Джон Рональд Руел Толкиен



жүктеу 4.54 Mb.
бет18/28
Дата20.04.2019
өлшемі4.54 Mb.
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   28

и народ, и какое-то время берен был доволен этим, но он не

мог надолго забыть свою клятву - вернуться в менегрот, не

мог всю жизнь скрывать лютиен от тингола. Берен считал, что

не годится прекрасной дочери короля, лютиен, навсегда оста-

ваться в лесах, не имея дома, почестей и прекрасных вещей.

ему удалось убедить ее, и он повел ее в дориат. Так им было

суждено.


Когда исчезла лютиен, для дориата настали недобрые дни,

и народ погрузился в печаль. И тогда менестрель даэрон поки-

нул страну и никто больше его не видел. Это он до прихода

берена сочинял и пел песни для лютиен, и любил ее, вкладывая

все помыслы о ней в свою музыку. В поисках лютиен он, перей-

дя через горы, попал на восток среднеземелья и сложил у тем-

ных вод плач о лютиен, дочери тингола, самой прекрасной из

всех живых существ.

В то время тингол обратился к мелиан, но она не дала

совета, сказав, что судьба, которую он замыслил сам, должна

исполниться, а ему остается только ждать. Но тингол узнал,

что лютиен оказалась далеко от дориата, потому что от коле-

горма тайно прибыли посланцы, рассказав, что фелагунд мертв

и берен тоже, а лютиен находится в нарготронде, и что коле-

горм хотел бы жениться на ней.

Тогда тингол разгневался и разослал всех своих шпионов,

намереваясь начать войну с нарготрондом. И так он узнал, что

лютиен снова бежала и что колегорм с куруфином изгнаны из

нарготронда. И Тингол заколебался, потому что у него не было

таких сил, чтобы напасть на семерых сыновей феанора, но он

направил вестников в химринг с просьбой помочь в поисках лю-

тиен, так как колегорм не отослал ее в дом отца и не обеспе-

чил ее безопасность.

Но на севере его королевства вестники встретились с

непредвиденной опасностью: с нападением Кархорота. Охвачен-

ный безумием тот явился с севера, устремился вниз от истоков

эсгалдуина, подобный всепожирающему огню. Ничто не препятст-

вовало ему, и даже сила мелиан не остановила его, потому что

его гнали судьба и муки, причиной которых был сильмариль

внутри его. Так кархорот ворвался в леса дориата, и все в

страхе бежало перед ним. Один военачальник маблунг спасся и

принес страшную весть тинголу.

И как раз в тот мрачный час вернулись берен и лютиен, и

весть об их появлении бежала перед ними и ворвалась в темные

дома, где в печали сидели их обитатели. Путники прибыли к

воротам менегрота, и толпы следовали за ними. Тогда берен

подвел лютиен к трону тингола, и тот в изумлении смотрел на

берена, которого считал мертвым, но тингол не любил его из-

за несчастий, которые берен навлек на дориат.

И Берен преклонил перед ним колени и сказал:

- Я вернулся, как я обещал. Я пришел, чтобы потребо-

вать принадлежащее мне!

Но Тингол спросил:

- Чем завершились твои поиски и как с твоим обетом?

И Берен ответил:

- Я исполнил его! Сейчас сильмариль в моей руке!

Тогда Тингол сказал:

- покажи мне его!

берен протянул свою левую руку и медленно разжал паль-

цы, но рука была пуста. И он поднял правую руку, и с того

часа стал называть себя комлостом, пусторуким.

Тогда Тингол смягчился, и Берен сел подле его трона по

левую руку, а лютиен по правую. Они рассказали историю своих

поисков, и все с изумлением слушали их.

И Тинголу показалось, что этот человек непохож на ос-

тальных смертных людей и является одним из великих арда, и

что любовь к нему лютиен - нечто новое и необычное.

И он понял, что нет такой силы в мире, которая могла бы

противостоять их судьбе.

Поэтому тингол уступил, и берен получил руку лютиен пе-

ред троном ее отца.

Но радость дориата при возвращени прекрасной лютиен бы-

ла омрачена, потому что, узнав о причине безумия кархорота,

народ испугался еще больше, полагая, что из-за священного

камня сила волка стала еще ужасней, и едва ли кто-нибудь

справится с ним. А Берен, услышав о нападении волка, понял,

что поиски еще не закончены.

Поэтому они приготовились к охоте на волка - самой

опасной из всех. На эту охоту отправились хуан, маблунг, бе-

лег тугой лук, берен эрхамион и тингол, король Дориата.

Они выехали утром и переправились через реку эсгалдуин,

но Лютиен осталась у ворот менегрота. Тьма сгустилась вокруг

нее, и ей показалось, что солнце стало меньше и почернело.

Охотники повернули на восток, потом на север и обнару-

жили Кархорота в мрачной долине, откуда эсгалдуин срывался

вниз водопадом. Там кархорот пытался утолить сжигавшую его

жажду, и охотники узнали, где он находится.

Волк, заметив их приближение, не бросился тут же в ата-

ку, и пока преследователи подьехали к нему, он отполз в сто-

рону, в заросли, и затаился там. Но они поставили охрану

вокруг всего этого места и стали ждать, а тени в лесу все

удлинялись.

Берен стоял рядом с Тинголом, и вдруг он заметил, что

хуан покинул их. Потом в чаще раздался оглушительный лай,

так как хуан бросился в заросли, чтобы выгнать волка оттуда,

но кархорот избежал встречи с ним и, вырвавшись из чащи, не-

ожиданно прыгнул на тингола. Берен быстро встал перед коро-

лем, выставив копье, но кархорот отбросил оружие и поразил

берена, ударив его в грудь. В тот же момент хуан прыгнул из

зарослей на спину волка, и они покатились по земле в жесто-

кой схватке.

Никогда не бывало битвы между волком и собакой подобной

этой битве, потому что в лае хуана слышались звуки труб оро-

ме и гнев валар, а в завываниях кархорота была ненависть и

злоба моргота. От этого шума трескались скалы и падали в во-

ды эсгалдуина. Пес и волк сражались насмерть, но тингол не

обращал на них внимания: он опустился на колени возле бере-

на, видя что тот серьезно ранен.

И Хуан убил кархорота, но он был смертельно ранен, и яд

моргота проник в его пасть. Хуан выбрался из чащи, упал ря-

дом с Береном и заговорил в третий раз, успев перед смертью

попрощаться с ним. Берен не мог ответить, но положил свою

руку на голову пса, и так они расстались с ним.

Маблунг и Белег поспешили на помощь к королю, но уви-

дев, что произошло, бросили свои копья и заплакали. Затем,

маблунг вынул нож и вспорол брюхо волка, и оказалось, что

внутри оно почто все сожжено, как будто огнем, рука же бере-

на, сжимавшая камень, осталась нетленной. Но когда маблунг

коснулся ее, рука рассыпалась, открыв сильмариль, который

осветил лес. Тогда маблунг быстро схватил камень и вложил

его в руку берена, и от прикосновения сильмариля берен оч-

нулся и встал. Он высоко поднял камень, а потом протянул

Тинголу:

- Вот теперь поиск завершен, - сказал берен, - как и

моя судьба.

и более он уже не говорил.

Они унесли Берена Комлоста на носилках из ветвей, поло-

жив рядом хуана, и ночь настала прежде, чем они вернулись в

менегрот. Лютиен встретила их медленное шествие, и некоторые

несли рядом с носилками факелы. Она обняла берена, поцелова-

ла его и велела ждать ее за западным морем. И прежде, чем

душа его рассталась с телом, он взглянул на лютиен, но для

нее угас свет звезд, и тьма сгустилась вокруг нее.

Так кончились поиски сильмариля, но песнь о лютиен, об

освобождении из оков еще не кончилась.

Потому что дух берена по просьбе лютиен задержался в

залах мандоса, не желая покидать мир, пока лютиен не придет

сказать ему свое последнее прости на тусклых берегах внешне-

го моря, куда уходят умершие люди, чтобы никогда не вернуть-

ся.


А Лютиен потеряла сознание, и дух ее покинул тело, и

оно было похоже на внезапно сорванный цветок. И тогда для

Тингола наступила зима его жизни.

А Лютиен ушла в залы Мандоса, в место, назначенное для

эльдалие за поселениями запада, на границах мира. Там сидят

те, кому пришел срок ждать, погруженные во мрак своих мыс-

лей, но красота лютиен превосходила их красоту, и она упала

на колени перед мандосом и запела для него.

Слушая ее, валар опечалились, потому что лютиен сплела

в ней две песни: печали и горя. И когда она стояла на коле-

нях перед мандосом, слезы ее падали к его ногам, и в нем по-

явилось сочувствие, поэтому он вызвал к себе берена, и они

встретились за западным морем. Мандос отправился к манве, и

манве искал в своих сокровенных мыслях, где появилась воля

Илюватара.

И тогда он предоставил лютиен право выбора, она могла

избежать залов мандоса и уйти в валинор, чтобы жить там сре-

ди валар до конца мира, забыв о печали своей жизни. Берен

туда попасть не мог, потому что валар не было дозволено отв-

ратить от него смерть, являющуюся даром илюватара людям.

А другой выбор у лютиен был таков: она могла вернуться

в среднеземелье, взяв с собой берена, и вновь поселиться

там, но не быть спокойной за свою жизнь и радость. И лютиен

избрала эту судьбу, покинув благословенное королевство и от-

казавшись от всех притязаний на родство с теми, кто жил так.

Таким образом, какое бы горе не ожидало берена и Лютиен впе-

реди, они могли избрать общую судьбу и уйти вместе за грани-

цы мира. Вот как получилось, что, единственная из всех эль-

далие, лютиен умерла и в давно минувшее время покинула мир.

однако, ее выбор соединил два рода, и она стала проматерью

многих, в ком эльдарцы и сейчас ее видят, - хотя весь мир

изменился - подобие лютиен прекрасной, какую они утратили.

Ч А С Т Ь 20.
О П Я Т О Й Б И Т В Е: Н И Р Н А Е Т
А Р Н О Е Д И Н А Д
Как было сказано, берен и лютиен вернулись в северные

страны среднеземелья и некоторое время жили там вместе, как

живут мужчина и женщина, снова приняв то обличье, в каком

они были в дориате. Те, кто видел их, и радовались, и пуга-

лись, и лютиен отправилась в менегрот и излечила прикоснове-

нием руки тингола от поразившей его старости. А мелиан заг-

лянула в глаза дочери и прочла в них ее судьбу, и отверну-

лась. Она узнала, что впереди у них вечная разлука, и не бы-

ло в тот час более тяжелого горя утраты, чем горе майяр ме-

лиан.


А потом берен и лютиен ушли одни и поселились на Тол

Галене, зеленом острове посреди адуранта, и никто ничего не

знал о них. Впоследствии эльдарцы назвали эту страну дор-

фирн-и-гуинар, страна оживших мертвых, и там родился прек-

расный диор аранель, известный как диор элухиль, что означа-

ет наследник тингола. Ни один смертный человек не говорил

больше с береном, и никто не видел, как берен или лютиен по-

кинули мир.

В те дни маэдрос воспрянул сердцем, почувствовав, что

моргот вовсе не неуязвим, потому что подвиги берена и лютиен

воспевались во многих песнях по всему белерианду. Однако,

Моргот уничтожил бы всех своих противников,если бы им не

удалось вновь обвединится и образовать новый совет. И маэд-

рос создал такой совет, чтобы возвысить судьбу эльдара, и

совет был назван "Союз Маэдроса".

Однако клятва Феанора и злые его деяния повредили за-

мыслам Маэдроса, и он получил помощь меньшую, чем было нуж-

но. Ородрет из-за поступков колегорма и куруфина не стал бы

поддерживать никого из сыновей феанора, к тому же эльфы нар-

готронда все еще надеялись защитить свою скрытую крепость,

сохраняя секретность. Оттуда пришел лишь небольшой отряд во

главе с гвиндором, сыном гуилина, известным своей доблестью

князем. Он против воли ородрета отправился принять участие в

северной войне, потому что скорбел об утраченном брате галь-

мире. Они носили эмблему дома фингольфина и маршировали под

знаменами фингона, и никто из них не вернулся обратно, кроме

одного.

Из дориата пришло мало помощи, потому что маэдрос и его



братья перед этим отправили Тинголу послание, напомнив ему о

притязаниях вернуть сильмариль, либо стать врагом.

Мелиан посоветовала тинголу уступить камень, но слова

сыновей Феанора были угрожающими, и тингол пришел в ярость,

думая о страданиях лютиен и крови берена, которыми был заво-

еван камень, и глядя каждый день на сильмариль, он все боль-

ше хотел оставить камень у себя навсегда, потому что такова

была власть камня.

Тингол отправил посланцев обратно с презрительными сло-

вами.


Маэдрос не ответил потому, что в то время он начал об-

думывать союз с обьединением эльфов, но колегорм и куруфин

открыто поклялись убить тингола и уничтожить его народ, если

камень не уступят им добровольно.

Тогда Тингол укрепил границы своего королевства и не

пошел на войну, а также никто из дориата, кроме маблунга и

Белега, не пожелавших остаться в стороне от великих деяний.

Тингол дал им разрешение уйти, но запретил служить сы-

новьям феанора, и они присоединились к войску фингона.

Однако, маэдрос получил помощь от наугрим, и кузнецы

Ногрода были заняты в те дни. И он снова собрал у себя всех

братьев и весь народ, а люди бора и уфланга тоже стали гото-

виться к войне и призвали с востока своих родичей. Кроме то-

го, на западе фингон, всегдашний друг маэдроса, держал совет

в химринге, а в хитлуме нольдорцы и люди из дома хадора за-

нялись военными приготовлениями.

В лесу бретиль, хальмир, вождь племени халадин, собрал

своих воинов, и они точили топоры. Но хальмир умер прежде,

чем началась война, и хальдир, его сын, стал править этим

народом, и вести об этом пришли в гондолин тургону.

Но Маэдрос решил испытать свою силу слишком рано, преж-

де чем его планы осуществились. И хотя орки были изгнаны из

северных областей белерианда, и на время даже дор-финион

оказался свободным, морготу стало известно об усилении эль-

дара и друзей эльфов, и он учел это в своих замыслах.

Он заслал в стан маэдроса множество шпионов - к большой

выгоде для себя, потому что вероломные люди проникли в сек-

реты сыновей феанора.

Наконец, маэдрос решил атаковать ангбанд с востока и

запада и намеревался пройти через анфауглит, но когда, как

надеялся маэдрос, он выманит на себя армии моргота, из про-

хода хитлума появится фингон. Они рассчитывали, что таким

образом силы моргота окажутся как бы между наковальней и мо-

лотом и будут разбиты по частям.

В назначенный срок утром дня середины лета трубы эль-

дарцев приветствовали восход солнца, и на востоке появился

стяг сыновей феанора, а на западе - знамя фингона. Тогда

фингон вышел на стены Эйфель Сириона, и его войско выстрои-

лось в долинах и лесах эред витрина, скрытое от глаз врага.

Но Фингон знал, что войско это очень велико, потому что там

собрались все нольдорцы хитлума вместе с эльфами фаласа и

отрядом Гвиндора из Нарготронда.

А еще у Фингона было очень много людей, к ним присоеди-

нились хальдир из Бретиля с людьми из леса.

Тогда Фингон взглянул на тангородрим: черный дым под-

нялся оттуда, и Фингон знал, что гнев моргота пробудился и

что вызов принят. Тень сомнения омрачила сердце фингона, и

он посмотрел на восток: не клубится ли пыль анфауглита под

ногами войск маэдроса? Он не знал, что выступлению маэдроса

помешало коварство ульдора проклятого, обманувшего его лож-

ным предостережением о нападении с ангбанда.

И вдруг донесся крик, переходя от долины к долине, эль-

фы и люди присоединились к нему с удивлением и радостью, по-

тому что неожиданно, без зова, явился тургон из гондолина с

десятитысячной армией, и едва лишь фингон услышал вдали шум

огромной трубы тургона, его брата, как тень, омрачавшая его

сердце, исчезла, и он воспрянул духом и громко крикнул:

- Атулиен Ауре! Айя эльдалие ар атани - тари атулиен

ауре! - День настал, смотрите, народ эльдара и отцы людей,

день настал!

И все, кто слышал его клич, ответили:

- Аута и ломе! - Ночь проходит!

А моргот, знавший о делах своих врагов, избрал этот же

час. Веря, что предатели, его тайные слуги, задержат маэдро-

са и помешают соединению врагов, он бросил значительные силы

в атаку на хитлум, и войско его успело далеко проникнуть в

пески анфауглита, прежде чем их приближение было замечено.

Тогда сердца нольдорцев загорелись, и их предводители

решили атаковать врагов на равнине, но хурин выступил против

этого и предостерег их от коварства моргота. И поскольку

сигнала о приближении маэдроса не было, хурин убеждал их

дождаться этого сигнала. Но предводителю западной армии мор-

гота было приказано любыми средствами выманить фингона из

его холмов, и он продвигался к потокам сириона, и аванпосты

фингона могли уже видеть глаза своих врагов.

Но ответа на вызов орков не последовало. Тогда предво-

дитель моргота послал парламентеров, приведя с собой гальми-

ра, сына гуилина - вождя из нарготронда, которого орки осле-

пили, захватив его в дагор браголахе. Затем герольды ангбан-

да вытолкнули его вперед, выкрикивая:

- Дома у нас много лучших, чем этот. Однако вам следу-

ет торопиться, если вы хотите найти их, потому что мы разде-

лаемся с ними, когда вернемся!

И они отрубили Гальмиру руки и ноги, и затем голову - и

бросили его.

По несчастной случайности в том месте находился Гвин-

дор, брат гальмира. Его ярость перешла в безумие. Он прыгнул

на спину коня, и многие последовали его примеру. Они убили

герольдов и вклинились в главное войско. Видя это, воины

Нольдора воодушевились, и фингон, надев свой шлем, велел

трубить в трубы, и все войско хитлума ринулось с холмов в

атаку.


И блеск взметнувшихся мечей нольдора напоминал пламя на

поле, их натиск был быстр и ужасен, замыслы моргота едва не

оказались нарушены. Прежде чем армия, которую он послал на

запад, успела закрепиться, она была сметена, и знамена фин-

гона взвились перед стенами ангбанда. И в первых рядах сра-

жались гвиндор и эльфы нарготронда, они перебили охрану на

самых ступенях ангбанда, и моргот задрожал на своем троне.

Но там они попали в ловушку и все погибли, кроме гвин-

дора, захваченного живым, потому что фингон не мог прийти им

на помощь. Через тайные двери моргот выпустил войско, и фин-

гон с большими потерями был отброшен назад, от стен.

И тогда на равнине анфауглита началась битва нирнает

арноедиад - битва бесчисленных слез, потому что ни песня, ни

рассказы не могут вместить в себя все причиненные ей нес-

частья.

Войско Фингона отступало через пески, а хальдир был



убит, а с ним погибло много людей бретиля.

К концу пятого дня орки окружили войско хитлума. Сраже-

ние продолжалось до наступления дня, и кольцо сжималось все

сильнее. Утро принесло надежду, когда послышались звуки ро-

гов тургона, спешившего с войском гондолина. Теперь он торо-

пился на помощь брату.

Отряд телохранителей короля разметал орков, и тургон

прорубил себе путь к брату, и встреча их была радостной.

В третьем часу утра раздались звуки труб маэдроса, и

знамена сыновей феанора развернулись у врага в тылу. Орки

дрогнули, и атаки их захлебнулась, и многие обратились в

бегство.


Но лишь только авангард маэдроса вступил в бой, моргот

бросил в бой последние силы, опустошив ангбанд. То были вол-

ки, всадники на волках, бальроги, и драконы, и среди них

глаурунг, отец драконов. Сила и могущество великого змея

стали теперь огромными, и эльфы и люди бежали перед ним. И

он прошел между войсками маэдроса и фингона, уничтожая все

на своем пути.

Если бы не предательство людей, моргот не добился бы

своей цели. Тогда же открылась измена уфланга. Многие обра-

тились в бегство, но сыновья уфланга неожиданно переметну-

лись к морготу и ударили в тыл сыновьям феанора, и им уда-

лось пробиться к знаменам маэдроса.

Но они не получили награды, обещанной морготом, потому

что маглор убил ульдора проклятого, предводителя изменников,

а сыновья бора прикончили ульфаста и ульварта, однако, по-

доспели новые силы злых людей с ульдором во главе и овладели

восточными холмами.

Воины маэдроса были атакованы с трех сторон, разбиты и

бежали. Судьба спасла сыновей феанора, и они бежали в нап-

равлении горы долмед на восток.

Дольше всех из сил востока держались гномы белегоста и

тем прославились. Они отважнее противостояли огню, нежели

люди и эльфы. Глаурунг быстро бы расправился с остатками

нольдорцев, если бы не гномы, но наугрим образовали кольцо,

когда же в ярости глаурунг обернулся и сразил азагала, пове-

лителя белегоста, азагал последним ударом вонзил нож ему в

живот и ранил дракона, и глаурунг бежал с поля битвы, а зве-

ри Ангбанда в панике последовали за ним. Тогда гномы подняли

тело азагала и унесли его.

Но теперь в западном сражении фингон и тургон были ата-

кованы потоком врагов. Появился готмог, верховный начальник

Ангбанда, и они черным клином врезались в войска эльфов, ок-

ружив фингона и отбросив тургона и хурина к топи сереха. За-

тем готмог ударил на фингона, и то была страшная встреча.

фингон остался один среди своих мертвых телохранителей, и он

сражался с готмогом, но другой бальрог зашел сзади и обвил

ноги фингона огненным бичом. Тогда готмог зарубил фингона

топором, и из расколотого шлема фингона ударило вверх белое

пламя. Так погиб король нольдора, и враги изуродовали его

тело и знамя втоптали в лужу крови.

Битва была проиграна, но все же хурин и хуор и остатки

людей из дома хадора продолжали сражаться вместе с тургоном

из гондолина, и войска моргота не смогли завладеть проходом

сириона.


Тогда Хурин обратился к тургону:

- Теперь, вождь, уходи, пока есть время! Потому что в

твоей жизни - последняя надежда эльдара, и пока стоит Гондо-

лин, сердцу моргота ведом страх!

Но Тургон ответил:

- Теперь Гондолину недолго оставаться скрытым, а когда

он будет обнаружен, он падет!

Ему возразил хуор:

- И все же, если он устоит хотя бы недолго, тогда из

твоего дома будет исходить надежда для эльфов и людей. Вот

что я скажу тебе, вождь, перед лицом смерти: хотя мы расста-

емся здесь навсегда, и мне больше не увидеть твоих белых

стен, от тебя и от меня возгорится новая звезда. Прощай!

И Маэглин, сын сестры тургона, слышал эти слова и не

забыл их, но ничего не сказал.

Тогда тургон внял советам хурина и хуора и, собрав ос-

тавшееся войско и тех из народа фингона, кто остался в жи-

вых, отступил к проходу сириона. Его военачальники эктелион

и глорфиндель охраняли фланги, справа и слева, так что ни

один враг не мог миновать их. Люди же дор-ломина остались в

арьергарде, потому что они не хотели покидать северные зем-




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   28


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет