроприборы зачастую являются дорогостоящими и не меняются десятилетиями, что предопределяет поведение респондентов в быту в связи ограниченной возможностью их замены, а значит необходимостью эксплуатации именно этих приборов и именно в том режиме, который они предполагают [76, C. 127].

Например, персональный компьютер, как средство производства, информации и развлечения, довольно сильно влияет на образ жизни и работы людей. Сегодня, многие люди работают или учатся дистанционно или просто выполняют большой объем работ при помощи компьютера. Человек, работающий за компьютером, как правило, отличается от других людей тем, что намного меньше передвигается, так как персональный компьютер не мобилен. Сидячий образ жизни является неотъемлемой частью подобной работы. Зачастую, рабочее пространство вокруг компьютера оптимизируется таким образом, чтобы была возможность выполнять все необходимые дела, не покидая этого пространства. Так, часто обеды и чаепития происходят без отрыва от работы или развлечения. Общение с коллегами, друзьями, знакомыми так же проистекает посредством компьютера и заставляет проводить за ним еще больше времени. И чем активнее используется персональный компьютер в работе или дома, тем больше функций повседневной жизни он притягивает к себе, становясь их неотъемлемой частью.

С другой стороны, появление в жизни современных людей мобильного персонального компьютера в виде ноутбука, нетбука, планшетного компьютера, и устройств мобильного Интернета также крайне заметно влияют на весь образ жизни и жизненное пространство. Компактные зарядные устройства для портативной электроники в виде сумок и рюкзаков оснащенных встроенной солнечной батареей, являющиеся пока еще новинкой, позволяют использовать электроприборы даже вдалеке от цивилизации.

Многие предметы могут рассматриваться как ключевые элементы культурной программы изучаемого поля микроуровня.

В своей книге «Драматургия качественного полевого исследования» В.Ильин предлагает пример «Если вы купили телевизор не для украшения (редкий вариант), то вы будете его включать, просматривать телепередачи в течение более или менее длительного времени. Часто телевизор играет роль своего рода наркотика: он притягивает к себе человека, вернувшегося домой или в номер гостиницы. Включение часто совершается почти автоматически. Люди проводят за телевизором больше времени, чем они хотели бы и планировали. Поэтому, увидев в доме телевизор, мы можем с очень высокой долей вероятности предположить, что он играет заметную роль в структурировании жизни, по крайней мере, части обитателей данного жилища. Особенно показателен новый и дорогой телевизор. Он означает, что совсем недавно было принято важное решение, структурирующее жизнь здесь и сейчас. Старый же телевизор может отражать прежние, уже изменившиеся структуры времени. Если хозяева данной квартиры не бедные люди, то старый телевизор может свидетельствовать о том, что он не рассматривается как важный для их жизни предмет» [76, C. 125].

Анализ того, какие электроприборы присутствуют в семье и как они структурируют пространство является интересным ракурсом, который мы решили использовать в нашем исследовании.

Электроприборы сегодня можно рассматривать как ресурсы технологического, социо - культурного и даже временного характера. Так, комбайны и миксеры, посудомоечные и сушильные машины позволяют домохозяевам экономить время за счет сокращения затрачиваемого времени на приготовление пищи, электроинструменты – создавать более комфортные условия жизнедеятельности. Ряд приборов позволяет поддерживать здоровье, иметь более насыщенную информационную, эстетическую, культурную и рекреационную среду.

Но не все, что окружает изучаемых людей, является ресурсами наблюдаемой ситуации. Только те участки пространства и предметы, которые осознаны действующими лицами как важные для них и используемые в контексте данной ситуации, являются ресурсами. То, что в принципе может использоваться, но не используется, выпадает из категории ресурсов.

Причины этого могут быть разные. Участники могут просто не знать, как этот предмет использовать. Другой вариант: они не догадываются о наличии определенных функций у приборов или забыли о существовании какого-либо прибора или его функции. Также прибор может находиться в неработоспособном состоянии (разрядился аккумулятор, нет батареек, незначительные поломки и др.) В силу этого простое описание материальной среды не совпадает с анализом ресурсов, т.к. многое из того, что попадает в поле зрения исследователя, может не иметь никакого отношения к изучаемой ситуации. Поэтому только в процессе наблюдения действий людей из материальной среды вычленяются те элементы, которые играют роль ресурсов.

Элементом анализируемой материальной среды являются и предметы, необходимые для данной деятельности, но отсутствующие на этой сцене. Поэтому в процессе наблюдения исследователь ставит вопрос: чего здесь нет для нормального течения данной ситуации? [76, c. 126-127].

Для того чтобы иметь возможность зафиксировать все электроприборы, имеющиеся в домохозяйствах, мы создали карточку, где собран весь спектр бытовых электроприборов, предлагаемых в магазинах. (Прил. Б) С помощью этой карточки мы сможем зафиксировать наличие электроприборов, которые находятся не на виду, редко используются или уже вышли из употребления. Также, с ее помощью, мы сможем зафиксировать, какие электроприборы являются необходимыми или желаемыми, но отсутствуют в домохозяйствах.

Также, мы включили в наше интервью небольшой эксперимент, направленный на проверку соответствия между декларируемыми респондентом намерениями и предпринимаемыми действиями. Эксперимент заключается в том, что тем респондентам, которые используют лампы накаливания, будет предложено попробовать установить компактную люминесцентную лампу. И если они выскажут желание или намерение о приобретение люминесцентных ламп, предложить им приобрести эту лампу сразу же, не выходя из дома. В некотором смысле, наш эксперимент носит характер инновационного эксперимента.

Сегодня центром внимания теории и методологии социального эксперимента становится инновационный эксперимент, который представляет собой диагностику новшества пробным нововведением. Другими словами, инновационный эксперимент — это практическое использование новшества в ограниченном масштабе с целью проверки его пригодности для широкого применения. А какова цель проверки? Если говорить в целом — в преодолении непредвиденного, конкретнее — прогноза и плана. Это значит, что инновационный эксперимент имеет познавательную составляющую. Вместе с тем диагностическая функция рассматривается как выявление проблем, связанных с осуществлением нововведения. Здесь имеется в виду оценка по двум направлениям: реализуемость новшества и его, так сказать, целеспособность. Первая означает определение степени адекватности новшества среде его внедрения, возможность осуществления инновационного процесса; вторая — соответствие итогов широкой реализации новшества целям более широкого порядка, ради которого проектируется нововведение. Оценки по названным направлениям могут расходиться. Понятия реализуемость и эффективность отнюдь не тождественны; быстрое и полное завершение нововведения не исключает его минусового эффекта по отношению к макросфере.

Кроме того, в условиях реформирования социально-экономического развития страны возрастает роль эксперимента в повышении эффективности управления всеми сферами общественной жизни [73 с. 179-180].

Также, проработав тему энергопотребления, мы разработали несколько информационных карточек, необходимых для проведения интервью, так как предположили, что информированность в сфере энергопотребления среди респондентов может быть достаточно низкой. Перечень карточек следующий: цены (тарифы) на электрическую энергию, поставляемую населению по Самарской области на 2012 год (Прил. В), сравнительные карточки по лампам накаливания и энергосберегающим лампам (КЛЛ) для домов оснащенных газовыми и электрическими плитами (Прил. Г), сравнительные характеристики светодиодной энергосберегающей лампы, лампы накаливания и энергосберегающей лампы с мощностью, аналогичной 75 Вт (Прил. Д), карточка по двухтарифным счетчикам (Прил. Е).

Таким образом, в рамках нашего исследования мы изучали повседневные бытовые практики энергопотребления, интегрировав несколько методов в один, так как мы хотели всесторонне рассмотреть и проникнуть в суть изучаемого явления. Данное исследование оказалось интересным и увлекательным. Мы получили бесценный опыт и возможность попробовать свои силы в организации и проведении социологического исследования. Задачи, поставленные в исследовании, реализовались в полной степени, при этом открылись неожиданные нюансы, о которых будет рассказано в следующем параграфе.
2.2 Электроприборы и внедрение инноваций в повседневные практики энергопотребления современных россиян
Целью нашего исследования является изучение повседневных бытовых

практик энергопотребления в современном российском обществе. Для изучения поставленной цели мы выделили следующие задачи:



  1. Изучить информированность населения в сфере энергопотребления

  2. Рассмотреть оснащенность современных домохозяйств электроприборами

  3. Охарактеризовать бытовые практики освещения в домохозяйствах

  4. Исследовать отношение к инновациям в сфере бытового энергопотребления и энергосбережения

  5. Определить уровень готовности населения к оптимизации энергопотребления

  6. Выявить типы энергопотребления населением.

Метод сбора информации – полуформализованное интервью в интерьере. Всего мы провели 10 интервью. Некоторые респонденты при опросе проявили заинтересованность и готовность поразмышлять над предложенными нами вопросами. Поэтому интервью проходило практически в свободном стиле. К сожалению, когда респонденты не были достаточно заинтересованы, интервью получалось достаточно жесткое и директивное. Хотя это позволило также сделать некоторые выводы.

Информанты отбирались целевым отбором в количестве 10 человек. Среди опрашиваемых респондентов было 5 мужчин и 5 женщин. В силу труднодоступности крайних групп по уровню доходов сформирована следующая структура: Относительно благополучные слои населения двое мужчин и две женщины. Малообеспеченные – трое мужчин и три женщины.

Характеризуя информированность населения в сфере энергопотребления, можно отметить, что отношение к энергосбережению или энергопотреблению может быть в большей или в меньшей степени осмысленным, являясь фоновой практикой или целенаправленной деятельностью. Очевидно, что для фоновых практик характерным является малая информированность респондентов. Фактически, происходит их первичная встреча с определенными видами информации в ходе интервью, и интервьюер является ее предъявителем.

Первое, что нас заинтересовало, это осведомленность респондентов о текущем тарифе на электроэнергию. Исследование показало, что, несмотря на необходимость постоянно оплачивать счета, осведомленность респондентов о таких очевидных вещах, как цена на электроэнергию крайне низкая. Это связано с тем, что многие респонденты сталкиваются с необходимостью самостоятельно выяснять, какова текущая стоимость киловатта. «Я не знала об изменении тарифа, я туда не езжу, не бегаю. Фиг его знает, кто должен знать об этом!» (Прил. Ж 6). А также с тем, что достаточно часто счета оплачиваются не ежемесячно, а раз в полгода или раз в год. Поэтому, либо информация забыта, либо уже не актуальна: «2,76 или сколько, 2,70 с чем-то» (Прил. Ж 5) (прим. текущий тариф 2,55 руб. для домов оборудованных газовыми плитами и 1,78 руб. для домов оборудованных электрическими плитами). Не удивительно, что не все респонденты знают точную стоимость киловатта.



Так как процесс информирования населения о тарифах на электроэнергию на институциональном уровне имеет низкую эффективность, мы выяснили, как обычно респонденты получают эту информацию. Родственные и дружеские связи издавна являются в нашей стране несущей основой повседневной жизни. Социальные сети в современной России работают весьма эффективно и даже восполняют функции коммунальных служб. Поэтому среди каналов получения информации по тарифам присутствуют такие позиции как «знакомые» и «соседи». Также, в качестве источника информации о тарифе указывались СМИ – Интернет, телевидение, газеты, и некоторые учреждения - ЖЭУ, почта России.

Важным показателем, является отношение к документам, связанным с процессом энергопотребления. Таким документом являются квитанции и чеки об оплате электроэнергии. Почти все респонденты сохраняют квитанции и \ или чеки об оплате. Обычно в правлениях жилищно-коммунальных хозяйств висит объявление о том, что квитанции должны храниться два года. Однако, сегодняшняя реальность показывает, что и спустя пять-семь лет может возникнуть ситуация, в которой они окажутся необходимыми. Как отмечает респондент: «храню на всякий случай, мало ли что» (Прил. Ж 9). Поэтому в среднем срок хранения квитанций составляет 2 – 4 года. Но при этом, типичной ситуацией была слабая упорядоченность счетов за электроэнергию. Так как оплата происходит не обязательно каждый месяц и нужно самостоятельно оформлять квитанцию, не все пишут, за какой период производится оплата. Нередко, было достаточно трудно понять даже в каком году оплачен счет. Можно сделать вывод о том, что практика сохранения квитанций существует в качестве своеобразного механизма защиты в нестабильном обществе, а вовсе не для анализа и учета своих расходов.



В качестве развития энергосбережения и повышения точности учета потребляемой электроэнергии, было издано Постановлении Правительства Российской Федерации от 31 августа 2006г. № 530 "Об утверждении Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики". Информированность об этом Постановлении носит фрагментарный характер – половина респондентов ответили что «Что-то такое слышали» (Прил. Ж 1). Остальные респонденты не знают об обязательной замене электросчетчиков.



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет