Эразм Роттердамский



бет15/23
Дата07.03.2018
өлшемі4.11 Mb.
#20192
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   23

 

 

                                         



 

==267

                                             

 

облачком. И вот Пол, устремив глаза в небо, осе-                        нил себе лицо и грудь крестным  знамением а, придав своему лицу выражение  крайнего изумления,  стал говорить про себя: "Бессмертный боже, что я вижу!" Когда ехавшие с ним рядом стали расспрашивать,  в чем  дело,  он  снова осенил себя большим крестом и сказал: "Да отвратит от нас милосердный бог это видение!" Когда те из любопытства  стали  настойчиво  расспрашивать, тот,  вперив глаза в небо и показывая на небе один пункт,  отвечал: " Разве вы не видите там огромного  дракона  с  огненными  рогами  и с крючковатым хвостом?"  Те стали  говорить,  что не видят, и,  когда он приказал им напрячь зрение и пальцем стал показывать на тот пункт неба, то,  наконец,  кто-то один,  чтобы не показаться человеком плохо видящим,  подтвердил,  что и он видит.  Его примеру последовал еще один,  затем другой: ведь стыдно было не видеть того,  что так очевидно.  Короче сказать, через  три  дня  по всей Англии распространился слух,  что появилось такое чудовище.  Бог весть сколько прибавила к этой побасенке народная молва.  Нашлись даже и такие люди,  которые стали всерьез истолковывать смысл этого  знамения.  Их  глупость доставляла сочинителю этого рассказа большое удовольствие.



 

Ф о м а.  Узнаю его характер. Но возвратись к призраку.

 

А н с е л ь м. А тем временем, как раз кстати, остановился у Пола некто Фаун, священник из породы  тех,  которым мало  называться по-латыни regulares, если, кроме того,  их не будут величать этим титулом и по-гречески, - настоятель прихода в соседнем селе. Он считал себя человеком недюжинного ума, особенно в делах религии.



 

                                     

 

==268

                                          Ф ом а. Понимаю; это - исполнитель комедии.

 

А н с е л ь м. За обедом поднялся разговор по поводу молвы о призраке.  Понимая, что Фаун не только слыхал об этой молве,  но и верит ей, Пол стал его заклинать, что ему,  человеку ученому и благочестивому, следует прийти на помощь бедной душе,  страдающей от великих мучений.  ("A если у тебя ест'ь в чем-нибудь сомнение, - прибавил он, - расследуй это дело, пройдись в десятом часу около того мостика,  и ты услышишь жалобные вопли; возьми себе,  кого хочешь,  в спутники - так тебе будет слушать и безопаснее и вернее ".



 

Ф о м а. Что же дальше?

 

А н с е л ь м. После обеда Пол по обыкновению ушел на охоту.  Фаун,  прогуливаясь,  когда уже темнота мешала ясно различать предметы, наконец услыхал жалостные стоны - их  с удивительным мастерством  воспроизводил  Пол,  спрятавшийся в терновнике и употреблявший для этой цели глиняный горшок, чтобы голос, раздаваясь из пустоты, звучал печальнее.



 

Ф о м а. Эта комедия, как я вижу, превосходит "Фазму" Менандра .

 

А н с е л ь м. Еще скорее это скажешь,  если всю ее услышишь.  Фаун вернулся домой,  очень желая рассказать,  что слышал.  Пол другим, кратчайшим путем вернулся еще раньше его.  Тут Фаун стал рассказывать Полу,  в чем было дело, да еще от себя кое-что присочинил,  чтобы казалось удивительнее.



 

Ф о м а. А мог ли тем временем Пол удержаться от смеха?

 

А н с е л ь м. Он-то? Он лицом своим вполне



 

                                     

 

==269

                                         

 

 

 



владеет.  Можно было сказать, что дело приобретает серьезный оборот.  Наконец,  Фаун,  после настойчивых просьб Пола,  взялся за заклинание и всю ту ночь провел без сна, размышляя,  как бы ему приступить к делу с полною безопасностью: ведь он и за себя страшно боялся. И вот прежде всего были собраны  самые  действенные  заклинания,   и  к ним  прибавлены были  некоторые новые  - внутренностями св.  Марии,  костями  блаженной Веренфриды.  Затеи было выбрано место на равнине, по соседству с кустарником,  откуда слышался голос, обведен  был большой  круг с  частыми крестами и разными знаками.  Все это  делалось согласно произносимым  формулам.  Взяли  огромный  сосуд со святой водой.  На шейке повесили так называемую  священную  столу',  с  которой свешивалось начало Евангелия от  Иоанна.  В  кошельках была восковая фигура,  ежегодно освящаемая папой римским,  в просторечии  "агнец божий".  Этим оружием в старину защищались от злых духов, прежде  чем  стал  им  страшен  клобук Франциска.

 

Всем этим запас, лись на тот случай,  чтобы, если это будет злой дух,  он не сделал нападения на заклинателя.  И все-таки он не решился один довериться этому кругу,  но решено  было пригласить еще священника. Тут Пол, боясь,  как бы не обнаружен был секрет этой комедии,  в случае если этот второй будет похитрее,  приглашает одного соседнего  священника,  которому  и  открывает  всю тайну, - этого требовала постановка  комедии, - а это был человек, ничего не имевший против такой шутки.  На следующий день,  устроив все по правилу,  Фаун около десяти часов входит с приходским священником в круг.  Пол,  вышедший  раньше,  издает из кустарника жалобный стон.  Фаун, благословясь,



 

 

 



                                       

 

К оглавлению



==270

                                           начинает заклинания. Тем временем Пол в темноте тайком удаляется в ближайшую виллу.

 

Оттуда он приводит другого исполнителя комедии, которую можно было сыграть только  с большим числом участников.



 

Ф о м а. Что же они делают.

 

А н с е л ь м. Садятся. на черных коней и берут с собой огонь, прикрыв его. Когда   они были уже недалеко от круга, они показываю  т огонь, чтобы напугать Фауна и отогнать его от круга.



 

Ф о м а. Сколько хлопот взял на себя этот Пол ради обмана!

 

А н с е л ь м.  Но это чуть было не кончилось плохо для них.



 

Ф о м а. Как так?

 

А н с е л ь м. Лошади, испугавшись неожиданно показавшегося огня, едва не бросились в овраг вместе с седоками. Вот тебе пер вый акт комедии.



 

Когда вернулись и стали беседовать, Пол точно не зная всего происшедшего,  спрашивает о том, как увидал двух очень безобразных злых духов на черных конях с огненными глазами и выдыхающих из ноздрей огонь, что они пытались проникнуть внутрь круга, но с ильно действующими словами были отправлены к черту. Так как от этого у Фауна прибавилось духа, то на следующ день, после тщательных сборов,  он вернулся в свой круг, и когда он там, после многих и долгих заклинаний вызывал призрак, Пол снова показался издали со своим товарищем, оба на темных коня, ужасным ревом, как бы с намерением ворваться в rcpyr.

 

Ф о м а. А огня с ними не было.



 

Ансельм. Нет, ведь с ним они потерпели

 

 

                                       



 

==271

                                           

 

неудачу.  Но послушай,  что они еще выдумали. Они                        тащили  длинный канат;  пока они  волочили его слегка по земле и подскакивали то тот,  то другой, то с одной, то с другой стороны,  то, как бы отогнанные  заклинаниями  Фауна,  свалили  на землю обоих священников вместе с их  сосудом,  наполненным водой.



 

Ф о м а. Такую-то награду за свое актерство получил приходский священник?

 

А н с е л ь м. Да, но он предпочел подвергнуться такой неприятности,  лишь бы не бросить начатой комедии.  Когда после этого вернулись и стали беседовать,  Фаун стал распространяться перед Полом о том,  в какой опасности он был и как храбро отразил обоих злых духов своими словами.  И уж он проникся твердой уверенностью, что нет такого опасного или бесстыдного духа,  который  мог бы ворваться в круг.



 

Ф о м а. А ведь этот Фаун совсем дурак.

 

А н с е л ь м.  Ты не слыхал еще главного. К тому времени,  когда комедия дошла до указанного пункта,  как раз  кстати приехал  молодой зять Пола,  женатый на его старшей дочери, -  как ты знаешь,  по самому характеру своему большой забавник.



 

Ф о м а.  Знаю, и притом не чуждающийся подобных шуток.

 

А н с е л ь м.  Еще бы он чуждался! Он способен бросить даже явку на суд,  если бы ему предложили посмотреть такую комедию или  сыграть в ней роль.  Тесть рассказывает ему обо всем этом деле и поручает играть роль души. Тот с удовольствием наряжается,  закутывается в саван,  как у нас бывает на похоронах,  держит в черепке горящий  уголь,  создающий иллюзию  пылающего огня.



 

                                      

 

==272

                                           При наступлении ночи пошли к тому  месту,  где разыгрывалась  комедия.  Слышатся  страшные стоны.  Фаун пускает в ход все заклинания. Наконец, вдали в кустарнике появляется душа,  все время показывающая  огонь  и  жалобно  вздыхающая.

 

Когда Фаун стал заклинать ее,  говоря, кто она такая,  вдруг выскочил из кустарника Пол в костюме злого духа и с притворным ревом: "Нет, - говорит, - у тебя никакого права на эту душу,  она моя", - и все время подбегал к самому краю круга, как бы с намерением сделать нападение на заклинателя.  Но вскоре,  как бы отстраненный словами заклинания и силой святой воды, которою тот много на него брызгал,  отступил назад.  Когда дух-приставник был,  наконец,  отогнан,  начинается диалог Фауна с душой.  На настойчивые расспросы Фауна она ответила,  что она - душа христианина.



 

На вопрос,  как ее зовут, она отвечала: "Фаун". "И  меня  зовут  Фауном", -  сказал тот.  И от общности имени все дело стало для него еще привлекательнее,  именно  мысль,  что  Фаун должен освободить  Фауна.  Так  как  Фаун  обо многом расспрашивал,  то,  чтобы долгий разговор не выдал обмана,  душа стала удаляться, говоря,  что ей нельзя долее беседовать,  ибо время не терпит, и она  вынуждена  отправиться  туда,  куда  велит демон: но все-таки она обещала завтра вернуться в положенный час.  Снова собираются в  доме Пола, который  инсценировал  эту комедию.  Там заклинатель рассказывает о том,  что было,  кое-что и привирает, убеждая, однако, себя самого, что это правда.  До такой степени он  сочувствовал этой затее.  Уже узнали теперь, что это - христианская душа,  терзаемая  страшными  муками  под гнетом немилосерднейшего  демона.  На  ее  освобождение

 

                                      



 

==273

                                         

 

направляются все попытки. Но при следующем                               заклинании случилось нечто смешное.



 

Ф о м а. Что же такое, скажи, пожалуйста?

 

А н с е л ь м.  А когда Фаун вызвал душу, Пол, игравший роль беса,  вдруг так прыгнул,  точно он хотел ворваться в круг; и когда Фаун со своей стороны стал  отбиваться заклинаниями  и сильно брызгать на него водой,  то бес,  наконец, воскликнул,  что все это он ни в грош не ставит. "Ты, говорит, - имел  дело с  девицей; ты  мне подвластен".  Пол говорит это в шутку,  но случайно он сказал,  по-видимому,  правду,  ибо заклинатель, которого эти слова задели за живое, тут же отступил в середину круга и что-то пробормотал на ухо  приходскому  священнику.  Заметив  это,  Пол отступил назад,  чтобы не слышать чего-либо такого, что слышать не разрешается.



 

Ф о м а.  Поистине, Пол играл роль беса скромного и благочестивого.

 

А н с е л ь м. Да, это так; можно было порицать игру за то,  что он мало помнил о соответственности.  Но все-таки он расслышал слова приходского священника, назначавшего епитимию .



 

Ф о м а. Какую?

 

А н с е л ь м.  Три раза произнести молитву господню; из этого он заключил,  что тот в одну ночь имел дело трижды.



 

Ф о м а.  Вот действительно "правильный" священник, не исполняющий правил.

 

А н с е л ь м. Они - люди, и прегрешение было человеческое.



 

Ф о м а. Продолжай; что же было потом?

 

А н с е л ь м. Теперь Фаун уже смелей возвращается к краю круга и со своей стороны вызывает дьявола. А тот, теперь струсивший, начал



 

                                        

 

==274

                                             отбегать назад со  словами: "Ты  меня обманул; если бы я знал наперед, я не стал бы тебя предостерегать".  Очень распространено убеждение,  что то, в чем человек исповедался священнику,  совершенно исчезает из памяти беса и что он не может ставить этого в упрек.

 

Ф о м а. Да, это очень смешная шутка.



 

А н с е л ь м.  Конечно, но чтобы когда-нибудь окончить  эту комедию,  я должен  сказать,  что несколько  дней  велись подобные  разговоры  с душой.  Дело кончилось вот чем. На вопрос заклинателя,  может ли она каким-либо. путем избавиться от мучений,  она ответила,  что может,  если будут возвращены деньги,  которые она  оставила,  приобретя их нечестивым образом.  Тогда  Фаун сказал: "А что,  если бы они через посредство добрых людей  были потрачены  на дела  благочестия?" Она отвечала,  что это поможет.  Тут повеселевший заклинатель со  всей точностью  расспросил,  как велика сумма.  Та  сказала,  что  огромная, - что ему было приятно и кстати.  Указала и место, но далеко отсюда находящееся, - где зарыт был этот клад.  Предписала, на какие дела надо его тратить.

 

Ф о м а. На какие же?



 

А н с е л ь м.  Трое должны совершить паломничество - один пусть посетит порог Петра, другой идет  на  поклонение  Иакову  Компостельскому, третий пусть  облобызает гребень  Иисуса,  находящийся в Трире.  Затем в  нескольких монастырях должны отслужить очень много служб  с пением псалтиря и обеден.  А остаток  он должен израсходовать по своему усмотрению.  Все помышления Фауна сразу ушли на клад: он  его весь пожирал в душе своей.

 

Ф о м а. Болезнь очень распространенная,



                                        

 

==275

                                           

 

хотя в этом отношении худая молва идет особенно                        о священниках.



 

А н с е л ь м. Чтобы не забыть ничего относящегося к делу о деньгах, заклинатель,  по наущению Пола,  стал  расспрашивать душу  о любопытных науках,  об алхимии и магии.  На  это душа ответила немного,  что  могла в  данный момент; вообще же обещала  указать больше,  как только при его помощи она избавится от демона-приставника.  Но тут,  если угодно,  кончается третий акт  комедии.  В  четвертом  Фаун  начал всюду проповедывать об этом чуде,  только об этом ораторствовать в беседах и на пирах, стал давать монастырям очень пышные обещания и  вообще перестал говорить  о  предметах  низменных.   Ходил  на указанное  место,   находил  признаки,   но  не решился,  однако,  выкапывать клад под предлогом, что душа заронила в него боязнь огромной опасности,  если он прикоснется к кладу,  прежде чем будут отслужены обедни.  И уже  многие неглупые люди стали подозревать мистификацию.  Но так как он  нигде  не  упускал случая  прославить свою глупость,  то друзья его,  особенно аббат, давали ему при случае совет, что он, человек,  которого до сих пор  считали умным,  не должен  бы давать публичного доказательства противного.  Но  в нем ничьи речи не могли поколебать веры, что это дело серьезное,  и эта фантазия так глубоко овладела его душой,  что,  кроме злых духов и призраков, он ни о чем не думал,  ни о чем не говорил. Это душевное настроение отразилось и на его лице, которое  было  таким  бледным,  таким исхудавшим, таким понурым,  что можно было сказать,  что это привидение,  а не  человек.  Короче  сказать,  он был близок к полному безумию,  если бы не при-

 

                                      



 

==276

                                           шло на помощь быстро действующее средство.

 

Ф о м а. Это,  конечно, будет последним актом комедии?



 

А н с е л ь м. Я тебе его расскажу. Пол и его зять выдумали следующую махинацию.  Они сочинили письмо,  написав его необычными буквами и притом не на обыкновенной бумаге,  а на той, на которую золотых дел мастера  кладут пластинки золота,  красноватой, как тебе известно,  от желтой краски.  Содержание письма было следующее: "Фаун,  долго бывший в плену, а ныне свободный, Фауну,  своему благому избавителю,  желает вечного спасения. Незачем тебе, Фаун,  слишком долго терзаться по этому поводу: воззрел бог на благочестивую доброту души твоей и за ее заслуги избавил меня от мучений.  Я  теперь счастливо живу среди ангелов. Тебя ожидает место рядом с блаженным  Августином,  очень  близко  к лику апостолов.  Когда прибудешь к нам, я лично тебя поблагодарю.  А  тем  временем  старайся жить приятно. Дано на небе в 1498 г. , с печатью перстня моего".  Это письмо было тайно положено на алтарь,  на котором  Фаун должен  был совершать обедню.  Подрядили человека по окончании обедни тайно напомнить ему об этом факте, как бы случайно обнаруженном.  Теперь он всюду носится с этим письмом,  показывает его,  словно святыню, и больше всего верит тому,  что оно доставлено с неба ангелом.

 

Ф о м а. Но это не значит избавить человека от безумия, это значит только изменить род безумия.



 

А н с е л ь м. Конечно, так оно и есть. Разве только он теперь безумствует с большим для себя удовольствием.

 

Ф о м а. До сего времени я обыкновенно мало



 

                                      

 

==277

                                         

 

придавал  веры  широко  распространенным  басням о призраках,  но с этого времени еще меньше буду им верить.  Я подозреваю,  что  людям легковерным и похожим на  Фауна многое  придуманное выдавалось на письме за правду.



 

А н с е л ь м. А я уверен, что большинство подобных россказней именно таково.

 

 

 



       АЛХИМИЯ

 

 



   Филекой. Лал.

 

Ф и л е к о й. Что случилось, что Лал так смеется про себя почти во все горло, причем все время крестится.   Остановлю-ка  я  этого  счастливца.



 

Здравствуй,  милый  друг  Лал.  Ты  мне кажешься очень счастливым.

 

Л а л. А еще счастливее я буду,  если поделюсь с тобой моей радостью.



 

Ф и л е к о й. Пожалуйста,  осчастливь меня как можно скорее.

 

Л а л. Ты знаешь Бальбина?



 

Ф и л е к о й. Того старика, образованного и к тому же похвальной жизни?

 

Л а л.  Совершенно верно.  Но нет такого смертного,  который был бы умен  на каждый  час или достиг бы полного совершенства.  У этого человека среди его многих отличных достоинств  есть один природный недостаток: он давно уже с ума сходит по науке, называемой алхимией.



 

Ф и л е к о й. Это не недостаток,  а тяжелая болезнь.

 

Л а л. Во всяком случае,  хоть много над ним подшучивали эти шарлатаны,  а он все  же привык терпеть, чтобы его обманывали.



 

 

==278

Ф и л е к о й. Каким образом?

 

Л а л.  Зашел к нему какой-то священник, почтительно с ним поздоровался и вскоре начал так: "Ученейший  Бальбин,  ты,  может  быть,  удивишься, что я, человек тебе незнакомый,  беспокою тебя, зная,  что  ты  всегда занят  самыми почтенными науками".   Бальбин  по   своему  обыкновению кивнул  ему  головой - надо  сказать,  что  он чрезвычайно скуп на слова.



 

Ф и л е к о й. Это есть доказательство его ума.

 

Л а л.  А тот,  более умный,  продолжал так: "Тем  не менее  ты извинишь  мою назойливость, если  узнаешь  причину моего  посещения". - "Говори,  - сказал Бальбин,  - но кратко,  если можешь".  - " Скажу,  - отвечал тот,  - как можно короче.  Ты знаешь,  ученейший муж,  что у смертных судьба различна.  Я,  например,  не  знаю,  к какому разряду причислять себя - к счастливцам или  несчастливцам.  Если  я  смотрю  на  свою судьбу с одной  точки зрения,  я  кажусь себе очень счастливым,  с другой -  самым несчастным человеком в мире".  Когда Бальбин стал торопить его изложить только суть дела, - "Я, - говорит, сейчас кончу,  ученейший- Бальбин.  Мне это легче будет сделать перед человеком,  которому все это дело так известно, как никому".



 

Ф и л е к о й. Да это ритор, а не алхимик.

 

Л а л. А вот сейчас ты увидишь алхимика.



 

" Мне,  - говорит,  - с детства посчастливилось изучать самую привлекательную науку -  ту,  повторяю я,  которая является  квинтэссенцией всей философии, -  алхимию".   При   имени  алхимии Бальбин  несколько  оживился,  по  крайней мере, в своих жестах; затем он вздохнул и дал понять,

 

          



==279

 

 



 

 

чтобы тот продолжал. Тогда тот говорит: "Несчастный я человек,  что не попал на настоящий путь".



 

На вопрос Бальбина,  о каких таких путях он говорит,  тот ответил: "Ты знаешь,  мой уважаемый (да и что может остаться неизвестным такому во всех отношениях ученому человеку, как ты, Бальбин),  что путь к этой науке двоякий: один так называемое удлинение,  другой - сокращение.

 

А мне на беду  мою приключилось  напасть на удлинение".  Бальбин  расспрашивает  о разнице между путями.  Тот говорит: " Бесстыдный я человек, что говорю об этом перед тобой,  зная, что тебе все это так известно,  как никому.  Вот почему прибегаю к тебе с мольбою - сжалься над нами и удостой  сообщить нам  тот счастливый путь сокращения.  Чем опытнее ты в:~той науке, тем тебе будет легче поделиться этим с нами.



 

Не скрывай такого божьего дара от брата, который готов погибнуть от печали.  Пусть тебя за это Иисус Христос  обогатит новыми  ценными дарами! " Так как он не прекращал своих молений, то Бальбин вынужден был сознаться,  что совсем не знает,  что значит удлинение и сокращение, просит его объяснить значение этих слов. Тогда тот говорит: "Хотя я и знаю,  что говорю это человеку более опытному,  чем я,  но раз ты так желаешь,  скажу.  Люди,  проводившие  всю жизнь в  занятиях  этой божественной  наукой,  двумя путями изменяют виды вещей: один - более короткий,  но в нем больше риска, другой - более длинный,  но вместе с тем и  более надежный.

 

Я считаю себя несчастливым, так как до сих пор работал до пота тем путем,  который не мил душе моей,  и никого не мог найти,  кто бы пожелал показать  мне  путь,  к которому  я страстно



 

К оглавлению

==280

стремлюсь.  Наконец,  бог внушил  мне обратиться к тебе,  человеку,  столько же благочестивому, сколько  ученому.  Ученость позволяет  тебе без всякого труда дать то, что я прошу,  а благочестие побудит тебя помочь брату,  спасение которого в твоих  руках".  Короче говоря,  когда подобными речами  этот  старый  плут  отстранил  от себя подозрение в обмане и внушил веру в то, что у него действительно есть второй, во всех отношениях совершенный путь,  Бальбин уже  стал чувствовать своего рода душевный  зуд.  Наконец,  не владея собой,  он говорит: "К черту то сокращение, даже названия которого я никогда не слыхал, не говоря о том, что и знать его не хочу! Скажи мне по совести, а удлинение ты знаешь точно?"  - "Еще  бы! отвечал тот.  - До мелочей.  Только не нравится мне длиннота".  Когда Бальбин  спросил,  сколько времени  понадобится, -  "Слишком  много, -  ответил тот, - почти целый год,  но зато путь очень верный". -  "He  беспокойся, -  сказал  Бальбин, хоть бы и два года понадобилось! Только доверяй своему искусству".  Одним словом,  они сговорились тайно приступить к этому делу в доме Бальбина с условием,  что тот будет  служить своим трудом,  а Бальбин будет нести расходы,  прибыль будет делиться пополам по  справедливости,  хотя скромный  обманщик  готов  был и  всю прибыль, которая будет получаться,  отдавать Бальбину. Обе стороны поклялись хранить тайну,  как это делают посвящаемые в мистерии .  Тут же отсчитаны были деньги,  на которые наш артист должен был купить горшки,  склянки,  уголь  и все  необходимое для оборудования мастерской.  И наш алхимик  с удовольствием прокутил эти деньги на девиц, азартную игру и попойки.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   23




©kzref.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет