«Энтерпрайз» неторопливо двигался вдоль границы нейтральной зоны



жүктеу 283.07 Kb.
Дата25.04.2019
өлшемі283.07 Kb.

Наваждение

Автор – Ts`Pok's

http://ts-pok.livejournal.com/
«Энтерпрайз» неторопливо двигался сквозь пространство. Путь его лежал на одну свеже-колонизированную планету, и ничто не мешало ему лететь быстрее, но командование Звездного Флота настойчиво попросило Кирка пропатрулировать по дороге этот сектор – слишком часто там пропадали корабли Федерации.

- И долго мы будем ползти, как раненая улитка? – вместо приветствия произнес МакКой, входя на мостик.

- Доктор, слово «ползти» не вполне подходит для описания нашего движения, - с улыбкой начал было говорить Кирк, но доктор перебил его

- Джим! Только не это, не говори мне, что вулканская манера разговаривать заразна! Я этого не перенесу. – МакКой картинно всплеснул руками. – Кстати, а где наш остроухий друг? Я полагал, что он должен быть на мостике.

- Спок сейчас в лаборатории, мы заметили следы недавнего ионного шторма и он решил поднастроить аппаратуру для его исследования. Все же лучше, чем просто лететь вперед.

- Да уж, его хлебом не корми, дай что-нибудь поисследовать.- доктор развернулся и направился обратно к турболифту.

- Боунз, а зачем ты его ищешь? – заинтересовался Кирк. Он знал, что доктор нечасто приходил на мостик просто так, поздороваться.

- Я хочу сказать этому зеленому человечку, что люди все-таки отличаются от вулканцев и не способны неделями работать без перерыва. И что половина его научного отдела уже побывала у меня в лазарете с нервными истощениями и недосыпанием. Уверен, вторая половина скоро тоже отметиться, как только вырвется из его цепких лап.

- Из лап? – раздался сзади спокойный голос офицера по науке. Он только что вышел из турболифта и МакКой, стоявший к нему спиной, его не заметил. – Доктор, у гуманоидов верхние конечности принято называть руками, а лапы…

- Хватит! – перебил его доктор, - Руки, лапы, да хоть ноги! Вашему отделению давно пора вкатить по ударной дозе снотворного, чтобы хотя бы отоспались до прилета на колонию. А вам лично тройную дозу. Сколько нам осталось плестись? Неделя?

- Пять дней, двадцать три часа и восемнадцать минут при учете сохранения текущей скорости, – Спок, старательно игнорируя выпады доктора, прошел к своему месту за научной станцией. И, уже склонившись над монитором, произнес – А тройной дозы на это время будет мало. Если хотите, могу помочь рассчитать оптимальную дозировку.

- О боже, только ходячего калькулятора мне в лазарете не хватает, - доктор опять направился к турболифту. И на этот раз ему не удалось в него зайти – с пульта связи подала голос Ухура.

- Капитан, я получаю сигнал SOS. – Она поднесла руку к уху, поплотнее прижимая наушник. – Это «Поллюкс», корабль Федерации. Сигнал слабый, только аудио.

- Выводи.

Все присутствующие непроизвольно повернулись к центральному экрану, на котором, как и прежде, яркими огоньками горели звезды. Из динамиков послышался мужской голос, в котором звучало отчаяние:

- Всем, кто меня слышит, это корабль Федерации «Поллюкс», мы попали в ионный шторм. Наши системы отказали, прошу помощи. Мы не можем определить свои координаты.

Кирк повернулся к Ухуре.

- Это все?

- Да, сэр. Это повторяющееся послание.

- Спок?


- «Поллюкс», транспортный корабль. Экипаж пятнадцать человек. Пропал в этом районе примерно десять дней назад. В последний сеанс связи сообщал о начинающейся ионной буре. После этого никаких сообщений от него не поступало. – Спок уже успел сделать запрос в бортовой компьютер.

Кирк взъерошил волосы и на мгновение задумался. Сулу, полуобернувшись на капитана, ждал его решения. Чехов, склонившись над пультом, быстро набирал что-то на панели.

- Сулу, определите координаты сигнала и проложите туда курс. Чехов, приготовьте щиты.

Сулу широко улыбнулся и, повернувшись к своему пульту, нажал несколько кнопок. Он уже рассчитал курс на источник сигнала и ждал приказа, который только что получил. Капитан никогда не мог пройти мимо терпящих бедствие.


Десять минут спустя сканеры обнаружили корабль федерации. Он находился внутри еще не успокоившейся бури и явно дрейфовал с выключенными двигателями.

- Сэр, у него щиты опущены, двигатели выключены. Включая и импульсный. – Сообщил результат сканирования Чехов.

Сразу же, как бы продолжая доклад лейтенанта, Спок доложил результаты расширенного сканирования:

- Уровень энергии низкий, система жизнеобеспечения в норме, обнаружено пять жизненных форм. Расовую принадлежность определить невозможно, ионная буря искажает сигналы.

Кирк слегка кивнул, подтверждая, что доклад услышан и понят.

- Ухура, установите с ними связь

- Связь установлена, но опять только аудио, – ответила Ухура, пробежавшись умелыми пальцами по клавиатуре.

- Я капитан «Энтерпрайза» Джеймс Т. Кирк. Мы прибыли на ваш сигнал SOS, что у вас произошло?

Из динамиков послышался усталый голос.

- Слава богу, хоть кто-то услышал. Мы уж и не надеялись на помощь. Пару дней назад мы попали во внезапно начавшийся шторм, так, проморгали, и пока пытались вырваться из него, несколько перегрузили двигатели. Ну, после чего потеряли их и щиты, да и вообще техника начала барахлить. И еще нас отнесло куда-то, так что мы не в курсе, где находимся. Мы пытались починить движки, но буря забрала несколько человек и нам просто не хватает рук все сделать. Не поможете?

Кирк, несколько удивленный такой манерой разговора, оглядел свою команду на мостике и затем продолжил:

- С кем я разговариваю?

- А, да, – в голосе собеседника послышалась досада за забывчивость, - корабль «Поллюкс», принадлежность Федерации, я Сэмюель Ногам, тут вроде как доктор. Капитан сейчас в лазарете. Ну, так вы поможете?

Кирк еще раз оглядел мостик, теперь на его лице было выражение удивления наполовину с замешательством.

- Конечно, мистер Ногам. Сейчас отправим к вам группу. Конец связи.
Кирк встал с капитанского кресла и пошел к турболифту, на ходу отдавая распоряжения

- Боунз, приготовьте аптечку, Ухура, вызовите Скотти в транспортаторную, Спок, пойдете с нами. Мистер Сулу, корабль на вас.


Группа материализовалась в узком коридоре, освещенном тусклым аварийным освещением. Пока все оглядывались и ориентировались, Спок достал свой трикодер.

- Капитан, я регистрирую двух людей в десяти метрах отсюда – прямо за поворотом. Один стоит, другой движется по направлению к нему. Мостик в той же стороне.

Кирк пошел в указанном направлении, остальная группа, последовала за ним. Спок шел, не отрывая глаз от экрана трикодера.

- Капитан, трикодер показывает наличие остаточных следов усыпляющего газа. Подобный газ используют на кораблях в случае его захвата.

- Вы уверены? Связь с кораблем была менее пятнадцати минут назад. Других кораблей поблизости не было, а доктор… как там его… Ногам… ничего не говорил о захвате.

МакКой уже достал свой медицинский сканер и обследовал окружающий воздух.

- Джим, он прав. Концентрация незначительная и продолжает уменьшаться благодаря системам вентиляции. Сейчас он абсолютно безопасен.

- Спок, как давно, по-вашему, могло это произойти.

Спок на несколько секунд задумался.

- Принимая во внимание стандартность защитных систем и текущую концентрацию, газ был распылен восемь минут назад с погрешностью в пятнадцать секунд. Я не знаю точно эффективность вентиляции. – Слегка извиняющимся тоном произнес он.

- Что за чертовщина тут происходит. – Кирк достал коммуникатор. – Энтерпрайз, прием. Энтерпрайз! – Из коммуникатора доносился лишь белый шум статических помех. Кирк взглянул на остальных. Каждый попробовал связаться с кораблем, используя свой прибор связи, но ни один из них не оказался эффективным.

- Капитан, возможно, «Поллюкс» отнесло ближе к центру шторма и это вызвало невозможность связаться, используя коммуникаторы. Их мощность недостаточна, чтобы проникнуть через ионные возмущения.

- Ладно, дойдем до мостика, оттуда выясним, что произошло. – Кирк продолжил движение. Не успел он дойти до поворота коридора, как оттуда послышался звук выстрела из фазера, спустя секунду донесся крик «Свои!» и еще один выстрел. После чего воцарилась тишина, нарушаемая лишь еле слышным потрескиванием проводки аварийного питания.

Кирк, услышав первый выстрел, быстро отскочил назад и прижался к стене коридора. Бросив взгляд на свою команду, он с удовлетворением отметил, что остальные последовали его примеру. «Сказал бы кто, что на терпящем бедствие транспортном корабле, возможно, придется использовать фазеры, рассмеялся бы в лицо» - подумал Кирк, и про себя отметил, чтобы впредь всегда брать с собой оружие.

Они выждали около полуминуты, но из коридора больше не доносилось никаких звуков. Кирк взглянул на своего первого помощника, изучающего показания трикодера. Без слов поняв, что хочет спросить капитан, он отрицательно покачал головой, закрыл трикодер и осторожно выглянул за угол. Потом, уже не скрываясь, скрылся за поворотом.

На полу рядом с закрытой дверью с надписью «лазарет» лежал человек в форме инженера. Рядом с ним валялся фазер. Кирк осторожно подошел к оружию и поднял его. Установленный на режим оглушения, фазер оказался почти разряженным. МакКой в это время осматривал лежащего.

- Ничего страшного. Он оглушен выстрелом, но вскоре должен очнуться. Перенесем его в лазарет? – МакКой поднял глаза на капитана.

- Тот, кто в него стрелял, наверняка спрятался там. – Кирк вооружился фазером. – Надо выяснить, что же тут происходит. Спок, можешь сказать, есть там кто?

- Конечно, капитан, - Спок опять занялся трикодером. – Он там один, от двери налево полметра и метр вглубь. Странно, что система безопасности не среагировала на выстрелы.

- Потом выясним. Скотти, сможешь быстро открыть эту дверь?

- Конечно, сэр, проще простого, сейчас, повожусь с этой маленькой панелькой. – Инженер умело снял панель управления. - Готово. Говорите, когда.

- Открывай!

Скотти замкнул несколько проводков, и дверь неожиданно быстро распахнулась. Кирк, не медля ни секунды, не дожидаясь полного открытия, впрыгнул внутрь, в прыжке целясь в оторопевшего человека.

- Брось оружие!

Тот, ошеломленный неожиданным вторжением, бросил свой фазер к ногам капитана и поднял безоружные руки вверх.

- Все-таки вы меня достали! Я знал, что этим все кончится. Жаль… - Он внезапно перешел на крик – Ну, убейте меня, убейте! Чего стоите! Стреляйте, ведь вы так этого хотели!

Кирк подобрал брошенный ему фазер и передал подошедшему Споку. В дверь заглянул Скотти, удостоверился, что внутри безопасно и помог МакКою занести оглушенного инженера в лазарет.

Пленный, одетый в форму пилота, взглядом расширившихся глаз проводил их.

- Патрик? Что с ним? Он мертв? – Он опять резко сменил свое поведение. Теперь из загнанного зверя он вдруг стал испуганным и недоумевающим. – Кто вы? – пилот посмотрел на Кирка, все еще держащего его на прицеле.

- Я капитан корабля Энтерпрайз Джеймс Кирк. А кто вы?

- Я… я капитан Поллюкса… Фредерик Иствуд. Был… Иствудом…

Зафиксировав пострадавшего на койке и оказав ему первую помощь, МакКой подошел к человеку, называющему себя капитаном Иствудом. Он уже взял себя в руки, и по нему нельзя было сказать, что всего минуту назад перед ними стоял испуганный до паники человек.

- Расскажите, что здесь произошло, почему вы стреляли? – Спросил Кирк, все еще держа пленника на прицеле.

Иствуд сделал шаг назад, оперся спиной на стену и сполз по ней вниз. Уже сидя на полу, он сглотнул и, запинаясь, начал рассказывать, глядя на ботинки Кирка.

- Я не знаю, что происходит. Мы попали в шторм, потом электроника вышла из строя, а потом…. потом… началось это… - Он перевел взгляд на свои руки и разглядывал лейтенантские нашивки. – Я – капитан Иствуд! Я, а не кто-то другой! Хотя нет… я наверно уже пилот… да, кажется, так… Джонни… А он тогда кто?... – казалось, он уже не замечает других людей, находящихся возле него и разговаривает сам с собой. – А он, наверно сейчас доктор… они все, все сговорились! Предатели! Нет! Не так….все не так…. – Иствуд поднял глаза на Кирка. – Вы? Кто вы? Да! Вы пришли убить нас! – Он опять сорвался на истерический крик, - ну так стреляйте! Что стоите!

Истерика внезапно прекратилась. Теперь этот человек сидел у стены, обхватив руками колени и невидящим взглядом смотрел впереди себя. Экипаж с Энтерпрайза переглянулись между собой. МакКой проверил сканером состояние Иствуда.

- У него явные признаки нервного истощения. И странные мозговые волны, напоминающие те, что появляются при шизофрении или раздвоении личности. Однако по другим показаниям, никаких болезней психического характера нет. Я дам ему успокоительного. В таком состоянии от него ничего не узнаем.

Кирк помог МакКою перенести Иствуда на койку в лазарете и МакКой вколол новому пациенту какое-то лекарство, от которого тот сразу расслабился и заснул.

- Что такое? – Встревожено спросил Кирк, видя, что пациент уснул, вместо того, чтобы просто успокоится.

- Он слишком много пережил в последнее время, и обычная доза оказалась слишком большой. И не проси его разбудить, - возразил доктор на еще невысказанную просьбу, - я не могу гарантировать, что он окажется в нормальном состоянии при пробуждении.

Немного попрепиравшись с доктором на эту тему, Кирк все-таки сдался. В конце концов, МакКой всегда был непреклонен, когда дело касалось его пациентов. Договорившись, что доктор останется в лазарете на случай, если кто из пациентов придет в себя, остальные направились на мостик, где трикодер фиксировал две формы жизни. Именно там можно было получить ответы на всё увеличивающееся число вопросов.

До мостика они добрались абсолютно без проблем. Двери с тихим шипением раскрылись при их приближении. Мостик был намного теснее, чем на Энтерпрайзе – одно капитанское кресло посередине, перед ним кресло пилота и еще одно, передвигающееся вдоль стены, сплошь занятой панелями, экранами, датчиками.

На полу под основным экраном полусидел-полулежал человек, в медицинской форме. Руки его были связаны за спиной оптическим кабелем, оторванным от какого-то прибора, на лице – явные признаки недавней драки. Ненавидящими глазами он смотрел на капитанское кресло. В нем, как и положено, сидел капитан. Его вид тоже свидетельствовал о том, что совсем недавно он принял участие в драке и, судя по всему, в драке со связанным медиком.

На звук открывающейся двери, капитан развернулся к вошедшим. От этого движения на пол с тихим звоном попадали пустые ампулы от гипошприца. Кирк прикинул, что их должно быть не меньше десятка. Входя на мостик, Кирк и Спок установили трофейные фазеры на режим оглушения, и теперь оружие было направлено на капитана.

- Спок, проверьте медика. Скотти, посмотри, что с приборами. – Скомандовал Кирк, видя, что непосредственной опасности на мостике нет. Однако он не сводил фазер с капитана.

- Разумная предосторожность, - произнес капитан, не вставая. – На вашем месте я бы сделал тоже самое. Вас ЭТО уже затронуло?

- «Это»? – спросил Кирк, разворачивая одной рукой пилотское кресло и усаживаясь в него, все также держа капитана на прицеле.

- Я даже не знаю, с чего начать… - голос капитана Поллюкса был несколько заторможенным.

- Попробуйте начать с начала, - предложил Спок, осматривая связанного медика.

- Ну, сначала… сначала был шторм… потом приборы отказали… потом началось ЭТО. Я теперь тут капитан, хотя был доктором, он, - капитан кивнул на медика, - был мной, потом, кажется, пилотом, потом даже не знаю, кем….

Капитан не договорил – свет внезапно мигнул раз, другой и погас. Корабль тряхнуло. Кирк почувствовал, что его выкинуло с кресла пилота и он сгруппировался, чтобы упасть на пол с минимальными последствиями, но голова внезапно закружилась, в голове появился странный звук, среднее между звоном и жужжанием и он вдруг почувствовал, что падает вовсе не на пол, а на стену. И он не сидел на кресле, а стоял перед падением…

Корабль тряхнуло еще раз, и тусклые аварийные лампы опять включились, заливая помещение неверным светом.

Кирк огляделся. Он больше не был на мостике. Он стоял в лазарете, опираясь на стол. В руке он держал гипошприц.


Включившееся аварийное освещение тускло освещало мостик. Кирк, неудачно упавший с кресла пилота, медленно и осторожно поднялся на ноги, одновременно оглядывая помещение. В капитанском кресле истерично смеялся капитан. Плечи его судорожно подрагивали от каждого приступа хохота, а руки уже привычным движением заправляли в гипошприц очередную ампулу. Спок, сумевший остаться на ногах во время происшествия, выпрямился, прищурившись оглядел мостик и быстрым шагом вышел в коридор. В спину ему донесся удивленный вопрос Скотти:

- Мистер Спок, вы куда?

- Я… проверить одну небольшую гипотезу, - ответил Спок не оборачиваясь и двери с тихим шипением закрылись за его спиной. Если в этот момент кто-нибудь увидел бы его лицо, то был бы весьма удивлен – вулканец улыбался.


Кирк все-таки встал на ноги, потер ушибленное колено подошел к креслу капитана Поллюкса. Тот уже вколол себе содержимое шприца и теперь расслабленно сидел, блаженно улыбаясь куда-то в потолок. Кирк осторожно взял гипошприц из его руки, осмотрел его, затем присел на корточки и осмотрел лежащие на полу ампулы. Увиденное явно ему очень не понравилось, так как он нахмурился и уверенно проверил пульс и состояние зрачков у капитана Поллюкса. Нахмурившись еще больше, Кирк, наконец, повернулся к Скотти и с нехарактерной для него ворчливостью заговорил:

- Скотти, когда в следующий раз будете транспортировать меня к пациенту, пожалуйста, предупреждайте заранее. И настройте этот чертов транспортатор по-человечески, сейчас с пола встаю, завтра – по космосу летаю?

- Но... капитан, никто никого не транспортировал. – растерянно опротестовал инженер. – Вы в порядке? Может, стоит позвать МакКоя?

Кирк с изумлением уставился на него.

- Что? Скотти, очнись, я и есть МакКой! – он протянул руку вперед, но замер, не закончив движения. Удивленный взгляд переместился с инженера Энтерпрайза на золотистый рукав с капитанскими нашивками. Затем он оглядел себя целиком и, не доверяя осмотру, провел руками по голове, ощупал лицо. Затем стремительно подошел к одному из неработающих экранов, в котором тускло отражался мостик и попытался разглядеть себя в отражении.

- Капитан? – осторожно спросил Скотти, наблюдая за странными действиями Кирка.

- Все в порядке, все в порядке, Скотти… - пробормотал Кирк, на ватных ногах преодолев пару метров до кресла пилота и тяжело опускаясь в него. – Я просто сплю.

По внутрикорабельной связи поступил вызов. Скотти бросил взгляд на сидящего в кресле Кирка, вздохнул и нажал кнопку интеркома. Из динамика донесся взволнованный голос МакКоя:

- Спок, Скотти, у вас все в порядке?

- Не совсем, доктор. Придите лучше к нам на мостик, кажется, капитан не в себе.

- Я итак собирался это сделать. Кирк, отбой.
Через полминуты дверь на мостик открылась, и в нее зашел МакКой. В правой руке он нес медицинскую сумку, в левой держал сканер. Доктор остановился у входа, глядя на сидящего Кирка. Тот, в свою очередь, во все глаза глядел на вошедшего.

- Черт побери, что здесь происходит, - почти одновременно произнесли они. Кирк встал и подошел поближе. МакКой положил сумку на пол и медленно обошел Кирка.

- А я все-таки немного располнел, - сообщил он сам себе после осмотра.

- Джим, это ты? – недоверчиво спросил Кирк. – Вернее, я, это ты, а ты теперь я? – Он произвел странные движения руками, указывая то на себя, то на стоящего перед ним человека.

- Да, Боунз, похоже на то. Хотелось бы узнать, что же произошло и как вернуть все на место. Спок! – Кирк в теле МакКоя повернулся туда, где перед происшествием стоял Спок. Не увидев его на мостике, он повернулся к инженеру – Скотти, где Спок?

- Эээ… он сказал, что хочет проверить гипотезу и вышел. - Скотти переводил растерянный взгляд с Кирка на МакКоя и обратно. – Кто из вас кто?

- Я – Кирк, - ответил ему Кирк, поправляя синюю рубашку докторской формы, - а он, - указующий жест на капитана Энтерпрайза, - Боунз. Мы с ним каким-то образом поменялись местами.

- А я уж надеялся, что все это мне снится… - пробормотал Боунз, поднимая медицинскую сумку. – Джим, а почему ты ее взял? Она же далеко от выхода лежала? – с недоверием спросил он, проверив ее содержимое.

- Даже не знаю. – Пожал плечами Кирк, - я уже выходил, когда вдруг решил, что раз вызвали на мостик, значит, что-то случилось и нужна врачебная помощь… Как-то автоматически все взял. – Кирк протянул МакКою медицинский сканер, который все еще держал в руке. - Мы можем узнать что-нибудь от этих двух? – он кивнул в сторону капитана и связанного медика, который сейчас лежал без сознания.

- От капитана вряд ли что-либо можно будет узнать, он ввел себе лошадиную дозу транквилизаторов, и сейчас скорее растение, чем человек. – МакКой подошел к медику и провел над ним медицинским сканером.

- У него те же странные мозговые волны, что у того пилота в лазарете. Небольшие физические повреждения, но в целом в норме. Я могу привести его в чувство.

- Хорошо, Боунз, приступай. Скотти, попробуй связаться со Споком. Наши коммуникаторы тут не работают.

Инженер все также недоверчиво смотрел на МакКоя, который вел себя как капитан, а капитан почему-то решил заняться целительством и не спешил выполнять приказ.

- Черт возьми, Скотти! Я в самом деле капитан Энтерпрайза Джеймс Ти Кирк. А он – доктор Леонард МакКой. Мы с ним как-то поменялись телами, когда корабль трясло. Свяжись со Споком, пусть придет сюда и поможет нам во всем этом разобраться.

- Хорошо… капитан. – Инженер повернулся к консоли и нажал несколько кнопок.

- Сэр, корабельные интеркомы работают только в одном направлении. С мостиком можно связаться, а отсюда нет. Придется искать мистера Спока самостоятельно.

- Ладно, займемся этим позже. Боунз, как успехи?

Темно. Слишком темно. И больно. Пульсирующая боль сконцентрирована где-то в глубине головы. Трудно думать. Голоса. Знакомые голоса, но смысл ускользает. Сосредоточиться. Нет, не выходит. Боль сбивает, она занимает всю голову. Надо убрать. Надо сконцентрироваться и убрать боль. Я вулканец, мне не больно… Нет. Все равно боль. Я вулканец, мне не больно, я могу управлять своим телом. Нет… не могу… руки почти не чувствуются. И темно. Паника начинает зарождаться где-то внизу живота. Холодный ком поднимается вверх, оставляя вместо себя панический жар. Страх нелогичен. Мне не страшно. Паника нелогична. Нет! Нет! Не хочу! Только не это, только не опять! Двигатели. Да. Двигатели. Можно все закончить разом. Боли не будет, страха не будет. Ничего не будет! Нет! Это не мои мысли. Самоубийство нелогично. Страх. Паника. Надо сосредоточиться и убрать их. Да. Так. Холодный ком застыл в горле. Он больше не властен надо мной. Да. Я спокоен. Теперь боль. Сконцентрироваться. Пульсирующая боль. Нет, не получается. Только не потерять контроль над страхом. Пусть боль будет, но не будет страха. Пусть.


Спок опять открыл глаза. Стало немного светлее, но все равно яркость не дотягивала до привычного освещения на корабле. Пусть даже и освещение было только аварийное. Он лежал на полу. Да. На полу мостика этого странного корабля с его не менее странным экипажем. Жаль, что Жаннет умерла. Она была такой соблазнительной. Стоп. Какая Жаннет? Он закрыл глаза. Перед глазами встал образ симпатичной светловолосой девушки. Она заразительно смеялась. Спок широко улыбнулся ей в ответ и сразу же спрятал улыбку. Ледяной ком паники опять шевельнулся. Эмоции. Откуда они взялись? Почему они неподконтрольны? Что вообще, черт раздери все эти космические путешествия, происходит в этом проклятом корабле?

Прохладная рука коснулась его шеи. Подавив неизвестно откуда взявшееся желание отшатнуться и убежать, Спок снова открыл глаза.

- Джим, - с облегчением произнес он, увидев склонившегося перед ним Кирка. – Что тут произошло? Доктор? Насколько я могу понять, после того, как корабль испытал тряску, я на какое-то время потерял сознание, раз вы успели прийти. – Спок перевел взгляд на стоящего рядом с Кирком МакКоя.

Кирк с доктором удивленно переглянулись. Связанный медик вел себя совсем не так, как они ожидали. Он вел себя… как Спок! Та же интонация, то же каменное выражение лица, хотя и явно сдерживающее эмоции. МакКой растерянно посмотрел на стоящего рядом с ним Кирка. Ему было непривычно и странно видеть вместо капитана себя самого, однако сейчас он ничего не мог с этим поделать.

- Вы знаете, кто мы? – Кирк слегка отодвинул в сторону доктора и склонился над связанным человеком. – Может ВЫ нам объясните, что же тут твориться?

Спок широко открыл в удивлении глаза. Все попытки сдерживать эмоции и не давать им выйти наружу оказались тщетными. Его тело его не слушалось. Ужасно болела голова и паника подбиралась все ближе. Приходилось выбирать – или выражение эмоций или панический страх. Он не мог контролировать их одновременно, и он выбрал подавлять страх. Пульсирующая боль в голове затрудняла мыслительный процесс, но он понимал, что поддаться страху, позволить загнать себя в угол означает полную потерю контроля над тем малым, что у него еще оставалось.

- Доктор, это я, Спок. Вы что, не узнаете меня? Капитан… - он хотел протянуть руку Кирку, но почувствовал, что руки связаны за спиной. – Ничего не понимаю.

МакКой опять поглядел на Кирка.

- Джим…. А может он тоже?..

- Все может быть. Не удивлюсь этому.

Кирк присел на корточки перед лежащим человеком.

- Спок, что ты мне подарил на последний день рождения?

Спок смотрел на него долгим изучающим взглядом, затем осуждающим тоном произнес

- Доктор, если вы не помните, вы сами наотрез отказались принимать от меня какие-либо подарки после подаренного на странный праздник Новый год справочника по сравнительной паталогоанатомии основных известных гуманоидных рас.

Кирк сдавленно хрюкнул, подавляя смех. Он помнил тот вечер, этот подарок и особенно КАК он был преподнесен. Во время застолья, сопровождаемый демонстрацией наиболее качественных и выразительных изображений. Хорошо еще Боунз успел быстро выхватить книгу и унести ее от греха подальше, пока не пошли совсем уже неудобоваримые подробности.

- Боунз, кажется, это действительно наш Спок. Давай развяжем его и все-таки выясним, что здесь твориться.

Они быстро развязали ему руки и помогли встать. Боль в голове резко усилилась, заставив непроизвольно схватиться за голову, затем стихла и уже не ощущалась тяжелым молотом. Кирк аккуратно взял Спока под руки, подвел к креслу и усадил в него.

- Боунз, проверь его еще раз тщательнее. Кажется, у него сотрясение мозга и возможно нарушение мозгового кровообращения. Я бы посоветовал дать ему кубик…

- Джим! - Перебил его МакКой. – кто здесь доктор, в конце-то концов? Твое дело командовать, оставь медицину на специалистов. – Однако МакКой провел еще одно сканирование человека, в чьем теле сейчас находился офицер по науке. – Ты прав… ты абсолютно прав в своем диагнозе… Но как?

- Капитан, - обратился подошедший поближе Скотти, - если он сейчас мистер Спок, то кто же тогда вышел отсюда?

Кирк ошеломленно уставился на него.

- Точно. Как же я не сообразил. Боунз, останься со Споком, Скотти, пойдем, нам надо его найти.

Он стремительным шагов вышел с мостика, не оглянувшись, уверенный, что его приказы будут выполнены. Скотт колебался всего мгновение, а затем последовал за ним, на ходу укоризненно качая головой. Ему казалось, что все вокруг сошло с ума, однако он решил принять происходящее, как должное.


Оставшись вдвоем, если не считать безвольно сидевшего в капитанском кресле обколотого транквилизаторами человека, Спок и МакКой смотрели друг на друга. МакКою очень хотелось сказать что-нибудь едкое и колкое в адрес вулканца, но он сдерживал себя, понимая, что Споку сейчас хуже всех. Он не только переселился в чужое тело, но и попал в совершенно неподготовленный организм, не подчиняющийся его внутренней силе. И заметно уступающий по своим качествам привычному телу. Он видел, как его друг старался сдержать себя, подавить проявление чувств, но страх в чужих глазах выдавал его.

- Спок, как ты? – тихо спросил он, нарушая неловкое молчание.

Голубые глаза моргнули. Страх чуть не перерос в панику, но быстро ушел куда-то вглубь, прячась за показное спокойствие. На этом лице читалось всё, что вулканец привык скрывать.

- Я в порядке, капитан. – Чужой голос также старательно скрывал страх и волнение.

- Спок, я не капитан, я МакКой. – мягко ответил доктор, как будто разговаривал с больным ребенком. – Когда корабль тряхнуло, мы с ним как-то поменялись телами. Ты что-нибудь помнишь из того, что произошло?

Спок отрицательно покачал головой. Это движение вызвало очередной приступ боли, но он сумел сдержать себя, не показывая ее. Он не знал, стоит ли говорить о тех видениях, что родились в мозгу перед тем, как его привели в чувство. Имеют ли они под собой какой-либо смысл или же они являлись просто реакцией мозга на чужое сознание? У него не было на это ответов. А попытки логически думать приводили к ослаблению контроля и вызывали новые волны панического, иррационального страха.

МакКой вздохнул и отошел от него, оставив Спока на кресле. Он прошелся по мостику, затем, движимый странным чувством, подошел к одному из пультов и уверенно набрал код доступа к корабельным записям. Доктор был уверен, что он не знал этого кода и вообще не имел понятия о том, что за пульт это был, но действовал так, как будто проделывал эту операцию множество раз.

В ответ на его действия компьютер вывел записи корабельного журнала. Из них следовало, что десять дней назад Поллюкс попал в ионный шторм. Сначала ничего не предвещало беды, однако на следующий день им не удалось выйти из него. К вечеру появились проблемы с двигателями, а еще через день экипаж начал сходить с ума. То один, то другой считали себя другим членом экипажа. Когда выяснилось, что они действительно переселялись из тела в тело, обнаружилось также, что переселение влияет на психическое состояние. Развивалась паранойя и мания преследования, в результате которой была убита инженер Жаннет Ковальски. Пять дней спустя начала шторма записи обрывались. Последней была запись судового врача, где он сообщал, что большая доза транквилизаторов препятствует переселению и что он попробует дотянуть до спасения.

Спок выслушал эти записи, затем вдруг произнес:

- Жаннет. Она была такой соблазнительной.

МакКой удивленно подошел к нему.

- Спок, ты о чем?

- Жаннет. Моя маленькая Жаннет. Этот подонок убил ее. – Спок встал, сделал несколько шагов, но голова закружилась и он был вынужден схватиться за спинку кресла, чтобы не упасть. Однако голова вдруг прояснилась. – Доктор. Я понял. При смене тела остаются знания и мысли предыдущего владельца. Надо торопиться, он хочет взорвать варп-привод. Скорее, у нас может остаться слишком мало времени.

Кирк вышел с мостика на мгновение задумался. Где искать Спока в первую очередь? Скотти говорил, что тот собирается проверить какую-то гипотезу. Значит, искать его можно среди научного оборудования. На транспортнике самое подходящее место – лазарет. Потом мастерская. Лазарет ближе всего, да и путь туда известен. Заодно и пациентов можно проверить, вдруг им хуже стало, врачебная помощь никогда не бывает лишней. Определив, куда идти, Кирк уверенно пошел обратной дорогой в лазарет. Инженер, не отставая, шел следом.

В лазарете не было никаких изменений. Два члена экипажа «Поллюкса» все также лежали привязанные к койкам. «Странно», - отметил про себя Кирк, - «инженер должен бы уже очнуться от оглушения фазером, надо проверить показатели». Кирк кинул быстрый взгляд на датчики у коек, отметил, что показания удовлетворительны. Давление, пульс, температура… все в норме. Можно, конечно, дать немного глюкозы, но совсем необязательно. «Стоп. Какой глюкозы? Какие показатели?» - Кирк замер, пораженный возникшими мыслями. Он хоть и был регулярным посетителем вотчины корабельного доктора, но обычно принимал все манипуляции по спасению своего здоровья как должное, не особо вдаваясь в медицинские подробности, и наборы циферок и диаграмм на диагностических панелях обычно воспринимались им как уравнения из высшей математики учеником начальных классов. Сейчас же все было ясно, знакомо и понятно. Вот эти линии – изменения во времени в составе крови, эти цифры – показатель работы мозга. Лежи тут не человек, а, скажем, клингон, то можно было бы сказать, что он вот-вот впадет в кому. Но откуда? Откуда эти знания? Неужели тело МакКоя делится с ним своим многолетним опытом?

- Сэр? – неуверенный голос Скотти вывел его из странной задумчивости.

- Все в порядке, кажется, Спока здесь не было.

- На этой палубе еще есть мастерская, может, поискать мистера Спока там?

«А с чего это ты указываешь, что нам делать?» - раздраженно подумал Кирк, но сразу же взял себя в руки. «Что это со мной? Никогда так раньше с полуслова не заводился». Согласно кивнув в ответ инженеру, Кирк бросил последний взгляд на датчики у коек и вышел из лазарета.

В коридоре было тихо. Кирк со Скотти уже ушли. Скорее всего, они обойдут сначала верхнюю палубу, где находится лазарет и мастерская, и только потом спустятся вниз, в жилую секцию или еще ниже, в инженерный или двигательный отсек. Идти за ними, чтобы ловить псевдо-вулканца вчетвером, нет времени. Сумасшедший может успеть свершить задуманное или может произойти еще один обмен. И то и другое выглядит крайне нежелательно.

Спок, поддерживаемый сильной рукой МакКоя, медленно двигался по коридору. В голове роились множество мыслей, одна нелогичней другой. Тело, по всей видимости, не отдыхало уже давно, постоянная смена владельцев и недавняя драка также не способствовали сохранению сил. Но теперь, когда Спок понял, с чем столкнулся, чьи мысли и воспоминания будоражили разум, смог относительно хорошо абстрагироваться от их эмоционального влияния. Беспокойство доставлял только иррациональный страх, порожденный мозгом в боязни опять сменить хозяина.

МакКой шел рядом, поддерживая Спока, когда тот терял равновесие или запинался. Доктор про себя благодарил капитана за то, что тот держал себя в хорошей физической форме. Будь доктор сам собой, ему было бы намного труднее удерживать упрямого вулканца на ногах. «Да какого, к чертям вулканца? Обычный человек, страдает от недосыпания и телесных повреждений. А может, он обманывает? И на самом деле это не Спок и сейчас он ведет в ловушку?» Поймав себя на мысли, что он начинает подозревать своего спутника, МакКой быстро отогнал ее прочь.

- Спок, как ты думаешь, что он может сделать? – спросил МакКой, стараясь не глядеть на собеседника. Ему было странно обращаться к незнакомому человеку, как к старому знакомому.

Спок порылся в памяти. Организация нетренированного мозга затрудняла процесс, но все-таки подчинилась разуму.

- Если он воспользуется моими знаниями, а логично предположить, что воспользуется, то вероятней всего вызовет перегрузку варп-приводов. Это должно занять от двадцати минут до часа, в зависимости от состояния двигателей.

- В любом случае надо поторопиться.

Вскоре они достигли цели своего пути и остановились перед закрытыми дверями двигательного отсека. Двери отказались открываться при их приближении и МакКой после краткого обследования дверей и панели доступа рядом с ними, пришел к выводу, что они были заперты изнутри. Доктор в растерянности посмотрел на Спока. Было ясно, что своими силами дверь в отсек им не открыть, а искать инструмент, чтобы их вскрыть, означало потерять драгоценное время. Спок прислонился к стене и сосредоточился. МакКой наблюдал за переменами, происходящими на чужом лице. Вот оно кривится от боли, глаза закрываются, постепенно гримаса уходит, уступая место спокойствию. Кажется, что человек перед ним спит стоя, только движение глаз под закрытыми веками выдают его. МакКой тихо вздохнул. Такое он видел слишком часто – отрешенность от всего, уход в себя, отказ от внешнего мира. Будь перед ним знакомое чуть зеленоватое лицо с разлетающимися бровями, он бы и не волновался. Но сейчас слишком опасно оставлять его в таком состоянии, из него может и не быть выхода. Доктор протянул руку, чтобы потрясти Спока за плечо и вывести его из этой сосредоточенности, когда Спок открыл глаза. Не мигая и смотря в одну точку, он начал набирать на панели код. Две, три, пять цифр. Нерешительная пауза. Еще три цифры. Толстый палец заколебался между двумя кнопками, в голубых глазах появилось сомнение. Наконец, последняя кнопка была нажата. Двери с тихим шелестом начали расходиться в стороны. На чужом лице появилось облегчение и вернулось слегка затравленное выражение глаз.

Спок слегка тряхнул головой. Это вернуло неприятную головную боль, но сосредоточенность ушла. Слишком много сил тратилось на ее поддержание. Но это было необходимо, войти в чужую память, найти и вытащить из нее код аварийного открытия двери. Хорошо, что капитан корабля оставался в этом теле достаточно, чтобы его память не успела уйти совсем.

Мужчины быстро вошли в помещение. Свет здесь был ярче, чем в коридоре. Легкий гул свидетельствовал о том, что двигатели все-таки были запущены. У дальней стены, склонившись над пультом управления, лихорадочно нажимала на кнопки знакомая высокая фигура. Он не обратил внимания на происходящее за его спиной – все внимание вулканца занимал пульт.

Кирк со Скотти подходили к мастерской, когда инженер остановился, прислушиваясь. Затем он положил руку на стену коридора и замер на несколько секунд.

- Что такое, Скотти? Что-то не так? – заволновался Кирк.

- Сэр, кажется, только что кто-то включил двигатели. – Медленно произнес Скотт.

- Ты уверен? Я ничего такого не ощущаю. – Кирк также приложил ладонь к стене.

- Они пока разогреваются, но я это уже чувствую. Чуть заметная вибрация. Прислушайтесь, они просыпаются, тихо гудят со сна.

Кирк замер, прислушиваясь и сосредоточившись на ощущениях в ладони.

- Действительно, что-то такое есть. Означает ли это, что в инженерной кто-то находится?

- Разумеется. После полной остановки двигателей, запустить их можно только оттуда.

- Прекрасно, давай тогда заглянем в мастерскую, раз уж пришли, а затем пойдем туда. С этими переселениями лучше всем быть в одном месте. – Кирк решительно направился к двери.

Внутри было тихо и безлюдно. Освещение еще не подключилось к основным энергоустановкам двигателей и питалось от аварийного генератора. Скудный свет еле освещал внутренности комнаты, но было ясно, что Спока здесь не было.

- Ну что же, пойдем тогда вниз. Посмотрим, кто же повернул зажигание.


- Какого черта ты творишь? – МакКой бросился вперед, намереваясь оттолкнуть вулканца от пульта. Спок, оставшийся без поддержки, тяжело привалился к стене рядом с дверью. Силы его тела было недостаточно для активных действий и ему оставалось только наблюдать.

Вулканец, обернулся на крик. На его лице появилось изумление, затем оно сразу сменилось яростью. Забыв, что у него на поясе висел фазер, он кинулся на МакКоя. Секунду спустя они вдвоем катались по полу, нанося друг другу удары. Тело вулканца имело заметное преимущество в силе, но его нынешний владелец явно не имел никаких навыков боя, и к тому же был ослеплен ненавистью к происходящему. МакКой медленно, но верно уступал. Длинные руки вулканца сомкнулись на его шее и душили его. Силы постепенно покидали доктора. Его удары и пинки, казалось, оставались незамеченными, однако сопротивление не давало возможности сломать его шею.

- Колено! Бейте в левое колено! – сквозь шум в ушах, свидетельствующий о наступающем кислородном голодании, пробился крик. Еще секунда ушла на его осознание.

Собравшись, МакКой изо всех сил ударил душителя по левой ноге. Резкий крик боли указал, что удар пришелся именно туда, куда было надо. Второй удар в тоже место заставил противника разжать руки и, обхватив руками поврежденную ногу, с громким стоном откатиться в сторону. Получив временную передышку, МакКой встал на четвереньки, пытаясь перевести дыхание и собраться с силами для продолжения борьбы.

Скотти торопливо шел немного впереди Кирка. Ему не нравился еле уловимый звук двигателей. Что-то в нем было неправильно, как будто он шел с небольшим эхом. Это могло означать лишь одно – двигатель работал асинхронно и в инженерной некому было это исправить. Если не вмешаться, то через пятнадцать-двадцать минут двигатель войдет в резонанс и последует большой бум. Инженер на ходу сообщил об этом капитану, непроизвольно подбирая наиболее понятные слова и избегая технических подробностей. Умом он понимал, что говорит с капитаном, но подсознательно обращался к нему, как к далекому от инженерных дел доктору.

Двери с тихим шипением разошлись в стороны при их приближении. Два шага вперед и глазам инженера и капитана открылась невозможная картина – первый офицер Энтерпрайза душил своего капитана, а тот, в свою очередь, яростно бил вулканца по ноге. Двери еще не успели сомкнуться за спиной вошедших, как драка временно прекратилась – МакКой, обильно поливая пол капитанской кровью из разбитого носа, переводил дыхание, а неизвестный член экипажа транспортного корабля, лежа на спине, с воем держался за левое колено.

Первым очнулся Кирк. Перескочив через МакКоя, он бросился на вулканца и довольно профессионально заломил ему руку за спину. Не ожидавший ничего подобного вулканец не оказал никакого сопротивления. Даже наоборот, обмяк и расслабился. «Реакция на сильное возбуждение» - подумал Кирк, ослабил хватку и оглядел помещение. Инженер в это время подошел к пульту и производил настройку режима работы двигателя. МакКой неуклюже поднялся на ноги и пытался остановить кровь, а Спок сидел у входа, опершись спиной о стену и полузакрыв глаза.


Два часа спустя, Скотти привел все системы Поллюкса в порядок. Повреждений как таковых не было, просто люди, поддавшись панике, отключили все, что смогли, а включить обратно помешала прогрессирующая паранойя и истерия и постоянные переселения из тела в тело. Еще через полтора часа Спок смог рассчитать параметры состояния ионного шторма для переселения и определить при каких условиях кто в кого может переселиться.
Последнее переселение душ было произведено как раз вовремя – шторм уже затихал, а шансы на воссоздание его параметров в лабораторных условиях Спок оценивал как один к четырем тысячам триста восьми. Притом, что на каждую попытку пришлось бы использовать энергию, равную энергии, производящейся тремя звездолетами класса «конституция».

Оставшийся в живых экипаж «Поллюкса» был помещен в лазарет Энтерпрайза и МакКой уверил, что скоро они придут в нормальное состояние и после определенного реабилитационного периода они смогут вернуться к работе.

Кирк сидел на лазаретной койке и прислушивался к разговору, доносящемуся из отдела терапии, куда МакКой затащил упирающегося офицера по науке. Как раз сейчас доктор обрабатывал поврежденное левое колено вулканца.

- Спок, упрямец ты этакий. Почему не сообщил мне о травме? Мне что, за вами каждый день со сканером бегать? – знакомые ворчливые интонации не могли скрыть дружеское отношение к ругаемому пациенту.

- Доктор, вулканские методики самолечения вполне эффективно справились бы с этим повреждением, и я не видел смысла отвлекать вас по пустякам. – Ответил спокойный глубокий голос. Кирк представил себе бесстрастное лицо, в глубине темных глаз которого блестела озорная искра. Сколько времени было потрачено, чтобы научиться видеть эту искорку, а уж сколько сил кинуто, чтобы эта искорка вообще появилась…

- Видел я этот пустяк. Судя по реакции нормального человека, боль должна была быть адской. У тебя же связка порвана! Тоже мне, нашел пустяк.

Кирк встал и подошел к спорящим. Спок лежал на койке, а МакКой обрабатывал колено регенератором тканей.

- Пока вы не пнули по колену, связка была в порядке. – Возразил Спок. В его голосе Кирк почувствовал еле заметный укор. Не дожидаясь ответа доктора, в разговор вступил капитан:



- Спок, тебе не кажется несправедливым, что били не мы и не нас, а страдать и лечиться должны именно мы?

- Капитан, жизнь вообще несправедливая вещь. – Все также невозмутимо ответил Спок, заставив МакКоя замереть в изумлении. Насладившись эффектом, Спок продолжил – Хотя, что еще можно ожидать от таких нелогичных созданий. Правда, доктор?


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет