Эразм Роттердамский



жүктеу 4.11 Mb.
бет8/23
Дата07.03.2018
өлшемі4.11 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23


 

П а м ф а г. Я не пеняю на свой нос.

 

К о к л и т. Да и незачем пенять, когда он является у тебя полезным орудием для многих дел.



 

П а м ф а г. Каких?

 

К о к л и т. Прежде всего он будет заменять тебе гасильник для свечей.



 

П а м ф а г. Продолжай.

 

К о к л и т. Затем, если что-нибудь нужно будет зачерпнуть из глубокой ямы, он будет для тебя хоботом.



 

П а м ф а г. О, о!

 

К о к л и т. Если руки будут заняты, то его можно будет употреблять как кол.



 

П а м ф а г. И еще на что-нибудь годится?

 

К о к л и т. При отсутствии мехов им можно будет разогреть жаровню.



 

П а м ф а г. Приятно слышать. А еще что?

 

К о к л и т. Когда ты будешь писать, а свет тебе



 

мешать будет, он даст тебе тень.

 

П а м ф а г. Ха,  ха, ха! И еще что-нибудь укажешь?



 

К о к л и т.  В морской войне он будет служить багром.

 

П а м ф а г. Ну а в сухопутной войне~



 

К о к л и т. Заменит щит.

 

П а м ф а г. Что же еще далее?



 

К о к л и т. При колке дров он будет клином.

 

П а м ф а г. Отлично.



 

К о к л и т. Если бы ты взял на себя роль глашатая,  он будет  трубой; будешь  ли давать сигнал,  он для тебя рог,  при копании земли заступ,  при жатве - серп,  поедешь на корабле -

 

 

 



==166

 

 



 

 

якорь,  на кухне он  будет вилкой,  на рыбной ловле - крючком.



 

П а м ф а г. Какой я счастливец! Я и не знал, что хожу с хозяйственным орудием,  пригодным на

 

очень многое.



 

К о к л и т. Но в каком же уголке на свете был ты тем временем?

 

П а м ф а г. В Риме.



 

К о к л и т.  Как могло случиться, что среди бела дня никто не знал, что ты в живых?

 

П а м ф а г. Наоборот,  нигде так не остаются незаметными хорошие люди - до того,  что при самом ярком свете на самой видной площади не увидишь ни одного человека.



 

К о к л и т. Итак,  ты возвращаешься к нам обремененный духовными санами?

 

П а м ф а г. Охотился-то я усердно,  но мало помогла мне Диана.  Ведь там  большей частью ловят, как говорится, на золотой крючок.



 

К о к л и т. Глупый способ рыбной ловли!

 

П а м ф а г. И все-таки некоторым очень хорошо удается.  Но не всем эта игра счастливо сходит с рук.



 

К о к л и т. Ну не дураки ли набитые те, кто

 

свинец заменяет золотом?



 

П а м ф а г. Но ты не понимаешь, что в святом свинце есть золотые жилы.

 

К о к л и т.  Что же это значит? Ты вернулся к нам не чем иным, как Памфагом?



 

П а м ф а г. Нет.

 

К о к л и т. Чем же?



 

П а м ф а г. Голодным волком с разинутой пастью.

 

К о к л и т.  Счастливее возвращаются те, которые  возвращаются  ослами,  нагруженными  тюком



 

 

==167

 

 

духовных санов. Почему ты предпочитаешь священство женитьбе?



 

П а м ф а г. Потому что мне нравится покой.

 

Мне улыбается эпикурейская жизнь.



 

К о к л и т.  А по моему мнению,  приятнее живут те,  у кого дома есть хорошенькая бабеночка, которую  они могут  обнимать каждый  раз,  когда захочется.

 

П а м ф а г. Но прибавь: иногда, когда и не хочется.  Я люблю удовольствие постоянное.  Кто женится,  тот  лишь  один  месяц  бывает счастлив; а  кому достанется  богатое священство,  тот всю жизнь наслаждается радостью.



 

К о к л и т. Но печально одиночество,  так что и сам Адам не прожил бы с удовольствием в раю, если бы бог не прибавил ему Евы.

 

П а м ф а г. Найдется и Ева у того, у кого будет богатое священство.



 

К о к л и т. Но удовольствие уже не удовольствие, если его сопровождает дурная слава или угрызения совести.

 

П а м ф а г. Это правда, и потому н подумываю прогонять скуку одиночества беседой с книгами.



 

К о к л и т.  Приятнее таких товарищей, конечно, ничего нет на свете. А возвращаешься ли ты к своей ловле?

 

П а м ф а г. Возвращаюсь, если бы только можно было добыть новую приманку.



 

К о к л и т. Золотую или серебряную?

 

П а м ф а г. Какую угодно.



 

К о к л и т. Будь покоен: отец тебе поможет.

 

П а м ф а г.  Он скуп донельзя. И не поверит мне во второй раз денег, когда узнает, что у меня капитал истрачен.



 

К о к л и т. Но таковы уж условия игры.

 

 

==168



 

 

П а м ф а г. Да,  но эта игра не доставляет ему удовольствия.



 

К о к л и т. Если он тебе откажет, я укажу тебе,  где ты можешь получить денег,  сколько захочешь.

 

П а м ф а г. Вот это мне очень приятно слышать. Пожалуйста, покажи; у меня уж сердце бьется от радости.



 

К о к л и т. Они уже готовы.

 

П а м ф а г. Ты клад, что ли, нашел?



 

К о к л и т. Если бы я нашел,  то нашел бы для себя, а не для тебя.

 

П а м ф а г.  Если бы мне наскрести сто дукатов, надежды мои оживились бы.



 

К о к л и т. А я тебе покажу, где ты можешь хватить сто тысяч.

 

П а м ф а г.  Осчастливь же меня скорей,  не мучай дольше! Скажи где?



 

К о к л и т.  В Будеевом "Acce". Там ты увидишь несметное число мириад, - хочешь в золотой, хочешь в серебряной монете.

 

П а м ф а г.  Убирайся ты в такое место, какого ты  стоишь  с твоими  шутками! Из  этого источника я и заплачу тебе все,  что возьму  у тебя взаймы.



 

К о к л и т. Заплатишь, но то, что я тебе оттуда отсчитаю.

 

П а м ф а г. Пошел ты, знаю я твой нос.



 

К о к л и т. Но сравнительно с твоим мой нос -

 

ничто.


 

П а м ф а г.  Ну, нет,  вряд ли у кого есть такой нос.  Ты - воплощенный нос.  Ты шутишь в деле серьезном.  В таком деле я готов рычать,  а не смеяться.  На моем месте ты не стал бы шутить.

 

Пусть у тебя всегда так держится на голове шляпа,



 

 

==169

 

 

как верно то, что ты говоришь правду. Но пойду-ка я домой посмотреть, как там дела обстоят.



 

К о к л и т. Ты там найдешь много нового.

 

П а м ф а г. Полагаю; но кабы все было так, как мне хочется!



 

К о к л и т. Желать этого всем позволительно, но до сих пор никому это не посчастливилось.

 

П а м ф а г.       Вот еще какую выгоду принесет всем нам поездка за границу: родной дом после этого станет приятнее.



 

К о к л и т. Не знаю; я вижу, что некоторые семь раз туда уезжают. Стоит только этой чесотке на кого напасть, - и зуду от нее конца не будет.

 

 

     ИСПОВЕДЬ ВОИНА



 

  Ганнон. Фрасимах

 

Ганнон.  Откуда ты возвращаешься к нам Вулканом, - ты, который выехал от нас Меркурием?



 

Ф а р с и м а х. Причем тут Вулканы и Меркурий?

 

Ганнон. Да ведь ты казался окрыленным, когда уезжал, а теперь хромаешь.



 

Ф р а с и м а х. Так обыкновенно возвращаются с войны.

 

Г а н н о н. Но что у тебя общего с войной?



 

Ведь ты трусливее лани.

 

Ф р а с и м а х.  Мне придала храбрость надежда на добычу.



 

Г а н н о н. Значит, ты вернулся с большой добычей?

 

 

К оглавлению



==170

 

 



Ф р а с и м а х. Какое там! С пустым кошельком.

 

Г а н н о н. Зато меньше страдаешь от тяжести.



 

Ф р а с и м а х. Но зато вернулся нагруженным преступлениями.

 

Г а н н о н. Конечно, это тяжелый груз, если правду говорит пророк, называющий грех свинцом.



 

Ф р а с и м а х. Я там видел и совершил больше преступлений, чем когда-либо до тех пор за всю жизнь.

 

Г а н н о н. И что же, нравится тебе жизнь воина?



 

Ф р а с и м а х. Нет ничего преступнее и бедственнее.

 

Г а н н о н. Что же увлекает тех, которые за наемную плату, а то и задаром, спешат на войну, все равно как на пир?



 

 

 



Ф р а с и м а х. Ничем иным я не мог бы этого объяснить, как тем, что их преследуют злые фурии и что они сами обрекли себя злому духу и бедствиям, и тем еще, что этим путем они стараются ускорить свою смерть.

 

Г а н н о н. По-видимому, это так. Ведь на дела честные вряд ли за какие угодно деньги их можно было бы нанять.  Но объясни нам,  как шло сражение и на чью сторону склонилась победа.



 

Ф р а с и м а х. Там был такой шум и переполох, такой рев труб, раскаты рогов, ржанье лошадей, крик людей, что я и видеть не мог, что делается, так что я вряд ли знал, где и я сам.

 

Г а н н о н. Почему же прочие возвращающиеся с войны так расписывают отдельные подробности, - кто что сказал или сделал, - как будто бы



 

 

==171

 

 

при всем этом они были в качестве досужих зрителей?



 

Ф р а с и м а х. Я полагаю, что они блистательно лгут.  Что происходило в моей  палатке я знаю; а что в сражении - совершенно не знаю.

 

Г а н н о н.  Ты, вероятно,  и того не знаешь, откуда у тебя явилась хромота?



 

Ф р а с и м а х. Вряд ли знаю - пусть меня за это Марс потом невзлюбит! Думаю, что колено повреждено либо камнем,  либо лошадиным копытом.

 

Г а н н о н. А я знаю.



 

Ф р а с и м а х. Знаешь? Иль тебе кто-нибудь другой рассказал?

 

Г а н н о н. Нет, но догадываюсь.



 

Ф р а с и м а х. Так скажи.

 

Г а н н о н. Когда ты в страхе бежал, ты упал на землю и наткнулся на булыжник.



 

Ф р а с и м а х. Ей-ей,  ты в точку попал - до такой степени правдоподобна твоя догадка.

 

Г а н н о н. Иди теперь домой и жене своей расскажи о своих победах.



 

Ф р а с и м а х. Она мне напоет не сладостную похвалу за то, что я возвращаюсь гол как сокол.

 

Г а н н о н. Но откуда ты вернешь награбленное?



 

Ф р а с и м а х. Я уже давно вернул.

 

Г а н н о н. Кому?



 

Ф р а с и м а х. Продажным женщинам, виноторговцам и тем, которые меня обыграли.

 

Г а н н о н. Это совсем по-военному. Справедливо,  чтобы  дурно  приобретенное еще  хуже было растрачено.  Но,  по крайней мере,  от святотатства, надеюсь, вы воздерживались?



 

Ф р а с и м а х. О нет, там ничего святого не

 

 

 



==172

 

 



было. Не щадили ни мирского, ни церковного.

 

Г а н н о н. Как же ты это возместишь.  ?



 

Ф р а с и м а х.  Говорят, что и не надо возмещать того,  что совершено на войне: что там делается, делается по праву.

 

Г а н н о н. Вероятно, по праву войны?



 

Ф р а с и м а х. Именно.

 

Г а н н о н.  Но это право есть высшее бесправие.  Тебя не любовь к отечеству,  а надежда на добычу потянула на войну.



 

Ф р а с и м а х.  Я согласен и думаю,  что мало кто туда идет с более почтенной целью.

 

Г а н н о н.  Что-нибудь да значит безумствовать со многими.



 

Ф р а с и м а х.  Проповедник объявил,  что эта война законная.

 

Г а н н о н. Амвон, вообще говоря, не лжет. Но, будучи законной для государя,  война  тем самым не становится законной для тебя.



 

Ф р а с и м а х. Я слыхал от раввинов, что каждому позволительно жить своим ремеслом.

 

Г а н н о н. Славное ремесло - сжигать дома, разграблять храмы,  бесчестить  монахинь,  грабить несчастных, убивать невиновных.



 

Ф р а с и м а х. Мясников нанимают же, чтобы бить быков; почему же порицают наше ремесло за то, что нас нанимают убивать людей?

 

Г а н н о н.  Ты не беспокоишься о том, куда переселится душа твоя,  если тебе случится пасть на войне?



 

Ф р а с и м а х.  Не очень.  У меня была добрая надежда.  Я раз до  этого поручил  себя святой Варваре.

 

Г а н н о н. И она приняла тебя под свое попечение?



 

 

==173

 

 

Ф р а с и м а х. Мне показалось, что она слегка кивнула головой.



 

Г а н н о н. Когда это тебе показалось? Утром?

 

Ф р а с и м а х. Нет, после обеда.



 

Г а н н о н. Ну, тогда, я думаю, тебе показалось, что и деревья заходили.

 

Ф р а с и м а х.  Как он все угадывает! Но особая надежда  была у  меня на  святого Христофора, на образ которого я каждый день смотрел.



 

Г а н н о н. В палатке? Откуда там святые?

 

Ф р а с и м а х. Мы углем нарисовали его на холсте.



 

Г а н н о н.  Ну, конечно,  не фиговой,  как говорится,  защитой  бы. п  этот  угольный  Христофор.  Но - кроме шуток - я  не вижу  для тебя иного  способа  искупить свои  великие преступления, как отправиться в Рим.

 

Ф р а с и м а х. О нет! Я знаю путь короче.



 

Г а н н о н. Какой?

 

Ф р а с и м а х. Пойду к инквизиторам; там немного поторгуюсь с уполномоченными.



 

Г а н н о н. Даже и насчет святотатства?

 

Ф р а с и м а х.  Если бы я самого Христа ограбил и его даже обезглавил,  у них  есть вполне достаточные индульгенции и власть улаживать.



 

Г а н н о н. Хорошо,  если бог признает наше улаживанье.

 

Ф р а с и м а х. Но я больше боюсь того, что дьявол его не признает. Бог-то по своей натуре поддается умилостивлению.



 

Г а н н о н. Какого же священника выберешь  себе?

 

Ф р а с и м а х. У какого окажется поменьше стыда и здравого смысла.



 

Г а н н о н. Так чтобы по губам и салат был.

 

 

==174



 

 

От него ты чистым пойдешь к причастию.



 

Ф р а с и м а х. Почему бы и нет? После того как я раз уже вылью свою скверну в его клобук, я буду свободен от тяжести; это уже будет дело того кто меня разрешает.

 

Г а н н о н. Откуда ты знаешь, разрешает ли он.



 

Ф р а с и м а х. Я знаю.

 

Г а н н о н. По какому указанию?



 

Ф р а с и м а х. По тому, что он возлагает руки на голову и что-то бормочет.

 

Г а н н о н. А что, если он возвращает тебе все грехи твои,  когда  возлагает руки,  бормоча так: "Разрешаю тебя от всех твоих добрых дел, которых я за тобой не знаю,  и восстановляю тебя в твоих правах и отпускаю таким, каким получил"?



 

Ф р а с и м а х. Это уже его дело, что он говорит; мне того довольно,  что я верю в то,  что я разрешен.

 

Г а н н о н.  Ну, в это ты веришь на свой страх.



 

А может быть,  этого будет недостаточно для бога, которому ты должен?

 

Ф р а с и м а х. Откуда ты попался мне навстречу, чтобы мутить мою ясную совесть?



 

Г а н н о н.  Счастливая встреча! Доброе предзнаменование  -  встретившийся  друг,   если  он подает хороший совет.

 

Ф р а с и м а х.  Не знаю,  насколько доброе, во всяком случае мало приятное.



 

   ДЕВИЦА-БРАКОНЕНАВИСТНИЦА

 

 

 



 

  Евбул. Екатерина

 

 

 



Е в б у л. Я рад, что, наконец,  ужин окончился и  нам  можно  наслаждаться  прогулкой  в  этой прелестной аллее.

 

 



==175

 

 



Е к а т е р и н а. И мне уж надоело сидеть.

 

Е в б у л. Как молодеет, как улыбается весной мир! Поистине, это - его юность.



 

Екатерина. Да, это - правда.

 

Е в б у л. Но почему же твоя юность не улыбается в такой же мере?



 

Е к а т е р и н а. К чему этот вопрос?

 

Е в б у л. Да ведь ты что-то печальна?



 

Е к а т е р и н а. Или, может быть, у меня иное выражение лица, чем обыкновенно?

 

Е в б у л.  Хочешь, я покажу тебя тебе самой?



 

Екатерина. Очень.

 

Е в б у л. Видишь, как у этой розы при наступлении ночи свернулись лепестки?



 

Е к а т е р и н а. Вижу. Что же дальше?

 

Е в б у л. Таково и твое лицо.



 

Е к а т е р и н а. Прекрасное сравнение.

 

Е в б у л.  Если ты мне не веришь, посмотри сама на себя вот в этом небольшом источнике. Что же,  в конце концов,  значили,  и притом за ужином, твои частые вздохи?



 

Е к а т е р и н а. Перестань расспрашивать о том, что тебе не важно знать.

 

Е в б у л. Наоборот, мне очень важно, так как я не могу быть веселым,  если и тебя не вижу веселой.



 

Но вот опять вздох, да еще из глубины души!

 

Екатерина. Да,  нечто тревожит мою душу, но боюсь высказаться.



 

Е в б у л.  Даже и мне не скажешь, кому ты дороже  его  собственной  сестры?  Милая Екатерина, что бы это ни было,  не бойся: моим ушам смело можешь довериться.

 

Е к а т е р и н а.  Хотя бы и надежно это было, но я боюсь,  что напрасно буду рассказывать тому, кто помочь не может.



 

 

 



==176

 

 



 

 

Е в б у л. Как знать? Если не делом, то, может



 

быть, помогу тебе советом или утешением.

 

Е к а т е р и н а. Не могу высказаться.



 

Е в б у л. Что это значит? Ты меня ненавидишь?

 

Е к а т е р и н а. До того ненавижу,  что мне родной брат не так мил, как ты. И все-таки нет желания высказаться.



 

Е в б у л. Так ты сознаешься, если я отгадаю?

 

Что хитришь? Иначе не отстану.



 

Е к а т е р и н а. Ну, хорошо, обещаю.

Е в б у л. Я решительно не вижу, чего тебе недостает для полного счастья.

 

Е к а т е р и н а.  Ах, если бы слова твои были правдой!



 

Е в б у л.  Во-первых, ты в самом цветущем возрасте.  Если  не  ошибаюсь,  тебе  уже семнадцатый год.

 

Екатерина. Да, это так.



 

Е в б у л. Значит, как я полагаю, тебя еще не терзает страх старости.

 

Е к а т е р и н а. Нисколько.



 

Е в б у л.  У тебя наружность во всех отношениях счастливая; ведь и это - особый дар божий.

 

Е к а т е р и н а.  Что касается моей наружности,  какова бы она ни была,  не хвалюсь,  не жалуюсь.



 

Е в б у л. Затем цвет лица и весь твой внешний вид показывает,  что ты находишься в добром здоровье,  если только нет  какой-нибудь скрытой болезни.

 

Е к а т е р и н а. Слава богу, ничего подобного нет.



 

Е в б у л. Репутация безукоризненная.

 

Екатерина. Надеюсь.



 

 

==177

 

 

Е в б у л. К тому же дарования, достойные такого тела, очень счастливые, каких и я себе хотел для занятий свободными науками.



 

Е к а т е р и н а. Если и есть какие - это божий дар.

 

Е в б у л. Нет недостатка и в милой грации твоего обращения,  чего мы нередко не находим даже у самых выдающихся красавиц.



 

Екатерина. Хотела бы я иметь и нрав вполне достойный.

 

Е в б у л.  Многих принижают семейные несчастия,  но у тебя родители хорошего  рода,  люди честные,  с хорошими  средствами и  тебя очень любят.



 

Е к а т е р и н а. С этой стороны я ни на что не жалуюсь.

 

Е в б у л. Что говорить? Я из всех девушек в нашей местности не выбрал бы себе другой невесты,  кроме тебя,  если бы только засияла какая-либо звезда мне благоприятная.



Екатерина. Да и я не стала бы выбирать другого жениха,  если бы вообще предпочла замужество.

 

Е в б у л. И все-таки, должно быть, что-то очень тяжкое терзает твою душу.



 

Е к а т е р и н а. Вообще нелегкое.

 

Е в б у л. Ты не обидишься, если бы я вздумал отгадывать?



 

Е к а т е р и н а . Я уже обещала.

 

Е в б у л. Я по опыту знаю, какой крест любовь. Ну, сознавайся; ты теперь обещала.



 

Е к а т е р и н а. В дело замешана любовь, только не того рода, как ты предполагаешь.

 

Е в б у л. О каком таком роде ты тут говоришь?



 

Екатерина. Отгадай.

 

==178

 

 



 

 

Е в б у л.  Я уже всю свою догадливость истощил.  И все-таки не оставлю этой руки,  пока не допытаюсь, в чем дело.



 

Е к а т е р и н а. Какой ты насильник!

 

Е в б у л.  Доверь моему сердцу всю твою заботу.



 

Е к а т е р и н а. Раз ты так пристал, расскажу.

 

Уже с ранних лет я была одержима какой-то удивительной страстью.



 

Е в б у л. Какой - умоляю тебя?

 

Е к а т е р и н а. Именно войти в общину святых дев.



 

Е в б у л. Чтобы сделаться монахиней?

 

Е к а т е р и н а. Да.



 

Е в б у л. Увы, значит, вместо клада - угли.

 

Е к а т е р и н а. Что ты говоришь, Евбул?



 

Е в б у л. Ничего, светик мой, это я кашлял.

 

Пожалуйста, продолжай.



 

Е к а т е р и н а.  Этому моему влечению всегда самым  упорным  образом  противились  мои  родители.

 

Е в б у л. Слушаю.



 

Е к а т е р и н а. Я,  со своей стороны, просьбами, ласками, слезами боролась с родительской любовью.

 

Е в б у л. Удивительное дело!



 

Е к а т е р и н а. Наконец,  так как я беспрестанно просила,  молила,  заклинала их,  плакала,  они обещали мне по достижении мною  семнадцати лет исполнить мое желание,  если только  тогда мое решение  останется  неизменным.   Наступил  этот год, решение остается тем же, но родители, вопреки обещанию,  наотрез отказывают, - вот что и терзает меня.  Я открыла мою болезнь,  а ты теперь постарайся быть врачом,  если это тебе удастся.

 

 

==179



 

 

Е в б у л. Прежде всего я дам тебе,  моя прелестная,  такой совет: умерь свои страсти, а если не удастся то,  чего ты хочешь,  желай того,  что можешь.



 

Е к а т е р и н а. Я умру, если не добьюсь того, чего хочу.

 

Е в б у л. Откуда же у тебя явилась эта роковая страсть?



 

Е к а т е р и н а.  Однажды, еще девочкой, меня водили в одну общину  дев.  Нас  водили кругом, все нам показывали,  нам нравились девы с ясными лицами,  они казались ангелами; в храме все сияло и благоухало,  благоухали и  отлично возделанные сады.  Что говорить? Куда бы я ни обращала взоры, все  улыбалось.  К  этому  присоединялись  очень ласковые  беседы дев.  Там я  нашла одну-другую из тех,  с кем я привыкла играть еще маленькой девочкой.  С тех пор душа моя загорелась тоской по этой жизни.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет