Два пространства Европы



жүктеу 299.04 Kb.
Дата07.09.2018
өлшемі299.04 Kb.



Н аучная жизнь

НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ

_____________________________________________________________________



Два пространства Европы


То, как будут складываться в ближайшем будущем отношения России и Европейского Союза, все больше зависит от ответа на глобальный мировоззренческий вопрос: где проходят границы Европы? Бурное обсуждение этой темы прошло после выступления Чрезвычайного и Полномочного Посла Португалии в России Мануэла Марселу Курту с докладом “Россия и ЕС: интеграция в европейскую семью” на Ученом совете Института Европы РАН 22 ноября 2006 года. В процессе дискуссии вокруг параметров сотрудничества России и ЕС, как отметил главный научный сотрудник ИЕ РАН А.А. Масленников, нельзя ограничиваться решением какой-то одной масштабной культурно-политической задачи, а надо больше внимания уделять национальной культуре, учитывать традиции развития конкретного общества и государства. Вместе с тем, по словам посла Португалии, он вполне разделяет две культуры – российскую и европейскую, но склонен считать, что они развиваются в рамках одной цивилизации. Различия же культур очевидны – когда Европа переживала эпоху Возрождения, Россия только боролась с татаро-монгольским игом, а в русском православии, в отличие от западного христианства, не было реформации и т. д. По мнению Курту, надо устанавливать не границу между нами, а место встречи, где у России есть возможность продолжить своё пространство на Запад, а у европейцев – углубиться на Восток.

Россия и Запад, по мнению заместителя директора ИЕ РАН М.Г. Носова, продолжают относиться друг к другу с некоторым опасением, а те европейские страны, которые являются соседями России, заявляют, что не чувствуют себя в безопасности. Носов поставил перед послом вопрос: “В чём Вы не доверяете России, как гражданин Португалии?” Признавая тот факт, что недоверие еще остается в отношениях России и отдельных стран ЕС, Курту подчеркнул, что как у португальца у него нет недоверия к российскому государству. Между тем и в самой России, по словам руководителя Центра межцивилизационных исследований ИЕ РАН Т.Т. Тимофеева, не меньше недоверия по отношению к ЕС, чем со стороны представителей Евросоюза в отношении России. В данном случае необходимо учитывать, что в различных странах ЕС существует разная политическая реальность, что показало голосование за Конституцию ЕС и проблема Польши, которая стала проводить антироссийскую линию в политике. Директор ИЕ РАН академик Н.П. Шмелёв отметил, что, к примеру, отказ России подписать Энергетическую хартию связан в том числе и с тем, что на вопрос президента РФ В.В. Путина – что Вы дадите нам взамен? – со стороны ЕС не последовало никакого ответа. Кроме того, по словам Н.П. Шмелёва, европейцами скоро будет наверняка признана независимость Косова, а на российское руководство оказывается давление в связи с позицией, занятой им в отношении Южной Осетии, Нагорного Карабаха и т. д. Академик Н.П. Шмелёв поставил, исходя из этого, вопрос о том, в чём же заключается последовательность политики ЕС.

Разумность решений, признал посол Курту, не зависит от расстояний. По его словам, он всегда заявлял о том, что без России решать любые европейские проблемы нереально. Кроме того, Европа, по мнению посла, должна стремиться к тому, чтобы Россия подписала Энергетическую хартию, но ни в коем случае не должна выставлять подписание этого документа в качестве условия диалога с Россией (тем более что эту хартию не подписали Норвегия и США). В отношении независимости Косова или же Нагорного Карабаха и Южной Осетии необходимо, по мнению посла, выработать общий подход. “Хотелось бы верить, что мировому сообществу удастся найти какое-либо универсальное решение, которое будет утверждено в Совбезе ООН”, – подчеркнул Мануэл Курту.

Отвечая на вопрос руководителя Центра “ЕС и Восточная Европа” ИЕ РАН В.И. Мироненко по поводу новой концепции ЕС о создании “зоны свободной торговли плюс”, посол Курту заметил, что это второй момент после основного договора и это один из возможных путей экономического сотрудничества России и Евросоюза. Подобные инициативы о развитии партнёрства есть также в области науки и культуры. Продолжая тему, заместитель директора ИЕ РАН Ал.А. Громыко заявил, что заключение большого договора между ЕС и Россией не должно быть поводом для отказа от политики малых шагов, которая может привести к реальному партнёрству в самых разных сферах и поможет воплотить в жизнь то, что пока только декларируется. Как отметил Ал.А. Громыко, если в 1990-е годы со стороны Европы звучали высказывания о том, что Россия является частью западного мира, то когда Россия стала вставать на ноги, начали говорить, что это не часть Европы, а если и часть, то необычная. Между тем Россия – европейская страна со своей спецификой, и надо, по мнению Громыко, стремиться к тому, чтобы Европа рассматривала нас соответственно.

Подытожил обсуждение российско-европейских проблем академик Н.П. Шмелёв, который заметил, что посол Португалии “смог на примере прошедшей дискуссии убедиться в том, что в Институте Европы РАН представлены все точки зрения и позиции – красные, белые, зелёные и т. д.”. Мануэл Курту подчеркнул, что было бы непростительной ошибкой со стороны ЕС и отдельных европейских стран смотреть на Россию как на аутсайдера или же стараться держать Россию на расстоянии. “Россия является членом европейской семьи, но она пока не является членом клуба, – заметил посол Португалии. – Однако со временем Россию можно будет с полным правом назвать другой Европой, наряду с Евросоюзом”.


____________________________________________

Власть и верующие в России:

есть ли культура религиозной свободы?

(конференция Института Европы РАН

и Международной ассоциации религиозной свободы)

Можно с уверенностью сказать, что в России чрезвычайно редко проводятся мероприятия, где религиозные лидеры и учёные могут рассказать о реальных проблемах, с которыми они сталкиваются. Одной из таких встреч стала научно-практическая конференция “Свобода религии и права человека”, которая состоялась 7 декабря 2006 года. Организаторами конференции выступили Институт Европы РАН и Евразийское отделение Международной ассоциации религиозной свободы (МАРС). Подготовка конференции проходила в рамках работы над проектом РГНФ “Восточное и западное христианство – преодоление стереотипов прошлого и образа врага. Основные параметры и границы сотрудничества”. Приветствовал участников директор ИЕ РАН академик Н.П. Шмелёв, который подчеркнул, что проблематика свободы совести и прав человека является предметом исследований Института на протяжении всех 20 лет его существования.

Свой собственный взгляд на роль религии в российском обществе академик Шмелёв выразил через слова нобелевского лауреата Виталия Гинзбурга, который утверждал, что является логическим атеистом, но при этом завидует тем, у кого есть дар чистой, незамутнённой и искренней веры. Как отметил Шмелев, “может быть, я не такой уж и атеист, но я хорошо понимаю ощущение надежды на то, что благодать коснётся и меня, что и во мне появится такая же искренняя чистая вера”. Поиск веры и поиск Бога, по словам Шмелёва, генетически присущи человеку, а по российском опыту сбрасывать со счетов влияние внешних условий на человека и его веру нельзя. “Народ-богоносец” с такой яростью крушил церкви после 1917 года, что и сами организаторы не ожидали от него этого. Люди подвергались тотальному давлению на протяжении десятков лет, и выросло несколько поколений, которые вообще потеряли веру, подчеркнул Шмелев. Затем пришла плохая или хорошая, полная или неполная демократия, и произошёл всплеск интереса к религии и поискам Бога.

Современная тематика свободы совести складывается, как отметил Н.П. Шмелёв, из понимания путей, по которым человек идёт к Богу или же не идёт к нему. Для ИЕ РАН обсуждение этой темы стало органичным и традиционным, в том числе и благодаря профессору Красикову, отметил академик Шмелёв. По его мнению, угрозы “холодной войны” ушли в прошлое, но появилась ещё более страшная угроза, о которой писал С. Хантингтон, – это столкновение цивилизаций. Вспышки терроризма, насилия, ультра-радикализма происходят и в ХХI веке, но если человек не потеряет инстинкт самосохранения и не пойдёт по пути самоубийства, то он найдёт способ выжить.

Фактически не столько идеи религиозной свободы, сколько возможное понимание свободы совести заинтересовало представителей государства. Конференцию приветствовал глава Комитета Госдумы РФ по связям с общественными объединениями и религиозными организациями Сергей Попов, член Генерального совета партии “Единая Россия”. В своём приветствии он отметил необходимость утверждения гармоничных религиозных отношений, толерантности и справедливости. Советник руководителя Управления Администрации президента РФ по внутренней политике Сергей Мельников заметил, что форум, собранный Институтом Европы РАН и МАРСом, сможет стать серьёзным фактором в защите прав верующих. Мельников обозначил основные проблемы, которые возникают в отношениях власти и различных церквей и общин. К примеру, религиозные объединения уже участвуют в правотворческой деятельности, критикуя проект Минюста РФ о регулировании миссионерской деятельности. Реакция глав конфессий показывает, по мнению Мельникова, что в религиозной сфере активно функционирует гражданское общество. Сотрудник Администрации президента РФ сообщил о том, что существует проблема выделения земельных участков религиозным организациям, потому что органы власти не обязаны выделять участки для строительства культовых зданий. Что касается их возврата, то этот процесс также связан с многими проблемами, так как возврат имущества не носит характера реституции. Подчеркивая светский характер государства, Мельников также отметил, что органы власти не предоставляют религиозным объединениям финансовой помощи, помимо налоговых льгот. А религиозное воспитание возможно только в воскресных школах и негосударственных учреждениях, а в муниципальных школах только по желанию родителей, на основе свободного выбора. Как отметил глава Комитета по связям с религиозными организациями при правительстве Москвы Николай Меркулов, многие подталкивают чиновников к выходу из правового поля, что приводит к тому, что проблема экстремизма появляется там, где её не было.

Об особом значении национальных культурных ценностей в условиях глобализации напомнил ответственный секретарь правительственной комиссии по вопросам религиозных объединений Андрей Себенцов. Он выступил с критикой либерального тоталитаризма, приведя в пример высказывания зампреда ОВЦС МП протоиерея Всеволода Чаплина о том, что куда идёт поезд глобализации, не могут сказать даже сами либералы.

Качественный состав конференции МАРСа отметил почетный президент ЕАО МАРС профессор Анатолий Красиков, руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН. Среди участников Красиков выделил членов Совета при Президенте РФ. Сравнивать религии, по словам Красикова, невозможно, так как каждая считает себя носителем Истины. Между тем существуют общечеловеческие ценности, в том числе свобода верить и не верить. Право на свободу совести записано в Конституции РФ и в международных договорах, которые ратифицировала Россия. Наша страна, подчеркнул Красиков, также подписывалась под договорами, в которых признавалось, что проблема свободы совести выходит за рамки отдельного государства. Это значит, что Россия и другие демократические страны могут давать оценку положению со свободой совести в других странах.

От лица религиозных объединений на конференции выступили представитель Традиционной буддийской сангхи России Санжей-лама Андрей Бальжиров и заместитель председателя Совета муфтиев России и ректор Московского Исламского университета Марат Муртазин. По мнению Муртазина, ислам является одной из быстро растущих религий в России, однако в мусульманской умме отсутствует организационное и иерархическое единство, а проповедники из-за рубежа пытаются навязать “новые мусульманские порядки”, призывают мусульман не подчиняться установлениям муфтиев и имамов, аргументируя это якобы “предписаниями шариата”. Муртазин заявил о том, что религиозные организации не должны вмешиваться в политику, и призвал государство решать проблемы религиозной жизни в сотрудничестве с самими верующими.

Председатель Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России раввин Зиновий Коган отметил, что страну не смогут сберечь ни нефтепроводы, ни газопроводы, а лишь люди, которые в разных концах страны празднуют Пасху или какие-либо другие религиозные праздники. Коган заявил: “Я православный раввин, я всё время выступаю за введение “Основ православной культуры”, чтобы дети почитали своих родителей и сохраняли свою религиозную традицию, хотя это и не значит, что не должно быть места другим религиям”. Бог, по мнению Когана, дал МАРС России, чтобы осуждать ненависть и учить не только терпеть, но и любить друг друга.


О том, что свобода религии может быть правом на свободное выражение своей веры и свободой союза с Богом, заявил митрополит Тадеуш Кондрусевич, ординарий архиепархии Божией Матери в Москве. По словам митрополита, свобода слишком часто понимается только как внешняя законодательная защита. В то же время необходимо иметь в виду и внутренний аспект этой проблемы. Тадеуш Кондрусевич привел в качестве примера слова философа Николая Бердяева о том, что “Бог в свободе видит достоинство сотворённого им человека. Только в свободном существе образ и подобие Божие обнаруживаются”. Как заметил митрополит, подобной является и позиция Католической Церкви, выраженная, прежде всего, в Декларации II Ватиканского Собора о религиозной свободе “Dignitatis humanae”. Этот документ является одним из фундаментальных плодов Собора. По сути он представляет собой прорыв в учении Католической Церкви, начало новой эпохи сосуществования с последователями других исповеданий и неверующими, оставляя полную свободу религиозного выбора. В понятии религиозной свободы и свободы совести необходимо различать два элемента: свободу внутреннюю, которая подразумевает формирование религиозных убеждений и мировоззрения, и свободу внешнюю, то есть выражение религиозных убеждений и действие им согласное, заключил Тадеуш Кондрусевич.

Вместе с тем сотрудник Отдела внешних церковных связей Московского патриархата (ОВЦС МП) священник Александр Васютин заявил о том, что превосходство индивидуального над коллективным характерно для западной либеральной концепции, тогда как у нас на Востоке все наоборот. Критерий Истины, по мнению Васютина, на Западе содержится только в юридической области, а значит, для либерального государства неважна мировоззренческая ценность религии. Гуманистическое общество берет под свою защиту и порочного индивида, полагает Васютин. Православное видение заключается в воссоздании связи с Богом и другими людьми, в богоподобии без юридических терминов. Призыв к уважению меньшинств, по мнению Васютина, – это призыв к игнорированию “права” как праведности, тем более что и права человека не так уж незыблемы, в различных обществах они понимаются по-разному. Представитель РПЦ МП высказал сомнение в том, что западное представление о свободе необходимо России. По его словам, “Если апробированная на Западе система ценностей доказала там свою эффективность и жизнеспособность (а она там складывалась в течение 500 лет) и в основном принимается обществом, это еще не значит, что она будет панацеей для российского общества, ибо на первое место выходит не оптимальность, а удовлетворенность. Скорее всего, она будет им отторгнута, как инородное тело…”.

Прямо о том, что свобода совести и вообще любая свобода невозможна без демократии, сказал только председатель Российского союза евангельских христиан-баптистов Юрий Сипко. В христианстве, по словам Сипко, ярко выражена идея прав и свобод, но лишь со времени Мартина Лютера она стала открыто проявляться и воплощаться в жизнь. Либерализм, как его определял Джон Локк, это парламентаризм и демократические свободы. Как подчеркнул Сипко, необходимо привести точное определение либерализма, так как часто используется представление о развратном либерализме. Но те, кто его использует, скорее хотят опорочить либерализм в целом, отметил Сипко. На дворе ХХI век, однако, по словам Юрия Сипко, в России 90% влияния у исполнительной власти, 8% у законодательной, 2% у судебной ветви, да и то эту ветвь еще называют “басманной”. Скандал вокруг пенсионного фонда Сипко назвал показателем цинизма сегодняшних властей. На этом фоне растёт число беспризорников, уменьшается продолжительность жизни, преследуют Армию Спасения, то есть создаётся впечатление, что Конституцию государственные мужи не читали. На надгробном камне Мартина Лютера Кинга было написано: “Наконец свободен”, но все-таки хочется еще при жизни быть свободным, подчеркнул Сипко. Индивидуальные свободы еще не освоены обществом и государством, представители которого часто насаждают ненависть и инаковость. По словам главы Союза баптистов, если мы сами не будем защищать наши права, то и власть этого делать не будет. То, что человек ощущает себя выше государства, – это признак повзрослевшего человека, а таким взрослым человек стал именно через Евангелие Иисуса Христа. Вторичность прав человека, которую объявляет Декларация прав человека Х Всемирного Русского Народного Собора, по мнению Сипко, это то, где человечество было примерно до ХVII века, и показатель того, что в Российской Федерации права человека пока действительно вторичны.

Для религиозных лидеров неожиданно актуальной оказался общий вопрос отношения государства и общества в России, потому что из-за искажения этих отношений страдают прежде всего верующие “нетрадиционных” конфессий. Так, по мнению пастора московской общины св. Михаила Евангелическо-лютеранской Церкви России Ивана Чернышева, государство и общество у нас воспринимаются как одно и то же, и только сейчас начинает приходить понимание, что это не так. Каждый, как отметил заместитель начальствующего епископа Российской Церкви христиан веры евангельской Павел Бак, вкладывает свой ресурс в демократические основы земного Отечества, стремясь обеспечить его благополучие. Излишне, наверное, предполагать, что кто-то намеренно вырабатывает двойные стандарты, чтобы ущемлять права других. К сожалению, отметил Павел Бак, складывается впечатление, что свобода граждан – самый уязвимый сегмент в российском обществе.

Источником конфликтов и инструментом развёртывания серьёзных конфликтов на религиозной почве часто становятся СМИ. Роль общественных институтов, как отметил сопредседатель Славянского правового центра и главный редактор журнала “Религия и право” адвокат Анатолий Пчелинцев, и журналистского сообщества весьма велика. Примером является дело об антисектантском сюжете в программе “Времечко”, которое рассматривалось в Общественной коллегии по жалобам на прессу в Союзе журналистов России. Во “Времечко”, заметил Пчелинцев, были подтасованы факты и представлена в неприглядном свете церковь ЕХБ “На Шелепихе” и ее пастор Александр Семченко. Известные журналисты и общественные деятели высказались в пользу церкви ЕХБ в ходе заседания Общественной коллегии по жалобам на прессу, которое состоялось 27 ноября. В сюжете программы “Времечко” упоминалась только пятидесятническая церковь “Торжествующий Сион”, которая арендует помещение у баптистской церкви “На Шелепихе”. Однако зрителям была показана часть проповеди пастора церкви ЕХБ Александра Трофимовича Семченко, снятая скрытой камерой, причем пастор был в сюжете назван Василием Петровичем. Пастора, показанного на экране, журналисты “Времечка” обвинили в том, что он собирает с прихожан деньги, что он тунеядец и имел судимость именно за тунеядство. В ходе заседания Общественной коллегии было заявлено о том, что трудовой стаж служителя Александра Семченко составляет 42 года, а судили его ещё в советское время за распространение Библии. В 2004 году коллегия уже заявляла о нарушении профессиональной этики со стороны программы “Времечко”. По словам Анатолия Пчелинцева, необходимо настаивать на рассмотрении подобных дел в суде. Показательно также дело Армии Спасении, по поводу которого рано делать выводы, так как российская сторона не выполнила решение Европейского суда по правам человека – не зарегистрировала Московского отделение Армии Спасения и не выплатила 10 тысяч евро. Как подчеркнул Анатолий Пчелинцев, все 5 лет дела Армии Спасения являются яркой иллюстрацией беспомощности чиновничьего аппарата. Кроме того, мировое сообщество считает признание Пресненским судом Армии Спасения в качестве военизированной организации анекдотическим случаем.

В современной России религиозные меньшинства, какие-либо неугодные религиозные группы и просто “инакомыслящие” вполне могут стать и становятся жертвами борьбы с “экстремизмом”. С этих позиций осветил некоторые положения Закона 2002 года “О противодействии экстремистской деятельности” адвокат, представитель Совета церквей евангельских христиан Сергей Сычёв. По его мнению, существует по крайней мере две главные проблемы. Во-первых, в Законе нет четкого определения таких понятий, как “вражда”, “унижение достоинства”, “пропаганда исключительности, превосходства или неполноценности” и т.д. Сычёв предлагает разграничить религиозную сферу и юридические спекуляции по поводу религиозного превосходства, так как суды начинают обвинять религиозные организации в том, что они считают себя истинными (к примеру, Свидетелей Иеговы). Во-вторых, законодательство не определяет того, как надо рассматривать судебные дела о признании какой-либо литературы экстремистской, а поэтому чаще всего психолого-лингвистическая и религиоведческая экспертизы используются судами произвольно. Для того чтобы признать экстремистской мусульманскую литературу, некоторые эксперты находят “признаки экстремизма” даже в Коране и в книгах признанных исламских богословов.

Религиовед Сергей Иваненко особое внимание уделил индуистским объединениям и заметил, что всем религиозным традициям надо дать право удовлетворять свои духовные потребности. Между тем в Москве Обществу Сознания Кришны запрещают строить храм, а в Архангельске с подачи православной епархии была закрыта организация “Сант Мат” (Путь Мастеров) за осущест-вление медицинской деятельности без лицензии, хотя медитация отличается от медицинской практики с религиоведческой точки зрения. Наряду с этим заведующий кафедрой религиоведения РГПУ им. А.И. Герцена профессор Андрей Григоренко заметил, что свобода и совесть вполне могут существовать отдельно друг от друга, свобода неразрывно связана с личностью и это утопия думать, что государство должно даровать нам все права. Пока же господствует политико-правовой взгляд на свободу совести, в том числе и из-за активной деятельность таких юристов, как сопредседатели Славянского правового центра Анатолий Пчелинцев и Владимир Ряховский.

Попытку понять особенности религиозно-общественной дискуссии на примере образования предпринял директор Центра изучений религий РГГУ профессор Николай Витальевич Шабуров, вице-президент МАРСа. По его словам, дискуссия о том, как преподавать религиозно окрашенные дисциплины в школе, де-факто свелась к обсуждению преподавания “Основ православной культуры”. Аргументы сторонников ОПК состоят в том, что в школах нужно преподавать культурологический курс, но тогда непонятно, почему речь не идёт о внедрении “Основ российской культуры”. Помимо этого, надо учитывать, что введение ОПК на практике обусловлено традициями, ведь огромную роль, по мнению Шабурова, в России играют не законы и указы, а внетекстовая реальность. Никто не спорит о том, что, к примеру, жителям Москвы необходимо знать и понимать смысл церковного искусства, окружающих храмов, а значит, и элементов христианского вероучения в православном его варианте. Однако, подчеркнул Шабуров, анализ курсов ОПК показывает, что в них не говорится о культуре, а скорее проводится катехизация и проповедь, мягко говоря, изоляционистских идей, нетолерантного отношения к другим конфессиям и этносам. “На основе каких сочинений и авторов мог бы строиться оптимальный курс ОПК?” задаётся вопросом Николай Шабуров. Как это ни покажется странным, по мнению религиоведа, эти книги были созданы еще в 1970-е годы. Это и “Поэтика византийской литературы” С.С, Аверинцева, и книги Д.С. Лихачева по древнерусской литературе, и В.В. Бычкова, а также труды прот. Александра Шмемана. Всё равно даже при внедрении курса ОПК, созданного на базе идей этих авторов, возникли бы проблемы, но острота проблемы была бы меньшей. Сейчас же предлагают курс Бородиной в разных вариант, который представляет собой плохой курс катехизации с выпадами против других религий.

Многие говорят о том, что надо обратиться к религиозному и духовному наследию, но, по словам Шабурова, не было разговора о том, что такое православная или же русская культура. Суть проблемы, ее научное обсуждение были подменены публицистикой. Опыт показывает, что только светское общество и светское государство может поддерживать свободу совести и свободу различных религиозных традиций. В школах, по словам Шабурова, должен преподаваться обобщённый курс по изучению всех религий, также как и в православных семинариях и академиях должны изучаться в уважительном ключе все религиозные традиции. Не следует дискриминировать, как заметил религиовед, православное образование, надо вводить стандарт “теология” в вузах и ВАКах, богословская наука должна быть признана. Вред, по мнению Николая Шабурова, приносит лишь попытка насильственного внедрения.

Наступило время, когда необходим цивилизованный и открытый разговор о религии, о том, что такое свобода совести, о том, какие конфликты возникают в отдельных религиозных объединениях, а также в отношениях между общинами и чиновниками. Религиоведы и верующие, с одной стороны, стараются воспитывать чувство ответственности и веротерпимости; с другой стороны, их слова свидетельствуют о том, насколько тяжело в России говорить о любой российской вере, помимо “традиционных” религий, и насколько не хватает самых элементарных знаний о том, кто и как верит.


Роман Лункин,

старший научный сотрудник Института Европы РАН.


____________________________________________

Россия и объединяющаяся Европа:

взгляд из Калининграда
Сотрудничество России и Евросоюза на Европейском Севере, а также проблемы Калининграда стали основной темой научно-практического семинара “Россия и объединяющаяся Европа: перспективы взаимодействия”.

Около 30 российских и зарубежных экспертов собрались 18 сентября 2006 года в городе Зеленоградск (Калининградская область). Заместитель директора Института Европы РАН член-корреспондент М.Г. Носов задал основное направление дискуссии, отметив, что программа “Северное измерение” Евросоюза, утверждённая в 1999 году, предусматривает общие рамки для развития диалога и практического сотрудничества, нацеленного на укрепление стабильности и устойчивого развития в Северной Европе. Сегодня формируются предпосылки для того, чтобы “Северное измерение” стало ключевым элементом регионального сотрудничества. В связи с этим эта программа может занять значительное место в новом соглашении между Россией и ЕС, которое предполагается подписать в 2007 году.

Доцент кафедры политологии Российского государственного университета им. И. Канта В.М. Кузьмин напомнил, что в 1956 году состоялись первые контакты приграничных регионов по линии “народной дипломатии”. Отметив, что это сотрудничество в советский период во многом носило идеологизированный характер, выступавший тем не менее подчеркнул, что контакты развивались небезрезультатно. Так, например, в период “бархатных революций” в Европе на северных и северо-восточных территориях Польши не было отмечено ни одного акта вандализма в отношении обелисков павшим советским воинам. Говоря о сегодняшнем дне, докладчик упомянул о контактах по линии вузов: на экономическом и юридическом факультетах реализуется программа “Еврофакультет”. Примерно половина тем дипломных работ выпускников политологического факультета университета касается регионального сотрудничества в Северо-Западном регионе и в Евросоюзе в целом.

Руководитель Представительства Фонда Фридриха Эберта в Москве М. Бубе констатировал высокую степень развития отношений между Россией и ЕС. В то же время он отметил, что многие шаги по интенсификации отношений закончились разочарованием. Как создать “кооперативные границы” в регионе? Цель настоящего семинара – способствовать тому, чтобы эти границы стали “общающимися”.

При анализе взаимоотношений необходимо различать межгосударственные отношения и отношения в сфере бизнеса. Касательно межгосударственных отношений возникает двойственное чувство. С одной стороны, есть ощущение, что ЕС и Россия “взяли паузу” после достижения определённой вершины, связанной с подписанием “дорожных карт” по четырём общим пространствам. На это указывает, в частности, то обстоятельство, что в рамках последнего саммита прошёл целый ряд заседаний различного уровня, оказавшихся “пустыми”, поскольку ни Россия, ни ЕС не имели проработанных предложений по тем направлениям, о которых они договаривались.

Однако, с другой стороны, эта пауза обманчива. Для развития эффективного сотрудничества на межгосударственном уровне необходимо создание структур, осуществляющих менеджмент конкретных проектов. В настоящий момент происходит “накопление” таких структур. Создаются группы по разным направлениям, соответствующим четырём пространствам (например, в области научного сотрудничества – по нанотехнологиям, биотехнологиям, новым материалам и др.).

В целом, по мнению докладчика, это создаёт заделы для решения “проблемы 2007 года” – истечение срока действия СПС.

Важно понимать, что именно Россия и ЕС намерены вложить в СПС-2. В этом отношении ясности немного. Предложения пока носят самый общий характер. Дискуссия ведется о том, какой вариант предпочтительнее:

– общее рамочное соглашение с акцентом на политические вопросы (поскольку экономическая часть в значительной степени прописана ссылками на ВТО);

– или другой подход: не столько заложить в СПС-2 договоренности о сотрудничестве на межгосударственном уровне, сколько создать серьезные правовые рамки для нормального делового взаимодействия на уровне бизнеса и общения между людьми. Это нужно для того, чтобы возникли реальные предпосылки для формирования общих пространств, которыми могли бы пользоваться все физические и юридические лица вне зависимости от того, какова политическая конъюнктура и как работают те или иные государственные механизмы.

По мнению проф. М. Энтина (директор Института европейского права МГИМО), второй вариант представляется более перспективным, особенно с учетом того, что ЕС предстоит решать проблемы, связанные с принятием конституции, а также с повышением конкурентоспособности на международной арене. Россия же, в свою очередь, вступила в предвыборную полосу, где вопросы внешней политики, вероятнее всего, будут использоваться в целях политической борьбы, а не для выработки и реализации практических стратегий взаимодействия.

Был поднят вопрос о качестве экономического взаимодействия России и ЕС. Цифры действительно впечатляющие, однако они относятся преимущественно к сфере торговли. На самом деле имеет место не глубокое экономическое взаимодействие, а простейшие его формы. Речь пока что не идёт об отраслевой и внутриотраслевой кооперации. В результате проф. М. Энтин сделал вывод о необходимости придания экономическому сотрудничеству совершенно иного качества (обмен активами, слияние и учреждение компаний на территории друг друга и т. п.).

В ходе дальнейшей дискуссии было высказано мнение о том, что Калининградская область находится в исключительно благоприятной ситуации, так как она лежит на пересечении торговых путей, имеет мощный рекреационный потенциал, щадящее налоговое законодательство. Целый ряд законодательных мер, которые предлагает федеральный центр (за последние два года) может быть опробован именно в Калининграде. Создание стабильных политических и экономических условий – залог будущих инвестиций. Вместе с тем участники семинара отметили, что для “Северного измерения” наступает ответственный период.

У российских экспертов возник вопрос о том, что нового в интеллектуальном плане содержится в концепции “Северного измерения”?

К. Михельссон, заместитель главы посольства Финляндии в России, подчеркнул, что “Северное измерение” – это “зонтичная политика” для функционирования прочих организаций, занимающихся проблемами регионов Севера и Северо-Запада. Докладчик обратил внимание на то, что существует увязка “Северного измерения” с другими организациями субрегионального характера.

Наряду с этим докладчик выразил категорическое несогласие с тем, что ЕС до сих пор является субъектом этой политики, а Россия, другие государства региона представляют собой объект политики ЕС. По его мнению, эта политика уже сегодня создаёт рамочные условия для равноправной дискуссии. Концептуальное новшество как раз и состоит в создании условий для более равноправного партнёрства, в рамках которого голос России был бы услышан.  Предполагается осуществить переход ко взаимодействию в более широкой сфере (инвестиции, торговля, экономическое взаимодействие, в области внутренней безопасности, в научно-технической области и т. д.).

Д.А. Данилов, заведующий Отделом европейской безопасности ИЕ РАН, отметил, что отношения между Россией и ЕС в сфере внешней безопасности развиваются крайне медленно. “Дорожная карта” по внешней безопасности пока представляет собой скорее общий список возможных областей сотрудничества, практическое же взаимодействие, по большому счёту, отсутствует.

В Северо-Западном регионе, по мнению докладчика, серьёзных военно-политических проблем нет. Государства региона (прежде всего страны Балтии) делают ставку при решении таких проблем не на механизмы ЕС, а на инструменты НАТО. Более того, сам ЕС не желает заниматься проблемами военной безопасности в регионе (в отличие от США, которые, к примеру, выделяют деньги на обеспечение безопасности портов стран Балтии).

Повестку дня для сотрудничества в области безопасности прежде всего определяют так называемые “мягкие вызовы”. Особое внимание уделяется в этой связи энергетической безопасности. Многие в ЕС говорят от том, что энергетика является не только ключевым элементом в отношениях между Россией и ЕС, но и сердцевиной будущего договора между РФ и ЕС. При этом, конечно же, следует учитывать, что именно в этой сфере некоторые страны региона (Польша, страны Балтии) находятся в серьёзной оппозиции России (как, впрочем, и ряду их европейских партнёров).

Сегодня военно-политическое лицо Северо-Западного региона определяет высокая степень его демилитаризации. Тем не менее проблемы есть (транзит военных грузов через Литву, паромное сообщение Усть-Луга – Балтийск). В связи с этим Д.Данилов сформулировал следующий вопрос: удается ли нам усилить прозрачность и доверительность наших отношений?

Другой вопрос связан с реанимацией ВПК. Если для Калининграда не будет найдена специализация внутри российской и европейской региональной кооперации, это может оказаться побудительным мотивом для реанимации ВПК в Калининградской области.

“Северное измерение”, по мнению эксперта, имеет для российской внешней политики (в отличие от внешней политики той же Финляндии) периферийное значение, оказываясь лишь одной из многих внешнеполитических задач. Он отметил, что практическая значимость “Северного измерения” существенна по ряду направлений, но только в региональном контексте.

Л.-Г. Вигемарк (заместитель руководителя посольства Швеции в РФ) подчеркнул, что “Северное измерение” не имеет своего бюджета, что было условием поддержки этой инициативы другими (преимущественно южными) странами-членами ЕС. Выступавший констатировал пассивную роль России в отношении “Северного измерения” (что, впрочем, не относится к приграничным регионам, проявляющим живой интерес к сотрудничеству). Интерес к Калининграду в рамках концепции “Северного измерения”, по мнению Вигемарка, проявляет не столько Россия, сколько Швеция и Финляндия.

Большой потенциал сотрудничества имеется в энергетике. В то же время выступающий обратил внимание аудитории на отсутствие единой политики ЕС в этой области. Швеция в целом занимает нейтральную позицию по Северному газопроводу, однако на данном этапе шведское руководство не заинтересовано в строительстве ответвления данного газопровода. Л.-Г. Вигемарк подчеркнул, что общественное мнение настроено достаточно скептически в отношении соблюдения экологических норм при строительстве газопровода. Выступающий также возразил против прозвучавшего из уст российского президента В. Путина мнения, что вся критика в адрес газопровода “носит политический характер”. Швеция намерена поставить вопрос о том, насколько проект Северного газопровода “идеален”. Л.-Г. Вигемарк предвидит в связи с этим определённые трудности в предстоящие два года.

Г. Громадский (представитель польского фонда им. Стефана Батория) обозначил следующие сложности сотрудничества: централизация власти в России; недостаточные  полномочия местной власти; негативная ситуация с гражданским обществом в России; региональное сотрудничество оказывается “жертвой” “большой политики” (Калининград – “жертва” государственных отношений между Литвой и Россией); региональное сотрудничество в регионах Севера и Северо-Запада не является приоритетом для большинства государств-членов ЕС (реальную заинтересованность проявляют лишь 8 из 25 стран).

В выступлении А.А. Сергунина (завкафедрой Нижегородского лингвистического университета) был критически проанализирован опыт функционирования еврорегионов. В частности, докладчик выделил следующие моменты:

– три из пяти еврорегионов Калининградской области (кроме “Балтики” и “Сауле”) существуют на бумаге, в то время как в Европе еврорегионы возникали как инициатива “снизу”, для решения назревших проблем;

– хроническая нехватка денег;

– очень слабая правовая база. В “дорожных картах” нет ни единого упоминания ни о еврорегионах, ни о Калининграде;

– недостаточная степень информационного обеспечения.

Звучало мнение о том, что образования “Балтика” и “Карелия” более эффективны потому, что в их основе лежит сотрудничество на региональном уровне. В остальных же задействован преимущественно уровень муниципалитетов, что явно недостаточно (так как бюджеты в РФ построены сверху вниз, а не снизу вверх, как, например, в Швеции или Финляндии). В очередной раз было подчёркнуто, что каждый еврорегион должен быть связан с решением какой-то конкретной проблемы (транспорт, экология).

По мнению А.Ю. Игнатьева (директора Калининградского Центра европейского партнёрства), ЕС относится к Калининграду как к инородному телу, воспринимая его как угрозу (прежде всего речь идёт о “мягких формах” угроз –преступность, наркомания, миграция). Однако в то же самое время ЕС считает Калининград сильным звеном, которое может влиять на степень европеизации России. Чем свободнее будет Калининград в отношениях с Москвой, тем быстрее пойдёт процесс “европеизации”.

В рамках семинара состоялся “круглый стол”, посвящённый проблеме участия гражданского общества в региональном сотрудничестве. Наряду с известными экспертами в работе “круглого стола” приняли участие студенты и молодые преподаватели Российского государственного университета им. Канта, сотрудники Литовского и Польского консульств в Калининграде.

Как подтвердили собравшиеся, решающее значение для развития гражданского общества в этом регионе оказывает его эксклавность. Население Калининградской области испытывает чувство отдалённости от основной части страны. Согласно данным, приведенным старшим преподаватем РГУ А.М. Карпенко, на сегодняшний день около 20% калининградцев относят себя к “европейцам”, тогда как по данным опросов 2004 года их было не более 8%. И хотя 76% жителей области считают себя гражданами России, возросла доля тех, кто воспринимает себя, прежде всего, жителями Калининградской области – конкретного города или посёлка.

Контакты в соседних странах заметно усложнились в связи с вступлением этих государств в Евросоюз. Поэтому главной темой, затронутой в ходе обсуждения молодыми экспертами, стало дальнейшее приграничное сотрудничество Калининградской области с Литвой и Польшей. Озабоченность студентов РГУ вызывает ужесточение визового режима в связи с предстоящим вступлением этих государств в Шенгенскую зону. По мнению Анны Козьяковой, это может существенно ослабить культурные и туристические связи Калининградской области с Польшей. Мария Лукашенко убеждена, что связанные с получением виз экономические затраты и бюрократические процедуры могут затормозить и активно развивающееся экономическое сотрудничество с Литвой. Необходимость дальнейшего развития контактов в образовательной и экономической сферах со скандинавскими странами и ФРГ отметил в своем выступлении Александр Мигришный. По мнению студентки Московской государственной юридической академии Анны Стрежневой, активного сотрудничества с соседями требует и защита окружающей среды, поскольку природные границы не совпадают с государственными. Решением этого комплекса вопросов могло бы стать, по мнению Никиты Малеванского, присоединение России к единому европейскому экономическому пространству. Большинство участников “круглого стола” высказались за упрощение визового режима с Калининградской областью и за его полную отмену в перспективе. Эти шаги способствовали бы наиболее плодотворному сотрудничеству региона с Европой.

Присутствующие на заседании консул Литовской республики в Калининграде Миндаугас Яцкявичус и координатор программ международного сотрудничества польского фонда им. Стефана Батория Гжегош Громадский обратили внимание студентов на то, что получение российских виз для граждан Литвы и Польши также связано с немалыми проблемами. В связи с этим стоит задуматься, какие шаги для упрощения визового режима готова предпринять Россия.

В целом участники семинара и “круглого стола” согласились с тем, что жители Калининграда должны активнее привлекать внимание органов власти к проблемам Русского Севера, предлагая при этом и свои варианты решений.

Материал подготовлен сотрудниками

Института Европы РАН

Вяткиным К.В., Кондратьевой Н.Б., Тимошенковой Е.П.

____________________________________________


Экономика и политика Германии

после выборов

(“круглый стол”)


Деятельность коалиционного правительства вызывает множество как критических, так и позитивных отзывов со стороны российских экспертов и представителей немецких партийно-политических фондов в России. Первые итоги работы правительства стали предметом тщательного анализа в ходе “круглого стола”, организованного Центром германских исследований Института Европы РАН, который состоялся в ноябре 2006 года. Положение Германии, как отметил руководитель Центра В.Б. Белов, в Европе и мире за прошедший год значительно укрепилось. Вопреки всем прогнозам, ФРГ демонстрирует самые высокие темпы экономического роста за последние годы. Впервые количество немецких безработных сократилось до 9,8% . Однако, такая положительная динамика мало связана с реформами Большой коалиции, которые пока находятся на стадии обсуждения и согласования, и в большей мере является результатом деятельности предыдущего правительства. Не случайно население недовольно нерешительностью членов коалиции, в связи с чем к осени 2006 года популярность народных партий снизилась до критических пределов.

Основными причинами неудач правительства глава Московского представительства Фонда им. Фридриха Эберта М. Бубе, глава представительства Фонда им. Х. Зайделя К. Фостнер и сотрудник представительства Фонда им. К. Аденауэра О. Бонне назвали страх населения перед реформами, нежелание его значительной части менять сложившуюся за последние десятилетия социальную систему и неспособность нового канцлера ФРГ А. Меркель проводить политику решительных действий.

Российские исследователи отметили конкретные недостатки в политике германского правительства. По мнению заведующего отделом мирохозяйственных связей ВНИИВС В.С. Панькова, Германия не сумела вовремя произвести модернизацию своей экономики и разрешить накопившиеся с 1990-х годов проблемы. По словам заместителя руководителя Центра германских исследований В.С. Рыкина, правительство недостаточно внимательно отнеслось к проблеме интеграции “новых земель”, которые вошли в состав ФРГ после объединения Германии. Именно в восточных землях экономические проблемы ощущаются населением наиболее остро, что приводит к радикализации общества и к оттоку избирателей от крупных партий. С этим выводом согласились руководитель представительства Фонда им. Р. Люксембург П. Линке и сотрудник “Московской немецкой газеты” Д. Бессерер.

Согласно прогнозам российских и немецких экспертов, после 2009 года у власти в Германии вновь окажется одна из ведущих партий со своими союзниками. Большой коалиции в среднесрочной перспективе не будет. В области экономики в последующие годы продолжатся процессы приспособления модели социального рыночного хозяйства к современным вызовам, которые будут идти в рамках поиска компромиссного третьего пути, определённого ещё в конце ХХ-го века коалиционным правительством социал-демократов и партии “зелёных”. Вместе с тем качественного прорыва на этом направлении, как подчеркнул В.Б. Белов, ожидать не следует. Основными направлениями реформ будут: дальнейшая либерализация рынка труда, оптимизация налоговой системы, перераспределение нагрузки в рамках реформы пенсионной системы и системы здравоохранения от работодателей к наёмным работникам.

Внешнюю политику правительства можно назвать наиболее успешной для Германии – она возглавила диалог внутри ЕС по вопросам энергетики, вокруг принятия Европейской Конституции и дальнейшего расширения ЕС. Канцлер А. Меркель, по мнению главного научного сотрудника Института Европы РАН И.Ф. Максимычева, оказалась волевым защитником германских интересов. В России высоко оценили сдерживающее влияние Германии на русофобские настроения, которые привнесли в ЕС Польша и прибалтийские государства. Опасения “американизации” и “полонизации” внешней политики Германии не оправдались. Однако это не означает отсутствия проблем в российско-европейских отношениях. Всё большее беспокойство вызывает “попечительское” отношение ЕС к России. По-прежнему минами замедленного действия остаются проблемы Косово и расширения НАТО на Восток. Поэтому в России хотели бы, чтобы Германия более активно способствовала разрешению накопившихся противоречий, например, в вопросе заключения нового соглашения между ЕС и Россией.

Германо-российские отношения, с точки зрения В.Б. Белова, будут всё больше соотноситься с европейско-российскими отношениями. Германия останется основным куратором концепции “новой восточной политики” ЕС, и будет вовлекать в сферу своего влияния и влияния ЕС постсоветские регионы Черного моря, Кавказа, Центральной Азии, что в том числе связано и с её интересом к их энергоресурсам и рынкам. В этой связи, по мнению экспертов, имеет смысл продумать механизмы и инструменты превращения конкурентных элементов в совместные проекты, которые могли бы строиться на использовании взаимных преимуществ по отношению к третьим сторонам, например, к США.



Тимошенкова Е.П.,

аспирантка Института Европы РАН.



____________________________________________

Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет