Добрый день! Позвольте предложить вашему театру биографическую драму



жүктеу 0.89 Mb.
бет7/7
Дата04.09.2018
өлшемі0.89 Mb.
түріБиография
1   2   3   4   5   6   7
— Мне это сказал Жан-Батист. И уже довольно давно.
Наполеон заморгал.
— Не воображает ли он защитить Померанию? Я бы посмотрел, как он сразится с Даву…
Он бы посмотрел!.. Я вспомнила поля сражений и раздутые трупы лошадей. Он бы посмотрел!
— Думаете ли вы об этом, мадам? Я могу сделать вас заложницей, чтобы заставить шведское правительство заключить союз.
Я улыбнулась.
— Моя судьба не изменит ничего в решениях шведского правительства. Но мой арест скажет шведам, что я готова пострадать за свою новую родину. Вы действительно желаете сделать из меня мученицу, сир?
Император кусал губы. Иногда устами младенца глаголет истина. Наполеон, конечно, не захочет превратить мадам Бернадот в национальную героиню Швеции. Он пожал плечами.
— Мы никому не навязываем свою дружбу.
Было без трех минут двенадцать.
— Я ожидаю, что вы постараетесь склонить вашего супруга к принятию нашей дружбы…
Его рука лежала на ручке двери.
— Разве это не в ваших интересах, мадам?
Его глаза горели гневом. Я смотрела на него с удивлением. В этот момент зазвонили колокола.
— Начинается значительный год в истории Франции, — прошептал Наполеон. Он вышел в большой кабинет. Там ожидали адъютанты и камергеры. — Нужно поторопиться, Ее величество нас ожидает, — сказал Наполеон и почти бегом двинулся из комнаты.
Я торопливо шла рядом с Меневалем.
— Вы отправили приказ? — спросила я. Он кивнул.
— Император хочет лишить нейтралитета одну из стран. Это его первый приказ в новом году, — сказала я.
— Нет. Это последний приказ прошлого года, — ответил Меневаль.
Возвратившись в гостиную императрицы, я впервые имела возможность увидеть маленького Римского короля. Император держал его на руках, а малыш заливался криком. На его кружевной рубашечке сверкал орден Почетного Легиона.
Увидев меня, Наполеон приблизился, нежно прижимая к себе ребенка и уговаривая его:
— Перестань плакать, малыш! Короли не плачут!
Я взяла ребенка на руки. Он был худенький и очень легкий. Я гладила шелковые волосики и тихонько прижимала его к себе.
«Оскар!» — подумала я. Сейчас Оскар пьет шампанское в гостиной королевы. Он говорит «скооль!». Мадемуазель Коскюль поет. Жан-Батист узнает лишь через несколько дней, что Даву вошел в Померанию… Я поцеловала легкие шелковые волосики Римского короля…
— Ваше высочество увидит, что наследный принц примкнет к России. И наследный принц будет прав, — услышала я. Кто прошептал мне на ухо эти слова? Талейран. Он подошел ко мне, прихрамывая.
Я устала и хотел уехать, но ко мне приблизился император под руку с императрицей.
— Вот моя заложница, моя очаровательная заложница! — любезно промолвил император. В толпе приглашенных послышался вежливый смешок.
— Но вы не в курсе дела, месье и мадам, — продолжал Наполеон. — Боюсь, что для Ее высочества это совсем не забавно. Маршал Даву, к несчастью, занял часть северной страны, которая теперь является родиной Ее высочества.
Все молчали. Улыбки сползли с напрягшихся лиц. Никто не понимал, шутит император или нет.
— Предполагаю, что царь может сделать более выгодное предложение шведскому наследному принцу. Я даже слышал, что он предлагает ему руку одной из великих княжон. Представляете, как это может обернуться для нашего бывшего маршала?
— Брачный союз с членом старинной царской фамилии всегда соблазнителен для человека из простонародья, — меланхолично заметила я.
Кругом оживленно зашептались.
— Конечно, — сказал император, смеясь. — Но это событие может в корне переменить ваше положение, мадам. Поэтому, как старый друг, я советую вам написать Бернадоту и рекомендовать ему заключить союз с Францией. Я думаю, что это также и в ваших интересах, мадам…
— Мое положение очень прочно, сир, — я, кланяясь, — хотя бы, как королевы-матери…
Он удивленно посмотрел на меня. Потом, повысив голос:
— Мадам, до тех пор, пока между Швецией и Францией не будет подписано соглашение о союзе, я не хочу видеть вас при дворе, — и он удалился с Мари-Луизой.
Дома меня ожидала Мари. Я отпустила Иветт и остальных праздновать Новый год. Мари сняла с меня бриллиантовые серьги и отстегнула золотые аграфы с плеч.
— С Новым годом, Мари! Император вооружил самую большую армию, которая когда-либо у него была, а я должна написать Жану-Батисту, чтобы он заключил союз с Францией… Объясни-ка мне, как случилось, что я становлюсь действующим лицом в игре людей, которые делают историю?
— А вот смотри… Если бы ты тогда не заснула в приемной депутата, то мсье Жозеф не должен был бы будить тебя. А если бы ты не вбила себе в голову, что Жюли и этот Жозеф…
— Да. И еще, если бы мне не было так любопытно познакомиться с его братом, маленьким генералом… Какой плачевный вид был у него в его потертом сюртуке!
Я оперлась локтями на туалет и закрыла глаза. Да, только из любопытства, детского любопытства я попала в то положение, в котором нахожусь сейчас. Но дорога, по которой я начала идти с Наполеоном, привела меня к Жану-Батисту. А с ним я была так счастлива!
— Эжени, — тихонько сказала Мари. — Когда мы уедем в Стокгольм?
«Если я потороплюсь, то еще смогу успеть на свадьбу моего мужа с великой русской княжной», — подумала я горько и продолжала сидеть, закрыв глаза.
— Спокойной ночи, — прошептала Мари.
1812 год только что начался, но я чувствую, что он будет ужасен.
И его огромная армия двинулась в Россию. Потом было падение Москвы, и вот все изменилось, когда мне выщипывала брови сама Жозефина, та которую я облила шампанским .... я заметила на её столике смятый номер «Монитора», в которым был конец империи...
Бюллетень № 29 объявлял, что снаряды, мороз и голод похоронили армию императора в снежных пустынях России. Нет больше армии Наполеона! Алое пятно рядом с бюллетенем казалось пятном крови, но это был мазок губной помады Жозефины.
Этими словами Наполеон объявил, что самая огромная армия, какая была когда-либо, погибла в снежных пустынях России. От сотен тысяч солдат, которых он повел к Москве, осталось не более шестисот кавалеристов. Это вся кавалерия Наполеона. Слова «переутомление» и «голод» повторялись непрестанно. Сначала я не понимала их значения. Я прочла 29-й бюллетень от первой до последней строчки. Он заканчивался словами: «Здоровье Его императорского величества не оставляет желать ничего лучшего».
Все кончено!
Все случилось в один из дней.
Я сидела у камина и писала письмо Оскару, и тут я почувствовала... это был он, Наполеон!
В тёмной гостиной стоял тот, о ком столько писали! Да, погибла армия, но дух её жил в этом человеке, который держался за камин. Я подошла к Наполеону, не заметив Коленкура! Он сидел под портретом Наполеона, спал. 
Я тихонько подошла и сказала ещё тише:
— Сир.
Наполеон был небрит и уставший. Но он не хотел показать этого, он смотрел куда-то в пространство, не видя меня.
— Мы были в пути тринадцать дней и ночей без остановки. В Тюильри еще не знают, что мы вернулись. Я хотел в первую очередь поговорить с Вашим высочеством.
Я протянула ему стакан коньяка. Наполеон взял его.
— Мы проделали огромный путь, — он пил коньяк большими глотками. — Вы удивлены моим приходом, Ваше высочество? Мы же старые друзья, Ваше высочество, как мне помнится. Почему же вас удивляет мой визит? Вы должны, моя маленькая, сделать то, что не может сейчас сделать ни одна великая  армия... В ваших руках… — он взял мои руки и поднес к своему лицу. — в них сейчас судьбы двух империй. Ты это понимаешь? Ты должна написать королю Швеции, моему генералу Франции Бернадоту, что это его родина и он сражался за её будущее! Как он может воевать против нас? Как он может предать родину, которая воспитала его, сделала тем, кем он является сейчас!!! Напишите ему, что сейчас тот момент, когда наши империи нуждаются друг в лруге, сейчас как никогда! Эжени, ты слышишь меня ? В твоих руках судьбы, люди, солдаты, которые погибли там, в холодной России, их смерти должны что-то значить? Не так ли?
Я кивнула. Он не отпускал моих рук.
— Я сделаю то, что никогда не сможет дать твой муж, это Финляндия! Он не сможет противостоять русскому царю, и поэтому он слаб! А я смогу! Я дам север Германии!
И ради этого он приехал ко мне?
Но потом он сжал мою руки в своих.
— Но если он предаст снова и встанет в ряды моих врагов! Я уничтожу Швецию!
Мне стало больно и я выдернула руки.
— Я напишу! Но это все, что я смогу сделать для вас, сир!
Наполеон подошёл к портрету.
— Да, моя маленькая Эжени, это все, что ты можешь сделать.
На другой день я написала письмо Жан Батисту.
Ответ был в духе Жан-Батиста! Ответ был написан во всех Шведских газетах! Когда я вручила письмо Жан Батиста, Наполеон уже знал ответ. Наполеон не стал читать его, он сказал:
— Это предательство смердит до самого неба.
В кабинете были кубики с зарубками. Один кубик обозначал Жан-Батиста.
Наполеон сказал, что это возможно последний вечер в Тюильри для меня. И что царь обещал корону Франции Жан-Батисту, если он победит Наполеона. Жажда мести, что моё сердце принадлежит Наполеону. Я покинула Тюильри в странных чувствах. Последние годы во Франции и её трагический момент я прожила, ощутив на себе сполна. Наполеон отрёкся и отправился на Эльбу. Моя сестра пряталась у меня дома, как и её муж, брат Наполеона, Жозеф. Приезд Бернадота я встретила мужественно. Он обвинял меня во всем, что я самая последняя неблагодарная женщина на земле. Что он бросил к моим ногам все, но любовь не купишь. Осознав бессмысленность пребывания, он оставил мне денег и уехал обратно в Швецию. Царь, послушав Талейрана, не посадил на престол ещё одного генерала. К власти пришёл Людовик 18, родственник Бурбонов. Он жил в Лондоне, а теперь стал королём.
Жозефина умерла от простуды, её любовь к прогулкам в лёгком платье в осеннюю погоду по саду погубила её. Я тосковала по Наполеону. Я знала, что он придёт к власти и вот этот день настал... Наполеон пришёл, он хотел вернуть всё, что забрали у него.
А потом Ватерлоо, и все заново... Моя последняя встреча с Наполеоном состоялась, когда стены Парижа ломились под натиском англичан, пруссаков и русских. Они хотели устроить последнее сражение, при котором Наполеона собирались уже убить. Я решила вмешаться на правах принцессы Шведского престола, и что Наполеон послушает, так как все же я первая, с кем он был обручён!!!
Мы отправились с моим шведским адъютантом. Когда я оказалась в Мальмезон, мне сказали, что Наполеон в саду. Я прошла по этому лабиринту и увидела его. Он сидел, опершись на шпагу и безучастно смотрел на клумбу. Потом он увидел меня.
— Эжени! — тихо сказал он. 
Я села и увидела человека,  которого всё ещё люблю. Мы сидели молча. Наслаждаясь покоем, без лишних слов и масок. Я чувствовала ветер на своём лице, где-то чирикал кузнечик, шепот листьев. И он так близок, и так далёк. Игра-мечта, длиною в жизнь, закончена. И даже так, мне казалось это самый счастливый миг. Тишину разрушил Наполеон.
— Эжени, ты принесла ответ.
И я вспомнила, что Фуше в суматохе дал мне письмо.
— Да.
И протянула ему конверт.
Он прочёл и дал прочесть мне.
— Эти предатели хотят меня передать англичанам. И думаю на этот раз будет остров святой Елены.
— Остров святой Елены?
Наполеон безэмоционально произнёс:
— Недалеко от мыса Доброй Надежды. Там суровый климат. Там даже не растёт трава.
Я предложила бежать в Швецию. Но Наполеон сказал, что Жан Батист отдаст его на съедение Англии или России.
— Значит, это конец? Ты не вернешься? — подытожила я.
Наполеон встал и задумался.
— Как мне лишить этого удовольствия господ Блюхера или Велингтона? — Он вынул шпагу из ножен. — Вот! Возьми ее, Эжени! Возьми шпагу Ватерлоо! 
Я нерешительно протянула руку и взяла ее.
— Осторожно, не берись за клинок!
Неумело я взялась за эфес. Потом я внимательно посмотрела на шпагу, которую держала в руках.
— Пока у тебя моя шпага, это говорит что... знаешь, после моего первого отречения, я пытался покончить с собой. В Фонтенбло. Но я не умер. Моя миссия не была еще выполнена. Вы никогда не были между жизнью и смертью, мадам?
— Вечером, когда вы стали женихом виконтессы Богарне, я хотела броситься в Сену.
Он обнял меня и поцеловал.
— Значит, ты единственная, которая любит меня. Значит, мне будет куда вернуться. А теперь иди, моя маленькая Эжени.
Я не хотела его оставлять. Тогда он крикнул
— Иди, Эжени! Я вернусь, это ещё не конец!
Я шла, падая, оставляя его там одного. Я не хотела идти, я хотела быть с ним, даже на острове Святой Елены. Я сидела на траве в саду и не знала, что делать. И тут меня поднял на руки мой шведский адъютант. Я сопротивлялась, но он тащил меня от Наполеона. Ну что он знал о любви, этот мальчик? Когда я оказалась в карете, меня покинули силы, я только плакала. Я поняла, что он не вернётся, и это последняя наша встреча.
Когда я приехала, то у дома на улице Анжу стояла толпа. Дома была делегация от народа, как они себя  называли, это был Лафайет, Фуше и Талейран. Мой адъютант принёс шпагу, о которой я забыла. Талейран, увидев её, сразу сказал:
— Значит, Наполеон сдался?
Я подхватила его мысль:
— Да, он сдался.
Лафайет крикнул от радости:
— Тогда это надо показать народу, пусть видят!
Открыли окно, я встала на табурет и показала в руках шпагу Наполеона, и тогда кто-то крикнул с толпы:
— Богоматерь мира!
Талейран крикнул тоже, и толпа уже общей массой повторяли это, даже когда я ушла и окна закрыли.
Шло время, мою сестру выслали вместе с детьми и мужем в Бельгию. Других Бонапартов раскидали по Италии. Даже Фуше был выслан, осталась только я. Я все ещё ждала его. Хотя Жан-Батист ругал моё решение оставаться в Париже. Все изменилось одним днём...
«Мадам, я получила известие, что мой сын, император Франции, умер на острове Святой Елены пятого мая этого года. Его останки были похоронены по приказу губернатора острова с почестями, отдаваемыми генералу. Английское правительство запретило вырезать на могильном камне имя Наполеона. Они хотели высечь слова „Н. Бонапарт“. Однако я настояла, чтобы на могиле не было ничего написано.
Я диктую эти строчки моему сыну Люсьену, который живет со мной в Риме. Моя жизнь идет к концу. Я, увы, ослепла. Люсьен начал читать мне мемуары моего сына, которые он диктовал графу Монтолону на Святой Елене. В этих мемуарах есть одна строка: «Дезире Клари была первой любовью Наполеона». Отсюда вы видите, мадам, что мой сын никогда не переставал думать о своей первой любви. Поскольку мне сказали, что рукопись скоро будет издана, прошу вас сообщить мне, не пожелаете ли вы, чтобы эта фраза была изъята. Мы понимаем, что в вашем высоком положении могут быть обстоятельства, которых вы хотели бы избежать, и мы охотно сделаем для вас все, что вы пожелаете.
Позвольте передать почтительнейший поклон моего сына Люсьена, а также заверить вас в моей постоянной симпатии.»
Летиция, мать Наполеона.
Это было последнее письмо с гербом империи, которой больше нет.
Я сидела очень долго и молча, пока мой взгляд не упал на шпагу Наполеона. Значит, он не вернётся. И та встреча. Я вспоминала его черты, тогда, когда увидела из окна дома в Марселе. Я была разрушена. Любовь всей моей жизни, великая любовь, которая заставила предать меня, умерла. Я плакала целую неделю пока моя служанка не сказала:
— Ну что ж, пора...
И я отправилась в Швецию... Когда я вернулась, мне не удалось увидеться с Жан-Батистом. Я увидела кровать посередине дверей и старого Фернана. Он тыкал на меня пистолетом... я потом узнала, что Жан Батист не оправдал надежды народа насчёт Финляндии и теперь боялся шведского народа. Я увиделась с сыном. Оскар не узнал меня поначалу, но думаю он простил меня, мы подружились. Я забрала у Персона листок прав человека. 
На стене в пыльной рамочке так и висел этот пожелтевший кусок бумаги с правами человека. И теперь, Оскар, ты должен всегда их чтить и уважать!
А завтра день моей коронации…
Теперь этот момент настал. Я Королева Швеции, Дезидерия. И моё сердце наконец-то замолчало, я готова выпустить мой разум из долгого плена, чтобы искупить вину перед этим документом. И теперь я буду защищать каждое здесь слово!
(Чихает)
Как здесь холодно! Швеция! Ну вот, я простудилась! От этого слова, кстати, очень легко простудиться! Народ Швеции называет меня Дезидерия. Слово, к которому я никак не привыкну! Я всегда была республиканкой, и помру ей! Так и знайте! Я гражданка Дезире Эжени Клари! Они хотят, чтобы я носила платье и пудрилась, как привидение! А этот этикет! Это все так устарело! Лет 40 так никто уже не живёт! Я не выйду отсюда! Я буду сидеть в этой ссылке.
Гимн Швеции!
Конец.


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет