Если была вторая вона и будет третья, то они связаны, очевидно, с тем что происходит в еврозоне, в том числе греческими проблемами и ожидавшимся, но не произошедшим дефолтом экономики американской



жүктеу 94.26 Kb.
Дата03.04.2019
өлшемі94.26 Kb.

Сергей Дьячков: Кризис это начало новой эры
По мнению экспертов, очередная волна кризиса неизбежна. Когда она случится и как можно минизировать потери? Сколько еще кризисных волн нам предстоит? Что будет в случае американского дефолта? Как переживет очередной спад строительная отрасль? Об этом журнал «Все о новостройках» побеседовал с Сергеем Дьячковым, управляющим партнером компании DSO Consulting, известным новосибирским экспертом.
Сергей, некоторые эксперты предупреждают о наступлении третьей волны кризиса. Насколько объективны эти оценки. Можно ли объяснить эти повторяющиеся волны с точки зрения экономической теории? Это все еще Кондратьевский кризис или что-то новое, не происходившее с мировой экономикой ранее?
Я уже в течение нескольких месяцев говорю о том, что острая фаза кризиса осенью почти неизбежно наступит. Сейчас люди начали прислушиваться, хотя верить в продолжение кризиса, понятно, очень не хочется. Такая турбулентность, волатильность продлится еще несколько лет: все кондратьевские депрессии имеют в графике форму W.
Как мы и говорили, сейчас наблюдается разворачивание депрессии мировой экономики между кондратьевскими циклами. Вообще, мировая экономика развивается тогда, когда растет потребление. Это необходимое условие, но потребление не может расти бесконечно на базе продукции одних и тех же производственных отраслей. Рано или поздно рынки насыщаются. По тем же автомобилям: во многих развитых странах до кризиса 2008 года линия уровня годовых продаж была почти ровной, без больших спадов, но и без особого роста продаж, поскольку происходила только замена ранее приобретенных автомобилей. Экстенсивное расширение рынка новых автомобилей в этих странах закончилось. Сегодня то же мы наблюдаем на рынке мобильной телефонии, компьютеров и т. д. – экстенсивный рост завершился, остался только ресурс интенсификации, более быстрой замены, новых опций. Кондратьев писал, что новому циклу всегда предшествует эра великих технических открытий – это необходимое условие развития.
Предыдущий технологический уклад, который расширял мировую экономику за счет расширения IT-сектора в сочетании с транснационализацией, т. е. процессом снижения себестоимости за счет выноса производств в страны третьего мира, завершился одновременно с циклом Кондратьева около 2007 года. Сейчас ресурсы и того, и другого кластера уже отработаны. Существенно увеличить прибыльность бизнеса за счет расширения, за счет организации производства в странах с более низкой оплатой труда и т. д. нельзя. А новых кластеров, которые могли бы повлиять на мировую экономику, пока не появилось.
Что такое новые кластеры? Это новые технологии, но технологии не сами по себе, а такие, которые дают возможность производить потребительские продукты по доступной цене, т. е. технология должна быть коммерциализована. Как пример, электромобили и вся промышленность их производства. Но электромобиль должен быть по цене сравним с обычным, только тогда произойдет массовая замена автомобилей на электромобили и далее – по обычному сценарию. Пока электромобиль в разы дороже, он не коммерциализован. И государства, в которых уже созданы производства электромобилей, доплачивают производителям, субсидируют их приобретение. Если мы говорим о кластере возобновляемых источников энергии, то и инвестиционная стоимость таких электростанций, и стоимость энергии должны быть ниже, чем существующие. Почему в свое время так расцвела атомная энергетика? Стоимость инвестиций сравнима, а потребительская стоимость энергии заметно ниже. Но пока, на мой взгляд, кластер возобновляемых источников энергии не расцвел, в России – совершенно точно. Я знаю, что крупнейшая доля энергетики, основанной на таких источниках, сегодня в Норвегии – около 18 %, в Германии – 16 %. «Зеленые» технологии в строительстве также пока в разы дороже обычных, они пока не коммерциализованы. В фармкластере очень высокий входной барьер: чтобы разработать новый препарат, нужны сотни миллионов, миллиарды долларов, и только потом его можно коммерциализовать, сделать доступным для массового потребителя.
Старые кластеры уже отработаны, новые еще не возникли как потребительские, а значит, не из чего расти, создавать новые рабочие места, пополнять бюджеты государств, и не из чего рассчитываться с долгами, которые были переложены с частных предприятий на плечи налогоплательщиков. Собственники исчерпали ресурсы компаний. Но поскольку их нельзя банкротить из-за огромного влияния на экономику, кому-то дали ссуду, какие-то компании были национализированы – суть одна и та же: оплачивает все это налогоплательщик, народ. И вот мы имеем Грецию, США, Португалию, а следом, возможно, Испанию и Италию.
В этой связи два вопроса: как Вы оцениваете решение европейских стран о дополнительной поддержке экономики Греции? И второй: если бы американский дефолт случился, то, как очередной черный вторник сказался бы на экономике российской?
Возникает следующая ситуация: сегодня Евросоюз фактически прощает дефолт Греции, оставляя ее в еврозоне. Часть долгов списана, часть реструктурирована – все это оплачивает налогоплательщик, причем не греческий, а германский, французский и т. д. Но я уверен, что средний немец вовсе не хочет платить за грека-бездельника и имеет на это полное право. Сегодня наблюдается стагнация в экономике США, Японии – здесь свои причины, но, тем не менее, и остается единственный драйвер мировой экономики, мирового потребления – Китай. Но и него также замедляются темпы роста – причины здесь прежде всего общественно-политические и уже во вторую очередь – экономические. В итоге мировая экономика балансирует на грани острой фазы кризиса.
Я хотел бы пояснить ту теорию кризисов, которую мы в последнее время приняли за основную для себя. Кризисы не случаются оттого, что где-то возник дисбаланс. Экономика, особенно капиталистическая, система чрезвычайно устойчивая за счет большого количества субъектов, она способна реагировать на вызовы. Если повышается процентная ставка по кредитам, чиновники берут взятки и т. п., то повышаются цены или увеличиваются сроки окупаемости, т. е. экономика компенсирует эти вызовы. Но когда противоречия накапливаются до некой критической массы, случается кризис. Макропротиворечия мы уже обсудили, но существуют и микропротиворечия. К ним относятся: перепроизводство на рынке жилья, стагнация доходов населения, стагнация инвестиций, деятельность монополий, кредитные ограничения. Все это есть сегодня в России. Я ответил на ваш вопрос?
Теперь отвечаю на второй: представьте себе самый худший вариант: Америка в дефолте. В какой валюте номинировано большинства обязательств на мировых рынках? В долларах. Поэтому в случае дефолта все становятся друг другу должны, всем нужен доллар, и его курс начинает расти. Это так просто. И, несмотря на то, что американцы печатают все больше и больше долларов, спрос растет быстрее, и это уже не из области предположений, это реальность. Размер обязательств сегодня выражается в десятках триллионов долларов.
Еще один признак кондратьевской депрессии: при отсутствии производственных кластеров, на которых можно заработать средства, инвестиции уходят в спекуляции, на финансовый рынок, грубо говоря, в «фантики», «бумажки». Время финансовых спекуляций мы пережили в 2006-2007 гг., потом наступил обвал. И спасая банки, государства лишь подтолкнули экономику к очередному витку спекуляций. На сегодня массы обязательств на мировых рынках больше, чем в 2007 году. Рынок раздулся. С большой вероятностью можно утверждать, что следующее падение будет еще более сильным.
По данным Росстата, инвестиции в российскую экономику увеличились. Это длительная тенденция или временное явление? К нам пришли инвесторы, разуверившиеся в греческой, испанской экономиках? Или какие-то другие? И какие отрасли им в первую очередь интересны? Возможно, нестабильность еврозоны повышает привлекательность России в глазах инвесторов?
По инвестициям: в мае, по данным Росстата рост инвестиций к уровню прошлого года составил 15 %, а за 5 месяцев, таким образом, 8 %. Я думаю, что это государство замещает выпавшие частные инвестиции, скорее всего это микрокоррекция. Но если цена на нефть падает, то доходы, а, соответственно, и расходы государства должны будут сократиться, включая и раздутые социальные проекты. Я думаю, что во второй половине года темпы прироста инвестиций станут отрицательными, а темпы роста доходов населения уже стали отрицательными. Налицо явные признаки перепроизводства на целом ряде рынков. Возникают дисбалансы. Посудите сами, инвестиции растут, а доходы – нет, доходы не растут, а растет розница. Это говорит о том, что люди перестали сберегать. Более того, они достали «заначки» и начали их тратить, потому что поверили в то, что кризис закончился. Я уверен, что вскоре, когда люди поймут, что их обманули, это приведет к росту количества недовольных. В предкризисной ситуации оптимальная стратегия поведения – напротив, накопление наличных средств, «разложенных» по разным валютам. Я сам действую так. Это консервативная стратегия, но она позволяет, потеряв часть процентов на девальвации валют, сохранить средства.
Более того, уже началось снижение потребления товаров длительного потребления. По нашим прогнозам, очередная волна мирового кризиса может начаться уже в октябре-ноябре, а возможно, и раньше. В целом, ухудшается макроэкономическое положение, нарастают риски общественно-политические. Не думаю, что инвесторы станут безоглядно инвестировать в Россию вообще и в Новосибирскую область в частности.
Какие отрасли, по вашему мнению, могли бы вытащить новосибирскую экономику? Наука и инновации, на которые делает ставку правительство области? Транспорт и логистика? Пищевая промышленность? Или все-таки строительство, имеющее огромный мультипликативный эффект?
Мое мнение по этому поводу известно, оно не поменялось. Системообразующими отраслями для Новосибирской области должны являться: пищевая, легкая промышленности, фармацевтика. Поясню. Новосибирск стоит на «звезде»: М53, М52, М51, Транссиб и аэропорт «Толмачево». Как использовать транспортное положение? Создать здесь центры глубокой переработки продукции и развозить по «звезде». Власти почему-то решили строить склады – но там же нет такой добавленной стоимости. А если построить завод по переработке сельхозпродукции, например, кондитерский, или организовать швейное производство, на территории области будет создаваться добавленная стоимость. ПЛП – это как раз то самое место, где нужно производить продукцию глубокой переработки и ставить смежные производства. Напитки – бутылочный завод, например.
О строительстве. Доля строительства в ВВП России не превышает 7 %, в Новосибирской области этот процент, если не ошибаюсь, еще меньше. Основа экономики – это реальное производство, в этом ряду присутствует и строительство. Но если реального производства в регионе нет, то можно построить очень много бетонных коробок, которые останутся невостребованными. По большому счету, строительство – это обслуживающая отрасль. Думать нужно о том, как увеличить доходы населения, и тогда оно, покупая жилье, само простимулирует строительство. И это хорошо продемонстрировало постановление № 21: строительную отрасль мы поддержали, но экономику области в целом из кризиса не вывели. Или другой пример – Краснообск. Еще в 2005 году одна компания начала строить здесь дом, ввели его в 2007 году. Квартиры до сих пор не все распроданы, и экономика в Краснообске не ожила.
Безусловно, строительство обладает мультипликационным эффектом, распространяющимся на промышленность стройматериалов, занятость населения и т. д. Но, прежде всего, развивать нужно реальный сектор, реальное производство товаров народного потребления.
В последнее время все чаще говорится о начале реализации новых проектов, связанных с жилищным строительством. Учитывая ваш прогноз о третьей волне кризиса, депрессии и снижении потребления товаров длительного пользования, они обречены на провал?
Даже в кризисных условиях, когда потребление вообще и потребление жилья в частности падает, если правильно выбран масштаб, позиционирование, расположение проекта и пр., то спрос все равно будет. Кризис на строительном рынке – это не полное отсутствие потребления, это его сужение. Кто-то же все равно продает! Все равно есть платежеспособный спрос. Но на рынке останутся самые сильные.
В стоимости квадратного метра до 25 % приходится на стоимость кредитов – я здесь имею в виду и те деньги, что строители, по сути, отдают квартирным спекулянтам. Если не брать кредитов, то масштабы деятельности, безусловно, сократятся, но при этом и себестоимость квадратного метра снизится. Компании, которые придерживаются такой политики, строят по нескольку домов в год и чувствуют себя прекрасно. Нужно жить по средствам – это раз. Два. Я думаю, что минимум 10 % издержек – это плохая организация процесса и всего бизнеса в целом. Нужно научиться работать. Далее, существуют административные издержки. Нужно комментировать?
Если говорить о перспективах, то, думаю, на строительном рынке, как, впрочем, и на ряде других, нас ожидает олигополия: несколько крупных игроков поделят его между собой. Скорее всего, это будут «Дискус плюс», «КПД-Газстрой» и, возможно, «Сибирь». Конечно, останутся и такие компании как «Краснообск.Монтажспецстрой», производящие штучный товар.
Что касается коммерческой недвижимости, то здесь все сложнее. Должен признать, я ошибся в оценке потенциала торгово-развлекательного центра «Аура», думал, что ситуация будет хуже. Но здесь нужно сделать оговорку: сегодня «Аура» забирает часть правобережного потока, который раньше ехал в «Мегу». Что будет в острой фазе, пока не знаю, в коммерческой недвижимости риски особенно велики.
Оправдается ли в 2011 году прогноз по сдаче жилья в Новосибирской области?
У меня прогноз достаточно плохой. Правительством запланировано ввести в области около 1 млн 400 тыс. кв. м. Я думаю, реально будет введено на 10 % меньше. Мало того, что суммарное количество будет меньше, так и еще по структуре план не будет выполнен. В частности, по малоэтажному строительству. Исторически в Новосибирской области доля «малоэтажки» в объемах ввода жилья составляет 25 % плюс-минус 1-2 процентных пункта. Сейчас доля около 23 %, и отчего она существенно изменится в ближайшие полгода, я не понимаю. Скорее всего, структура ввода останется такой же. Наша область – урбанизированный регион, где живет около 70 % городского населения, 30 % сельского. Поэтому и пропорция ввода жилья абсолютно нормальная. Если власти хотят изменить ее, нужно заниматься доходами населения – это инвестиции в основной капитал, создание привлекательных инвестиционных условий. Инвестору нужно предложить не только так называемую жесткую инфраструктуру – коммуникации, дороги и т. д., но и мягкий климат – решение всех административных вопросов буквально за день. Без этого стимулировать инвестиции нельзя.
Мы снова говорим об инвестициях, а как же кризис?
Не надо смотреть на кризис как на конец всего. Это начало. Начало новой эпохи, новых методов производства, новых товаров, новых отношений, и это здорово.




Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет