Эразм Роттердамский



жүктеу 4.11 Mb.
бет18/23
Дата07.03.2018
өлшемі4.11 Mb.
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23

 

Он один ничего не просит и не распространяется о  своих  заслугах". -  "Я, -  сказал канцлер, от милости короля получил больше,  чем заслужил, и ничто меня так не беспокоит,  как желание достойно  ответить  на  королевскую  милость; нечего и говорить о том,  чтобы я хотел требовать большего".  Тогда король и говорит: "Значит, ты один из всех не нуждаешься в деньгах?" - "Что я в них не нуждаюсь, - отвечал тот, - это давно сделала твоя щедрость".  Тогда король, обратившись к другим: "Поистине, - говорит, - я из всех королей самый великолепный,  если у меня такой богатый канцлер".  Это еще более  подогрело у всех надежду на то, что так как канцлер ничего не добивался, то деньги будут распределены между ними.  После такого долгого  вышучивания придворных король велел канцлеру унести  всю эту сумму к себе домой.  А затем,  обратившись к



 

        



==309

 

 



остальным, весьма опечаленным, сказал: " Вам придется дожидаться другого случая".

 

Ф и л о г е л о т. То, что я намерен рассказать, может  быть,  покажется  неинтересным;  поэтому очень прошу избавить меня от подозрения в злом умысле  или в  воровстве,  чтобы  не показалось, что я нарочно добивался свободы от  платежа.  К тому  же Людовику  кто-то обратился  с просьбой назначить его  на случайно  освободившуюся должность в том округе,  в котором он жил. Выслушав эту  просьбу,  король поспешно  ответил: "Ничего не добьешься", -  отрезывая таким  образом всякую надежду получить просимое.  Проситель с такой же поспешностью  поблагодарил  короля  и  ушел.  Король,  заключая по самому лицу  его,  что  он человек неглупый,  и подозревая,  что он не понял смысла ответа,  приказал вернуть его.  Тот вернулся.  Тогда  король  спрашивает:  "Ты, - говорит, понял,  что я тебе  ответил?" -  "Понял". - "Что же я сказал?" - "Что  я ничего  не добьюсь". "Почему же  ты в  таком случае  благодарил?" "Потому что, - ответил тот, -  у меня  дома есть дела; поэтому мне было бы очень  невыгодно гоняться за этой сомнительной надеждой; и я считаю милостью,  что мне скоро  отказали в  милости и что я выиграл все, что я потерял бы, если бы стал обольщаться пустой надеждой".  Заключая  из этого ответа,  что это - человек,  отнюдь  не лишенный энергии,  и предложив ему еще несколько вопросов, король сказал: "Ты  получишь то,  чего просишь, чтобы  таким  образом  дважды  поблагодарить меня", -  и,  тут  же  обратившись  к  чиновникам, сказал им:  "Немедленно изготовить  ему грамоту, чтобы он не задержался здесь с убытком для себя".



 

Е в г л о т т. И у меня нет недостатка в рассказах

                                       

 

К оглавлению



==310

                                            о Людовике,  но я предпочитаю рассказать о нашем Максимилиане .  Как известно,  он не имел обыкновения закапывать денег в  землю; соответственно с этим он был очень милостив к тем,  кто их прокучивал,  лишь бы они носили  знатный титул.

 

И вот,  желая помочь одному молодому человеку из такого сорта людей,  он дал ему полномочие взыскать с одного города по какой-то статье сто тысяч флоринов. А статья эта была такова, что все, чего мог бы добиться своей ловкостью уполномоченный, было  бы  прямым  барышом.  Уполномоченный  выжал пятьдесят тысяч и из них отдал цезарю тридцать.  Радуясь  неожиданному доходу,  цезарь отпустил молодца и ничего, кроме того, от него не потребовал.  Между  тем  казначей  и  советники пронюхали,  что получено  было больше,  чем отдано.  Обращаются к  цезарю с  заявлением,  что того надо вызвать.  Он был вызван.  Явился немедленно.  Тогда Максимилиан говорит: "Я слышу, что ты получил пятьдесят тысяч".  Тот подтвердил. "А отдал ты только тридцать?" Подтвердил и это. "Надо, - говорит, - тебе отдать отчет". Тот обещал это сделать и ушел.  Так как он ничего не выполнил, то по заявлению чиновников его снова вызывают.



 

Тогда цезарь говорит: "Недавно тебе было приказано  отдать  отчет". - "Помню, -  отвечает тот, и этим я занят". Цезарь,  предполагая, что у него отчет еще не готов, позволил ему уйти.  Но вследствие его упорного отшучивания  чиновники стали сильнейшим  образом  протестовать,  настаивая на том,  что нельзя мириться,  чтобы он  так долго издевался  над  цезарем.   Цезарь  согласился.

 

Они убедили его вызвать и приказать тут же,  в их присутствии,  отдать отчет.  Вызванный явился немедленно,  отнюдь  не  запираясь.  Тогда цезарь



                                       

 

==311

                                          

 

спрашивает: "Разве ты не обещал отчет?" - "Обещал э, - отвечает тот.  " Теперь,  - говорит,  - пора: вот здесь люди,  которые его  примут".  Чиновники сидели с книгами наготове.  Тогда молодой человек довольно  ловко  сказал:  ""Я не  отказываюсь от отчета,  непобедимый цезарь; но в  подобных отчетах я не очень опытен,  так как никогда  их не составлял; а вот те,  кто сидит здесь, в них очень опытны.  Стоит  мне хоть  раз увидать,  как они составляют подобные отчеты,  и я без труда сделаю то же,  что и они.  Прошу приказать им дать хоть один образец; они увидят,  что я способен научиться".  Цезарь понял его слова,  которых  не поняли те,  против кого они были направлены, и с улыбкой сказал: "Ты прав,  и требование твое справедливо".



 

И молодой человек был отпущен.  Ведь  он намекал на то,  что обыкновенно цезарю отдают  отчет так же,  как и он,  то есть так,  чтобы  хороший куш денег остался у них самих.

 

Л е р о х а р.  Теперь пора нашему рассказу, как говорят, с коней пересесть на ослов: с королей на лувенского священника Антония,  который  был в числе  любимцев Филиппа  Доброго.  Он известен многими   веселыми  изречениями   и  шутливыми поступками,   но  большей  частью  непристойными.



 

Ибо  большую  часть  своих шуток  он обыкновенно сдабривал  какой-нибудь  сальностью,   которая  не очень изящно звучит,  но  еще хуже  того пахнет.

 

Выберу  одну из  наиболее приличных.  Однажды он пригласил к  себе одного-двух  остряков,  случайно встретившихся с ним на улице.  Вернувшись домой, он находит,  что кухня у  него нетопленная  и в кошельке ничего нет,  что,  впрочем,  было для него делом  довольно  привычным.  Надо  было  принять скорые  меры.  Он  потихоньку удалился  и,  войдя



 

==312

в кухню  ростовщика,  у  которого было  с ним знакомство,  так как часто имел с ним дело, воспользовался тем,  что его прислуга вышла, стянул один из медных котлов вместе с мясом, которое уже сварилось,  и, спрятав его под одежду, отнес домой.  Отдает  кухарке,  приказывает  тотчас же перелить суп с мясом в другой,  глиняный горшок, а котел ростовщика отчистить так, чтобы он блестел. После этого посылает своего слугу к ростовщику,  чтобы взять у него взаймы под залог две драхмы; только он должен получить  расписку в том,  что котел был послан к нему.  Ростовщик, не узнавая котла, так как он был отчищен и блестел, принимает залог,  дает расписку  и отсчитывает деньги; на эти деньги слуга купил  вина.  Так устроили обед.  Когда  же стали  подавать обед ростовщику,  не оказалось котла.  Началась перебранка с кухаркой.  Так как на нее наседали, то она твердо заявила,  что в тот день решительно никого не было,  кроме Антония.  Подозревать в этом  священника  казалось  непристойным.  Наконец, пошли к нему, стали искать, не у него ли котел, - никакого котла  не оказалось.  Чего вам еще? Серьезно требовали от него котла,  так как он один входил в кухню в то время, как его хватились.  Тот признал,  что взял на время какой-то котел,  но что отослал его к тому, у кого взял.

 

Так как те это отрицали и разгорелся спор, то Антоний пригласил нескольких  свидетелей.  "Смотрите, - говорит, - как опасно иметь дело с нынешними людьми без расписки; ведь против меня, пожалуй,  можно было бы вчинить иск о воровстве, если бы у меня не было собственноручной подписи ростовщика".  И подал расписку.  Обман был раскрыт.  По всей округе  распространился,  вызывая



 

         



==313

 

 



 

 

всеобщий смех, рассказ о том,  как котел был заложен своему собственному владельцу.  Таким уловкам охотно сочувствуют,  если они направлены на людей ненавистных,  особенно на тех,  кто привык обманывать других.



 

А д о л е с х. Ты,  поистине, открыл нам целый океан анекдотов,  назвав  Антония; но  я сообщу только один,  и  притом коротенький,  который я слыхал недавно.  Пировало вместе несколько франтов,  для которых смех - самое важное в жизни дело.  Среди них был Антоний и еще один,  тоже пользовавшийся  по  этой части  известностью и, так сказать,  соперник Антония. И вот, как у философов,  если они собираются вместе, обыкновенно предлагаются вопросы о явлениях природы,  так и тут немедленно возник вопрос о том,  какая часть человеческого тела самая почетная.  Один строил соображения о том,  что это - глаза,  другой сердце,  третий - мозг, четвертый - еще что-то, и каждый  приводил  в  пользу  своего предположения известные доводы.  Когда Антонию было предложено высказаться,  он  сказал,  что  ему представляется самой почетной  частью тела  рот,  и привел  какое-то  объяснение.  Тогда  тот,  другой,  чтобы у него не было ни в одном пункте совпадения с Антонием,  отвечал, что ему представляется самой почетной та часть нашего тела, которой мы сидим.  Так как это всем показалось нелепым,  то он привел тот довод,  что обыкновенно считают самым почетным членом того,  кто первый садится; вот какая почесть приходится  на долю названной части тела.  Этому мнению аплодировали и вдоволь посмеялись.  Тот остался доволен самим собой по поводу этой шутки,  и казалось,  что в этом споре  Антоний был  побежден.  И  виду не

                                      

 

==314

подал Антоний,  который только потому отвел рту самое почетное место,  что знал,  что тот,  как бы завидуя  его  славе,   назовет  противоположную часть.  Через несколько дней,  когда оба они были приглашены на такой же пир,  вошедший Антоний застал своего соперника в беседе с несколькими другими гостями в ожидании обеда и,  повернувшись,  испустил той самой частью  громкий звук прямо ему в лицо.  Тот в негодовании: "Убирайся, - говорит, - ты,  шут! Где ты научился таким манерам?" Тогда Антоний говорит: "Ты еще негодуешь? Если бы я приветствовал тебя ртом,  ты ответил бы мне тем же; но я приветствую самой почетной,  даже  по  твоему  приговору,  частью тела,  и меня зовут шутом!" Так Антоний восстановил свою потерянную перед этим славу.  Мы сказали все; теперь остается судье произнести свой приговор.

 

Г е л а с и н. Я это и сделаю, но не прежде, чем каждый выпьет свой бокал. Вот я начинаю. Но. . .



 

волк в басне.

 

П о л и м и ф. Неплохое предзнаменование приносит с собой Левин Панагаф.



 

Л е в и н. Что произошло у таких остроумных трапезников?

 

П о л и м и ф.  Что могло произойти? Состязались рассказами,  пока ты,  точно волк,  не прервал их своим приходом.



 

Л е в и н. Следовательно,  я пришел сюда с тем,  чтобы окончить рассказы.  Я желаю, чтобы все вы завтра обедали у меня на богословском обеде.

 

Г е л а с и н. Ты обещаешь скифский пир?



 

Л е в и н. Он сам себя покажет. Если вы не признаете, что он был для вас веселее пира с

 

 

 



==315

 

 



рассказами, я не отказываюсь заплатить штраф еще и ужином. Нет ничего приятнее, как трактовать серьезно пустяки.

 

 



     ПАЛОМНИЧЕСТВО

     Менедем. Огигий

 

 

 



Менедем. Это что-то новое! Не сосед ли это мой Огигий,  которого не было видно  целых шесть месяцев? Был слух,  что он скончался.  Он самый, если только я не галлюцинирую.  Пойду и поздороваюсь с ним. Здравствуй, Огигий.

 

Огигий. Здравствуй, Менедем.



 

Менедем.  Какая страна вернула тебя нам в полном здоровье? Ведь распространился горестный слух, что ты отправился к праотцам.

 

Огигий. Наоборот, слава богу, я за это время так был здоров,  как вряд ли когда-либо до cero времени.



 

Менедем.  Желаю тебе всегда опровергать подобные вздорные слухи.  Но во что это  ты так нарядился?  Ты  усеян  раковинами,   похожими  на желобчатую  черепицу,   обвешан   оловянными  и свинцовыми   образками,    украшен   соломенными ожерельями, на руке у тебя четки.

 

Огигий.  Я ездил на поклонение к святому Иакову  Компостельскому,  а  вернувшись  оттуда, к  преславной  в  Англии  Марии-деве  Приморской; впрочем,  точнее сказать,  к  ней я  снова ездил, так  как  в  первый  раз был  у нее  три года назад.



 

М е н е д е м.  Для удовольствия,  полагаю я?

 

О г и г и й. Нет, с религиозной целью.



 

М е н е д е м. Эти религиозные побуждения,

 

 

==316



надо думать, тебе внушила греческая литература?

 

Огигий.  Мать жены моей связала себя обетом,  что если дочь родит здорового мальчика,  то я самолично  поклонюсь  и  принесу  благодарность святому Иакову.



 

Менедем. Ты поклонялся святому только от своего имени и от имени тещи?

 

Огигий. Нет,  от имени всего семейства.



 

Менедем. Я бы думал, что нисколько не хуже было бы для твоей семьи,  если бы ты оставил Иакова без  поклонения.  Но  скажи,  пожалуйста, что он тебе ответил,  когда ты приносил благодарение?

 

Огигий. Ничего; только, когда я подносил дар,  он улыбнулся, как мне показалось,  и слегка кивнул головой, а вместе с тем протянул мне вот эту раковину.



 

Менедем.  Почему он дарит преимущественно такие вещи, а не другие?

 

Огигий. Потому,  что он ими богат,  так как находящееся  по  соседству  море всегда  ему их поставляет.



 

Менедем.  0 щедрый святой, который и родильницам помогает при  родах и  об иностранцах заботится! Но что это за новая манера давать обеты,  что  человек,  сам  наслаждающийся  покоем, взваливает труд на других? Если бы ~ы связал себя обетом,  что для успеха твоих начинаний  я буду поститься два раза в неделю, думаешь ли ты,  что я исполнил бы твой обет?

 

Огигий. Не думаю, хотя бы ты дал обет от себя лично.  Ведь для тебя забава - обманывать святых.  Но ведь то была теща; надо было ее послушаться.  Ты знаешь женские прихоти; ну да, впрочем, и для меня самого это было нужно.



 

 

         



==317

 

 



Менедем. А если бы ты не исполнил обета, какая тебе опасность грозила?

 

Огигий. Конечно, святой не мог бы привлечь меня к суду,  но на будущее время мог бы быть глухим к моим обетам или под шумок напустить какую-нибудь беду на мое семейство.  Ты знаешь нравы государей?



 

Менедем. Скажи мне, как здравствует и как поживает почтенный Иаков?

 

Огигий. Гораздо хуже, чем прежде.



 

М е н е д е м. Что же тому причиной? Старость?

 

О г и г и й. Ах ты шут! Ты ведь знаешь, что святые не стареют.  А вот новое  учение',  широко распространяющееся  по  всему  свету,  является причиной того,  что ему не так часто поклоняются, как прежде; да и те, кто приходят,  только поклоняются,  а дарить ничего не дарят,  или же самую малость, говоря, что эти деньги правильнее употребить на бедных.



 

М е н е д е м. безбожное учение.

 

О г и г и й. А потому этот великий апостол, который обыкновенно весь сиял драгоценными камнями и золотом, теперь стоит деревянный, едва имея перед собой сальную свечу.



 

Менедем. Если правда то,  что я слышу, то есть опасность,  что и с остальными святыми случится то же самое.

 

Огигий. Теперь даже циркулирует послание, которое по этому вопросу написала сама дева Мария.



 

Менедем. Какая Мария?

 

Огигий.  Имеющая прозвище "каменная".



 

Менедем. В Базеле, если не ошибаюсь?

 

Огигий. Она самая.



 

 

==318

М е н е д е м. Стало быть, каменная святая?

 

Но кому она написала?



 

О г и г и й. Имя обозначено в самом послании.

 

М е н е д е м. С кем оно послано?



 

О г и г и й. Несомненно,  что с ангелом, положившим написанное на амвон,  с какового проповедует тот, кому оно адресовано. И, чтобы не подозревать  какого-либо обмана,  посмотри: увидишь послание собственноручно написанное.

 

М е н е д е м. Ты, значит, умеешь признать почерк того ангела, который состоит при деве Марии, богоматери, письмоводителем?



 

О г и г и й. Почему же нет?

 

М е н е д е м. А где доказательства?



 

О г и г и й,  Я читал эпитафию Беды, начертанную ангелом:  форма букв  вполне совпадает.

 

Читал  я и  писание,  посланное  св.  Эгидию, то же самое.  Или это недостаточное доказательство?



 

М е н е д е м. Позволительно ли взглянуть?

 

О г и г и й.  позволительно, если дашь клятву, что будешь молчать.



 

М е н е д е м. О, ты камню скажешь!

 

О г и г и й. Но есть и камни, ославленные именно тем, что ничего не скрывают .



 

М е н е д е м. Если не веришь камню, говори немому.

 

О г и г и й.  На этом условии я согласен читать, но ты постарайся насторожить оба уха.



 

М е н е д е м. Насторожил.

 

О г и г и й. "Мария, мать Иисуса, главному плуту шлет привет! Последовав Лютеру,  ты деятельно учишь,



 

 

==319

 

 

великую и богатую милость.  Ибо до сих пор меня только что не убивали назойливые моления смертных.  От меня одной требовали всего,  точно сын мой - вечный ребенок  (так его  представляют в скульптуре и пишут на иконах) и до сих пор зависим от матери, полагая, видимо,  что, если он откажет какому-нибудь просителю,  то и я, в свою очередь,  могу не дать ему груди,  когда он захочет сосать.  И иногда просят того у девы,  чего стыдливый юноша навряд решился бы просить  у сводни,  и того,  что мне стыдно изложить письменно.



 

Торговец,   собираясь  ради  корысти  плыть  в Испанию,  поручает  мне целомудрие  своей наложницы.  И  монахиня,  сбросив  схиму  и готовясь бежать,   оставляет  у  меня  в  залог  славу своей  непорочности,   которую  сама  стремится опорочить.  Кричит  мне безбожный  воин,  нанятый людей  крошить:  "Всеблаженная  дева,  подай мне богатую добычу!"  Вопит игрок:  "Будь милостива, дева: половина выигрыша будет твоя".  А если не везет в игре,  то меня осыпают бранью и проклинают за то,  что я не помогла преступлению. Вопит проститутка,  выставляющая себя для  позорной наживы: "Подай обильный доход".  Если бы я в чем-нибудь отказала,  тут не кричат: "Так не будь же матерью милосердия! " У других молитвы не столько  нечестивы,  сколько нелепы.  Кричит незамужняя: "Мария,  дай мне красивого и  богатого жениха".  Кричит  замужняя:  "Дай  мне хорошеньких детей".  Кричит беременная: "Дай мне  легкие роды".  Кричит  старуха:  "Дай долго  прожить без кашля  и без  жажды".  Кричит  безумный старик, ' "Дай  помолодеть".  Кричит  философ:  "Дай  мне изобрести  неразрешимые  проблемы".  Кричит  священник:  "Дай  мне доходное  священство".  Кричит

 

 

К оглавлению



==320

епископ: "Сохрани мне епархию".  Кричит моряк: "Дай благополучное плавание".  Кричит префект: "Покажи мне сына твоего,  прежде чем я умру".

 

Кричит придворный: "Дай  истинно исповедаться в час смерти".  Кричит крестьянин: "Дай дождь вовремя".  Кричит крестьянка: "Сохрани невредимыми моих овец и коров".  Если я в чем-нибудь отказываю,  я тут же оказываюсь жестокой. Если направлю к сыну,  мне говорят: "Он хочет того же, что и ты". Могу ли я одна, и притом женщина и дева,  оказывать помощь плавающим, ведущим войну,  торгующим,  играющим в  азартные игры, выходящим  замуж,   рожающим,   губернаторам, королям и земледельцам?



 

А между тем то, что я сказала,  ничтожно в сравнении с тем, что я терплю. Но эти дела теперь мне гораздо меньше досаждают,  и в этом отношении я принесла бы тебе величайшую благодарность,  если бы это удобство не влекло за собой  большего  неудобства: больше  покоя,  но меньше почета,  меньше средств.  Прежде меня приветствовали как царицу небесную,  владычицу мира, а теперь еле-еле слышу от немногих: "Радуйся, Мария". Прежде я одевалась в драгоценные камни и золото,  была богата переменной одеждой, дары мне приносились золотые и из драгоценных камней,  а теперь меня еле-еле прикрывает коротенький плащ,  да  и тот  изъеденный мышами.

 

А годового дохода у меня еле хватает на содержание жалкого сторожа,  который должен зажигать лампадку или сальную свечу. Но и с этим можно было бы мириться, если бы не говорили, что ты замышляешь нечто  большее.  Ты  стремишься,  как говорят, к тому, чтобы всех святых, сколько и где бы они ни были,  изгнать из храмов. Еще и еще



 

 

==321

 

 

раз подумай,  что ты  делаешь.  У  других святых                         есть  чем  отомстить  за обиду.  Выброшенный из храма Петр может,  в свою очередь,  запереть для тебя врата царствия небесного; Павел имеет меч; Варфоломей  вооружен  ножом;  Вильгельм  хотя  в рясе монаха,  но с ног до головы вооружен,  да еще вдобавок с тяжелой никой.  Что ты  будешь делать с  Георгием,  всадником в  панцире,  с  копьем и страшным  мечом?  Не  безоружен  и  Антоний:  он имеет священный огонь.  Точно так же и у остальных святых есть свое  оружие или  беды,  которые они насылают,  на кого захотят.  Л меня,  хоть и безоружную,  ты все-таки не выбросишь,  не выбросив вместе со мной и сына моего, которого я держу на руках.  Я не допущу,  чтобы меня с ним разлучили: или  его вместе  со мной  вытолкнешь,  или обоих оставишь,  если не желаешь иметь  храм без Христа.  Это,  хотела я,  чтобы ты знал. А ты подумай,  что ты,  по твоему мнению,  должен ответить.



 

Ибо  это дело  я очень  принимаю к  сердцу.  Из нашего каменного  храма,  в  августовские календы, в год страстей сына  моего 1524.  Дева Каменная собственноручно подписалась".

 

М е н е д е м.  Действительно, полное угроз и страшное  послание.  Надо полагать,  главный плут будет остерегаться.



 

О г и г и й. Да, если он умен.

 

М е н е д е м.  А почему о том же самом не написал ему почтенный Иаков?



 

О г и г и й.  Не знаю,  разве, может быть, потому,  что  он находится  дальше,  а  по нынешним временам все письма перехватываются.

 

М е д е н д е м. Но какой бог загнал тебя в Англию?



 

О г и г и й. Туда завел меня попутный на редкость

 

 

 



==322

ветер,  да и сам я почти обещал св. Приморской деве снова посетить ее через два года.

 

М е н е д е м. Чего же ты хотел просить у нее?



 

О г и г и й. Ничего нового, кроме обычного благополучия для семьи,  прироста доходов,  долгой и приятной жизни.

 

М е н е д е м. А разве не могла дать того же самого дева-мать у нас? Ведь у нее в Антверпене храм гораздо величественнее, чем приморский.



 

О г и г и й. Я не говорю, что не может, но в разных местах она дарует разное,  потому ли,  что так душе ее угодно,  или потому,  что по благости своей она в этом сама приспособляется к нашим желаниям.

 

М е н е д е м. Об Иакове я часто слыхал; опиши мне царство этой Приморской.



 

О г и г и й. Я расскажу об этом как можно короче.  Имя ее очень  славится но  всей Англии, и вряд ли можно на этом острове найти человека, который надеялся бы на сохранение своего благополучия,  не  поклонившись ей  ежегодно каким-нибудь подарочком  по  мере  скромных  своих средств.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет