Философия как основа


Надёжина Ксения, 202 фр/исп гр



жүктеу 2.43 Mb.
бет6/10
Дата12.10.2018
өлшемі2.43 Mb.
түріСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

35.Надёжина Ксения, 202 фр/исп гр.

Иммануил Кант

Кант говорил о том, что вопрос о человеке, т. е. антропологический вопрос, - главный для философии. Не случайно, подводя некоторые итоги развития своего философствования, Кант все главные, занимавшие философские вопросы (что я могу знать?, что я должен делать?, на что я могу надеяться?), по сути дела, свёл к единому вопросу о человеке. Что есть человек и к чему он предназначен - таков проблемный стержень всей кантовской философии.

Иммануил Кант родился в 1724 году в Пруссии в семье шорника (ремесленника изготовлявшего сёдла, уздечки), труд которого в тогдашней Германии считается почётным, достаточно высоким уважением.

Рождение и воспитание в семье шорника наложило на становление личности Канта свои особенности: уважительное отношение к другим людям и их труду, честному, добротному и достойному труду. Поэтому сыну ремесленника Иммануила Канту был открыт доступ в университет и окончить его, а затем стать университетским профессором, выдающимся философом и учёным. В годы учёбы в университете Кант уже думает над тем, каким путём нужно формировать новую философию. Он внимательно изучает философские системы предшествующих философов. В особенности его привлекает его английская философия - учения Локка и Юма. Он вникает в систему Лейбница, осваивает произведение Вольфа. Проникая в глубину истории философии, Кант осваивает одновременно такие дисциплины, как медицина, география, математика и настолько профессионально, что впоследствии преподавал их. После окончания университета в 1746 году Кант вступает в новый путь: он становится домашним учителем. Годы учительства не прошли бесследно. В 1755 году Кант своими оригинальными произведениями занял особое место в философском творчестве. Его мысль начинает участвовать в обновлении философии Германии.

Самая первая работа Канта - трактат "Мысли об истинной оценке живых сил" (1746 год помечен годом окончания университета). Эта работа, которая содержит в себе то, что можно назвать искренним и страстным определением жизненной ориентации молодого ученого, обоснованием и защитой ценностей творческого новаторского труда.

Кант как начинающий философ пытается ответить на такие вопросы; как может ли он посягнуть на критику великих ученых, великих философов? Имеет ли он право судить о том, что сделано Декартом и Лейбницем, не заключена ли тут немыслимая дерзость - встать вровень с ними?

В связи с этим в личностном облике Канта проявляются такие качества: как смелость и дерзость новатора, его доверие к своему творческому порыву, самоуважение и достоинство.

В 1755 году Кант пишет и защищает три диссертации. Одна из них посвящена проблеме огня (июнь 1755 год). Подобно Гераклиту, у которого огонь был первоначалом диалектики, Кант подходит к проблеме огня, пытается исследовать в естественнонаучном и одновременно в философском ключе. Эта работа своего рода была пособием для студентов. В сентябре 1755 году он пишет вторую диссертацию "О принципах метафизического познания" - "габилитационную", как её называли.

Она подтверждала право на звание приват-доцента философии. Здесь Кант выходит на тему философской метафизики. Защитив вторую диссертацию, Кант приобрел право читать лекции в университете.

В 1755 году написана третья диссертация "О философской монадологии". Только в 1780 году он стал профессором Кёнисберского университета. Кант все больше находит себя в философии, которая связана как естественнонаучными сюжетами, так и с проблемами человека.

Большую роль для становления самого Канта и для всей мировой философии сыграла его работа под названием "Всеобщая естественная история и теория неба". Исследование Канта заключает в себе интерес и для современного человека, для современного мышления. Прежде всего это относится к борьбе нового типа мышления против религиозной и философской догматики, к борьбе ученого, философа, который имел возможность использовать ростки нового критического мышления человечества.

Канту с самых его первых шагов в философии было важно и интересно построить картину подвижного и одушевлённого, динамичного мира. Омертвение мира, которое получается при построении механистической его картины, Канта не может удовлетворить. Главный результат, достигнутый кантом в данной работе, состоит как раз в том, что мир действительно предстает как динамический, подвижный, исполненный живых сил и тенденций. Его невозможно постигнуть и тем более представить себя в генезисе, если ограничится чисто механическими силами. Таким образом. Кант встает на путь исследования мира согласно принципам диалектики. Кант ещё увереннее пойдет по пути одушевления мира, придания ему диалектического динамизма, внутренней спонтанности, развития по законам внутренних противоречий. Это и будет начало диалектической концепции развития - очень важного достижения немецкой классической философии. В 70-80 годы Кант ищет новые пути в философии, - фундаментальные основания философии. В "докритическом" развитии Канта (до 1781 года) наиболее интересны теоретические точки роста, из которых потом родились "Критика чистого разума" и "Критика практического разума". 2

Два главных произведения Канта образуют мостик к "Критике чистого разума". Одно из них называется "Наблюдения над чувственном прекрасного и возвышенного", второе - "О форме и принципах чувственно воспринимаемого и умопостигаемого мира".

36.Кан Карина группа 204 ф/и гр.

Категорический императив Иммануила Канта
Категорический императив – представляет собой ядро системы, изложенной в учении Канта. Он представляет собой универсальный закон поведения.

Категорический императив - в этике И.Канта является синонимом морального императива, обозначением для нравственной нормы как формально независимой в своих основаниях от каких бы то ни было фактических условий человеческого воления, и потому безусловно-обязательной к исполнению при любом составе наших фактических целей.

Кант дает три формулировки категорического императива, которые позволяют применять его касательно различных аспектов человеческой жизни. Первая формулировка относится к общему принципу поведения: «поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом». Следующее определение устанавливает правила практического поведения человека: «поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели и никогда не относился бы к нему как к средству». Последняя формулировка определяет основной принцип права: «поступай внешне так, чтобы свободное проявление твоего произвола было совместимо со свободой каждого».

Наличие категорического императива (нравственного закона) определяет задачи основных социальных институтов, их место в общей системе общественных явлений, он также устанавливает характер способов достижения целей, публичных или частных.

Нравственный закон обеспечивает возможность достигнуть поставленных целей, такая возможность возникает, когда в обществе существует реальная свобода, гарантированная и защищаемая соответствующими нормами права. В условиях свободы человек может реализовывать свой внутренний потенциал. Притом его силы и энергия не растрачиваются на то, чтобы завоевывать себе жизненное пространство. При отсутствии возможности нарушения интересов индивида, он действует не в соответствии с вынужденной необходимостью, а в соответствии со своей свободно сформировавшейся волей. Только чистая свободная воля может определить поступки человека, направленные на достижение позитивных целей

Основной целью, ради которой устанавливается действие категорического императива, создается правопорядок, обеспечивается свобода, является счастье людей. При этом Кант не считает, что счастье это сумма благ приобретаемых индивидом в результате совершения каких-либо действий, для него это косвенный результат установления счастья.

Человек, осознавший требования нравственного закона, обладает всем для достижения счастья, ему не нужны гарантии предоставления счастья, ему необходимы условия, при которых он может его достичь. Поскольку лишить человека возможности его достигнуть, можно только лишив его жизни, так как это внутренняя способность индивида, то первой и необходимой гарантией, которую должно установить общество, является гарантия безопасности жизни. Только при соблюдении этой гарантии может быть установлена истинная свобода.

Иммануил Кант определил средства, с помощью которых категорический императив и свобода реализуются в жизни. Такими средствами являются разум, право и мораль, государство. При помощи разума человек постигает и осознает требования, предъявляемые нравственным законом, посредством права и морали устанавливаются правила, государство следит за исполнением этих правил.

Таким образом, государство имеет своей целью установить реальный правопорядок, свободу, то есть наличие государства важнейший элемент общей системы необходимый для конкретизации категорического императива.

Одной из основных функций государства является нормотворчество, а для того, чтобы законы не представляли собой произвол законодателя, чтобы они не могли причинить несправедливости, они должны быть выражением воли всех или, что то же, законодательная власть может заключаться только во всеобщей объединенной воле народа. Кант предусмотрел способ формулирования в законах категорического императива. Деятельность органа, занимающегося законодательством, неоспорима, то есть никакие органы не могут нарушать законы, сформулированные им, так как это будет нарушением категорического императива. Такой принцип обеспечивает соблюдение справедливости государственным аппаратом.

Кант признавал, что в условиях хаоса человек не защищен, у него одна цель – сохранить собственную жизнь, человек вынужден совершать действия, определенные этой необходимостью. Для преодоления хаоса нужно создать некие условия, противопоставить неопределенности хаоса можно только правопорядок и его предсказуемость. Следовательно, нужно создать условия правопорядка, в то же время, обеспечивающего свободу действий для всех, а не индивидуальную свободу, которая господствует в условиях хаоса.
37.Шахов Сергей, 202 и/а гр.

Гегель.
Высшим достижением немецкой классической философии являлась диалектика Гегеля (1770-1831). Характеризуя историческое место Гегеля в развитии философии, Энгельс писал: "Свое завершение эта новейшая немецкая философия нашла в системе Гегеля, великая заслуга которого состоит в том, что он впервые представил весь природный, исторический и духовный мир в виде процесса, т. е. в беспрерывном движении, изменении, преобразовании и развитии, и сделал попытку раскрыть внутреннюю связь этого движения и развития... Для нас здесь безразлично, что Гегель не разрешил этой задачи. Его историческая заслуга состояла в том, что он поставил ее". Как видно из слов Энгельса, выдающееся значение философии Гегеля заключалось в том, что в ней в систематической форме было изложено диалектическое миропонимание и соответствующий ему диалектический метод исследования. Гегель разрабатывал диалектику как философскую науку, обобщающую всю историю познания и исследующую наиболее общие закономерности развития объективной действительности. В особенности же Гегель стремился исследовать и всесторонне обосновать важнейшие принципы диалектического способа мышления, в корне противоположного метафизике. Подвергнув глубокой и основательной критике метафизический метод, Гегель сформулировал, правда, в идеалистической форме, законы и категории диалектики.

Опираясь на диалектические идеи Канта, Фихте, Шеллинга, развивая их, Гегель вместе с тем отвергает ряд ошибочных положений, содержавшихся в учениях этих мыслителей. Гегель справедливо расценивает кантовскую попытку исследовать человеческую способность познания вне истории познания, вне реального ее применения как бесплодную схоластическую.

Столь же определенно выступил Гегель против субъективизма Канта и Фихте. Природа, по Гегелю, существует независимо от человека, а человеческое познание обладает объективным содержанием. Отвергая кантовское субъективистское противопоставление сущности и явления, Гегель учил, что явления столь же объективны, как и сущность, сущность является, т. е. обнаруживается в явлении, ввиду чего и явление существенно. Познавая явления, мы тем самым познаем и сущность.

Исходя из диалектического положения о единстве сущности и явления, Гегель отверг кантовское учение о непознаваемости "вещи в себе"; в природе вещей нет никаких непреодолимых преград для познания. "Скрытая сущность вселенной не обладает в себе силой, которая была бы в состоянии оказать сопротивление дерзновению познания, она должна перед ним открыться, развернуть перед его глазами богатства и глубины своей природы и дать ему наслаждаться ими".

Гегель резко критиковал Шеллинга за недооценку роли логического мышления и логики вообще, за интуитивизм, который в конечном итоге привел Шеллинга к откровенному иррационализму. Однако, будучи идеалистом, Гегель не смог подвергнуть критике основной идеалистический порок своих ближайших предшественников: для него, также как и для других идеалистов, природа является производным от сверхприродного духа. Именно поэтому Гегель не смог решить тех великих диалектических проблем, которые были поставлены предшественниками его собственной философии.

Он полагал, что ни материя, ни сознание человека не могут рассматриваться как первичное, ибо сознание невозможно логически вывести из материи, а материя также невыводима из человеческого сознания, которое само должно быть понятно как результат предшествующего развития абсолютного субстанциального первоначала.

Гегель отвергает утверждение Шеллинга о том, что первоначало должно быть мыслимо как абсолютное тождество субъективного и объективного, исключающее какое бы то ни было различие между ними. Тождество и различие - диалектические противоположности, неотделимые друг от друга.

Первоначальное тождество, образующее субстанциальную основу мира, есть, по Гегелю, тождество мышления и бытия, в котором, однако, изначально наличествует различие между объективным и субъективным, но само это различие существует лишь в мышлении. Мышление, по Гегелю - это не только субъективная, человеческая деятельность, но и независимая от человека объективная сущность, первооснова, первоисточник всего существующего.

Мышление, утверждает Гегель, "отчуждает" свое бытие в виде материи, природы, которая есть "инобытие" этого объективно существующего мышления, именуемого Гегелем абсолютной идеей. С этой точки зрения разум не специфическая особенность человека, а первооснова мира, из чего следует, что мир в основе своей логичен, существует и развивается по законам, внутренне присущим мышлению, разуму. Таким образом, мышление и разум рассматриваются Гегелем как независимая от человека и человечества абсолютная сущность природы, человека, всемирной истории. Гегель стремится доказать, что мышление, как субстанциальная сущность, находится не вне мира, а в нем самом, как его внутреннее содержание, проявляющееся во всем многообразии явлений действительности.

Стремясь последовательно провести принцип тождества мышления и бытия, Гегель рассматривает мышление (абсолютную идею) не как неподвижную, неизменную первосущность, а как непрерывно развивающийся процесс познания, восходящий от одной ступени к другой, более высокой. В силу этого абсолютная идея не только начало, но и развивающееся содержание всего мирового процесса. В этом смысл известного положения Гегеля о том, что абсолютное должно быть понято не только как предпосылка всего существующего, но и как его результат, т. е. высшая ступень его развития. Эту высшую ступень развития "абсолютной идеи" составляет "абсолютный дух" - человечество, человеческая история.

Мышление по сравнению с чувственными восприятиями представляет собой высшую форму познания внешнего мира. Мы не можем чувственно воспринимать то, чего уже нет (прошлое), то, чего еще не было (будущее). Чувственные восприятия непосредственно связаны с объектами, предметами, воздействующими на наши органы чувств; наука же обнаруживает, открывает явления, которых мы не видим, не слышим, не осязаем. Однако, как ни велико значение мышления, как ни беспредельны возможности теоретического познания, мышление базируется на данных чувственного опыта и без него невозможно. Гегель в силу свойственной ему идеалистической недооценки чувственных данных не увидел глубокого диалектического единства рационального и эмпирического, не понял, как из чувственных восприятий внешнего мира мышление черпает свое содержание. Содержание мышления (содержание науки), по мнению Гегеля, есть ему одному (одному лишь мышлению) присущее содержание; оно не получено извне, а порождено мышлением. Познание, с этой точки зрения, не есть обнаружение того, что существует вне нас, вне мышления; это - обнаружение, осознание содержания мышления, науки. Выходит, следовательно, что мышление и наука познают свое собственное содержание и познание оказывается самосознанием духа. В конечном итоге Гегель приходит к фантастическому выводу, что человеческое мышление есть лишь одно из проявлений некоего абсолютного, вне человека существующего мышления - абсолютной идеи, т. е. Бога. Разумное, божественное, действительное, необходимое совпадают друг с другом, согласно учению Гегеля. Отсюда вытекает один из важнейших тезисов гегелевской философии: все действительное разумно, все разумное действительно.

Мышление отражает объективную реальность, и, поскольку оно правильно ее отражает, можно говорить о разумном взгляде на мир. Но Гегель отождествляет отражение действительности (разум) и то, что отражается, - объективную реальность. Это тождество мирового разума с многообразным миром явлений, этот процесс мышления, содержит в себе все многообразие действительности, и называется им "абсолютной идеей", с одной стороны, наполняется совершенно реальным природным и историческим содержанием, а с другой стороны, оказывается рафинированным представлением о Боге.

Основной формой мышления является понятие. Поскольку Гегель абсолютизирует мышление, он неизбежно обожествляет и понятие. Оно, по его учению, "есть начало всякой жизни" и представляет со! ой "бесконечную творческую форму, которая заключает внутри себя всю полноту всякого содержания и служит вместе с тем его источником". Выступая против материалистического учения о понятии как высшей форме отражения объективной действительности, Гегель ставит с ног на голову действительное отношение между мышлением и бытием: не мышление, говорит он, отражает бытие, а бытие представляет собой воплощение мышления, понятия, идеи.

Итак, исходный пункт гегелевской философской системы - идеалистическое отождествление мышления и бытия, сведение всех процессов к процессу мышления. Действительная история сводится к истории познания, а рост и углубление знаний о мире рассматриваются как развитие самой действительности. Гегель обожествляет процесс познания, осуществляемый человечеством, выдавая его за божественное самопознание, а также за познание человечеством Бога и тем самым самого себя.


38.Примак Мария, 232 гр.

Философия Шопенгауэра

Духовный кризис современного демократического общества все более усиливается. Происходит это повсеместно и не зависит от культурных традиций той или иной страны, хотя они вызывают определенную специфику протекания этого процесса. Много сделав для удовлетворения материальных потребностей, демократическая культура создает иллюзию достижения человечеством счастья и прогресса. На деле между человеком и естественной средой эта культура воздвигает колоссальную стену из различных технических нагромождений, что приводит к дисгармонизации сознания, не способного примирить блага цивилизации (материальной культуры) и естественные потребности души и духа в единении с природой.



Отрицательные последствия демократической культуры философы заметили давно. Еще в середине XVIII века, на заре буржуазного общества, Ж.-Ж.Руссо в известной работе "Способствовало ли возрождение наук и искусств улучшению нравов" указывал на теневую сторону прогресса. Убыстряющиеся темпы научно-технического творчества, связанные с развитием капиталистического производства, вызвали к жизни мировосприятие, лежащее в основе пессимистического направления. Подчеркивание трагичности, безысходности и абсурдности человеческого существования является характерной чертой этого направления, возникшего в результате неприятия системы буржуазно-демократических ценностей. На смену высоким идеалам Средневековья, когда вся культура и человек в ней стремились к Богу - главенствующему идеалу, пришла чувственная культура с общечеловеческими идеалами, которая, исчерпав заложенные потенции, начала деградировать. Всеобъемлющая критика буржуазной культуры впервые была дана в рамках иррациональной философии в Германии XIX века и, прежде всего, в трудах Рихарда Вагнера, Фридриха Ницше и Артура Шопенгауэра. Новое философское миропонимание возникло в результате неприятия утверждения универсальности рационального метода познания. Абсолютизация такого метода была представлена в работах Г. Гегеля, где развитие культуры рассматривается исключительно как закономерный процесс, анализ которого требует применения рационального инструментария. Однако, не только и не столько разум отличает человека от всего остального мира, сколько дух и душа - феномены, постижение которых с позиции гегелевского панлогизма, невозможно. Жизнь человека в большей степени, чем кажется на первый взгляд, характеризуется алогичностью. Рациональная методология при осмыслении жизни не срабатывает, она наталкивается на скорый предел своих возможностей, дальше которых особая область, ее познание требует иную методологию. Многие мыслители пытались проникнуть в душу той или иной культуры, к примеру, О. Шпенглер через гештальты, а Й. Хeйзинга через игру, однако эти философско- и историко-культурологические концепции возникли в XX веке на уже имеющемся фундаменте, заложенном представителями постклассической немецкой философии А.Шопенгауэром и Ф.Ницше. Философия жизни, экзистенциализм, интуитивизм, психоанализ многим обязаны учениям этих философов, у них единое мировидение. Шопенгауэр, Вагнер, Ницше - источник самого мощного в западноевропейской мысли направления - пессимистического.
39.Ляпина Маргарита, 231 гр.

Счастье и несчастье в философии Шопенгауэра.
Некоторым для счастья не достает только счастья.

Станислав Ежи Лец
Артур Шопенгауэр во многих отношениях занимает особое место среди философов. Он пессимист, в то время как работах других ученых прослеживаются в каком-то отношении оптимистические взгляды. Шопенгауэр первый из западноевропейских философов разработал последовательную жизнеотрицающую этику. Но наиболее интересными представляются его взгляды о счастье.

«…Всякое счастье имеет лишь отрицательный, а не положительный характер… поэтому оно не может быть прочным удовлетворением и удовольствием, а всегда освобождает только от какого-нибудь страдания и лишения, за которым должно последовать или новое страдание…, или беспредметная тоска и скука…3». Такой взгляд на счастье воспринимается, по крайней мере, странным. Ведь вся жизнь человека, в конечном счете, сводится к достижению определенных целей и получению желанных результатов, которые и составят его счастье. Человек живет для того, чтобы быть счастливым, а не для того, чтобы покорно подчиняться ряду событий, которые приведут его, в конечном счете, к смерти. Но философ утверждает, что удары судьбы необходимо воспринимать лишь как стимул к освобождению от мира. Для Шопенгауэра борьба за счастье является бессмысленной, т.к. оно слишком быстротечно, и нет смысла проходить через многие лишения и затрачивать так много усилий для такого малого результата. К тому же, после достижения желаемой цели человек либо впадает в апатию, т.к. ему больше не к чему стремиться, либо создает себе новую цель и опять становится несчастным.

Но самое большое несчастье по Шопенгауэру заключается в жизни. Вся жизнь является страданием. И ничто не может причинить горе лишь тому, кто потерял все, что для него представляло некогда определенную ценность. Такой человек лишь начинает чувствовать сострадание ко всем другим живым существам. Но это сострадание не несет в себе никаких эмоций или чувств, оно основано лишь на рассудке. Сочувствие для него является бессмысленным, так же как не имеет смысла и любое желание и действие в этом мире. Невозможно смягчить участь других существ, т.к. их несчастье заключается в безнадежно мучительной воле к жизни. Воля, согласно Шопенгауэру, в любом случае является источником страдания. А последнее является неотъемлемой частью всей нашей жизни. Страдание увеличивается по мере того, как человек приобретает новые знания.

Выход из ситуации философ находит в аскетизме. Но аскетизм Шопенгауэра принимает радикальную форму: «все, что служит подавлению воли к жизни вполне оправданно. Правы те, кто отказывается от любви и потомства в намерении уменьшить число жизней на земле. Кто по зрелом размышлении выбирает самоубийство и после полного подавления воли к жизни путем воздержания от пищи, подобно брахманам, пытается погасить огонь лампы, тот поступает, как истинный мудрец. Осуждать можно только самоубийство от отчаяния. Оно не согласуется с действительным жизнеотрицанием, напротив, оно только подтверждает жизнеутверждающую волю, которая оказывается при определенных обстоятельствах недовольной условиями, в которых она находится». В изначальном своем смысле аскетизм означает лишь внутренне очищение человека от всех мирских грехов и получение при этом возможности более свободно действовать в мире, как очищенное существо. Но Шопенгауэр подходит к этому вопросу с другой стороны: в конечном итоге снятие воли к жизни происходит в интеллектуальном акте. Если человек понял, что весь явлений – суета сует и что его воля к жизни не должна серьезно касаться мира и учитывать желания человека, то он обрел избавление от жизни. Философ также считает благоразумным отказаться от продолжения рода человеческого, дабы освободить наше потомство от несчастий этого мира. Но инстинкт побуждает человека к продолжению рода, что вызывает к жизни новые возможности для страдания и смерти.

Для философа блаженной является жизнь того, чья воля «укрощена не на миг, как при эстетическом наслаждении, а навсегда и даже совсем погасла вплоть до той последней тлеющей искры, которая поддерживает тело и потухнет вместе с ним4».

Источником взглядов и мыслей Шопенгауэра стала индийская философия, с которой Европа познакомилась в начале XIX века. Философ даже утверждал, что христианство восприняло дух индуизма и, возможно, в какой-то степени ведет свое начало от него. Восточные мудрецы величественно вступают в мир духовного, постигнув во всей глубине идею освобождения от мира, и минуют добро и зло как давно преодоленные этапы пути. Но мировоззрения индийских мудрецов преисполнены величия и спокойствия, а взгляды Шопенгауэра слишком категоричны и неестественны.

В конце концов, сам философ не смог жить согласно своей философии. Известно, что он обычно плотно обедал в хорошем ресторане, у него было много женщин, и он был на редкость сварливым и скупым человеком. Единственная добродетель, которая была в его жизни, – это любовь к животным. Во всех остальных отношениях он был полным эгоистом. И это очень странно, что философ сам не жил согласно тем убеждениям, которые он проповедовал в своих работах.
40.Морозов Борис, гр.202 и/а гр.



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет