Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук Майкоп -2015


Религия и проблемы формирования нравственности



жүктеу 1.68 Mb.
бет6/8
Дата03.04.2019
өлшемі1.68 Mb.
түріДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8

2.3. Религия и проблемы формирования нравственности.

Сущность религии и ее роль в обществе являются темой неисчислимого количества исследований, однако исследователи не только не пришли сегодня к единому выводу, но подобного завершения дискуссий не просматривается и в отдаленном будущем. Причина разнобоя заключается как в сложности вопроса, так и в его важности.

Споры начинаются с самого первого вопроса: всегда ли человечество сопровождала религия или был какой-то безрелигиозный период в истории. И хотя богословы твердят, что во все века и времена человека сопровождает религиозная вера, являясь врожденным человеческим качеством, нет сомнения, что определенный период истории человека был, безусловно, безрелигиозным. Об этом говорят археологические раскопки, например, в окрестностях Пекина в пещере Котцетанг1, также как и раскопки в Армении, Молдовии Абхазии2 в советское время.

Существование такого периода объясняется в основном двумя причинами. Первая причина состоит в трудностях добывания ежедневной пищи. Уые сходятся во мнении, то на ранних стадиях человечества, в условиях практического отсутствия средств производства, люди должны были практически не могли заниматься ничем, кроме добывания самых примитивных способов самосохранения – добывания пищи и защиты от зверей и непогоды.

Вторая причина состоит в особенностях мышления. Исследование способа мышления первобытных племен показывает. То они неспособны к абстрактному мышлению. А понятия Бога, ада и рая, а также концепция божественного творения мира являются понятиями достаточно абстрактными. До которых человек дорастает достаточно долгое историческое время.

Именно поэтому историческая наука и имеет возможность проследить происхождение и развитие практически всех существующих религий, наиболее значимыми из которых являются буддизм, христианство и ислам.

В России, отчасти - в силу ее географического положения, отчасти – ее истории достаточно широко представлены все три религии

Первой крупнейшей религиозной системой, создавшей систему нравственных требований к своим сторонникам, является буддизм.

Буддизм фактически является скорее сводом нравственных правил, чем религиозным учением. Его основоположник, внезапно столкнувшийся с трагическими сторонами жизни, посвятил свою жизнь размышлениями над вопросами добра и зла, природой страдания и проблемой его преодоления.

Основы буддистской нравственности изложены в священной книге Дхамманаде, которая представляет собой фактический учебник нравственной жизни сторонников данной религии.

В очень коротком изложении буддизм сводится к так называемым «четырем благородным истинам»:


  1. жизнь - это страдание;

  2. причиной страданий являются неудовлетворенные желания;

  3. есть путь избавления от страданий;

  4. это путь преодоления желаний (отказа от желаний).

Далее излагается восьмеричный путь достижения нирваны, в который входят правильная мысль, правильная речь, правильное усилие, правильное поведение, правильный образ жизни, правильное самообладение.

В основе всех этих «правильностей» и лежат нравственные требования буддизма: не надеяться ни на какие внешние силы буддизма1 для преодоления зла, которое пропитало мир и является его неотъемлемой частью. Поэтому попытки изменить и переделать мир с целью уничтожения зла – бесполезны. Преодоление зла возможно только в самом себе. И надеяться можно только на себя, на свое сознание и поведение. Оно должно быть таким, чтобы не причинять зла никому, не только живым существам, но даже растительному миру. «Не спасайтесь ни в каком внешнем убежище, - поучает Будда своих учеников. – Не ищите никакого убежища кроме самих себя»2.

Таким образом, человек, приверженный буддизму, отличается, во-первых, пассивностью, так как не воздействует на окружающий мир и других людей с целью их изменения, во-вторых, индивидуализмом, поскольку ему нет дела до других людей: его нравственность нацелена лишь на него самого, на обеспечение ему достижения нирваны.

Нравственные нормы также достаточно подробно разработаны в исламе, сравнительно молодой мировой религии. Священная книга ислама Коран почти в каждой суре содержит призывы к добрым деяниям, помощи слабым, поддержки нуждающихся. Нравственные нормы Корана одновременно формулируются как правовые каноны, так то их выполнение совпадает с правилами жизни, диктуемыми Кораном. Эти призывы и требования подкрепляются личной биографией основателя ислама пророка Мухаммада, жизнь которого протекала на глазах верующих и поступки которого всегда имели ярко и четко выраженный нравственно-гуманистический характер. Однако нравственность в исламе настолько тесно и неразрывно привязана к самой религии, что представители других религий фактически оказываются за пределами нравственных требований Корана.

Россия никогда не имела претензий ни к арабскому Востоку, ни к исламу. И наоборот. Сам же ислам на протяжении многих веков своего существования в России не входил в конфликт ни с официальной властью, ни с православием, придерживаясь того же подчеркнутого уважения к христианству, которое выражает сам Коран, объявляя его своей основой. Интересно отметить, что даже в период так называемого монгольского ига, ханы, придерживающиеся исламского вероисповедания категорически запрещали своим воинам всякое глумление или насилие над православными храмами или священниками. Например, сохранился указ хана Менги-Тимура, внука Батыя:

«На Руси да не дерзнет никто посрамлять церкви и обижать их служителей. Свободными от всех податей и повинностей да будут их… деревни, земли, охоты, луга, леса, огороды. Все это принадлежит Богу и сами они Божьи. Да помолятся они о нас».

Несколько позже появляется указ хана Узбека: «Тот, кто грабит духовное лицо, должен заплатить ему втрое. Кто осмелится издеваться над православной верой или оскорблять церковь, монастырь, часовню – тот подлежит смерти без различия - русский он или монгол»1.

Оценка самого ислама европейцами время от времени менялась, подчас – существенно. Однако все современные ученые признают серьезное и положительное влияние арабов и их религии на Европу конца первого и начала второго тысячелетия.

Арабы, сгоряча сжегшие в свое время знаменитую Александрийскую библиотеку, очень быстро опомнились и стали высоко ценить образование и науку. «Чернила ученого,– говорили они,– настолько же почтенны, как и слова праведника». Дворцы арабской знати стали хранилищами ценнейших книг, старательно собираемых со всего мира. Был сделан самый тщательный перевод греческих мыслителей, которые именно через арабов вернулись к европейцам в эпоху Возрождения.

А их естественнонаучные достижения были так велики, что можно ответственно утверждать, что именно они и стали основой европейской науки.

Известно, что яркие достижения древнегреческой философии, науки и искусства были частично утеряны, а большей частью сознательно уничтожены средневековой Европой, как не соответствующие христианской идеологии. Последние философские школы были закрыты Юстинианом Первым и с этого момента философская жизнь Запада замирает почти на две тысячи лет1.

Однако в арабском мире, в Египте, Сирии, Ираке, Иране она интенсивно продолжается. Настоящий культурный взрыв происходит с воцарением Аббасидов в Багдаде в 750 г., который приходится почти на пик средневековой тьмы в Европе. Отдельного упоминания заслуживает правление Гаруна аль Рашида (8-9вв.), активно поддерживавшего ученых и щедро закупавшего на Западе труды античных авторов.

Вторжение арабов в Испанию положило начало непосредственному контакту арабской и европейской культур.

Испанский город Кордова, ставший столицей халифата на территории нынешней Испании, вскоре достиг высшей степени благосостояния, взывавшим восхищение и восторг все путешественников. При утопающих в грязи и нечистотах Риме, Париже, Лондоне, под мощенным улицами Кордовы работала канализация, вдоль улиц горели уличные фонари, в домах работало отопление. Кордова становится центром высшего образования Европы, куда устремилась золотая молодежь Европы. Высшая знать начинает постепенно оценивать и впитывать арабскую склонность к благоустройству жилищ и городов, арабскую любовь к изящному, к музыке, поэзии, соколиной охоте, рыцарским поединкам, куртуазной любви и многому другому1...

К Х веку (самому мрачному периоду в Европе) в исламском мире уже существовали сотни богатейших библиотек, хранивших несметные книжные богатства со всего мира: например, лишь каталог одной из библиотек состоял из 40 томов. Багдадская библиотека насчитывала около 100.000 книг и рукописей (для сравнения: Сорбонна в ХУ в. имела около 2000 книг и рукописей, столько же Ватиканская библиотека)2. К этому надо добавить, что арабы еще в У111 в. научились изготовлению бумаги и использовали ее вместо неудобного и дорогого пергамента или телячьей кожи. Лишь через 4 столетия в Европе начинается производство бумаги. Основали его, впрочем, арабы же.

Особенно высокого уровня арабы достигли в медицине, астрономии, оптике и математике. Арабский философ и врач аль-Рази (865-934) был автором учебника по медицине, по которому учились самые знаменитые врачи Европы (Парацельс, Гельмонт…). Таким же ценным учебником вплоть до 18 В. была книга ибн Сины (Авиценны) «Канон врачебной науки» (кроме того, ему принадлежит более 200 трудов по самым разным вопросам).

Характерно, что в арабском мире возникает тот же главный вопрос, что и в Европе: вопрос о соотношении между наукой и верой, истиной и догматами Священной книги. Известно, что в Европе этот спор стал тупиковым и привел отрицанию самой веры в Новое время. Арабская же философия очень изящно решила проблему. Выдающийся арабский мыслитель ибн Рошд, известный Западу как Аверроэс, выдвинул «Теорию двойственности истины», высоко ценимую и сегодня всеми теологами, да и философами-атеистами, поскольку ясно и четко разрешает казавшееся неразрешимым противоречие между наукой и религиозной верой. Любая истина может быть обоснована двумя методами, - утверждал он: - Либо с помощью ярких образов, сильнее всего воздействующих на воображение простых людей, этим занимается религия; либо с помощью разума, доводы которого доступны лишь людям развитым и образованным

Выдающиеся труды другого ученого Ибн аль Газена по изучению света (оптика) и сегодня не потеряли своего значения. Многие открытия Роджера Бэкона, Кеплера, Галилея, Ньютона сделаны под его влиянием. Арабы еще в то время отказались от системы Птолемея и, когда на Западе сжигали на кострах за астрономические ереси, они обучали учеников в школах на глобусах.

Говоря о заслугах мусульманского Востока перед христианской Европой, невозможно не вспомнить о величайшем их подарке – об арабских цифрах, без которых невозможно было бы развитие математики вообще. Но, кроме них, они еще щедро подарили и алгебру, без которой была бы невозможна прикладная математика. Без арабской алхимии была бы невозможна современная химия, как и некоторые другие науки.

Кроме того, мусульманский мир придумал и подарил Европе вексель (по- арабски - суфайя), позволяющий простым росчерком пера перевести на любые расстояния определенной суммы денег…. Это у них Запад заимствовал систему таможен, складское хранение, каботажное плаванье, торговый двор, продажа на срок с перепродажей, то что сегодня гордо называется английским словом лизинг. Это они подарили Европе шелк, рис, сахарный тростник, бумагу, хлопок, порох, компас1.

Все эти и множество других фактов опровергают насаждаемые сегодня представления о Западе, якобы гениально и в одиночку двинувшемся вперед по пути научной и технической рациональности и добившемся самостоятельно нынешних научных достижений. Говоря словами известного западного философа, «ислам… подарил искусство цивилизации грубому, неотесанному Латинско-Христианскому миру»»2.

В данной работе было уже обоснованно, что прогресс в развитии как отдельных обществ, так и всего человечества состоит не в технических достижениях – танках или телефонах, а в совершенствовании человека. А совершенствование человека – это совершенствование его нравственности, ли как говорит христианство, спасение его души.

Впрочем, никто и не отрицал достижений арабского мира во многих сферах духовности, пока не начались крестовые походы, вызванные лишь желанием папы Урбана II отослать подальше беспокойных и воинственных баронов, чтобы укрепить свою власть. Именно в период крестовых походов теологи начинают обосновывать враждебность между исламом и христианством и в Европе впервые формируется образ вероломного, жестокого и фанатичного мусульманина (басурмана), хотя сами участники походов говорили другое, восхищаясь обдуманным их бытом и их рыцарским великодушием к побежденным. Хроники крестовых походов полны описаниями ужасов, творимых крестоносцами в захваченных городах: «и были вырезаны все от мала до велика»... «они гнали и убивали мусульман»… «Кровь текла потоком по улицам»… «Нельзя было пройти по городу иначе, как шагая по трупам»»… «Кровь текла по всему храму»… и т. д… Но вот Саладин отбивает Иерусалим у захвативших его крестоносцев и перед нами предстает совершенно другая картина: «Победитель даровал жизнь жителям… Все воины Иерусалима получили разрешение удалиться… Он смотрел, как мимо него проходили… патриарх и духовенство – они несли священные сосуды, украшения Святого храма (не разграбил! Х.К.). За патриархом шла королева в окружении баронов и рыцарей. Саладин отнесся почтительно к ее горю и сказал несколько сочувственных слов (как будто не она приказала вырезать все население города – Х.К.). За королевой шли множество женщин… Проходя мимо Саладина, они умоляли возвратить их мужей и сыновей из плена (как будто не они воевали против него – Х.К.). Он обещал и сдержал свое обещание1».

К сожалению, и сегодня множество людей в мире придерживается старинных папских шаблонов о «коварных» исламистах. Нередко можно услышать об исламской угрозе цивилизации, о неких страшных требованиях Корана по уничтожению неверных, то есть христиан, и многие другие нелепости.

Их многократные повторения заставляют поставить вопрос: Имеют ли они в действительности хоть какие-то корни? Действительно ли ислам враждебен христианству и нетерпим к нему?

Начнем с того, что вражда к чему-либо должна начинаться с ненависти и презрения неких вещей или идей, священных для противной стороны. Например, русские относились к хлебу как к святыне. Монголы же презирали хлеб и смеялись над русскими, которые едят «печеную траву». Русский же крестьянин, считавший коня (чаще всего единственного) чуть ли не членом семьи, ужасался тому, что монголы ели конину и презирал их, считая чуть ли не людоедами.

Что же является наиболее священной для христианина, чтобы мусульманин отвергал его и ненавидел? Безусловно, Библия. Как же мусульманин, вернее. Коран, относится к Библии? С подчеркнутым уважением и почитанием.

«Мы верим в Господа и Откровение Его, что было ниспослано нам и... всем двенадцати израильским коленам»1, – говорится в Коране. По сравнению с ними самому Мухаммеду в Коране отводится достаточно скромное место: «И не вверяется тебе ничто, что до тебя пророкам не вверялось»2, – говорит ему Аллах в Коране.

Впрочем, знатоки Библии пишут, что поскольку арабы и евреи – семиты, то в их древних племенах было немало близких сказаний, легенд, преданий. Многое из них вошло в Библию3.

Другой источник сообщает: «Еврейское так называемое Священное писание есть не что иное, как запись древнеарабских религиозных и племенных традиций, видоизмененных благодаря раннему отделению евреев от соседей… Основное содержание было арабским или, вернее, общесемитическим»4

Признавая и уважая «людей Книги», то есть иудаистов и христиан, Коран упрекает их лишь в том, что они отступают от заветов Бога:

«Сынам Израиля поставили Завет мы: …благодеять родителям и близким, сиротам и таким, которые в нужде, по доброму вести с людьми беседу… Потом отворотились вы, кроме немногих и вспять пошли от Нашего Завета»1. «Они слова Писаний искажают, их с места одного переставляя на другое»2.

Примерно то же самое говорится и относительно христиан:

«Завет мы взяли так же с тех, кто говорит: «Мы христиане». Но и они забыли часть того, чему … учили их»3.

Так что ни о какой вражде и речи нет. Автор Корана лишь восстанавливает, по его мнению, истинное учение Бога. И не больше.

Впрочем, несмотря на фанатов с обеих сторон, в среде интеллектуальной элиты всегда существовал интерес к духовным ценностям обеих религий и понимание сходства между ними. Современный французский ученый католик Луи Массиньон, например, считает, что ислам, как и христианство, тоже «наделен божественной благодатью». По Библии, арабы произошли от Измаила, сына еврея Авраама и египтянки Агари. А раз Бог благословил Измаила4, то это благословение лежит и на его потомках,– пишет он.

Проблема отношения церкви к исламу на доктринальном уровне была рассмотрена в 1962–1965 гг. Вторым Ватиканским Вселенским собором, который посвятил исламу специальный раздел декларации: «Церковь с уважением относится к мусульманам, - говорится в нем, - которые поклоняются с нами единому милосердному Богу». Дальше указывается, что обе религии признают Авраама, Моисея, Иисуса Христа, деву Марию, принимают догмат воздаяния и наказания и т.д. Очень важно, что собор наметил долгосрочные ориентиры сотрудничества в области защиты справедливости, моральных ценностей, мира и свободы.

К сотрудничеству между христианством и исламом, и даже некоторому синтезу их, склоняются и многие выдающиеся ученые, которые указывают на возможность позитивного воздействия ислама на будущее Запада и всего человеческого сообщества. Они считают, что именно ислам, и только он способен разрешить некоторых очень острые проблемы, порожденных самим Западом.

Так, один из крупнейших ученых современности, английский историк и философ А. ДЖ. Тойнби в своем капитальном труде «Цивилизация перед судом истории» прямо утверждает, что принципы ислама могут оказать «важное и благотворное влияние на общество»1.

Анализируя современное западное общество, Тойнби видит опасные его язвы и недостатки, которые в будущем грозят большими и непоправимыми бедами человечеству. Первым из них он считает расизм, которым «заражен — и в очень сильной степени» Запад и особенно США: «Англоязычные нации, утвердившиеся в Новом Свете, просто смели с лица земли его коренных жителей», пишет он. А там, где они позволили им остаться, «мы наблюдаем стадию того безобразного деления, которое в Индии называется кастовым»2. Автор с тревогой отмечает, что именно США навязывают человечеству «расовый вопрос». И если они добьются того, что этот «вопрос будет преобладать и дальше, это может, в конце концов, привести к катастрофе». Он отдает себе отчет в трудностях преодоления расизма, поскольку Библия выводит его из притчи о Ное и его трех сыновьях.

«Потомки Сима называются семиты, к ним относятся народ еврейский,… в нем одном сохранилась вера в истинного Бога, - говорится в недавно изданном для школ учебнике «Закон божий». - Потомки Иафета называтся иафетиды, к ним относятся народы, населяющие Европу, которые и приняли от евреев веру в истинного Бога. Потомки Хама называтся хамиты: к ним относятся Ханаанские племена (палестинцы – Х.К.), многие народы Африки и других стран. Они всегда были в подчинении у других народов, а некоторые и до сих пор остаются дикарями»3. Само собой разумеется, что они - низшая рабская раса.

В то же время, указывает ученый, «в среде мусульман полностью изжито расовое сознание». Это «одно из выдающихся достижений ислама, и современный мир сегодня, как никогда, нуждается в пропаганде этого достоинства ислама». «Дух ислама», пишет ученый, если им подкрепить прогрессивные силы Запада, «может решить исход борьбы в пользу терпимости и мира» между народами и расами1.

Другим серьезным бедствием, порожденным западной цивилизацией, Тойнби считает алкоголизм. Запад не только сам страдает от этого зла, но и заразил этим бедствием многие «открытые» им народы. Сегодня какая-то часть общества «предпринимает усилия к тому, чтобы справиться с ним, однако эффективность этих усилий чрезвычайно низка». Но если бы даже эти усилия и были бы поддержаны на государственном уровне, это не решило бы проблемы. «Самые мощные государственные меры, навязанные властью, не способны избавить общество от социального порока до тех пор, пока сами члены общества не почувствуют в сердце своем желания и воли к сознательному избавлению от этого зла» - пишет он. По мнению ученого, здесь может сыграть свою роль дух ислама, нетерпимый к алкоголю. Он «способен совершить то, что не под силу внешним санкциям, опирающимся на закон».

А. Тойнби указывает также на то, что «во многих регионах земного шара западная цивилизация создала экономический и политический пресс и одновременно социальный и духовный вакуум», разрушая систему традиционных духовных ценностей народов и не предлагая ничего, способного заменить их. Сами же западные ценности часто неприемлемы для этих народов, так как не соответствуют условиям их жизни, да и формулируются в формах, им чуждых. «И если где-либо коренным народам этих регионов удалось восстановить свое естественное духовное состояние, — пишет он, — то именно потому, что дух ислама помог наполнить новым содержанием образовавшуюся пустоту2».

Указывая, что Восток, во имя ислама, неоднократно одерживал крупные победы над Западом (например, отражение крестоносцев и монголов), А. Тойнби предостерегает от очередной «легкомысленной проверки его сил». Он считает более целесообразным «рассмотреть возможный вклад ислама в более отдаленное будущее», и приходит к выводу, что, при условии постепенных и мирных преобразований, ислам может стать одной из мировых сил, из которых «возникнут новые творческие и созидательные возможности»1 человечества.

Остается лишь сожалеть о том, что президент США, по тем или иным причинам, подпал под влияние противоположной точки зрения, которая, во что бы то ни стало, хочет видеть в исламе непримиримого врага всего христианского Запада и пропагандирует так называемые «превентивные» удары. Результат — его афганская, и несколько позже, иракская авантюры, выход из которых все более затрудняется с каждым днем.

Впрочем, для серьезного разговора о терроризме недостаточно слушать лишь американских и израильских политиков и их сторонников - тех, которые упорно придают ему «исламский» уклон. Неплохо бы знать, что есть у этого вопроса и другая сторона, придерживающаяся совершенно другой точки зрения.

Например, такой прекрасно информированный источник, как доктор юридических наук Сюкияйнен Л., крупный специалист по исламу, ведущий научный сотрудник Института государства и права, в своей интернет-лекции 14.09.2006 г. замечает, что на многочисленные форумы и совещания по борьбе с терроризмом приглашаются кто угодно, но только не «мусульманские страны: Как можно бороться с исламским экстремизмом только совместно с Вашингтоном и Телль-Авивом? – восклицает он. - А где же Эр-Рияд, Каир, те страны, которые накопили большой и серьезный опыт?» Опираясь на многочисленные факты, он уверенно утверждает: «Нет ни одной исламской страны, официальной власти, которая была бы заинтересована в действиях каких-то экстремистов или террористов под флагом ислама». Сегодня выходит масса скверной и вредной литературы по исламу, говорит он, но не публикуются «книги действительно авторитетных современных исламских мыслителей, которые очень аргументировано, очень убедительно и серьезно полемизируют с экстремистскими идеями... Ничего не делается, - утверждает он с горечью, - чтобы показать современную просвещенную и цивилизованную исламскую мысль».

Есть в этом вопросе и другая, для многих неожиданная сторона, Люди, падкие на популярную пропаганду частенько забывают, что политики для достижения своих целей нередко бывают непосредственно причастны ко многим неблаговидным действиям, которые ими сознательно приписываются каким-то силам или странам и служат поводом для развязывания агрессии против них. Например, только через много лет стало известно, что взрыв американского крейсера в бухте Гаваны, послуживший поводом для начала Соединенными Штатами испано-американская война за Кубу началась со учиненного самими американцами. Черчилль, преследуя свои политические цели, позволил немецко-фашистской авиации сровнять с землей Ковентри, а хваленый Рузвельт, чтобы начать войну с Японией, намеренно скрыл информацию о грядущей атаке на Перл-Харбор, пожертвовав жизнями тысяч молодых американцев.

Более того, сегодня через 6 лет после самолетной атаки Нью-Йоркских небоскребов подозрение и тогда высказанное некоторыми журналистами и политиками, что настоящими авторами провокации 11 сентября 2001 г. являются американские спецслужбы и сама администрация Буша, перешло в убеждение, распространившееся по всему миру. По проведенным в США опросам более 60% американцев возлагают вину за события 11сентября на собственное правительство, а около 40% опрошенных считают, что удар был разработан и нанесен под прямым кураторством федеральных спецслужб и федерального правительства США. И это образованная и думающая часть американского населения.

Несмотря на немалое число его сторонников, сегодня еще сохраняется надежда, что остальной мир прислушается к голосу разума и найдет пути совместного мирного процветания. Наша страна, с ее большим опытом совместного с мусульманами развития, безусловно, достойна возглавить эти силы. Давно известна непреложная истина, что конфликты на религиозной почве часто происходят от разжигания взаимных страхов в угоду политике. Думается, что это те силы, которые хотят вбить клин между Россией и мусульманским миром. Давно известно, что это давняя мечта всех врагов России. Веротерпимость русского народа позволила ему создать в свое время великую империю. А сегодня некие силы сознательно используют испытанное средство религиозной нетерпимости и фанатизма для разрушения наметившейся политической стабильности и экономического подъема. По этому признаку их и не трудно обнаружить, как настоящих и беспринципных врагов величия России.

Высокие нравственные нормы, провозглашенные в Новом Завете в проповедях Иисуса Христа были настолько были привлекательны своим гуманизмом, что привлекли в эту религию миллионы людей в первые же годы е распространения. Проповедь любви к ближнему, призыв к скромности1, утверждение равенства всех перед Богом нашли отклик в душах широких масс самых разных народов. Извечная проблема всех религий –борьба со злом, - была решена в христианстве совершенно неожиданным образом. Христос призвал возлюбить не только ближнего, но и врагов своих. Не отвечать злом на зло, а отвечать на него добром. «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящих вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» – призывал основатель христианства, указывая, путь к преодолению мирового зла. Таким образом, христианство преодолевает старую установку, считавшую ответ злом на зло, и предлагает человечеству совершенно новую концепцию нравственности.

К сожалению, великие идеалы, указанные Иисусом Христом, оказались трудно осуществимы в реальной жизни. Человек еще далеко не дорос до христовой доброты, до того, чтобы отдавать ближнему последнее и подставлять правую щеку, когда его ударили по левой. Более того, мало кто из самих последователей Христа оказался способен показывать примеры следования его заветам. История христианства полна примеров, когда иерархи церкви показывали самые отвратительные примеры лицемерия. Жадности, продажности, нарушения всех норм нравственности, которые они сами проповедовали.

Кроме того, в новую религию из Ветхого Завета перешло немало моментов, совершенно чуждых духу христианства, но, тем не менее, сохраняющих до сих пор силу догмата.

Например, в Новом завете можно найти утверждения о равенстве народов, по крайней мере, принявших христианство. Так, в послании апостола Павла колоссянам говорится: «Нет ни эллина, ни иудея, …ни скифа, ни варвара, но все и во всем Христос». В то же время сохраняется ветхозаветный догмат о происхождении народов от сыновей Ноя, который не двусмысленно утверждает богоизбранность одних и отверженность других.

Как известно, Библия повествует о том, что Бог, разгневавшись на людей, непрерывно нарушающих завет и впавших в греховный разврат, решил их уничтожить путем всемирного потопа. Нашелся лишь один праведник ппо имени Ной, которому он приказал построить большой корабль и спасти на нем свою семью и живность земную, погрузив туда каждой твари по паре. Через некоторое время вода спадает, и пассажиры ноева ковчега сходят на землю. Ной сажает виноград, из которого, по его созреванию, он готовит вино, напивается им и засыпает, обнаженным, под виноградником. Младший сын Хам, увидев своего отца в таком непотребном виде, посмеялся над ним и пригласил двух старших братьев Сима и Иафета, чтобы они разделили его веселье. Однако они не только этого не захотели, но и сильно ему попеняли. Они ухитрились укрыть его плащом, отвернувшись от него, чтобы «не видеть наготы отца своего». Когда Ной просыпается и узнает о поведении своих сыновей, он проклинает младшего сына и все его будущее потомство: рабом они, мол, будут у потомков двух старших братьев. Потом он благословил Сима, явно назначив его (и его потомство) главным народом, потому что среднему сыну Иафету предрекает, что он (его потомство) «будет веселиться в шатрах Симовых»1. Тут явно ощущается и его подчиненность Симу, так как он «веселится» не у себя, а приходит к Симу, как к хозяину шатра.

А вот сегодняшнее прямое толкование этого места:

«Все, что предсказал Ной своим сыновьям, в тонности исполнилось, Потомки Сима называются семиты, к ним относится в первую очередь, народ еврейский, в нем одном сохранялась вера в истинного Бога. Потомки Иафета называются иафетиды, к ним относятся народы, населяющие Европу, которые и приняли от евреев веру в истинного Бога. Потомки Хама, называются хамиты: к ним относятся ханаанские племена, первоначально населявшие Палестину, многие народы Африки и других стран. Хамиты всегда были в подчинении у других народов, а некоторые и до сего времени остаются дикарями»2

Избегая какие бы то ни было религиозные споры, можно указать на то, что в Библии (в Ветхом Завете) есть положения, которые сейчас вряд ли поддержат даже самые истово и добросовестно верующие христиане. К слову, она требует казнить человека, вступившего в связь с собственной женой во время менструального цикла. Или сжигать живьем дочь раввина, потерявшую девственность, предать смерти мужчину и женщину, имевших любовный контакт, если это не официальные муж и жена3 и т. д. Сегодня христианские священники своей пастве об этих требованиях не говорят, и никто из них не отстаивает их: они явно не вписываются в сегодняшние представления о правах человека. Понятно, что эти установки когда-то писались только для того, чтобы установить какие-то твердые правила и нормы нравственности в раннем еврейском обществе, пробудить в нем особое национальное самосознание и укрепить его единство. Но общество развивается, обстоятельства и условия жизни меняются, и, вместе с ними, меняются и правила, подобные перечисленным: они со временем ветшают и перестают соответствовать времени. Поэтому сегодня никто не пропагандирует богоизбранность одного народа в ущерб и унижение всем другим.

Возникает и такой сложный и прямо идеологический вопрос: известно, то запад упорно не хочет считать русский народ европейским, западным. Во времена перестройки об этом было прямо заявлено руководством НАТО, которое именно этим аргументировал отказ принимать в состав НАТО Россию и Турцию. Получается, что согласившись на такое толкование возникновения и сущности народов, мы принуждаем своих детей соглашаться на какие-то второ-третьестепенные места в истории. Ведь мы для Запада до сих пор остаемся азиатами.

Дело в том, что Китай, Индия, Египет, Персия, Греция, Рим существовали за тысячелетия до России, и у каждой из них накопился интеллектуальный багаж, который сейчас знает весь мир: Будда, Конфуций, Аль-Хорезми, Сократ, Заратустра, Христос, Магомет... Россия же оформилась в государство лишь к концу четырнадцатого столетия нашей эры где-то между основными очагами цивилизаций, и у неё попросту не было времени создать что-то по масштабам адекватное. Это, конечно, не могло не породить серьёзный комплекс у многочисленного и креативного русского народа. Отсюда и возникла идея «особого пути», хотя конкретных идей о данном пути ни у кого нет. А на Западе политический истеблишмент мыслит о русских шаблонами: «Немногим больше ста лет тому назад они были настоящими татарами. И под внешним лоском европеизма большинство сохранило медвежью шкуру — они лишь надели её мехом внутрь. Но достаточно их чуть-чуть поскрести и вы увидите, как шерсть вылезает наружу», - писал А. де Кюстин, путешественник 19 века - «Да, азиаты — мы, с раскосыми и жадными очами!» - писал с гордостью русский поэт А.Блок. «Русские не европейцы, а азиаты, и, следовательно, мыслят извращённо», — писал американский генерал Джордж Патон, воевавший вместе с нами против фашизма. «Произошла бы страшная катастрофа, если бы русское варварство уничтожило культуру и независимость древних европейских государств»1- сказал в конце войны наш союзник Черчилль о том, что нельзя пускать русских в Европу. Россия «мне скорее напоминает Китайскую или даже Османскую империю 16 века, чем европейские государства» - это Дж.Хоскинг, Лондонский университет, сегодняшнее интервью «Эха Москвы». Желающие могут найти сколько угодно материала – они бесконечны.

Если попытаться более подробно рассмотреть упомянутую выше религиозно-философскую доктрину диспенсационализма, то можно увидеть еще более интересные и настораживающие вещи.

По мнению приверженцев этой доктрины перед концом времен должна наступить смутная эпоха («скорбь великая», tribulation). В этот момент силы зла, «империя зла», то есть, Россия, русские, развяжут войну и создадут ту самую «мерзость запустения», о которой говорится в Ветхом Завете. Главным отрицательным героем этой эпохи будет «царь Гог», который опять-таки устойчиво и постоянно отождествляется с российскими царями, правителями. С каждым кризисом, в котором Россия принимает участие, эти разговоры вспыхивают с новой силой: Крымская война в 1855, Первая Мировая, революция 17 года, Вторая мировая, «Холодная война»…

И сегодня в самой популярной англоязычной Библии, которую можно встретить на каждом шагу не только в Америке, в библейский текст вставлены комментарии и пророчества о грядущих событиях, выдержанные в духе этого самого «диспенсационализма», таким образом, что трудно отличить собственно библейский текст от этих вставок. Значит, миллионы детишек, читая с детства эту Библию, изучая ее в школе, проникаются определенной негативной реакцией на слово «Россия».

Будет ли нравственным, пропагандируя вместе с западом подобный взгляд на роль народов, воспитывать в наших детях то же чувство? А ведь в недалекие перестроечные времена в СМИ нередко можно было встретить фразу: «Мне стыдно, что я русский». Хотя это время и прошло, но постоянное и пристальное внимание об идеологическом содержании нравственности диктуется временем и непрерывной борьбой на мировой арене, которая часто направлена на подрыв нашего нравственного самосознания.

Есть еще один вопрос, о котором крайне неохотно пишут сторонники введении религиозного образования в школах.



Во взаимосвязанном и едином мире каждый элемент занимает строго отведенное ему место. И каждый элемент гармонично и органично должен быть связан со всеми остальными элементами. Нарушение одного из бесчисленных взаимосвязей или чрезмерное выпячивание (абсолютизация) какой-либо из них может иметь совсем непредвиденные и отнюдь не позитивные последствия.

Главным понятием в христианстве является душа. Душа – это фактически частица божественного духа, которую Бог передал Адаму при его сотворении. Поэтому сохранение ее непорочности и ее «спасение», то есть обеспечение ей вечной жизни – главная цель христианства. Душа важнее тела, потому что только через нее достигается царство Божие. А тело – лишь временное вместилище ее. Эта установка достаточно ясно просматривается в проповедях Иисуса Христа.

Этот дуализм между душой и телом был доведен отцами церкви до абсолютного противопоставления их. Тело следовало принизить. Григорий Великий называл тело «омерзительным одеянием души». «Когда человек умирает, он излечивается от проказы, каковой является его тело», - говорил Святой Людовик. Началась проповедь не только о ничтожности тела, но и о том, то оно – препятствие для соединения души с Богом. Следовательно, напрашивается вывод о том, что надо поскорее избавиться от тела, чтобы достичь вечного блаженства. Но в то же время христианство запрещает самоубийство, так как верующий человек живет только для Господа и только он, Господь, может решить сколько ему жить и когда умирать. Жизнь – это дар Божий и человек не волен ею распоряжаться.

Вот это противоречие и породило идею «умерщвления плоти». То есть, если убийство тела – это грех, то его можно заставить страдать, тем самым постепенно умерщвляя его, отдаляя от души.

Здесь и кроется противоречие между теорией нравственности, которая предполагает чистоту не только душевную, но и физическую, с христианским догматом, требующим чистоты лишь для тела.

В первую очередь христианство ополчилось на общественные бани, которых в Риме были сотни, а то и тысячи: «Бани следует, воздержания ради, удалятся, ниже, но тело наше ослабевает сладостною оною мокротою»1

Монахи, служившие средневековым людям примером для подражания, беспрестанно смиряли свою плоть, культивируя аскетические привычки. В монастырских уставах указывалось максимальное количество дозволенных ванн и туалетных процедур, поскольку все это считалось роскошью и проявлением изнеженности. Для отшельников грязь была добродетелью. Крещение должно было отмыть христианина раз и навсегда в прямом и переносном смысле2.

Христианство выкорчевало из памяти народа даже мысли о банях и ваннах.

Христианские проповедники призывали ходить буквально в рванье и никогда не мыться, так как именно таким образом можно было достичь духовного очищения. Мыться нельзя было еще и потому, что так можно было смыть с себя святую воду, к которой прикоснулся при крещении. В итоге люди не мылись годами или не знали воды вообще. Грязь и вши считались особыми признаками святости. Монахи и монашки подавали остальным христианам соответствующий пример служения Господу. На чистоту смотрели с отвращением. Вшей называли "Божьими жемчужинами" и считали признаком святости. Святые, как мужского, так и женского пола, обычно кичились тем, что вода никогда не касалась их ног, за исключением тех случаев, когда им приходилось переходить вброд реки.

Христиан резко отрицательно относились к водно-банным омовениям представителей других религий - иудаизма и ислама. Отсутствие бань и отказ отводных процедур стал одним из отличительных признаков христианина. В доносах, направляемых Святой Инквизиции, указание на то, то что «обвиняемый замечен принимающим баню» стало одним из важных доказательств ереси. 

Формально и сегодня многие установки средневековья не отменены и по ним можно отлучить верующего от церкви. Например, православный и сегодня не может посещать баню с евреем. Протоиерей и сотрудник отдела внешних церковных сношений В. Чаплин утверждает, что «церковь испытывает большие затруднения в связи с тем, что наше каноническое право сегодня не всегда можно применять буквально. Иначе всех нужно отлучить от Церкви. Если православный ходит в баню, то он должен следить за тем, нет ли рядом еврея. Ведь по каноническим правилам православному нельзя мыться в бане с евреем»1

Мыться нельзя было еще и потому, что так можно было смыть с себя святую воду, к которой прикоснулся при крещении. В итоге люди не мылись годами или не знали воды вообще.

Грязь и вши в Европе считались особыми признаками святости
Монахи и монашки подавали остальным христианам соответствующий пример служения Господу


Чистота вызывала подозрение. Считалось, что через поры кожи, которые открылись в результате купания, в тело проникают болезни. К размножившимся на грязной коже вшам относились чуть ли не снежностью, их называли «Божьими жемчужинами» и считали проявлением святости. Люди могли гордиться тем, то вода никогда не касалась их тела2.

Исторические хроники сообщают, что две тысячи лет назад только одна семья китайского императора ежегодно использовала 15000 листов туалетной бумаги. Авторы хроники описывают ее подробно: она была плотной и мягкой, и пахла благовониями. В Европе же туалетная бумага появилась лишь в конце ХХIХ века. А современная комфортная туалетная бумага появилась в Америке только в начале ХХ века. 

Материалы о пренебрежении гигиеной в средние века составляют множество томов. Но убедительнее всех томов тот факт, что результатом такого отношения к чистоте явились эпидемии унесшие по приблизительным подсчетам до 25 миллионов человеческих жизней, чуть ли не половина жителей Европы того времени. К сожалению это ничему не научило верхушку церкви, которая тогда являлась высшим духовным авторитетом и во многом олицетворяла и светскую власть: – она считала эпидемии наказанием божьи за грехи, в том числе и за чрезмерное внимание к чистоте собственного тела. 

Таким образом, материал, на котором воспитывается подрастающее поколение, требует самого тщательного анализа с самых высоких позиций общечеловеческих интересов.

Поэтому отношение к религиозным доктринам должно быть строго аналитическим. Необходимо учитывать, что религиозные книги писались довольно продолжительное время. Библия, например, писалась полторы-две тысячи лет. И еще тысячелетия прошли с момента окончания их написания. Бездумно сегодня распространять любые ее содержания вряд ли будет полезно для прогрессивно развивающегося общества.

В этом плане нередко раздающиеся в прессе голоса о введении религиозного обучения в школе надо признать несостоятельными. Учеников, безусловно, надо знакомить с высокими нравственными установками священных книг, но обучение должно быть светским, безрелигиозным.





Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет