Федеральное государственное бюджетное


Глава 3. Благотворительная и культурная деятельность иезуитской миссии Сюйцзяхуэй



жүктеу 1.46 Mb.
бет4/7
Дата02.04.2019
өлшемі1.46 Mb.
түріРеферат
1   2   3   4   5   6   7
Глава 3. Благотворительная и культурная деятельность иезуитской миссии Сюйцзяхуэй

Особым успехом и плодотворностью отмечена деятельность миссии Ордена Иезуитов (кит. Есухуэй 耶稣会) в регионе Цзяннань 江南. Благотворительная деятельность миссии была признана образцовой и потому заслуживает отдельного рассмотрения.

Общество Иисуса — мужской монашеский орден римско-католической церкви был основан в 1534 году Игнатием Лойолой и утвержден в 1540 году папой Павлом III85. Первые христианские миссионеры — члены ордена иезуитов — проникли в Китай в конце XVI в, и им было суждено пройти долгий и тернистый путь, чтобы закрепиться в Поднебесной империи. На протяжении почти трёх веков периоды лояльности власти сменялись ссылками и санкциями в отношении ордена. Только после опиумных войн и последовавших за ним заключением неравноправных договоров орден смог вернуться в Китай и встать на путь стабильного развития.

По мнению Д. В. Дубровской, история иезуитов в Китае может быть условно разделена на пять основных периодов: «Первый период условно тянется со времени смерти Франциска Ксавье в 1552 г. до конца правления императора Канси в 1722 г. Второй период охватывает время от вступления на престол императора Юнчжэна в 1723 г. до репрессий ордена, который был разогнан в Китае в 1775 г. Возвращение иезуитов в Китай в 1842 г. знаменует собой третий период, который завершается провозглашением Китайской Народной республики Китайской Народной республики в 1949 г. Четвертый период продолжался с 1950 г. до конца Культурной революции в 1976 г. Пятый период начинается вместе с началом реформ, предпринятых китайским правительством в 1976 г., и продолжается до настоящего момента86».

Третий этап истории иезуитов в Поднебесной империи нельзя назвать самым продолжительным, но при этом он отмечен самой плодотворной деятельностью организации в Китае. Именно на этот период пришлась активная миссионерская деятельность иезуитов как в Китае в целом, так и в регионе Цзяннань87.

До временной приостановки деятельности ордена в Китае главной базой иезуитов был Пекин, но по возвращению в Поднебесную ранее принадлежавший иезуитам храм Бэйтан уже обслуживался лазаристами. Поэтому иезуиты избрали в качестве своего нового штаба окрестности Шанхая, сфокусировав своё внимание на регионе Цзяннань88. Поддержка консула Франции помогла святым отцам добиться реституции всего имущества Церкви в Шанхае.

Запретительные меры по отношению к христианам были ослаблены, и иезуитские миссионеры в скорости восстановили свою деятельность. Одной из первых вернувшихся в страну миссий была миссия иезуитов, возглавляемая Клодом Готтланом89 (фр.Claude Gotteland). Сопровождали его Франсуа Эстев (фр. François Estève) и Бенжамин Брюер (фр. Benjamin Brueyre). Они впервые ступили на китайскую землю 11 июля 1842 года в портовом городе Усун 吴淞 . Таким образом, святые отцы прибыли в Китай ещё до заключения Нанкинского мирного договора, которое состоялось 29 августа 1842 г.. Согласно заданию Ордена, отец Готтлан должен быть возобновить научную работу, начатую их великими предшественниками, и завоевать расположение образованных кругов, в то время как отцы Эстэв и Брюер были ответственными за апостольский аспект миссии90.

В период с 1841 по 1846 годы в Шанхай прибыло 19 миссионеров-иезуитов91. Почти через пять лет после начала работы миссии стало очевидно, что миссионерам требуется своеобразная база — место, где отцы-иезуиты могли бы отдохнуть, оправиться от болезней, да и попросту встретиться для обмена опытом. Кроме того, ощущалась потребность в месте, где новоприбывшие миссионеры могли бы изучать китайский и готовиться к предстоящей работе92. В качестве такой «базы» иезуитами была избрана местность в деревне Сюйцзяхуэй 徐家汇 в восьми километрах к западу от Шанхая (первой базой иезуитов была бухта Цзинцзя金家в районе Пудун, затем они передислоцировались в Хэнтан93 横塘, но окончательным местом стала именно Сюйцзяхуэй). Выбор этот был не случаен. Именно здесь ранее располагалась резиденция одного из «столпов» китайского католицизма Сюй Гуанци 徐光启94 (1562-1633).

В марте 1847 года наставник отца Готтлана отец Матюрен Леметр (фр. Mathurin Lemaitre) купил участок земли в Сюйцзяхуэй95 (он примыкал к ранее возведённой церкви, где отправляли религиозные ритуалы местные христиане). Началось строительство резиденции иезуитов. Уже к концу июля первый этап строительства был завершен, и туда переехали миссионеры. В июле 1851 года миссионерами был открыт костёл Сюйцзяхуэй96(кит. Сюйцзяхуэй тяньчжутан徐家汇天主堂). Вслед за католической церковью миссионерами были возведены большая и малая семинарии, колледж Сюйхуэй (также известен как колледж святого Игнатия) , библиотека, двор Богоматери (кит. шэнмуюань圣母院; сиротский приют миссии Сюйцзяхуэй для девочек), музей и обсерватория97. Так миссия Сюйцзяхуэй постепенно стала центром католической общины города Шанхая. Площадь территории, которой владела миссия, составляла более 10 квадратных километров.

Группа святых отцов, возглавляемая отцом Клодом Готтланом, была первой миссией иезуитов, вернувшейся в регион Цзяннань, и по прибытии они просто не могли не заметить бедственного положения местных сирот и беспризорников. Кроме того, святых отцов до глубины души потрясло широко практиковавшееся убийство младенцев при невозможности семьи прокормить новых детей98. Но финансирование, особенно на первых порах, было недостаточным, и при всём своём желании иезуиты не могли осуществлять посильную помощь. Однако в письмах, отправляемых в Европу, миссионеры упоминали о мытарствах брошенных и недоедающих детей, и первым человеком, кто откликнулся на просьбы миссионеров о помощи, был епископ Шарль де Форбан Янсен, который в 1843 году в Париже основал Общество Благочестивого Детства99. Поначалу епископу было не совсем ясно, как следует организовать сбор средств, но по совету католической религиозной деятельницы Паулины Марии Жарико́, которая высказала мысль о том, что «никто не понимает нужды детей лучше самих детей100», Шарль де Форбан Янсен обратился с просьбами о благотворительной помощи к детям Франции. Епископ предлагал детям стать детьми-миссионерами и просил раз в месяц вносить небольшую сумму денег в помощь голодающим детям Китая. Начинание было весьма успешным, и стоит отметить, что Общество Благочестивого Детства существует и по сей день. Помощь Общества Благочестивого Детства помогла многим детям избежать смерти и вовлечения в криминальную деятельность.

Впрочем, несмотря на стабильную финансовую поддержку Общества Благочестивого Детства и действительное, а не номинальное желание миссионеров помочь, на начальном этапе миссионеры не могли работать с беспризорниками и сиротами в рамках сиротского приюта — для его постройки требовался земельный участок и значительное финансирование. Поэтому обычно святые отцы определяли беспризорников и сирот в семьи прихода. Но уже к 1849 году миссионеры встанут перед дилеммой: с одной стороны, как писал председатель миссии иезуитов в регионе Цзяннань Августин Пуассме (фр. Augustinus Poissemeux; кит. Бо Иао卜亦奥) , создавать специализированное «убежище» было затратно, и сложно было бы найти человека, разбирающегося в китайских обычаях и могущего возглавить подобное учреждение. С другой стороны, уже через несколько недель после того, как Августином Пуассме были написаны эти строки, миссионеры столкнулись со сложностями в поиске новых семей, которые могли бы позаботиться об обездоленных детях101. Некоторые миссионеры выступили за создание нового прихода с учреждением, которое могло бы дать приют детям, лишённым родительской заботы. Паводки зимой 1849-1850 гг. в регионе Цзяннань, когда сирот и оставленных родителями детей стало ещё больше, только подкрепили миссионеров в их желании создать приют.

Первопроходцем, отважившимся на столь масштабное и непростое начинание, был итальянский миссионер-иезуит Паоло Пачелли (ит.Paolo Pacelli; кит. Бо Баолу柏葆禄). Первый приют был основан в уезде Цинпу (кит. Цинпу сянь青浦县) области Сунцзян (кит. Сунцзянфу松江府), и в пик зимних паводков 1849-1850 гг.. он принял в свои стены 400 детей: 250 мальчиков и 150 девочек102. К сожалению, первый глава приюта в Цинпу Паоло Пачелли безвременно покинул этот мир: за паводками последовала эпидемия тифа, и в июне 1850 г. святой отец скончался. 

Примерно в то же самое время, когда Паоло Пачелли решился на создание приюта для детей, главе Большой семинарии Нанкинской епархии Александру Роз (фр. Alexandre Roze; кит. Ши Юймин施于民) также пришла мысль об учреждении сиротского приюта. Большой приют при Нанкинской епархии был основан рядом с католическим храмом в местности Хэнтан 横塘, что отстояла от Сюйцзяхуэй на 3 льё103. Но в конечном итоге дети были размещены в постройке, выполненной в китайском стиле и ранее предназначавшейся для миссионеров-иезуитов миссии Сюйцзяхуэй. В 1850 году воспитанниками приюта стало 60 детей104, как мальчиков, так и девочек. 30 из них помочь было уже невозможно. В отношении оставшихся в живых воспитанников Александр Роз писал: «Я надеюсь, что оставшиеся в живых воспитанники станут добрыми христианами, станут теми, кто будет приносить приходу пользу»105.

Важно отметить, что приют в уезде Цинпу, главой которого являлся Паоло Пачелли, после кончины патрона пришлось закрыть. Воспитанники, которых не удалось отдать на воспитание в семьи местного прихода, были отправлены в Большой приют при Нанкинской епархии106. Но на этом переезды сирот не закончились: в 1851 году они были вынуждены переместиться в прилежащий местности Хэнтан район Цайцзявань 蔡家湾, обязанности наставника при этом взял на себя итальянский священник Франсиско Джаквито107(ит. Francisco Giaquito; кит. Ся Сяньдэ夏显德). На начальном этапе под его началом воспитывалось 66 детей: 43 мальчика и 23 девочки. Именно эти девочки позднее станут воспитанницами приюта для девочек, созданного иезуитами на базе миссии в Сюйцзяхуэй.

Чаще всего воспитанниками приюта становились девочки и дети, страдавшие от недугов (кожные болезни, слепота, глухонемота). В суровых реалиях тех дней и под влиянием определённых традиционных для китайской культуры установок (к примеру таких, как наньцзуньнюйбэй男尊女卑108 и ицзыэрши 易子而食109 обездоленные родители бросали таких детей на произвол судьбы практически не раздумывая. Подавляющее большинство детей поступало из семей, ранее не исповедовавших христианство.

Тем не менее, родители-христиане иногда посылали своих детей в Цайцзявань, но происходило это не случайно, а намеренно: родители желали, чтобы их отпрыски овладели ремёслами. Правда в таком случае затраты на обучение, проживание и питание должны были компенсироваться самими родителями, поскольку финансирование Общества Благочестивого детства распространялось только на детей, оставшихся без попечения родителей. Здесь важно отметить, что и сиротам впоследствии также предстояло возместить часть затрат ОБД на них посредством отработки.

Помимо задачи по превращению брошенных детей в благоверных христиан миссионеры ставили перед собой обязательную цель, которая заключалась в том, чтобы по достижении совершеннолетия воспитанники могли сами зарабатывать на жизнь своим трудом. В целом, приют давал воспитанникам три немаловажных точки опоры: дом, христианскую веру и профессиональные навыки, которые давали шанс на лучшую жизнь в будущем. Воспитанники могли оставаться в приюте вплоть до достижения ими 20 лет110.

Образовательная система в Цайцзявань заключалась в следующем. Первое, чему учили самых маленьких воспитанников — молитва и катехизис. Затем дети обучались чтению и письму наиболее употребительных иероглифов. После достижения воспитанниками Цайцзявань возраста десяти лет, они, не бросая занятий, начинали работать в мастерских приюта.

За те шесть лет, что Франсиско Джаквито являлся главой приюта в Цайцзявань, им были созданы и построены мастерская по пошиву одежды, плотницкая и обувная мастерские, мастерская по ткани и печатная мастерская111. Существование подобных учреждений позволяло приюту и миссии зарабатывать и тем самым покрывать определённый процент издержек на воспитание подопечных. Кроме того, мастерские обеспечивали некоторую автономность и независимость миссии. У привлечения детей и подростков к зачастую довольно тяжёлому труду была ещё одна причина: святые отцы считали, что только так можно побороть лень и пороки выходцев из неблагополучных семей.

Прибывавшие в Цайцзявань европейцы отмечали, что отцам-иезуитам удалось почти невозможное: в чрезвычайно суровых условиях ими был организован успешный приют, воспитанники которого отличались дисциплиной и трудолюбием.

«Золотой век» приюта Цайцзявань продлился недолго. В начале 1858 г. святого отца Франсиско Джаквито командировали в Чжили112 для создания аналогичного Цайцзявань учреждения. Чтобы не травмировать чувства своих воспитанников, святой отец покинул приют спешно и без предупреждения.

Согласно сохранившимся записям, за всё то время, что Франсиско Джаквито возглавлял Цайцзявань, приют стал вторым домом и шансом на лучшую жизнь для более чем 422 воспитанников113. Примечательно то, что еще до попадания в приют христианами из всех воспитанников было только 18 человек, остальные воспитанники приняли крещение перед выпуском из приюта (большинство случаев) или будучи на смертном одре.

Следующим после Франсиско Джаквито приют возглавил Людовикус Пайот (фр. Ludovicus Pajot; кит. Бо Лиши柏理师), но буквально через несколько месяцев на этой должности его сменил Луи Масса (фр. Louis Massa; кит. Ма Лиши马理师). Именно под руководством Луи Масса приют Цайцзявань достигнет пика своего развития, но при нём же эпоха приюта Цайцзявань подойдёт к концу.

Немалое влияние на всю дальнейшую историю миссионерских предприятий в регионе Цзяннань оказало вспыхнувшее на юге Китая восстание тайпинов. Уже к 1853 году оно добралось до правобережья Янцзы, в том же году повстанцами был захвачен Нанкин. Несмотря на то, что руководитель восстания Хун Сюцюань симпатизировал христианству и старался поддерживать хорошие отношения с западными державами, святые отцы несколько обеспокоились вопросами безопасности воспитанников. Впрочем, даже несмотря на то, что близлежащий уезд Цинпу уже был занят тайпинами, Луи Масса в своих действиях ограничился лишь водружением французского триколора у въезда на территорию приюта. К сожалению, это никак не могло предотвратить вторжение тайпинов на территорию приюта Цайцзявань, произошедшее в июле 1860 г114.

Вторжение войск тайпинов на территорию приюта раскрыло святому отцу Масса глаза на реальную опасность, которой подвергались сироты. Пользуясь поддержкой французского военного отряда, он сумел отправить самых младших и слабых воспитанников в миссию в Сюйцзяхуэй. Тем не менее, всем остальным пришлось остаться на территории Цайцзявань. В результате последовательных набегов тайпинов на территорию приюта немногочисленные накопления были разграблены, а святой отец Масса был убит. После этого сироты под руководством святых отцов покинули миссию Сюйцзяхуэй. До 1864 года им приходилось оставаться в Дунцзяду и Шэнмушань 圣母山, но в 1864 году воспитанники под руководством святых отцов вновь возвратились в Сюйцзяхуэй. В июле того же года было начато возведение построек приюта, а 22 ноября воспитанники уже могли разместиться в свежевыстроенных корпусах приюта Тушаньвань. Но следует понимать, что создание нового приюта под началом миссии Сюйцзяхуэй требовало тщательной и длительной подготовки.

Собственно приют Тушаньвань был основан в 1864 году, но основан он был не на территории старых угодьев миссии — в силу плотной застройки территории миссии другими зданиями расположить приют было попросту негде. Потому отцам-иезуитам требовалось найти подходящий участок земли, по возможности примыкающий к территории миссии. В 1863 году председатель общества Иисуса в регионе Цзяннань святой отец Фаз Мазия Эруэ (фр. Faze Masia Herouai) обратил внимание на «участок земли в два чжана115 шириной и десять чжанов длиной в районе среднего течения реки Чжаоцзябан, всего на половину ли116 отстоявший от миссии Сюйцзяхуэй»117. Сначала владелец участка отказался продавать его, но святой отец неоднократно просил помощи в этом не самом простом предприятии и в итоге ему удалось выкупить этот участок площадью примерно в 10 му118.

Перед началом строительных работ миссионерам потребовалось сравнять холмы и только после проведения необходимых подготовительных работ святой отец Эруэ поручил Лу Цюанькуню возведение здания приюта. Здание было двухэтажным и в общей сложности в нём было более 40 помещений. Весной 1865 года строительные работы были полностью закончены. Позднее эта постройка будет называться южным корпусом приюта Тушаньвань.

После переезда в Тушаньвань общее число воспитанников возросло до трёхста, и только половина из них ранее являлась воспитанниками Цайцзявань, остальные же ранее воспитывались при храмах в Сюйцзяхуэй, Нанкине и Чжэньцзяне.

Говоря о деятельности миссии Сюйцзяхуэй, также стоит подробно осветить деятельность приюта Тушаньвань — сердца миссии иезуитов в регионе Цзяннань и мастерских приюта, прославивших Сюйцзяхуэй без преувеличения на весь мир.

Если работа с сиротами и беспризорниками в приютах, предшествующих созданию Тушаньвань велась во многом стихийно (в большинстве своём в силу нестабильности и изменчивости ситуации), то здесь быт и образование воспитанников были весьма хорошо отлажены. Если ребёнок, оставшийся без попечения родителей, попадал к святым отцам миссии Сюйцзяхуэй, то сначала он воспитывался силами Шэнмуюань 圣母院, а в возрасте 6-7 лет он отправлялся на воспитание в Тушаньвань. Те дети, которые поступали в приют извне крайне небольшой католической общины Шанхая, первым делом должны были изучить основы христианства и обучиться ежедневной молитве, а также чтению и письму (китайскому). Обычно по достижении 10-12 лет воспитанники поступали на обучение в одну из мастерских и становились учениками мастерских, а впоследствии они могли стать и подмастерьями119. До этого момента все затраты на их питание, проживание и образование погашались за счёт средств, поступавших от Общества Благочестивого Детства, но становясь подмастерьем, воспитанник должен был за счёт своего труда покрыть часть расходов приюта на собственные нужды. Кроме того, если воспитанник совершал побег, то он был обязан выплачивать штраф за невыполненные перед приютом обязательства (в годы правления императора Гуансюй подобная «неустойка» составляла 1500 вэней в месяц120, что являлось довольно большой суммой, поскольку на эти деньги можно было приобрести порядка 105 килограммов зерна121). На совершеннолетних воспитанников помощь Общества Благочестивого Детства не распространялась, отныне они должны были зарабатывать себе на жизнь самостоятельно. Хоть на территории миссии Сюйцзяхуэй и имелся отдельный сиротский приют для девочек Шэнмуюань 圣母院, доступ в школу искусств Тушаньвань для девочек был закрыт, обучаться ремёслам могли только мальчики.

Все без исключения воспитанники приюта получали базовое начальное образование. В целом образовательная система в приюте не имела существенных отличий от других школ начальной ступени, организованных миссионерами. Но в отличие от практики одновременного обучения и работы в мастерских, существовавшей в приюте Цайцзявань, большая часть воспитанников Тушаньвань, став подмастерьями, больше не возвращалась к учёбе. Тем не менее, самые талантливые из воспитанников продолжали получать образование (помимо работы в мастерских несколько часов в день они посвящали классическому образованию). Именно эти воспитанники впоследствии возглавляли мастерские и выполняли важные поручения миссионеров.

Стоит подчеркнуть, что крайне малое число воспитанников продолжало своё обучение в Большой семинарии Сюйцзяхуэй122. Большинство воспитанников избирало для себя карьеру в Мастерских Тушаньвань.

Совместно с приютом существовали его мастерские и Школа Искусств, и в некоторой степени именно мастерские помогали значительно сокращать издержки и приюта, и миссии. Десять процентов прибыли мастерских традиционно направлялись в казну Тушаньвань (остальные источники финансирования: дотации Общества Благочестивого Детства, выплаты родителей и поручителей, средства, которые приносили приюту те воспитанники, что одновременно учились и работали, и общественные пожертвования). Именно мастерские и Школа Искусств принесли приюту без преувеличения всемирную славу — в начале XX века о мастерских приюта Тушаньвань знали как в Европе, так и в Северной и Латинской Америке. Своей исключительностью мастерские во многом обязаны особому укладу, сложившемуся на территории миссии: несмотря на то, что секреты ремёсел были привезены из Европы, они передавались из поколения в поколение именно китайскими мастерами123.

Таким образом, история мастерских Тушаньвань является неотъемлемым и важным аспектом истории приюта. Далее будет рассмотрена история соответствующих мастерских приюта и сделан краткий обзор их деятельности.

Каталог: bitstream -> 11701
11701 -> Проза Александра Грина: Эволюция хронотопа
11701 -> Женщины и власть: материнское наставничество позднего средневековья на примере сидонии богемской по направлению подготовки
11701 -> Кафедра русского языка
11701 -> Рожкова елизавета Сергеевна Brexit: освещение британской прессы
11701 -> 5 Глава Гастрономический (или глюттонический) дискурс 7
11701 -> Фадеева кристина Максимовна Адаптация женских иностранных изданий
11701 -> Творчество ч. С. Чаплина в контексте


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет