Докторов Б. З. Пост-гэллаповские опросные технологии: к 200-летию опросов общественного мнения в США // Социологический журнал. 2005. №. С. 5-36


Докторов Б.З. Пост-Гэллаповские опросные технологии. Начало четвертого этапа развития методов изучения общественного мнения (http://www.pseudology.org/Gallup/Gallup_Post.htm)



жүктеу 0.73 Mb.
бет3/4
Дата21.04.2019
өлшемі0.73 Mb.
1   2   3   4

Докторов Б.З. Пост-Гэллаповские опросные технологии. Начало четвертого этапа развития методов изучения общественного мнения (http://www.pseudology.org/Gallup/Gallup_Post.htm)


Памяти Батыгина Г.С. посвящается

Статья продолжает серию публикаций и выступлений автора, в которых анализируется научное наследие Джордж Гэллап (George Gallup) и обсуждаются историко-методологические проблемы возникновения и развития методов изучения общественного мнения в Америке. Центральной темой настоящей статьи является будущее приемов измерения общественного мнения.

Развивается ранее высказанное автором утверждение о том, что на рубеже веков возникли пост-гэллаповские приемы, процедуры, техники измерения общественого мнения, которые в первые десятилетия нового века найдут широкое применение.

В основу предлагаемого текста положен наш доклад «Пост-гэллаповские опросные технологии. Историко-футурологические сюжеты», прочитанный на семинаре «Актуальные проблемы трансформации социального пространства» в Социологическом Институте РАН в Петербурге 02 июля 2003 года.

Автор благодарит руководителя семинара Леонида Кесельмана за приглашение выступить на семинаре, а всех участников дискуссии - за интерес, проявленный к содержанию сообщения.

1. Основные понятия

Опросным методом будем называть последовательность логических и технико-организационных операций, предпринимаемых исследователем с целью выявления мнений, суждений, установок опрашиваемых относительно тех или иных фрагментов социального пространства.

Можно говорить о широкой интерпретации опросного метода и об узкой. Первая – включает в метод все аспекты его бытования: от теоретического обоснования до мельчайших деталей его конструкции и применения.

В нашем - узком - понимании метод опроса – это образование конкретное, ограниченное, инструментальное; метод - это прежде всего набор собственно измерительных процедур и правил их применения. Имея в виду широкую интерпретацию понятия опросный метод, будем использовать термин опросная технология.

Методология опросов общественного мнения – это совокупность, множество принципов конструирования и использования опросных методов и технологий. Процедуры, методы и технологии опросов, достаточно подвижны, изменчивы и эмпиричны, методология – более консервативна и теоретична.

В общем случае методология опросов представлена, присутствует, отражена в методах, но ее след в них не очень глубок. В свою очередь, опросная технология по-сути является эмпирическим аналогом, представлением методологии.

2

Рассмотрение пост-гэллаповских опросных технологий – одно из направлений крайне важной и малоизученной темы, касающейся будущего опросов общественного мнения.



Как это нередко встречается, введение одного понятия автоматически требует введения сопряженных с ним новых понятий. Если говорится о пост-гэллаповских технологиях, то естественно ввести термины: до-гэллаповские и гэллаповские. Но это может быть сделано лишь на основе критериев, позволяющих отделять друг от друга технологии, входящие в разные группы.

Одним из таких критериев является время, другим – уровень научности процедуры, метода, технологии опроса. Процедуры, методы, технологии изучения общественного мнения, предложенные и развитые Гэллапом и его современниками, классифицируется как научные приемы измерения установок.

Они базировались на соответствовавших тому времени принципах выборочного анализа и рекомендациях психологии относительно конструкции методов измерения свойств сознания.

3

Использовавшиеся до середины 1930-х годов приемы изучения общественного мнения относятся к группе до-гэллаповских, но не только потому, что они возникли и использовались до того, как Гэллап приступил к опросам населения, но и потому, что те ранние приемы выявления мнений не были научными. Они разрабатывались без учета положений статистики и психологии и были тривиальными формализациями обыденных представлений об опросах людей.



Во второй половине 20 столетия доминировали гэллаповские приемы изучения общественного мнения, вместе с тем достаточно широко применялись и до-гэллаповские методы. Это проявлялось, например, в использовании перекошенных выборок, в тенденциозности или многозначности задававшихся вопросов, в неверной организации процесса коммуникации респондента и интервьюера и т.д.

Более того, к до-гэллаповским следует относить и простейшие приемы онлайновых опросов общественного мнения, хотя они возникли в конце 90-х годов прошлого века. Причина очевидна - их ненаучность; никакие генеральные общности не репрезентировались финальными выборками тех опросов.

Таким образом момент рождения новых методов, технологий опросов не может быть причиной их автоматического занесения в разряд пост-гэллаповских. Чтобы стать таковыми, их обязательным атрибутом должна быть научность. Но и этого мало: в нововведении должно присутствовать нечто, принципиально отличающее новый прием изучения установок от гэллаповской технологии. Это новое – на наш взгляд - должно находиться в области организации, оформления, строения процесса коммуникации респондента и исследователя, изучающего общественное мнение.

2. Три первых этапа развития технологии опросов общественного мнения

Лишь в середине 30-х годов прошлого века в опросах общественного мнения стало регулярно изучаться отношение населения Америки к разным проблемам, аспектам внутренней и внешней политики страны. В начале 20 века это делалось крайне редко, а в 19 веке – не делалось вовсе. Центральной, более точно - практически единственной темой опросов было выявление электоральных установок. Поэтому говоря об этапах развития технологии общественного мнения, мы естественно говорим о прошлом изучения американского электората.

1936 год, когда Гэллап, А. Кроссли и Э. Ропер предсказали победу Ф. Рузвельта на президентских выборах, закономерно считается временем рождения научных опросов общественного мнения.

Технология опросов, предложенная отцами-основателями и базирующаяся на относительно небольших репрезентативных выборках населения, сменила господствовавшую в первой трети 20 века методику почтовых электоральных опросов, применявшуюся журналом «Литерари Дайджест» (Literary Digest).

Однако история изучения и публичного обсуждения мнений населения Америки и избирателей имеет значительно более глубокие корни. Практика изучения общественного мнения в Америке неразрывна от процессов становления в стране президенской формы правления, развития демократии и прессы.

Оправданно говорить о параллелизме в траснсформировании социального пространства и в развитии всей культуры функционирования американского общественного мнения.

Когда Америка была еще небольшой и малонаселенной страной, «городское собрание» (the town meeting) являлось местом выработки и выражения общественного мнения по важнейшим проблема, волновавшим первых переселенцев. Первый президент Америки Джордж Вашингтон был избран в 1789 году; Джордж Буш-младший, победивший в выборной кампании 2000 года, является 43 главой государства.

За это время в стране состоялось почти 60 президентских выборов. Принимая во внимание глубину и регулярность изучения электоральных установок, качество получаемой в ходе опросов информации и другие параметры практики зондирования общественного мнения, весь период истории электоральных опросов можно разделить на три этапа.

Первый этап: 1789 - 1824 годы. Возникновение в Америке политических, социальных и информационных предпосылок для начала зондирования мнений избирателей. Состоялись первые соломенные опросы.

В специальной литературе указываются два первых исторически зафиксированных опросов, проведенных в рамках президентской кампании 1824 года. 24 июля газета The Harrisburg Pennsylvanian опубликовала результаты опроса жителей небольшого городка Вилмингтон, а в августе того же года газета The Raleigh Star сообщала об итогах опроса в Северной Каролине.

Тогда использовались четыре метода сбора информации: опрос участников различных собраний, не связанных с выборами президента; опрос участников дискуссий, организовывавшихся для изучения электоральных установок (видимо, что-то типа современных фокус-групп); анализ ответов на вопросы, отпечатанные на бланках, распространявшихся в людных местах; опрос избирателей, участвовавших в выборах в местные органы власти. Те первые опросы проводились сторонниками партий и простро гражданами и вызывали огромный интерес со стороны журналистов и населения.

Опросы 1824 года и те, которые проводились в течение следующих десятилетий, иногда характеризуются термином «прото-соломенные опросы». Они существенно отличались от более поздних соломенных опросов, проводившихся в девятнадцатом веке и начале двадцатого века газетами и журналами. Ниже мы не будем разделять рание зондажи общественного мнения на прото-соломенные и собственно соломенные опросы

Второй этап: 1825 – 1936 годы. Период проведения соломенных опросов электората.

Автором термина «соломенные опросы» является известный английский политик и ученый Джон Селден. Он рекомендовал: «возьмите солому и подбросьте ее в воздух - вы сможете увидеть, куда дует ветер». Трудно сказать, когда этот термин стал распространяться на электоральные опросы, т.е. на определение направления политических ветров, но уже в 1866 году газета The Cleveland Leader писала: «соломенный опрос, проведенный вчера в поезде, показал…».

Клауд Робинсон, один и пионеров научных опросов и автор часто цитируемых работ по истории соломенных зондажей, писал, что в основном соломенные опросы проводились редакциями газет. К разработке опросников и организации сбора данных привлекались журналисты, загруженные своей основной работой и мало знакомые с техникой выборки.

Акцент ставился на сборе количестве заполненых документов, вопросы репрезентации электората даже не ставились. Часто опросные документы печатались непосредственно на страницах газет или раскладывались в активно посещаемых магазинах. Не было стремления контролировать сбор информации. Обычно возврат заполненных опросных документов растягивался на несколько недель, и потому не было возможности зафиксировать динамику, измененение электоральных установок.

В настоящее время, говоря о «соломенных опросах», обычно имеют в виду различные упрощенные схемы опросов, базирующиеся на нерепрезентативных выборках и не учитывающие воздействие многих факторов, снижающих качество получаемой информации.

Внутри выделенного этапа обнаруживаются две фазы. Первая – продолжительностью почти в сто лет – это эпизодические, локальные соломенные опросы, проводившиеся по небольшим выборкам. Начало второй фазы датируется 1916 годом, когда журнал «Литерари Дайджест» приступил к своим грандиозным электоральным зондажам.

В 1916 году журнал опросил своих подписчиков из пяти штатов, чтобы определить, кто имел больше шансов победить в начинавшейся президентской кампании. В 1920 году было разослано 11 млн. бюллетеней с целью изучения отношения электората к потенциальным кандидатам на пост президента страны. В 1924 году было отправлено 16,5 млн. карточек, через четыре года – 18 млн.

Каждый раз Дайджест верно называл имя будущего президента. Прогноз 1932 года вошел в историю как фантастический. Было разослано 20 миллионов карточек, и по результатам опроса журнал сообщал, что губернатор Рузвельт наберет 55,99% голосов избирателей и заручится поддержкой 474 выборщиков. Официальная статистика показала: 57,4% голосов и 472 выборщика.

Наступил 1936 год и новые президентские выборы. В августе, накануне новых электоральных зондажей, в редакционной статье журнала говорилось: «Опрос Дайджеста все еще является Библией миллионов». Но разослав 10 млн. карточек и получив 2,4 млн. ответов от респондентов, Дайджест ошибся в прогнозе. Предсказывалась победа республиканца Альфреда Ландона (Alfred Landon): 54% голосов избирателей и 370 голосов выборщиков, но первым был Рузвельт - 60,8% электоральных голосов и 523 выборщика.

Третий этап: 1936 - настоящее время: торжество гэллаповской технологии. Верными оказались прогнозы тех, кто заложил основы научного подхода к проведению опросов - Гэллапа, Кроссли и Роупера. Коренные изменения в социальной организации американского общества, произошедшие на рубеже 19 и 20 веков, определили провал метода «Литерари Дайджеста».

Новая технология, ядром которой стали относительно небольшие, но репрезентативные выборки и интервью по месту жительства вместо почтого анкетирования – отвечала ходу трансформирования социального пространста: усложнению социальной структуры общества и повышению социальной активности граждан.

По ряду параметров третий (современный) этап изучения общественного мнения неоднороден, но в целом те процессы, которые определяют суть этого этапа, развивались и продолжают развиваться монотонно. 1948 год, когда основатели новой опросной технологии ошиблись в их прогнозах исхода президентской кампании, делит этап на два периода.

Первый - «романтический» - был окрашен эйфорией грандиозного успеха 1936 года и не свободен от иллюзий относительно всемогущества найденных приемов опроса населения. Второй период – это время постепенного осознания реальных возможностей различных опросных технологий и поиска оптимальных исследовательских стратегий.

3. Важнейшие черты пост-гэллаповских опросных технологий

Поскольку трансформируется государство, происходят серьезные изменения в строении и функционировании общества, меняются параметры и функции общественного мнения, постольку не могут оставаться неизменными методы, технологим, методология и культура изучения общественного мнения.

Однако признание справедливости того факта, что опросные технологиии будут меняться, становится импульсом для футурологического анализа, только если задаться более частным вопросом: «Как они будут меняться?». Этот вопрос имеет много уровней и аспектов, и существует множество подходов к поиску ответа (ответов) на него.

В первую очередь представляется интересной в методологическом и практическом отношениях одна весьма общая интерпретация сформулированного вопроса: «Что будет происходить с гэллаповскими технологиями».

Простейший ответ очевиден: они будут меняться по множеству направлений и на разных уровнях: будет углубляться методология, развиваться искусство формулировки вопросов, будут создаваться новые формы взаимодействия интервьюера и респондента, совершенствоваться теория и практика выборки, модернизироваться организация сбора и обработки информации и так далее.

2

Но будет ли при всем этом гэллаповская технология оставаться гэллаповской или в ходе этих изменений возникнут качественно иные, парадигамтически отличные опросные приемы, методы? Теоретически рассуждая, следует говорить о том, что в обозримом будущем, скажем, в течение ближайшего полувека, опросы общественного мнения будут осуществляться в разных традициях: будут работать гэллаповские методы, не отойдут полностью в прошлое до-гэллаповские технологий, и одновременно будут создаваться, оформляться и конституироваться новые пост-гэллаповские опросные технологии.



Чтобы точнее охарактеризовать содержание нового термина «пост-гэллаповские» опросные технологиями, естественно сначала указать принципиальные, критериальные, качественно-специфические признаки гэллаповских технологий, используемых уже почти 70 лет. Ибо, не определив сущность, ядро всего множества приемов, процедур, методов, технологий, составляющих измерительный арсенал гэллаповского этапа изучения общественного мнения, невозможно говорить ни о его продолжительности, ни о том, что и как будет приходить ему на смену.

Первая системообразующая черта гэллаповских технологий – это научность. Безусловно, мера, глубина, степень научности не есть нечто постоянное; научность – есть функция времени, задаваемая особенностями трансформирующегося социального пространства. Например, в один период истории определенная схема выборки может рассматриваться как научно-обоснованная, оптимальная, полезная для познания.

Однако в процессе математического изучения свойств этой выборки и в практике ее применения исследователями могут обнаружиться негативные черты этой процедура отбора респондентов. Тогда этот прием формирования выборочной совокупности будет заменен новым, обладающим более высокими рабочими свйоствами.

3

Научность – базовая характеристика гэллаповского подхода к изучению общественного мнения. Для Гэллапа слово «научные» применительно к его опросам было существенным и сущностным. Он писал: «Если наша работа не является научной, то никто в области социальной науки - и совсем немногие из работающих в естественных науках, - имеют право использовать это слово».[i] Придерживавшиеся иной точки зрения, согласно Гэллапу, «не понимали природы новой науки измерения общественного мнения».



На рубеже 40-х-50-х годов научность стала общим атрибутом современных опросных технологий. Требования научной обоснованности, следование стандартам, предъявляемым к измерительному инструментарию, становилось нормой деятельности профессиональных сообществ поллстеров и социологов, применявших опросные технологии, какими бы конкретными приемами, методами они не пользовались. В частности, это относится к приему почтового анкетирования, методу – забракованному в середине 30-х после фиаско «Литерари Дайджет». К началу 70-х годов были разработаны приемы повышения возврата заполненных анкет, и метод почтового опроса был реабилитирован.

Вторая коренная особенность гэллаповской технологии касается особой роли интервьюера в процедуре сбора первичной информации. В теоретическом плане фигура интервьюера не является главной, ее роль – соединить исследователя и респондента. Но в практическом отношении на фазе сбора информации – роль и функции интервьюера становятся центральными, определяющими факторами процесса измерения. В организации сбора данных, Гэллап исходил из того принципа, что опрос не может быть лучше, чем участвующие в нем интервьюеры.[ii]

До начала полевых работ и после их завершения интервьюер отсутствует в опросе как измерительной цепи, но в момент опроса интервьюер фактически оказывается наделенным рядом обязанностей и прав исследователя. Он «замещает» его. В сознании значительной части респондетов интервьюер является единственной фигурой процесса изучения общественного мнения. Исследователь для таких респондентов либо не существует, либо располагается в «далекой», не знакомой им части семантического пространства.

4

В силу сказанного, к пост-гэллаповским будем относить опросные технологии, характеризующиеся тремя критериальными свойствами:



· во-первых, они – моложе гэллаповских, являются их развитием и направлены на решение тех задач, которые не в полной мере решаемы в рамках опросных технологий гэллаповского этапа

· во-вторых, они - научные, т.е. в них учитываются метрологические принципы создания измерительного инструментария, а также методология и конструктивные особенности технологий гэллаповского этапа, испытанных многодесятилетней практикой

· в третьих, пост-гэллаповские опросные технологии как измерительные цепи описываются иными функциями, нежели технологии гэллаповского этапа; причем речь идет и о новых функциональных зависимостях, и о новых переменных, или параметрах, участвующих в представлении этих функциональных зависимостей, и о новых областях задания этих функций.

Последний атрибут (критерий) определения опросных технологий пост-гэллаповского этапа требует пояснений, ибо он сформулирован на языке представлений математических функций, в настоящее время используемом лишь в математических работах по методологии социологических измерений. Мы исходим из того, что в общем случае опрос как метод измерения установок описывается, точнее - может быть описан метрологическими уравнениями, т.е. серией, или последовательностью функций, в которых выходными переменными (функциями) являются показатели надежности измерения (точность и правильность), а входными переменными (аргументами) - важнейшие черты самой измерительной цепи.

5

Понятие метрологического уравнения опросных методов было введено нами середине 80-х.[iii] Ранее метрологические уравнения опросных методов рассматривались лишь в качестве базиса и одновременно главного теоретико-эмпирического результата методологических экспериментов.



Теперь обнаруживается еще одно назначение метрологических уравнений: их строение, т. е. их область задания и набор входящих в них аргументов и параметров, по-сути, задает критерий отнесения опросных технологий к гэллаповскому или пос-гэллаповскому этапу.

Наиболее формализованным, доведенным до явно выписываемых уравнений, является тот раздел опросных технологий, который включает в себя планирование и реализацию выборок. Далее, существуют теоретико-эмпирические правила оценки величин смещений (мера правильности) в ответах респондентов, порождаемых особенностями поведения или личности интервьюера.

Еще одни пример математического описания фрагментов опросных технологий - многомерные регрессионные уравнения, связывающие уровень возрата (мера правильности и точности) в почтовом опросе с факторами организации почтового анкетирования. Таким образом, в принципе уже сейчас можно говорить о существовании метрологических уравнений опросных технологий.

Пока они редко задаются в аналитичекой форме, но чаще – в виде таблиц или описания, т.е. «мягкой» формализации. В будущем метрологические свойства многих элементов современных опросных технологий и тех, которые возникнут как их развитие, будут задаваться системами уравнений и анализироваться математически.

Теория и практика проведения опросов общественного мнения лишь вступает в полосу пост-гэллаповских технологий, потому крайне сложно выделить и обрисовать даже самые общие теоретико-методологические проблемы, связанные с особенностями этого прехода и, тем более – обсуждать конструкции новых технологий. Тем не менее представляется возможным рассмотреть новые схемы опросов общественного мнения, которые удовлетворяют трем составляющим приведеного определения пост-гэллаповских опросных технологий и иллюстрируют общие рассуждения о будущем опросных методов.

4. Иллюстрация 1: техника случайных ответов

Принципиальной особенностью всех широко используемых схем интервью являются два взаимосвязанных обстоятельства. Первое: интервьюеры знают, каким образом каждый из респондентов ответил на каждый из предложенных им вопросов. Второе, агрегированные данные, с которыми работает аналитик, являются суммой индивидуальных ответов респондентов.

В конце 60-х была разработана группа методов интервью, синтезирующих в себе новую технологию опроса и новую процедуру агрегирования (математической обработки) данных. Логика этих методов такова, что интервьюеры, фиксируя ответы каждого из респондентов, не знают, к какому вопросу этот ответ относится, а аналитик вычисляет распределение мнений по изучаемой теме, не имея индивидуальных ответов опрошенных респондентов. Другими словами, в результате опроса аналитик имеет распределение мнений изучаемой группы респондентов, но он в принципе не знает и не может знать мнения каждого из опрошенных.

Рассматриваемые методы создавались для того, чтобы минимизировать влияние интервьюеров при опросе респондентов по чувственным, интимным для них темам. Базовое допущение всех этих приемов интервью очевидно: если респонденты понимают, что интервьюеры не знают со 100% уверенностью, к какому из вопросов относятся их ответы, то сами ответы на эти личностные вопросы будут более правдивыми, честными, и это приведет к увеличение правильности первичной информации.

2

Всему началом была схема Стенли Уорнера (Stanley Warner),[iv] которую кратко можно представить следующим образом.



Пусть в интервью участвует N респондентов, репрезентирующих изучаемую генеральную совокупность. Каждый опрашиваемый получает от интервьюера карточку с двумя вопросами. Первый из них, обозначенный буквой Ψ, является чувственным для отвечающего, скажем, «В последние полгода вам приходилось принимать наркотики?». Второй вопрос – нейтральный («В последние полгода Вы были в отпуске?»; он сопровожден буквой Ω. Оба вопроса – дихотомические, допускающие лишь ответы «Да» или «Нет».




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет