Елена радченко



жүктеу 293.57 Kb.
Дата31.03.2019
өлшемі293.57 Kb.



Елена РАДЧЕНКО

8 952 22710 44

erelenaradchenko@gmail.com

Р Е Ш К А
Комедия
Действующие лица::
МАНЯ, 13 лет

ДЮША, 14 лет

ВИКА, 15 лет

РЕШКА, неопределенных лет и занятий


Покатая крыша пятиэтажного кирпичного дома. Между антеннами натянута веревка – сушится чья-то одежда. Большой пляжный зонт, деревянный ящик из-под бутылок – все говорит о том, что место это посещаемое и даже обжитое.

Дюша, невысокая плотная девочка оглядывает площадку и, убедившись в том, что никого здесь нет, исчезает.

Появляется Вика. Она достает из большой пляжной сумки полотенце, расстилает его, за тем снимает футболку и шорты и, оставшись в купальнике, ложится загорать. В эффектной позе. Спохватившись, надевает черные очки. Достает из сумки журнал «Искусство кино».

Дюша выходит из своего укрытия.
ДЮША. Как эротично! Жалко, никто не видит. Столько эротики зря пропадает …
Некоторое время девочки смотрят друг на друга.
Дашь почитать?

ВИКА. Иди «Мурзилку» читай…

ДЮША. Сама-то картинки смотришь...

ВИКА. Отдыхай, я сказала…


Дюща садится, ставит перед собой корзинку с едой,

начинает жевать. На передних зубах у нее – брекеты.


Иди отсюда!

ДЮША. Я отдыхаю.



ВИКА (встает и направляется к Дюше). В другом месте можешь?
Дюша быстро встает, Вика толкает ее. Дюша падает.

Хочешь узнать, как ласточки с крыши вниз летят? Обращайся…


Дюша подхватывает свою корзинку и взбирается выше.

Здесь она садится, жует.


ДЮША. Я записалась в студию «Фламенко» …

ВИКА. А что это такое?

ДЮША. Национальный испанский танец.

ВИКА. Это где надо быстро двигать попой?

ДЮША. Быстро я не умею.

ВИКА. Тогда у тебя ничего не получится.



ДЮША (невозмутимо продолжает жевать). Быстро не умею, зато я танцую страстно!

ВИКА. Ты?! Да с такой фигурой ты всю жизнь просидишь на кассе в гастрономе. Так что учи рупь тридцать прибавить рупь восемьдесят!



ДЮША (танцует фламенко). Я буду писателем… Писатель может быть с какой захочет фигурой, он никого не спрашивает. Потому что его никто не видит. Только когда он дает автографы. Автограф, кстати, можно дать из окна машины.

ВИКА. У тебя же опыта нет, Дюша!!! Опомнись…



ДЮША (остановилась). Сексуального?

ВИКА (как о давно решенном). Ну, этого у тебя никогда не будет!

ДЮША. Думаешь, одна ты, Вика?! У одной тебя?!


Вика не отвечает. Вместо этого она

достает из своей сумки косметичку,

смотрит на себя в зеркало и припудривает

лицо.
ДЮША (кричит). Если хочешь знать, мужчины предпочитают…

ВИКА. Таких, как ты?

ДЮША. Да! Я по телевизору видела!

ВИКА. «В мире животных»?

ДЮША (выхватывает у Вики косметичку). Лореаль, да?

ВИКА (томно). Париж…

ДЮША. Вот я сейчас покажу тебе Эйфелеву башню! (Подходит к краю крыши).

Вика бросается к ней. Дюша дразнит ее.


Сейчас ты ее увидишь, эту башню дурацкую… Вон, вон она где - далеко, отсюда не видно!
Борьба на краю крыши.
ВИКА (выхватывает косметичку). Лучше фламенко танцуй!

ДЮША. Испугалась?

ВИКА. Я не виновата, что я такая красивая...

ДЮША (показывает на косметичку). Вот где Кащеева смерть!

ВИКА. Завидуешь, да?

ДЮША. Еще чего… Зато я – умная!

ВИКА. Умные все в библиотеке сидят.

ДЮША. А ты откуда знаешь?

ВИКА. Ходила один раз.

ДЮША. Ну и как, интересно?

ВИКА. Тебя там, кстати, не видела.

ДЮША. А я там вместе с докторами наук. Специальный зал, «госхран» называется.

ВИКА. Да, специальный зал по тебе плачет. В дурдоме.

ДЮША. Прямо горе мне от ума… Поговорить не с кем.

ВИКА. А ты продай свои мозги!

ДЮША. А что, берут?

ВИКА. Еще как…

ДЮША. За сколько?

ВИКА. В долларах будешь получать!

ДЮША. Заграницей?

ВИКА. Нет, вон за тем углом! (Показывает там, внизу).
Дюша подходит к краю крыши. Вика толкает ее,

несильно, понарошку.


ДЮША (испугалась). Ты что, совсем уже?! Невоспитанная такая?

ВИКА. В последний раз вежливо предлагаю: вали отсюда…

ДЮША. Купила ты эту крышу, Вика?

ВИКА. Да, купила!

ДЮША. Покажи квитанцию!

ВИКА. Дома забыла.

ДЮША. Я тоже дома забыла.

ВИКА. Ко мне… придут.

ДЮША. Кто?!

ВИКА. Тебе будет неинтересно.

ДЮША. Я на вас не буду смотреть, потому что буду очень занята.

ВИКА. Правда?

ДЮША. Ко мне тоже придет… человек.

ВИКА. А что-нибудь свое ты можешь придумать?

ДЮША. Я не придумываю. Придет.

ВИКА. Что ты ходишь за мной и все повторяешь?


Явление Мани сопровождается музыкой. Там, внизу,

во дворе, подъехала машина, распахнулась дверца, и вот

доносится музыка. Маня – высокая, худенькая девочка.

Она носит очки, правда, пока на мир ей приходится смотреть

одним глазом: другой заклеен.
А это еще что такое?

МАНЯ. Здрасьте, девочки…

ДЮША. Картина Репина «Не ждали»…

ВИКА. «Карлсон снова прилетел»!


Пауза.
МАНЯ (вдруг горячо). И зачем такие сказки придумывают: прилетел-улетел. Он же умер! Умер, и нечего детей обманывать…

ДЮША (сурово). Смерти нет.

ВИКА. Каждый ребенок знает…

МАНЯ. Это у вас не умирал никто, поэтому вы так и говорите.

ДЮША. А у тебя?

МАНЯ. У меня попугай. Я каждый день на его могилку ходила, крестик поставила, фотографию. У меня его лично фотографии не было, я из журнала вырезала.

ВИКА. Сама ты – «могилка»… Сразу видно, что тебя родители бросили, и ты с бабушкой живешь...

МАНЯ. Не бросили! Мою маму в рабство продали.

ВИКА. Ха! Это теперь так называется, да?

ДЮША. А вот если бы меня бросили, я бы им только спасибо сказала.

ВИКА. Врешь ты все!

ДЮША. Ты же не знаешь, какое у меня было детство!

МАНЯ. Ходила, ходила, зернышки ему бросала. Два дня… А потом прихожу, кто-то все развалил, растоптал.

ВИКА (смеется). Вандалы.

ДЮША (участливо). А ты бы другую фотографию – из журнала…

МАНЯ. Не то это все будет. Не по правде.

ВИКА. Купи себе «Растишку» от перхоти и успокойся, я тебя умоляю… "Не по правде"!

МАНЯ. У меня рост, знаешь, сколько? Метр семьдесят…

ВИКА. А у меня метр восемьдесят! Здесь взрослые собираются, понимаешь?

ДЮША. Зачем ты вообще пришла сюда со своим попугаем?

ВИКА. Тебя звали?

МАНЯ. Ничего вы, девочки, о жизни не знаете. А ведь она проходит.


Внизу кто-то промчался на мотоцикле. Дюша и Вика

бросились к краю, проводили глазами и разочаровались:

не то.
Я же говорила!

ДЮША (Мане). До того, как ты здесь появилась, у нас все было хорошо: и жизнь у нас не проходила, и попугаи у нас не умирали! (Идет на нее, Маня оказывается на краю крыши спиной к зрительному залу). Ты что думаешь, можно вот так вот без приглашения куда хочешь приходить? Это невоспитанно, Маня!

МАНЯ. Вы эту крышу не покупали…

ДЮША. Правильно. Не покупали. Хорошо. Но мы сюда первые пришли!

МАНЯ. Это не считается. Тут мои личные вещи.

ДЮША. Какие вещи, Маня?

МАНЯ. Ящик я принесла. Я тоже могу сюда приходить.

ВИКА (идет на Аню). Ноги раздвинь! Иначе не получишь удовольствие...


Маня сжала ноги.
МАНЯ (выкрикивает). А я… я вообще никогда не получаю удовольствие! И другим не советую.

ВИКА. Мы в твоих советах не нуждаемся, Манечка…

ДЮША. Зачем ты вообще сюда пришла, Маня?

МАНЯ. Из-за обмана.

ДЮША. Что?!

МАНЯ. Вадик из третьего подъезда… Вы давно здесь, девочки? Вадика не видели?

ДЮША. Да при чем здесь Вадик?

МАНЯ. Он мне сказал, чтобы приходила… А сам не пришел. Не было его здесь? Обманул, значит.

ДЮША. Ты с ума сошла, Маня? Как мог Вадик… Да он тебя вообще не замечает!

ВИКА. Что он тебе сказал?

МАНЯ. Что покажет мне то, чего я не видела никогда.
Вика смеется. Дюша тоже смеется.
Ой, девочки, а вам тоже, да?

ДЮША. Между нами и тобой – непреодолимая разница. Да, Вика?

МАНЯ. Но он же вам тоже обещал то, чего вы никогда…
Дюша и Вика перестают смеяться.
МАНЯ. А я на него не обиделась.

ДЮША. Да причем тут ты?!

МАНЯ. Я же вижу, вам совсем смеяться не хочется. Вам больно?

ВИКА (подходит к Мане, заламывает ей руку). Ты мне надоела уже, поняла?

МАНЯ. А человеком быть – вообще больно. Тем более девчонкой. Вы, девочки, будущие женщины.

ДЮША. А ты?

МАНЯ. Спасибо. Не хочется.

ВИКА (отпускает руку Мани). Вот и заткнись тогда!

ДЮША. Иди «Муму» читай...

ВИКА. «Муму», кстати, написал пидор, у которого никогда собаки не было.

МАНЯ. Кошки, точно, не было.

ВИКА. И попугая.

ДЮША. У него собака была. И не одна.

ВИКА и МАНЯ (вместе). Тогда как же он мог?!

ДЮША. Я не знаю, девочки. Знаю только, что он родился в селе Спасское-Лутовиново.

ВИКА (закурила). Я тоже, кстати, об этом подумала.

МАНЯ. О чем, Вика?

ВИКА. О том, что жизнь проходит.

ДЮША (Вике). Угости сигаретой.

ВИКА. «Бондом» давись, в каждом киоске… Меня саму угостили. (Затянулась). Я сегодня утром посмотрела в зеркало и увидела первую морщинку.

МАНЯ. Это потому, что ты куришь.

ВИКА. У меня опыт, девочки… Не то, что у вас. Поэтому меня Вадик и выбрал.

ДЮША. Для чего?!

ВИКА. В кино сниматься.

ДЮША. В кино?!

ВИКА. Ну в рекламе.

ДЮША. Он что – режиссер?

ВИКА. Он сам снимался в рекламе и после этого решил стать режиссером. Вам хотя бы известно, девочки, что богатые теперь женятся только на девушках из рекламы?

ДЮША (задумчиво). Кажется, я его видела в рекламе геморроя.

МАНЯ. А может, подгузников?

ВИКА. Да какая разница?! Главное, чтобы заметили…

ДЮША. Кстати, о богатых. Вы, девочки, даже не представляете, как тяжело живется богатым людям, особенно женщинам. Их никто не может развеселить. Мама брала меня с собой на дачу к своей подруге. Представляете, приезжаем, там ходит слон. Воняет от него...

МАНЯ. Ты его погладила?

ДЮША. Вот еще! Это в сказках слон хороший и добрый, а в жизни – скотина скотиной… Потом приносят длинный деревянный ящик.

МАНЯ. Гроб?

ДЮША. Там крокодил.

ВИКА. Живой?

ДЮША. Обкуренный. Глаза закрыты. Хозяйка хочет его поцеловать. Его начинают будить, но он не просыпается...

ВИКА. Почему?

ДЮША. Я же сказала: обкуренный.

МАНЯ. Ой, девочки, зачем мучают животных? Мало им людей?

ВИКА. Да врет она все! Посмотри на нее – глаза хитренькие... Никто не захочет целоваться с крокодилом!

МАНЯ. Как у вас все легко, девочки! Я же вам поверила… Это все от того, девочки, что вы октябрятами не были и галстук пионерский не носили.

ВИКА. А ты носила?

МАНЯ. Я читала. Мне хватило.

ВИКА. Вадик, кстати, несколько лет жил заграницей с родителями.

ДЮША. Заграницей, кстати, лучше всего жить без родителей.

ВИКА. Он такой классный!

ДЮША. Ты его хочешь использовать?

ВИКА. Он познакомит меня с Грымовым.

ДЮША. А Грымова ты тоже хочешь использовать? Я ему все расскажу…

ВИКА. Он тебе не поверит! Он верит только мне!

ДЮША. Почему это?

ВИКА. Потому что я красивая.

ДЮША. Как обертка от жвачки…

ВИКА. Я красивая, и все, что я говорю, звучит убедительно! Меня приятно слушать! Все, что я произношу, на вес золота…

ДЮША. Я расскажу Вадику, что ты хочешь его использовать… И Грымову расскажу!

МАНЯ. Девочки, но ведь его нет…

ДЮША. Да, Грымова нет, но я пойду к нему…

ВИКА. Тебя не пропустят!

ДЮША. Меня пропустят, потому что я скажу, что хочу сообщить ему…

ВИКА. То, что перевернет всю его жизнь! Да, я собираюсь перевернуть жизнь – и не одну…

МАНЯ. Но его нет!
Пауза.

Вадика нет…

ВИКА. Он придет.

ДЮША. Пусть только появится…

МАНЯ (Дюше). Ты тоже хочешь в рекламе сниматься?

ВИКА. Два Биг-Мага по цене одного!

ДЮША. Он мне таблетки обещал принести.

МАНЯ. От зачатия?

ДЮША. Вас не касается.

ВИКА. От поноса?

ДЮША. Нет.

ВИКА. Я поняла: Дюша решила худеть…

ДЮША. Если бы у тебя было такое детство, как у меня…

МАНЯ. Детство у всех трудное. Закон жизни.

ВИКА. Ну че вы такие депрессивные?!

МАНЯ. Это не мы. Так в книжках написано.

ВИКА. Че там написано?

МАНЯ. Проклятые вопросы и все такое.

ВИКА. Я вам не для проклятых вопросов родилась, понятно вам? Детство кончилось - спасибо, больше не хочется. Наконец-то можно просто жить…

ДЮША. А меня вот к искусству приучали, а кормить забывали. Питалась практически одними бутербродами.

МАНЯ. А все потому, что ты в детский сад не ходила. У нас одна воспитка была…

ДЮША. Вы не понимаете, девочки… Когда меня приводили на балет, я спрашивала, когда они начнут говорить. Или хотя бы петь. Мне никто на этот нормальный детский вопрос не ответил. И что они от меня теперь хотят? Ни на один вопрос я не получила от них ответа, мне пришлось до всего доходить своим умом. И вот теперь я смогу стать только писателем, а мне бы хотелось кем-нибудь еще. Но я не могу!

ВИКА. Да-а, раскормили тебя…

МАНЯ. Знаете, что делала воспитка? Она…

ДЮША. Не могла я в садик ходить. Меня там обзывали.

МАНЯ. Жиртрест?

ДЮША. А ты спичка!

МАНЯ. Я не обзываюсь, девочки, просто вспомнила. А воспитка нам говорила: кто не будет спать в сончас, будем глаза залеплять скотчем. Потом будете вместе с мамами вашими отдирать…

ВИКА. Так у тебя же нет мамы…

МАНЯ. Тогда была…

ДЮША. А где она сейчас?

МАНЯ. В рабстве.

ДЮША. Почему ты никогда не говорила?

МАНЯ. Если бы твою маму продали в рабство…

ДЮША. Нам бы ее быстренько обратно вернули.

МАНЯ. За вознаграждение?

ДЮША. Нам бы еще заплатили, чтобы мы ее обратно забрали. С ней жить невозможно.

ВИКА. По законам шариата?

ДЮША. Вообще ни по каким.

МАНЯ (Вике). А причем тут шариат?

ВИКА. Дюша, блин, Коран изучает. Под одеялом…

ДЮША. Дура ты! Я вообще без одеяла сплю. Мне жарко.

ВИКА. Может, у тебя этот, климакс? Жарко ей…

ДЮША. У тебя у самой!

МАНЯ. А что это такое?

ДЮША. А вот когда будет, тогда и узнаешь.

МАНЯ. Хотелось бы знать заранее.

ВИКА. Достали… Вы сами не знаете, что вы говорите, как это страшно – быть женщиной… В этом мире, где каждый может…

МАНЯ (испуганно). Что?

ДЮША. Ва-дик! Вадик… (Она машет рукой кому-то там, внизу).


Девочки подбегают к краю, Маня чуть не

срывается, Вика ее удерживает.
МАНЯ. Куда он? Он что - забыл?
Звук: завелся и поехал мотоцикл.
Я же его люблю!

ВИКА (отчаяние). Да?! А я вот вообще хочу любить только голубого!

ДЮША (ужас). А дети?

ВИКА. Зачем дети - чтобы мучались? Пусть лучше на мне род человеческий прекратится.

ДЮША. И на мне пусть прекратится…

ВИКА. Хитренькая, я первая сказала!

МАНЯ (строго). Нет, девочки, так нельзя. А если бы ваши мамы так сказали, вас бы сейчас не было… Уж лучше я буду Вадика любить.

ДЮША. Для этого ты не создана, Манечка!

МАНЯ. А ты?!

ВИКА. Иди в песочницу…

МАНЯ. Он же меня поцеловал! Мне понравилось! Я еще хочу…

ДЮША. Как он мог?!

МАНЯ. Вот так! (Подходит к Дюше и показывает: целует ее в лоб).

ВИКА. Если целоваться больше двух минут, могут быть дети.

МАНЯ (прозрение). Я что теперь, беременная?

ВИКА. Двойня у тебя будет, это точно.

МАНЯ. Как я бабушке скажу?!

ВИКА. Раньше надо было думать… И потом, когда-нибудь это все равно должно было случиться? Скажешь ей, что она станет прабабушкой…

МАНЯ (собралась с силами). Тогда пусть он женится!

ДЮША. Ты с ума сошла, Маня! Фата - это так неэротично…

ВИКА (Мане). И вообще, ты нам тут пять минут назад обещала, что женщиной никогда не будешь!

МАНЯ. Вот пришлось…

ДЮША. Значит, ты нам врала?

МАНЯ. Просто не знала…

ДЮША (передразнивает). "Я удовольствия никогда не получаю, и другим не советую"…

МАНЯ. Простите меня, девочки, так получилось…

ВИКА. Знаешь, что бывает с теми, кто пять минут назад говорит одно, а через десять минут он говорит другое?!

МАНЯ. Мне страшно, девочки… Как я буду рожать, такая маленькая - это же больно?!

ВИКА. Я понимаю, почему тебе страшно: ты даже ноги ни разу не брила, а туда же!

МАНЯ. Ну и что?!

ВИКА. Недоделанная ты вся какая-то… А я вот могу книгу написать «Я и мой эпилятор».

МАНЯ. Брить ноги – это противно!

ДЮША. Это эротично. (Подумала). Но все равно противно.
В это время в куче тряпья за ящиком

кто-то зашевелился. Девочки завизжали

и бросились врассыпную. Пред ними

предстала женщина неопределенных лет.
ЖЕНШИНА. Ой, девочки! Взъерошенные какие… Хотите выпить?!

ДЮША. Мы не пьем.

ЖЕНЩИНА. Одна, значит, за всех? Ну, ладно… Чтобы каждой девочке – по олигарху! (Делает глоток из горлышка бутылки). А сигареткой не угостите?

ВИКА. Мы не курим.

ЖЕНЩИНА. Старших обманывать - нехорошо, тем более, если они - следователи по особо важным делам генпрокуратуры города Запредельска…

ВИКА (протягивает пачку). Да пажалста… Угощайтесь!

ЖЕНЩИНА (затянулась). И почему я раньше сюда не заглядывала?

ДЮША (осмелев). Это наша крыша.

ЖЕНЩИНА. Насовсем ваша?

ДЮША. Здесь наши вещи.

ЖЕНЩИНА. Смешные какие… А баки во дворе - тоже ваши?

ДЮША. Какие баки?

ЖЕНЩИНА. Вон те, зеленые!

ВИКА. Да пажалста…

ЖЕНЩИНА. Добрые вы мои… Ничего вам для тети не жалко!
Девочки молчат.
А тетю знаете, как зовут? Меня зовут Решка!
Девочки смеются. Решка тоже смеется.
Ну, и чего вы здесь делаете?!

МАНЯ. Мальчика одного ждем. Вадика.

РЕШКА. Любовь-морковь? Нашли занятие… Да пока вы тут мальчика ждете, другие всех олигархов разберут. Марш отсюда… (Жестами прогоняет их).
Девочки отступают от нее.
МАНЯ (остановилась). Никуда я не пойду. Я буду Вадика ждать.

РЕШКА. Что это с ней? Ты не хочешь майские праздники встретить на гонках в Монако?!

ВИКА. А вы там будете?

РЕШКА. Я фейс-контроль не пройду.

ДЮША. Ага, нас, значит, всех куда подальше, а сама здесь останется…

МАНЯ. Не хочу в Монако!!!

РЕШКА. Да что ты такая нервная? Я вам предлагаю целый мир, он у ваших ног – видите? (Широкий жест). А вы вцепились в эту крышу, как ненормальные….

МАНЯ. Пока не дождусь Вадика, я отсюда не уйду.

ВИКА (Решке). Обрадовать хочет. Она же у нас беременная.

ДЮША. Только узнала…

РЕШКА. Мальчик или девочка?

МАНЯ. Двойня, кажется.

РЕШКА. От кого узнала?

МАНЯ. От них.

РЕШКА. Иди сюда!
Маня подошла.
РЕШКА (приложила ухо к Маниному животу). Что у тебя там урчит?

ВИКА. Ребенок, наверное…

ДЮША. А они урчат?

ВИКА. А что им еще остается, когда у них такие мамаши…

РЕШКА (Мане). Есть хочешь?

МАНЯ. Хочу!

ДЮША (достает еду из корзинки). Ой, тебе теперь надо много кушать…
Маня жует бутерброд.
РЕШКА (тоже жует). Как врач высшей квалификации могу заметить, что больше не урчит. Дети, кстати сказать, появляются на свет от любви.

ВИКА. А я думала, от изнасилования…

РЕШКА (встает, покачиваясь). Как я любила Сашку из шестого «дэ»! Никакому олигарху не снилось…

МАНЯ. Осторожно … (Усаживает ее).

РЕШКА (обращаясь ко всем). Хотите выпить?

ВИКА. Вы уже спрашивали…

РЕШКА. За майские праздники! (Отпивает из бутылки). Мы с ним были такие новенькие, свеженькие, аж хрустели… В кино сидели, за руку держались. А кино какое было интересное!

ВИКА (насмешливо). Про шпионов?

РЕШКА. Помню только, что интересное. Обязательно посмотрите, вам понравится…

ДЮША. Как называется?

РЕШКА. Название самое обыкновенное. Да вы увидите – и догадаетесь, что это то самое. А отец у Сашки был военный, и в седьмом классе их послали на край света, в маленький такой городок. И когда он мне писать перестал, я хотела туда прямо поехать и там на месте разобраться.

ВИКА. Он же бросил вас!

РЕШКА. А вот и нет! Его родители обманули: сказали, что я переехала. А я его тоже найти не могла: вэ че и номер, больше ничего… Думаете, я любила кого-нибудь еще? Никогда.

МАНЯ. А дети у вас есть?

РЕШКА. Маринка, но она не моя.

ВИКА. А чья?

РЕШКА. Смотрю на нее: не моя. В роддоме подложили чужую.

МАНЯ. Так бывает?!

ВИКА. Тебя точно не в тот конверт засунули.

МАНЯ. Ой, что делается на свете… Как же теперь жить?

ДЮША. Как ты на свою бабку похожа!

РЕШКА. Раз похожа, значит, конверт был правильный.

ДЮША (Решке). А что дальше-то было? Может, хоть конец счастливый?

РЕШКА. А как ты догадалась? Нет, есть в тебе что-то такое…

ВИКА. Какой конец-то?

РЕШКА. Он нашел меня.

ВИКА. Долго искал?

РЕШКА. Не прошло и двадцати пяти лет…

ВИКА. Так вы старые уже! Через двадцать пять лет мне уже вообще ничего не надо будет!

РЕШКА. Наша жизнь только начинается. Больше всего мы с Сашей знаете, что любим? Праздники. Потому что на следующий день мы с утра пораньше идем в магазин. В вашем дворе – очень хороший магазин, нам очень нравится.

ВИКА. Да у нас во дворе даже ларька нет, сигарет купить…

ДЮША (Решке). Вы имеете ввиду бесплатный магазин?

РЕШКА. Вот за что я тебя люблю: ты – догадливая!

ВИКА. А вы про что это?

ДЮША (Вике, тихо). Про мусорные баки.

ВИКА (Решке). Нет, ну правда, ну почему вы не в Монако?!

ДЮША. Номер забыли забронировать.

ВИКА. Ну, если такая любовь?

РЕШКА. «Наш адрес – не дом и не улица», слышали песню? Это про нас написали авторы, поэты и композиторы. Вот вы где живете, в какой стране?

ВИКА. В смысле?!

РЕШКА. А мы в Советском Союзе, как жили, так с Сашкой и остались.

ДЮША. И хорошо там у вас?

РЕШКА. А вы приезжайте!

ВИКА. Записываю адрес…

РЕШКА. Диктую…

ДЮША. Да не записывай, и так найдем.

РЕШКА. Сашка когда освободился…

ВИКА. От чего?

РЕШКА. От тюрьмы. Знаешь, говорят: от тюрьмы до сумы – один шаг?

ВИКА. Это тоже про вас?

РЕШКА. Тут он ко мне и пришел.

ВИКА. Может, ему жить негде стало?

РЕШКА. Главное: не где, а с кем и как. И зажили мы весело и счастливо. Но доченьке моей это не понравилось. Она решила, что нам будет лучше переехать в санаторий…

ДЮША. За город?

РЕШКА. Сашеньке – в один отряд, мне – в другой. Представляете? Нам же разлучаться нельзя, мы как эти…

ДЮША. Том и Джерри?

РЕШКА. Как Ромео и Джульетта.
Девочки смеются.
Мы выбрали свободу.

ВИКА (тихо. Класс! Надо мне мою мутер тоже в отряд определить…

МАНЯ (тоже тихо). А мне бы мою маму только одним глазком увидеть!

ВИКА. А если она тебе не понравится?

МАНЯ. Злая ты …

ВИКА. Зато ты добрая – всем даешь.

МАНЯ. Что даю?

ВИКА. Ты же беременная, забыла?

МАНЯ. Ой, забыла, забыла я…

ДЮША (Решке, дурашливо). А скажите, пажалста, может, мне роман из вашей жизни написать?

РЕШКА. Не советую я тебе…

ДЮША. Ну, чтобы сделаться писателем?

ВИКА. А она больше никем не сможет – разве по ней не видно?!

ДЮША. На себя посмотри…

РЕШКА (Дюше). Придется очень много пережить!

ДЮША. Да я пережила уже, как старуха Изергиль…

РЕШКА. Ты из рабочей семьи?

ДЮША. У моего папы много рабочих.

РЕШКА. И тебе стыдно?

ДЮША. Мне плохо.

РЕШКА. Потому, что твой папа их угнетает…

ДЮША. Он создает для них рабочие места!

РЕШКА. Кто тебе это сказал?

ДЮША. На папином сайте так написано.

РЕШКА. Если ты в своих произведениях станешь защищать права рабочих… Станешь?

ДЮША. Они надо мной смеяться будут, потому что я некрасивая.

ВИКА. Красоту тебе папа купит.

ДЮША. Где?

ВИКА. В бутике.

ДЮША. А что? Пойдет и купит.

ВИКА. И не забудь еще счастье там попросить. В личной жизни.

МАНЯ. А, по-моему, девочки, счастье не продается.

РЕШКА. Точно! (Мане). Откуда это тебе известно?

МАНЯ. Передачу слушала по радио – «Годы золотые».

ВИКА. Для пенсов передача…

РЕШКА. Тебя как зовут?

МАНЯ. Маня…

РЕШКА. Мария?

ДЮША. По паспорту будет Мария.

РЕШКА. Вот! Вот оно! Все сходится… Я знала, что встречу тебя! (Падает перед Маней на колени).

ДЮША. Что это с ней?!

ВИКА. Эй, мадам! Как вас там…

ДЮША. Решка!

РЕШКА. На всех крышах, во всех мусорных баках… Звала тебя, искала везде… Понимаю: недостойна была! И ты ко мне не приходила… А вот теперь пришла, заступница…


Маня оглядывается и видит, что сзади никого нет.
Помоги! Никогда ни о чем не просила, не хотела беспокоить по пустякам… Нас много, а ты – одна. И прожить надо, чтоб никогда и ни о чем не попросить. Как завещал не важно кто и как учила не помню зачем… Но не могу я так больше!

МАНЯ (оглядывается беспомощно). Что случилось?!

РЕШКА. Ты же все обо мне знаешь! Всю мою жизнь… В сердце своем ты про всех знаешь…

ДЮША. Женщина, успокойтесь, выпейте водки!

РЕШКА. Сашку-то увели у меня!!!

ДЮША. Он же не Мерседес… Кому он нужен?!

МАНЯ (Дюше). Помолчи ты… (Решке). И где он сейчас?

РЕШКА. А ты забыла? Мы с ним жили возле трубы… Труба такая… К нам гости приходили. Я селедку под шубой приготовила. В дурака играли. Весело было! Сашка пошел провожать… Зинку. Она сказала, что боится в темноте одна.

ВИКА. Ночью?

РЕШКА. Я на часы не смотрела.

ВИКА. В лифте она тоже боится одна?

РЕШКА. А зачем в лифте-то?

ВИКА. Боится, точно! Такие всегда говорят: мущина, мне так темно, прямо выпить хочется!

ДЮША. А дальше что… они делают?!

ВИКА. После того, как скажут: мущина, я боюсь сегодня спать одна?!

РЕШКА. На что это ты намекаешь?

ВИКА. Намекать поздно, тётенька… После того, как всем все ясно.

ДЮША. А я не поняла: зачем этой, которая в лифте боится, этот Сашка Решкин нужен?

ВИКА (изобразила). Для Кама Сутры.

ДЮША. В «годы золотые» какая на фиг Кама Сутра?

РЕШКА. Да что вы все по-иностранному? Здесь есть переводчик? Синхронный…

ВИКА. Проехали… Кама Сутра – это чай для похудания. В пакетиках.

РЕШКА. В каких пакетиках? Тут судьба моя решается…

ДЮША. Нет, ну вы посмотрите! И как после этого мущинам верить?

ВИКА. Верить можно только себе. Но не всегда.

ДЮША. Такая любовь была – и за Камой Сутрой этой идиотской погнался…

РЕШКА. Опять о непонятном?!

ДЮША. Молчу…

МАНЯ (Решке). Да не слушайте вы их! Его в милицию забрали.

РЕШКА. А Зинку? Они там вместе?

ВИКА. В милиции, как в бане: девочки – отдельно, мальчики – отдельно. Что? Что я такого сказала? Нельзя быть такой ревнивой, женщина…

РЕШКА. Да мне лишь бы живой! Я за ним пойду…

ДЮША. Декабристка, ага…

МАНЯ. Не надо, его отпустят завтра.

ДЮША. Откуда ты знаешь?

МАНЯ. А зачем он им?

ДЮША. Правильно: что с него возьмешь..

ВИКА (Мане). И откуда ты Ванга такая взялась?

МАНЯ. Да я видела, как милиция бомжей подбирала. Два дня назад. Ваш тоже там был.

РЕШКА. Значит, завтра? Надо будет селедку завтра под шубу… Сашка любит. (Смотрит на всех хитро). Ну вот, вам, девочки, счастье…

ВИКА. Какое еще счастье?

РЕШКА. Вы только на колени встаньте сначала…

ВИКА. Щас…

РЕШКА (Мане). Ты вот тут встань, а вы – на колени. Просите ее, и все исполнится.

ДЮША. Что – все?

РЕШКА. Счастье. Это же непорочное зачатие, дева Мария.

ВИКА. У вас крыша отъехала?

ДЮША. А может, правда?

ВИКА. Дева Мария, сделай так, чтобы Дюша проснулась знаменитой писательницей…

РЕШКА. Старухой Изергиль?! (Дюше). Неужели ты этого хочешь?

ВИКА. А чтобы добрые дяди поняли, что я живая и отстали от меня раз и навсегда… А чтобы мать моя пить перестала - можешь сделать?
Маня покачнулась.
ДЮША. Сделай так, чтобы моя мама была со мной, а не уходила из дома каждый вечер со своим Олегом…

МАНЯ. Девочки, что же вы раньше молчали? Я же ничего не знала… Я все для вас сделаю!

ВИКА. Да хватит чокнутую изображать, расслабься уже…

МАНЯ. Я не изображаю.

ВИКА. Успокойся, чувство юмора сиди развивай… Когда в лоб целуют, дети не заводятся.

МАНЯ. Да вы что?! Я им уже имена придумала…

ВИКА. А чему ты их научить можешь, подумала? Какая мать из тебя – подумала? Вот если тебя мать бросила…

МАНЯ. Она не бросила!

ВИКА. Ты сделаешь то же самое!

МАНЯ. Не сделаю! Никогда… (Плачет). Я их буду любить, у них все будет самое лучшее, маленькие мои, я всегда буду с вами…

ДЮША. Как их будут звать?

МАНЯ. Мальчик – Гоша, а девочка – Ксюша.

ВИКА. Ненормальная…
Решка прикорнула под зонтиком.
(Решке). Женщина, а у вас есть свой сайт в Интернете?

РЕШКА. Не просите – не возьму!

ВИКА. Вот почему они все такие противные выросли и нас не понимают: у них ничего не было! Бошей, сименсов, сайтов, капучино, тостеров, блокбастеров, флайеров, черного пояса, иглоукалывания, боулинга, лифтинга, кастинга, факсов… И кальмаров, у них даже кальмаров в магазинах не было!

МАНЯ. Но что-то же было?!

ДЮША. По-моему, страной правил цэка капээсэс. И он всех держал под контролем. Вместе с кагэбэ.

ВИКА. Врешь ты все…

ДЮША. На самом деле, девочки, тоталитаризм – это не так уж и плохо. Каждая шваль знала свое место, так мне мама сказала.

ВИКА. А Горбачев – усатый?

РЕШКА (сквозь сон). Нет, он лысый. Усатый – Сталин.

ВИКА. А в чем прикол? Спит… И как только земля таких носит? Бесполезное существо…

МАНЯ. Она – добрая.

ВИКА. Ну, это и значит – бесполезная…Че она тут плела-то? То она следователь, то она врач…

МАНЯ. Это все правда. Она была…

ДЮША. То у нее любовь до гроба, то он Зинку в лифте пошел провожать!

ВИКА. Дюш, у тебя в комнате на стене какая фотография висит?

ДЮША. У меня? Шахидка…

ВИКА. И че ты ее повесила?

ДЮША. Нравится.

МАНЯ. Да ты что, Дюша! Как тебе может шахидка нравиться?

ДЮША. Красивая.

МАНЯ. Где ты ее взяла?

ДЮША. Из газеты вырезала.

ВИКА (Дюше). А хочешь, твоя фотография будет в газете?

ДЮША. Сначала я хочу похудеть.

ВИКА. В завтрашней газете…

ДЮША. В таком виде?!

ВИКА. Раньше надо было думать! Мир должен узнать о нас… И содрогнуться!

ДЮША. А чего ему содрогаться?

ВИКА. А потому что этот долбаный мир, он понимает только, когда его долбают. Иначе он тебя не видит, не слышит, не замечает. Давайте прыгнем все вместе!

ДЮША. Давайте…


Подходят к краю крыши, стоят.
МАНЯ. Нет, я не могу…

ВИКА. А может, Решку столкнем?

МАНЯ. Ты что?!

ВИКА. А ты, Манечка, можешь валить отсюда.

МАНЯ. У тебя совсем, что ли, идеалов не осталось?!

ВИКА. Кончились.

МАНЯ. Да что ты, Вика, так нельзя…

ВИКА. А сидеть тут втроем и Вадика ждать, пока не состаримся, можно?

МАНЯ. Ну хочешь, мы уйдем! Ты одна останешься ждать его… Только Решку не трогай! Дюша, пойдем…
Дюша повязала платок, как шахидка.
Дюша?! Вы что, думаете, я испугаюсь? Не уйду я никуда…

ДЮША. Тогда мы тебя сами скинем…

МАНЯ. Не подходите…

ВИКА. Ну почему ты раньше отсюда не ушла? Мы же тебя просили!

МАНЯ. Ва-дик!

ВИКА. Достала ты нас… Ходишь все время за нами… Повторяешь все, ничего своего придумать не можешь…

МАНЯ. Смотрите, Вадик! Что это с ним? Ногу сломал… Девочки, вы меня тут подождите, я пойду ему свою кровь отдам!

ДЮША. Хитренькая какая, я тоже ему свою кровь отдам, у меня много…

ВИКА. Думаете, нужна ему ваша кровь?!

МАНЯ. Ему же больно!

ВИКА. Ему моя кровь нужна!!!

ДЮША. Пошли! (Убегают все втроем).




Пять лет спустя. Та же крыша. Дюша одна. Она сидит в драном, но со следами былой элегантности кресле-качалке. Жует бутерброд и читает книгу. Появляется Вика. Дюша замирает, увидев ее.
ДЮША. Вичка!

ВИКА. Дюшка!



Бросаются навстречу друг другу.
ДЮША (вопит). Сучка! (Обнимаются).

ВИКА. А я поднимаюсь на чердак…

ДЮША. На таких каблучищах – отпад!!!

ВИКА. …Чувствую: кто-то там, наверху, уже есть… Тайник проверила: ключа нет. (Тормошит Дюшу). Вот кто мой ключ украл! Держите вора!

ДЮША. Точно! Правильно! Это же твоя идея была: собственный ключ!

ВИКА. А по-моему, это Вадик придумал!

ДЮША. Я не знала. Я всегда считала, что это твоя идея была…

ВИКА (оглядывает крышу). А здесь ничего не изменилось…

ДЮША. Ну как ты, сучка? (Любуется Викой). Каким тебя ветром в родные палестины?

ВИКА. Я пока с вокзала ехала, насчитала пять новых ресторанов. В год по ресторану… А магазин «Пейте черный кофе» как стоял, так и стоит. Помнишь, ты нам заказывала там каппучино с корицей? Это казалось так круто…

ДЮША. Круче не бывает.

ВИКА. Господи, сто лет прошло, а Дюша не забыла про мой тайник… А ты хорошо смотришься. Часто сюда приходишь?

ДЮША. Когда зовут, прихожу…

ВИКА. Тайные встречи?

ДЮША. По старой памяти.

ВИКА. Жди меня, и я вернусь? Кстати, ты знаешь, чем отличается настоящая женщина? Она не ждет, когда к ней вернутся – сама вызывает.

ДЮША. Ты лучше про себя расскажи…

ВИКА. Вот решила навестить маман.

ДЮША. И как она?

ВИКА. Постарела.

ДЮША. А я училкой стала, представляешь?

ВИКА. Бедные детки…

ДЮША. Они меня любят! Учусь на втором курсе, школа – дом родной… Сегодня Тургенева проходили. Знаешь, что они мне сказали: «Тургенев родился в селе Спасское-Лутовиново». А дальше? – спрашиваю. Молчат.

ВИКА. Где-то я уже это слышала…

ДЮША. Представляешь, какая бездуховность?!

ВИКА. Никогда не думала, что из тебя получится этот… Юлиус Фучек.

ДЮША. Ты, наверное, хотела сказать – Януш Корчак?

ВИКА. Да ладно тебе, Арина Родионовна! Дома-то как у тебя?

ДЮША. Папу посадили.

ВИКА. Зато не убили!

ДЮША. Типун тебе на язык…

ВИКА. Все так говорят... С конфискацией?

ДЮША. Все равно много осталось – на маму было записано.

ВИКА. Готовились, значит?

ДЮША. Папа всегда говорил: «Бизнес – зона рискованного земледелия».

ВИКА. Он землю пахал?!

ДЮША. Носом рыл… Мы никогда не знали, что он делает на самом деле: металл продает или бивни слонов покупает. Однажды сказал: сижу на яйцах. Представляешь, хотел мне яйцо Фаберже на день рождения подарить. На шестнадцать лет.

ВИКА. А мне маман на шестнадцать лет хотела часы подарить. Но деньги пропила.

ДЮША. Это не важно: главное – они нас любят.

ВИКА. Дальше-то что?

ДЮША. В доме появился дядя Олег.

ВИКА. Утешил?

ДЮША. После него действительно ничего не осталось. Мы теперь к бабушке переехали. К папе на свидание ездим – раз в полгода.

ВИКА. Бедная Дюша… Поэтому ты решила получить рабочую специальность? Возьми денег, а? Все равно не мои – не жалко…

ДЮША. Счет выпишешь, как в кино?

ВИКА (достает деньги). Наличными.

ДЮША. Маман своей оставь…

ВИКА. Нельзя – пропьет.

ДЮША. Она иногда ходит по подьезду и просит – соли и хлебца…

ВИКА. Ну что я могу?

ДЮША. К себе забери.

ВИКА. Мужу сказала, что сирота…

ДЮША (очень убедительно). А теперь нашла свою мать, которая от тебя отказалась в роддоме.

ВИКА. Она же не отказалась!

ДЮША. А ты почему отказываешься?!

ВИКА. Если он узнает, что я его обманула…

ДЮША (тоном, не терпящим возражений). Любит – простит.

ВИКА (устало). Это не кино, Дюша! Это – жизнь!

ДЮША. Он что, не любит тебя – твой олигарх?

ВИКА. Я тебя умоляю…

ДЮША. Не понимаю, как можно тебя не любить – ты такая красивая…

ВИКА. Какой ты еще ребенок, хоть и училка…


Появляется Маня – с двумя младенцами: один на

груди, другой – сзади.
ДЮША (тихо). А вот и наше непорочное зачатие…

МАНЯ. Здрасьте, девочки! Вика, я сто лет тебя не видела… Ты такая эффектная!

ВИКА. Младенцы откуда?

ДЮША. Не от верблюда, это точно. Хотя, все может быть…

МАНЯ. Вы все шутите, девочки! Мы гулять вышли, воздухом дышать.

ВИКА. Можно посмотреть? Не сглажу, не бойся…

МАНЯ. Ты добрая, тебе можно.

ВИКА. Это кто – мальчик?

МАНЯ. Павлушка – сзади. А это – Анастасия.

ВИКА. По-моему, ты уделяешь ему мало внимания… (Берет его на руки).

МАНЯ. Они еще на свет не появились, а я им уже стихи читала. (Обращается к младенцу). Хорошие стихи, да? Тебе понравилось?

ДЮША. Что ты им читать-то могла? Идет бычок качается, вздыхает на ходу…

МАНЯ. Ох, доска кончается, сейчас я упаду…

ДЮША. Это же депрессивная поэзия! У детей развивается страх…

МАНЯ. Перед доской?

ДЮША. Перед жизнью. Наукой доказано. Что ты им еще читала, мамашка чокнутая?

МАНЯ. «Я поведу тебя в музей, сказала мне сестра… Вот через площадь мы идем, и входим, наконец, в большой красивый красный дом, похожий на дворец…»

ДЮША. И что такое в нашем городе «большой красивый красный дом»? Это же – суд! Ты представляешь, что ты наделала?

МАНЯ. «…Мы видим город Петроград в семнадцатом году. Бежит матрос, бежит солдат, стреляют на ходу!»

ДЮША. Вырастут, запишутся в партию Лимонова, покажут тебе город Петроград в семнадцатом году…

МАНЯ. А это плохо?

ДЮША. Ты сама запрограммировала их будущее: от страха перед жизнью они бросятся самоутверждаться. Вступят в партию и будут майонезом кидаться. А может, бомбами.

МАНЯ. А потом – что?!

ДЮША. Суд.

МАНЯ. Что же делать?

ДЮША. Психолингвистику читать. Или хотя бы к специалистам обращаться…

МАНЯ. К тебе?

ВИКА. Да не слушай ты эту второкурсницу. Начиталась справочников… Я медучилище бросила, потому что все болезни начала у себя находить. Проходим «плоскостопие» - есть! Читаем «искривление позвоночника» – имеется!

ДЮША. А слабоумие?

ВИКА. Не дошла: после первой сессии сбежала.

ДЮША. Ты хочешь прожить жизнь без высшего образования?!

ВИКА (Мане). Я тебе буду оплачивать няню для Павлика! Ты же не просто мать-одиночка, ты – вдвойне… Да не стесняйся: денег, как грязи…

МАНЯ. Вадик не согласится…

ВИКА. А мы ему ничего не скажем! Какой Вадик?!


Пауза.
ДЮША. Ну этот, помнишь? Он еще обещал тебя в рекламе снять… Как, кстати, твоя карьера – что-то в «Космополитене» тебя не видно…

ВИКА. Читаю от нечего делать: «Как подцепить богатого мужчину, как остаться его женой и что делать после его похорон…»

ДЮША. Думаешь, пригодится?

ВИКА. Это что – Вадика сын?!

МАНЯ. И дочка – тоже его…

ВИКА (плачет внезапно). Как же он мог, как же он мог… (Отдает ребенка Мане, закуривает).

ДЮША. Сигареткой угости… (Тоже закуривает).
Маня протягивает руку к пачке.
ДЮША. Мать кормящая, хочешь, чтобы они дым глотали? (Бьет ее по рукам. Вике, тихо). Ну что ты плачешь, дурочка! Из-за Вадика, что ли? У тебя же муж… У меня вот никого нет, я и то не плачу…

МАНЯ. Так вы из-за Вадика опять?!

ДЮША (Вике). Родишь от своего олигарха и успокоишься!

ВИКА. Да нельзя нам!

ДЮША. А что – квартира коммунальная, туалет на улице?

ВИКА. Я контракт подписала, что рожать не буду… У него есть сын, от первого брака. Жена ему развод дала только при условии, что детей у меня с ним не будет…

МАНЯ. Вот сучка!

ДЮША. А я говорила, что никому так тяжело на свете не живется, как богатым женщинам, а вы мне не верили?!

ВИКА. Как он мог, как он мог…

ДЮША. Кто – Вадик?!

ВИКА. Муж. Как он мог согласиться?

МАНЯ. У нотариуса заверили?

ВИКА. Нет.

МАНЯ. Фигня все!

ВИКА. Он же унизил меня, понимаете? Как он мог…

ДЮША (не очень уверенно). Через унижения – к звездам. Есть такое правило в психолингвистике. Или хотя бы к обеспеченной старости.

ВИКА. Не доживу… Я уже сейчас иногда чувствую себя такой старой… Возьмите у меня денег, а? От чистого сердца.

ДЮША. Ну ладно, давай твои деньги.

ВИКА (Мане). А ты?

МАНЯ. И я возьму, раз это для тебя так важно.

ВИКА. Спасибо.

МАНЯ. А как же, девочки? Надо помогать друг другу!

ВИКА. У меня же «Хенэси» в сумке! (Достает коньяк и закуску). Вот это – порезать…

ДЮША (режет колбасу, сыр). Ты что, без коньяка на улицу не выходишь?

ВИКА. За встречу!

ДЮША (Мане). Мало тебе, что они будут – национал-большевики, так ты еще хочешь, чтоб спились?

ВИКА. Училка! Класс!

МАНЯ. Я вообще не пью.

ВИКА. Представляете, вот читала я, читала все эти рекомендации – как заловить в свои сети богатого мужа, и… влюбилась.

ДЮША. А он?

ВИКА. Он сначала обещал, что сделает меня «Мисс Россия».

ДЮША. Неплохо!

ВИКА. Потом – «Мисс Ярославской области»…

ДЮША. Ну, хотя бы мисс села Спасское-Лутовиново ты стала?

ВИКА. Город Кошкин есть. Я стала «Мисс Кошкин»!

МАНЯ. Поздравляю!

ВИКА. А говоришь – не пьешь! С чем ты поздравляешь меня, детка?!

МАНЯ. Мечта исполнилась.

ВИКА. На большее у него не хватило денег. Купить корону королевы Кошкина и – умереть!

ДЮША. Он что – умер?!

ВИКА. Нет, конечно. Но деньги, как он говорит, кончились. Итог: виллы в Испании нет, а в Кошкине – только садовые участки. Поцеловать слона я не могу, от него воняет. Крокодил лежит обкуренный…

ДЮША. А кто говорил, что будет легко?

ВИКА. Но ведь я родилась на свет не для страданий, девочки!

ДЮША. А для чего, родная моя?

ВИКА. Для праздника. Неужели непонятно?

ДЮША. От слона, кстати, не воняет. Я вас обманула. С шестым «вэ» мы ходили в зоопарк, я специально подошла близко-близко...

ВИКА. И совсем не воняет?

ДЮША. Чуть-чуть. Как от собачки.

ВИКА. Как ты могла? Мы же верили тебе…

ДЮША. Когда дети врут, они растут, развиваются.

МАНЯ. Неужели Павлик и Настя тоже будут мне врать, когда станут большие?!

ДЮША. А зачем ждать? Можно и раньше. С особым цинизмом.

МАНЯ. Но ведь мне будет больно!!!

ДЮША. Детский цинизм – это нормально.

ВИКА. Это она тебе как Юлиус Фучек говорит…

МАНЯ. Какой еще Фучек? Где он?

ВИКА. А где праздник, я вас спрашиваю?

ДЮША. Надо работать, девочки!

ВИКА. Счастье в труде?!

ДЮША. А небо – в алмазах. Когда на меня смотрят двадцать пять пар любопытных детских глаз, я не думаю о счастье. Но, наверное, это оно и есть.


Вика резко встает, собирает вещи.
ДЮША. Куда ты?

МАНЯ. Решила вернуться домой?

ВИКА. Вспомнила, зачем я приехала: Вадика хочу забрать.

МАНЯ. Вадика?!

ДЮША. Он что – вещь?!

ВИКА. Он – единственный человек, которого я любила в своей жизни.

МАНЯ. Ой, люди добрые, что она говорит?!

ВИКА. И пока мы встречались с ним на этой крыше, у меня было небо с алмазами...

ДЮША. Ну, это все было давно – и неправда…

ВИКА. Мне нельзя было уезжать отсюда за красивой жизнью. Это все ошибка: мисс Кошкин, муж, жена его, сын – ну зачем я им? Они меня отпустят.

ДЮША. Вадик знает?

ВИКА. Нет пока… Он на мотоцикле куда-то поехал, сказал: приходи на крышу, поговорим.

ДЮША. А ты нас спросила?!

МАНЯ. Меня ты спросила?

ДЮША. Может, мы не отдадим его!!!

МАНЯ. Дюша, а ты тут при чем?!

ДЮША. Вадику не нужна красивая женщина. И глупая тоже не нужна. Ему нужна – умная!

ВИКА. Не поняла!

ДЮША. Я встречаюсь с ним здесь, на этой крыше. Беру ключ, открываю дверь, сижу и жду его здесь, как Муму Герасима… И всегда буду ждать, и он это знает…

ВИКА. Ты украла ключ, и ты украла у меня Вадика! (Бросается на Дюшу).


Борьба на краю крыши.
МАНЯ. Прекратите, девочки! Я вам его все равно не отдам… Он – мой!

Дюша и Вика остановились, дышат тяжело.
ДЮША. Нет, ну вы посмотрите на нее – какая бездуховность… (Плачет). Ты что думаешь – вышла замуж по залету, и он твой до гроба? Да что ты можешь ему дать?
Заплакали дети – оба разом.

ВИКА (Мане). Я детей твоих обеспечу на сто лет вперед… Денег я тебе еще дам! Все деньги, все отдам…


Маня успокаивает детей, качает их, поет

песенку.
ДЮША (Вике, тихо). Да у тебя нет ничего…

ВИКА. Работать пойду!

ДЮША. Рыбой торговать на улице?

ВИКА. А что, кроме рыбы все кончилось?

ДЮША. Что ты умеешь?

ВИКА. Любить.

ДЮША. Проституткой, что ли?
Вика плачет.
МАНЯ (Дюше). Ты зачем ее обидела?

ДЮША. Это не я ее обидела, это кто-то другой. Жизнь, что ли?



Но Маня уже не слушает ее, она качает детей,

поет им свою песенку и улыбается.

Конец.

Пьеса получила премию на конкурсе «Евразия» (Екатеринбург, май 2005 г.) и «Мы дети твои, Россия!» (Москва, февраль 2006 г.).






Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет