Физическая культура и спорт в свете



жүктеу 7.44 Mb.
бет1/33
Дата30.04.2019
өлшемі7.44 Mb.
түріУчебное пособие
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33



ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И СПОРТ В СВЕТЕ


ИСТОРИИ И ФИЛОСОФИИ НАУКИ

Учебное пособие для аспирантов физкультурно-спортивных ВУЗов

Москва – 2011 г.

Учебное пособие подготовлено коллективом авторов. Общее руководство и редакция – заведующий кафедрой философии и социологии, доктор педагогических наук, кандидат философских наук Передельский А.А.





  1. Передельский А.А., д.п.н., к.ф.н. – предисловие к части 1, предисловие к части 2; часть 1: разделы 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7; часть 2: разделы 1, 2, 3, 4.

  2. Столяров В.И. проф., д.ф.н. - часть 2 раздел 5.;

  3. Башаева М.М., к.ф.н.– вместо заключения, раздел 8;

  4. Кормазева И.Б. – часть 2 раздел 2;

  5. Коников С.Л. – часть 2 раздел 3;

  6. Михалевский В.И. – часть 2 раздел 4.

Рецензенты:

  1. Неверкович С.Д. – член-корреспондент РАО, профессор, доктор педагогических наук, заведующий кафедрой педагогики РГУФКСиТ;

  2. Момджян К.Х. – профессор, доктор философских наук, заведующий кафедрой МГУ им.М.В.Ломоносова.

СОДЕРЖАНИЕ:


  1. Предисловие к первой части…………………………………………………4

  2. Часть 1. Раздел 1. Наука……………………………………………………...6

  3. Часть 1. Раздел 2. Философия науки………………………………………...19

  4. Часть 1. Раздел 3. История науки……………………………………………49

  5. Часть 1. Раздел 4. Философия как наука…………………………………….82

  6. Часть 1. Раздел 5. История философии науки………………………………111

  7. Часть 1. Раздел 6. Философия истории науки………………………………149

  8. Часть 1. Раздел 7. Философия спортивной науки: проблемно-футурологический анализ……………………………………………………163

  9. Часть 1. Раздел 8. Наука логика……………………………………………..171

  10. Предисловие ко второй части………………………………………………240

  11. Часть 2. Раздел 1. Комплексная гипотетико-дедуктивная теория единоборств…………………………………………………………………..247

  12. Часть 2. Раздел 2. История философии гуманизма……………………….287

  13. Часть 2. Раздел 3. Философско - историческая наука о физической культуре и спорте………………………………………………………………………307

  14. Часть 2. Раздел 4. Гипотетико-дедуктивная теория в научно-философском исследовании в области футбола: зрелищность – основной фактор развития футбола……………………………………………………………………….327

  15. Часть 2. Раздел 5. Спартианский универсализм: аксиология культуры, образа жизни и развития личности…………………………………………………396

  16. Вместо заключения: краткий очерк истории отечественной философии наук…………………………………………………………………………...434

  17. Вопросы к курсу «Физическая культура и спорт в свете истории и философии науки»…………………………………………………………..440

  18. Литература…………………………………………………………………..442

Предисловие к первой части

Настоящее и будущее отечественных наук о спорте! Как дать им реальную, а не завышенную или, наоборот, заниженную оценку? Как оценить, взвесить их очевидно действительное качество и перспективность? Это возможно сделать лишь одним, но зато надежным и проверенным способом: рассмотреть их место и роль в мировом процессе научно-философского развития, сравнить с лучшими образцами и теоретическими моделями классической и передовой философской и научной мысли. Только такого рода исследование позволит представить, как должна на самом деле выглядеть комплексная физкультурно-спортивная теория. Или, основываясь на терминологии ЮНЕСКО, «прорывная», парадигмальная теория, способная обеспечить качественный скачок в развитии российской физкультурно-спортивной сферы. В этом и состоит первая задача развернутого в дальнейшем исследования.

Вторая исследовательская задача заключается в том, чтобы показать основные нормы и принципы построения подобной теории в спорте, обосновать их логические и эпистемологические правила и возможности.

Третья задача носит научно-практический характер. Она связана с использованием полученных в процессе исследования комплексных знаний для построения пробных моделей гипотетико-дедуктивных гипотез на примере таких масштабных объектов исследования как единоборства и футбол.

Данными тремя задачами определяется вся логика изложения материала, претендующего на статус учебного пособия, но изложенного в виде парадоксального исследования научно-исторических и историко-философских парадоксов.

Всесторонний анализ парадоксов истории и философии науки, который собственно и определяет весь ход развития научно-философской мысли, заставляет нас один и тот же объект рассматривать с разных сторон, точек зрения. Этим обстоятельством объясняется периодический возврат к исследованию казалось бы уже рассмотренного материала.

Авторы учебного пособия «Комплексная физкультурно-спортивная теория в свете истории и философии науки» выражают надежду на тщательное, беспристрастное изучение и обсуждение коллективного труда, а также на его использование в теории и практике физкультурно-спортивной деятельности.

Последовательность изложения разделов определяется нижеследующей логикой.



Первый раздел «Наука» содержит определение науки как особого типа духовного производства и освоения мира, дает общую картину организации научного знания.

Второй раздел «Философия науки» сравнивает несколько исторически сложившихся подходов к пониманию данной темы, определяет специфику каждого из них.

Третий раздел «История науки» дает систематический анализ исторически конкретной последовательности и преемственности важнейших научных открытий и достижений, определивших лицо классической и современной науки. Отдельно, но взаимосвязано рассматриваются история естествознания и история становления социально-гуманитарных наук.

Четвертый раздел «Философия как наука» призван осветить саму философию в качестве определенного, локализованного научного знания.

Пятый раздел «История философии науки» посвящен философской интерпретации историко-научной фактологии с целью выделения и обоснования логики данного исторического процесса для выработки итогового достоверного футурологического прогноза.

Шестой раздел «Философия истории науки» содержит анализ философии науки на уровне социокультурных исследовательских программ.

Седьмой раздел «Философия спортивной науки: проблемно-футурологический анализ» обосновывает факт сосуществования нескольких современных научных и философских традиций рассмотрения науки и практики физической культуры и спорта

Восьмой раздел «Наука логика» касается основных традиционных аспектов формально-логического обоснования правильного построения научного знания.


Раздел 1. Наука

В современных отечественных учебниках по философии и обществознанию укоренилась устойчивая, конвенционально принятая и уже почти автоматически поддерживаемая тенденция именовать науку основной (или, по меньшей мере, важнейшей) формой познавательной деятельности человечества. Следует оговориться, что данная традиция характерная прежде всего для легитимной светской образовательной ветви, отнюдь не является столь же очевидной и непререкаемой истиной для религиозного или нетрадиционного, ненаучного или псевдонаучного образования. Вместе с тем, именно последнее (благодаря интернету и усиленной пропагандистской работе все более коммерциализирующихся средств массовой информации) во многом определяет сегодня общий настрой и содержание обыденного сознания большей части российских обывателей. Речь идет о значительной доле населения страны, даже не отличающейся глубокой религиозностью, не проявляющей истовой набожности.

Указанное обстоятельство несколько подтачивает аксиоматичность тезиса о доминировании науки как ведущей и наиболее массовой области человеческого познания и мировоззрения. Зато появляются основания ограничиться гораздо более гибким, возвышенным, общепринятым, а потому и более достоверным мнением, признающим за наукой право называться особой областью, формой духовного производства (тиражирования, сохранения) человеческого знания и сферой практической деятельности. Своеобразие научного знания и научной практики заключается в их ориентированности на поиск, обнаружение, количественное измерение, качественное описание, объяснение, экспериментальную проверку действия неких объективных (существующих вне и независимо от сознания конкретных людей) законов и закономерностей природного и социального мира в различных его проявлениях, как среды обитания человечества. Целью научного знания и практики выступает разработка обоснованных прогнозов и моделей практического функционирования, развития с учетом возможностей управления природными и социальными процессами на основе знания об этих законах и закономерностях.

В качестве главных аргументов, обосновывающих усиление значимости роли современной науки обычно приводят выполняемые ею социальные функции.

Социальные функции науки не есть нечто раз и навсегда заданное. Они исторически развиваются, как и сама наука, представляя собой важную сторону ее развития. Можно выделить три группы выполняемых наукой социальных функций:

• культурно-мировоззренческие;

• как непосредственной производительной силы;

• как социальной силы.

Так называемым «Коперниканским переворотом», начавшимся более четырех веков тому назад, наука сделала заявку на фундаментальное оспаривание права религии и теологии монопольно определять общественное и индивидуальное мировоззрение. Волна новых (сперва астрономических, затем физических, биологических и иных) открытий стала отправной точкой, толчком, мощным стимулом массированного внедрения научного знания и мышления в организацию человеческой деятельности и социального функционирования.

Причем, научное мировоззрение явилось противопоставлением не только и не столько религиозно-теологическому миросозерцанию в целом, сколько религиозно-теологической картине мира, традиционной для древности и средних веков, то есть для добуржуазных типов общественной организации. Сегодня, к примеру, наука прекрасно уживается и сосуществует с реформированными религиозными доктринами и церковными институтами. Правильное понимание проблемы заключается в следующем:



  • наука вырастает в качестве закономерного и естественного продукта развития буржуазного общества, капиталистического способа производства;

  • наука, соответственно, воплощает в себе такие генеральные буржуазные мировоззренческие принципы, как эгоизм и индивидуализм, свобода предпринимательства и творческого поиска, ориентация на практический ( в основном, на экономический) успех;

  • новая, альтернативная аксиологическая основа по мере своего оформления и укрепления (в процессе исторического подъема «третьего сословия» в его борьбе за политическую власть и экономическое могущество) вступает во все большее противоречие с господствовавшими ранее мировоззренческими принципами и ценностями авторитарности, патернализма, холистическими представлениями, в общем и целом характерными для рабовладельческого и феодального общества, их культуры и менталитета;

  • простая созерцательность и традиционная привычка обращаться за доказательством, апеллировать к авторитету «раз и навсегда данных» священных писаний и законов, устанавливавших порядок бытия и познания в корне не устраивали буржуазию, стремившуюся это бытие изменить и нуждавшуюся для этой цели в принципиально иной форме познания;

  • наука активизируется на поиск и открытие объективных «не созданных никем из богов и никем из людей» законов природы и общества, которые только и могут, по мнению ученых, рассматриваться в качестве незыблемой основы бытия и познающего мышления.

Древние китайцы, дабы освятить и легитимировать приход к власти новой династии, изобрели принцип двойного исторического прецедента (старую, отошедшую от заветов предков династию можно и нужно заменить, потому что в свое время эта династия уже свергала впавших в несправедливость правителей). Европейцы в Новое время для этих же целей приспособили науку — новую форму духовного производства, экспериментальную форму познавательной практики.

Но требовалось много времени для того, чтобы наука стала основой легитимного общественного образования и самостоятельной сферой человеческой деятельности, то есть социальным институтом.

Процесс превращения науки в непосредственную производительную силу зафиксирован и проанализирован еще Марксом в середине XIX столетия, когда синтез науки, техники и производства был не столько реальностью, сколько перспективой. Первоначально технические проблемы развивали науку, но сама наука мало что давала практике (промышленности, сельскому хозяйству, медицине). Однако, со временем наука превращается в мощный катализатор производства и решающим образом начинает ориентироваться на практику, быстро став символом ее революционизирующей силы. Как таковая наука в корне меняет облик и характер производства.

Имея возможность определяющего влияния на производство, наука в современных условиях может непосредственно включаться через него в процессы социального развития, становиться основой для разработки масштабных планов и программ социально-экономического характера. Наука в качестве социальной силы способна оказывать комплексное воздействие на общественную жизнь, особенно интенсивно затрагивая технико-экономическую область, социальное управление, социальные институты, участвующие в формировании мировоззрения.



В чем состоит специфика науки как области, сферы знания?

  1. . Наука ориентирована на предметное и объективное исследование действительности [см.Степин В.С., 2008]. Эта особенность отделяет науку от других форм познавательной деятельности. Например, в процессе художественного освоения действительности объекты, включенные в человеческую деятельность, не отделяются от субъективных факторов, а берутся в своеобразной смычке с ними. Художественный образ – это такое отражение объекта, которое содержит отпечаток человеческой личности, ценностного отношения, ориентации человека.

  2. . Для традиционной, да, и для современной науки в большей степени характерна рационально-логическая форма теоретических и эмпирических исследований, дискурса и аргументации. Образно — символическая ассоциативная форма мышления, интуитивный уровень сознания в западной науке представлены слабо и выступают прерогативой ,скорее, восточного ментального образца, находящего выражение и применение в оккультных и метафизических дисциплинах, в так называемой «поп-науке», «науке-2» [см.Михайлов В.В.], или «имитационной науке» [см.Чудинов В.А.]. Справедливости ради отметим, что последние также используют причинно-следственную форму рассуждений, теоретические и эмпирические методы, но уже в качестве второстепенных, производных.

  3. . Наука имеет дело с реальностью, с реально существующими естественными и искусственными явлениями и процессами. Даже когда речь идет об их модельной замене, материальной и идеальной (виртуальной) имитации. В этом состоит принципиальное отличие науки, например, от религии или мифологии с их верой в сверхъестественное или простой констатацией существования сверхъестественного когда бы то ни было.

  4. . Научное познание отражает объекты природы не в форме созерцания, а в форме практики. Поэтому научные конструкции обусловлены не только особенностями изучаемого объекта, но и факторами социокультурного характера, разнообразными социальными интересами и запросами, создающими некоторую избыточность проблематики и нацеленность науки на изучение будущей или альтернативной практики. Отсюда предсказательная функция науки, отличающая ее от описания и объяснения средневековой «науки» и схоластической философии.

  5. . Следующие особенности науки отличают ее от обыденного познания:

  • хотя и обыденное, и научное познание так или иначе апеллируют к эмпирическому опыту, но делают они это по-разному. Существенно различен у них и сам опыт. Обыденное познание в основном лишь опирается на наличный, бытовой, повседневный опыт. Оно формируется стихийно-эмпирически, с трудом, преодолевая инерцию и косность привычных, традиционно существующих взглядов и убеждений. Его обратное влияние на бытовую и социально-производственную практику в основном носит вынужденный, нерегулярный, случайный, пассивный характер, подчиняясь сакраментальной формуле: «Что было хорошо для предков, то будет хорошо и для потомков». Научное познание всегда активно, целеустремленно, закономерно, инициативно. Оно действует по принципу: «Новое способно и должно быть лучше старого». Наука поэтому не только целенаправленно фильтрует, но и сама же активно формирует свой эмпирический пласт, сознательно определяет коридор, пределы, нормативы этого формирования. Отсюда и все остальные различия обыденного и научного познания:

  • наука имеет дело с особым набором объектов реальности, не сводимых к объектам обыденного опыта;

  • наука создает свои понятия и определения, свой искусственный специальный или специализированный язык;

• наука нуждается в особой системе специальных орудий, в научной аппаратуре (измерительные инструменты, приборы), позволяющей выявлять возможные состояния и условия существования объекта, контролируемые субъектом, то есть позволяющей создавать экспериментальные условия;

• наука формирует специфические способы обоснования истинности знания, то есть экспериментальный контроль, эмпирическую проверку, выводимость одних знаний из других, истинность которых уже доказана;

• наука разрабатывает процедуры выводимости научного знания (доказательство, опровержение), усиливающие ее внутреннюю взаимосвязь, слитность, организуя ее в систему. Отсюда системность и обоснованность научного знания;

• наука формирует новый способ построения знаний. Он заключается в построении идеальных объектов без непосредственного обращения к практике – в построении гипотетических схем предметных связей действительности, которые затем прямо или косвенно обосновываются практикой и превращаются в особый тип знания – теорию;

• наука отличается и методами познавательной деятельности, даже, вернее сказать, осознанием специфики своих методов. Наука формирует знание о методах научной деятельности – методологию, призванную направлять научный поиск;


  • наука сопровождается созданием отряда специалистов, отличающихся наличием определенной системы ценностных ориентаций и целевых установок на постоянный рост знания, получение нового знания. Речь идет о научных кадрах. [см.Степин В.С., 2008, С.592-599].

Короче говоря, в отличие от обыденного познания, наука сознательно стремится создать специальную систему знания в целях закономерного отражения и целенаправленного изменения наличествующего бытия в ходе осуществления специально организуемой профессиональной деятельности.

Строение науки сложное. Причем, сложное как по горизонтали, так и по вертикали. Горизонтальное строение науки более динамично. Оно постоянно видоизменяется, дополняется новыми разделами и дисциплинами, давно и далеко отступив от традиционной типологии наук, включавшей последовательно оформлявшиеся астрономию, физику, биологию, химию, социологию, психологию, а также обосновывавшие данную последовательность и научность указанных типов историю, математику, логику. Сильно продвинулось вперед языкознание, появилось множество иных, новых научных дисциплин, порожденных различной стыковкой, синтезом, детализацией традиционных наук. Вертикальное строение науки более статично, хотя и здесь дело не обходится без продолжительной и горячей дискуссии. Оно имеет два основных уровня и несколько подуровней. В структуре научного знания двумя уровнями выступают эмпирический и теоретический. Не следует их путать с чувственной и рациональной ступенями познания.

Эмпирический уровень научного познания не сводится к данным наблюдений. Он предполагает еще и формирование особого типа знаний – научного факта, как результата рациональной обработки данных наблюдений. Эта обработка включает следующие процедуры: осмысление, понимание, интерпретация. Любой научный факт есть сплав, взаимодействие чувственного и рационального. [см.там же, С.600].

Теоретический уровень научного знания также представляет собой сплав, переплетение чувственного и рационального: формы рационального познания (понятия, суждения, умозаключения) доминируют в процессе теоретического освоения действительности, но при построении теории используются также и наглядные модельные представления (то есть формы чувственного познания, живого созерцания). Идеализированные теоретические объекты (идеальный маятник, абсолютно твердое тело, идеальный товар) являются наглядными модельными образами (чувственными обобщениями), с которыми производятся мысленные эксперименты. То есть, теория всегда содержит чувственно-наглядные компоненты. [см.там же].

Теоретический уровень отличается от эмпирического следующими критериями:

1. по характеру и глубине предмета исследования;

2. по типу применяемых средств исследования;

3. по особенностям метода исследования [см.там же, С.601-605].

Эмпирическое исследование ориентировано на изучение явлений и зависимостей между ними. Сущностные связи здесь только высвечиваются, намечаются. Теоретическое исследование выделяет сущностные связи в чистом виде, в виде законов. Теоретический закон принципиально отличается от эмпирической зависимости. Эмпирическая зависимость есть результат индуктивного обобщения опыта, вероятностно-истинное знание. Теоретический закон есть всегда знание достоверное.

Эмпирическое исследование базируется на непосредственном практическом взаимодействии исследователя с изучаемым объектом. Оно предполагает осуществление наблюдений и экспериментальную деятельность. Поэтому средства такого исследования включают в себя приборы, приборные установки и другие средства реального наблюдения и эксперимента. В теоретическом исследовании нет непосредственного практического взаимодействия с объектами. Здесь объект изучается опосредованно в мысленном эксперименте. В качестве основного средства теоретического исследования выступают теоретические идеальные объекты (идеализированные, абстрактные конструкции). Это особые абстракции, в которых заключен смысл теоретических терминов. Эти объекты могут нести признаки, которых нет в реальности. Например, материальную точку определяют как тело, лишенное размера, но сосредоточивающее в себе всю массу.

Основными методами эмпирического исследования являются реальный эксперимент, реальное наблюдение и эмпирическое описание. Методами теоретического исследования являются: идеализация (метод построения идеализированного объекта), мысленный эксперимент с такими объектами, методы построения теории (восхождения от абстрактного к конкретному, исторического и логического, аксиоматический и гипотетико-дедуктивный) [см.там же, С.605].

Нам представляется целесообразным обратить особое внимание на приведенный выше краткий вариант систематизирующей разработки профессора В.С.Степина и его коллег по поводу различения и перечисления методов эмпирического и теоретического исследования. К сожалению, для этого у нас есть весьма веские основания.

Во-первых, в отечественной сфере высшего физкультурно-спортивного образования, в спортивной науке, до сих пор занимающей в основном эмпирические позиции как само собой разумеющееся обстоятельство закрепилась традиция в качестве эмпирических методов называть измерение, описание, наблюдение, эксперимент. При этом совершенно игнорируется факт принадлежности данных методов как эмпирическому, так и теоретическому уровням научного познания, на каждом из которых методология и методика приобретают свою специфику. Излишнее обобщение и упрощение стирает эту специфику, подвергая серьезному сомнению научность столь дилетантского подхода.

Во-вторых, в тех же областях научного знания и профессиональной практики столь же стихийно (а может быть и закономерно, если исходить из первого замечания) сформировалась другая тенденция: рассматривать методы анализа и синтеза, индукции, аналогии, дедукции, систематизации в качестве сугубо теоретических. Эта вторая тенденция так же совершенно неоправданна. Мало того, крайне вредна, поскольку, с одной стороны, помогает культивировать вульгарный эмпиризм спортивной науки и образования, с другой стороны, стирает грань между наукой, псевдонаукой и обыденным сознанием, равно воплощающими в своих построениях эти, давно уже ставшие всеобщим культурным достоянием методы. Прибавление к указанным методам слова «научные» в данном случае ничего не изменяют, а лишь запутывает, мешает правильному пониманию.

Эмпирический и теоретический уровни имеют свои подуровни. Эмпирический: подуровень наблюдения и подуровень эмпирических фактов. Подуровнями теоретического уровня являются частные теоретические модели и законы (относятся к ограниченной области явлений, например, закон движения тел по наклонной плоскости) и подуровень развитой теории (обобщения частных законов и моделей, то есть обобщающие теоретические модели, охватывающие все частные случаи, например, ньютоновская механика).

Взаимодействие эмпирических подуровней происходит следующим образом:

• наблюдения дают первичную информацию, они протоколируются, описываются в языковой форме;

• переход от наблюдений к эмпирическому факту происходит через познавательные операции:

1. рациональной обработки данных наблюдения и поиска в них устойчивого, инвариантного содержания на основе сравнения данных;

2. истолкования выявляемого инвариантного содержания (интерпретации и сравнения с другим знанием).

Взаимодействие теоретических подуровней предполагает переход от частных моделей и законов к общим фундаментальным законам и принципам путем теоретических обобщений, подтверждаемых экспериментальным исследованием. Но бывает и так, что сразу строится развитая теория, которая дает новое объяснение, заставляет по-новому интерпретировать известные факты.

Для нас главным результатом, итогом, заключением, выводимым из информационного блока о подуровнях эмпирического и теоретического научного конструирования является признание гипотетико-дедуктивной модели основой, образцом, эталоном научной теории. Данное заключение подкрепляется несколькими независимыми аргументами.

Первое. Из трех известных современной науке типовых моделей построения теории (описательной, гипотетико-дедуктивной, аксиоматической) лишь гипотетико-дедуктивная выступает гарантом реально достижимого уровня систематизации достоверного знания, поскольку полная и завершенная аксиоматизация локального объема знания пока что невозможна даже в математике, а описательность всегда сопряжена с вероятностно-гипотетическим, а не достоверным знанием.

Второе. В актив любой теории поступают не результаты наблюдения, а эмпирические факты, правильная интерпретация которых уже в снятом виде предполагает наличие развитой научной теории или разработанной научно-теоретической программы, дедуцирующей достоверное знание.

Третье. Выделение действительно добросовестно и научно обоснованного инвариантного содержания (даже в измерении) не может базироваться на сколько-нибудь ограниченном материале. Данное положение верно уже в силу понимания смысла самого понятия «инвариантное содержание», то есть содержание, квинтэссенция всех без исключения типичных случаев.

Четвертое. Практика теоретического конструирования знает отнюдь не редкие примеры развертывания развитой теории, по-новому объясняющей и верно интерпретирующей уже известные факты и артефакты (факты, ранее не имевшие удовлетворительного объяснения в рамках старой теории) в обход эмпирических исследований и теоретических обобщений.

Рассмотрим логику рассуждений на данную тему самого профессора Степина.

Подвергая философской рефлексии сам методологический анализ процесса научного познания, В.С.Степин считает возможным выделять два типа приемов и методов исследовательской деятельности:



  • общелогические, «на базе которых строится как научное, так и обыденное знание» и к которым «можно отнести анализ и синтез, индукцию и дедукцию, абстрагирование и обобщение и т.д.»;

  • научные, то есть особые приемы, характерные только для научного познания» [Степин В.С., 2008, С.260].

Только последние, по мнению данного философа, подразделяются на методы построения эмпирического и методы построения теоретического знания.

Оставляя в стороне его версию определения и описания общелогических и ряда научных методов (к ним мы вернемся в разделах по философии, логике, социологии), обратим внимание на приеме формализации и методе аксиоматизации.



В основе теоретического метода формализации лежит создание обобщенной знаковой модели, являющейся абстрактно-математическим выражением «сущности изучаемых процессов действительности» «при отвлечении от качественных характеристик последних». Таким образом, мы имеем дело с формальным исследованием, широко применяемым в математике, логике, лингвистике.

Вторым «специфическим методом построения развитой теории» Степин называет аксиоматический метод, впервые примененный в математике при построении геометрии Евклида. Именно аксиоматический метод в применении к эмпирическим наукам, как отмечает исследователь, «выступает в особой форме гипотетико-дедуктивного метода построения теории» [см.там же, С.627].

Поэтому отсутствие в спортивной науке устойчивой практики использования гипотетико-дедуктивного метода (если следовать логике рассматриваемого автора) может означать лишь одно — отсутствие развитых научно-спортивных теорий или, по крайней мере, их недостаточное для создания научной школы, традиции количество.

Чтобы исправить данное упущение, очевидно, следует осуществить гипотетико-дедуктивное построение в области спортивной науки, которое привнесет в нее специфику теоретического знания в дополнение к эмпирическому исследованию. «Развитое знание строится не «снизу» за счет индуктивных обобщений научных фактов, а развертывается как бы «сверху» по отношению к эмпирическим данным», - полагает В.С.Степин. «Метод построения такого знания состоит в том, что сначала создается гипотетическая конструкция, которая дедуктивно развертывается, образуя целую систему гипотез, а затем эта система подвергается опытной проверке, в ходе которой она уточняется и конкретизируется. В этом и заключается сущность гипотетико-дедуктивного развертывания теории» [см.там же, С.629].



Применение в спортивной науке метода аксиоматического построения теории в чистом виде невозможно, хотя и было бы очень интересной попыткой совершенствования ее теоретического уровня.

Только представим себе захватывающую перспективу: сначала задать набор исходных, не требующих доказательств в рамках системы спортивного знания положений — аксиом, а затем по определенным правилам построить систему производных предложений, истинность которых автоматически доказывается их статусом выводимых из аксиом следствий. Совершенная система достоверных знаний — мечта любого истинного ученого. Но, увы! Теоремы К.Гёделя еще в 1931 году доказали, во-первых, принципиальную неполноту достаточно развитых формальных систем, во-вторых, невозможность решения вопроса о непротиворечивости формальных систем их же собственными средствами. Так была обнаружена ограниченность формализованных аксиометрических системных построений в математике. А любой другой науке далеко до математического совершенства, чтобы замахиваться на ее теоретические методы.

Итак, на основании приведенных рассуждений заключаем, что наиболее значимой научной перспективой для спортивных наук является их теоретическое построение на основе гипотетико-дедуктивного метода.

Помимо эмпирического и теоретического уровней структура научного знания имеет еще основания научного знания, определяющие стратегию научного поиска. Это идеалы и нормы исследования, научная картина мира и философские основания.

Идеалы и нормы выражают ценностные и целевые установки (доказательность и обоснованность, ясность и предметность знания, объяснения и описания, процедуры и правила построения, способы организации знания).



Научная картина мира складывается в результате синтеза знаний от различных наук. Она обеспечивает систематизацию знаний и одновременно функционирует как исследовательская программа, ставящая задачи научного поиска и определяющая выбор средств их решения.

Философские идеи и принципы обосновывают идеалы, нормы, научную картину мира, обеспечивают включение научного знания в культуру. Именно философские основания выполняют эвристическую функцию, участвуют в построении новых теорий, научных структур и картин реальности. Философия и определяет избыточность содержания и проблематики науки, ее новые горизонты.

Эвристическая функция философских оснований науки — вопрос далеко не праздный. Ответ на него во многом зависит от разрешения проблемы демаркации (разделения, разграничения) философского и научного знания. Проблема демаркации находится в центре дискурса всего мирового интеллектуального сообщества вот уже более двух веков. Формальной точкой отсчета для нее можно считать возникновение в философии позитивистского направления, основанного французским философом Огюстом Контом. Как в мировой, так и в отечественной научно-философской традиции по данному вопросу высказывались самые различные мнения: от требования их жесткой изоляции друг от друга и самостоятельного развития науки, до позиционирования их единства с доминантой философской составляющей. Не вдаваясь в хитросплетения дискуссии на данную тему, мы предлагаем пока что «на веру» принять следующую точку зрения, которая будет последовательно аргументироваться в последующих разделах. Наука действительно выделилась из философии, но никогда не отделялась от нее полностью. Просто с течением времени внутри самой философии наметилась граница между метафизическим знанием (несовместимым с наукой) и научной философией, являющейся гносеологической и методологической базой развивающейся науки, философскими основаниями последней.

В частности, именно философская рефлексия, простираясь над совокупностью всех известных наук, мало того, над их взаимодействием и взаимопроникновением с другими областями, элементами человеческой культуры, способна адекватно объяснить, преодолеть, «снять» периодически наступающие кризисы научного знания. Философские основания науки обеспечивают это путем обращения внимания ученых на непривычную для них, революционную область научного интереса; давая принципиально новое, нетрадиционное, не вытекающее из известных теорий и положений концептуальное объяснение, решение, предложение. Короче говоря, философские основания способны направить научную мысль в новое русло.

В.С.Степин трактует указанный механизм следующим образом:


  • «дедуктивная система гипотез имеет иерархическое строение. Прежде всего в ней имеются гипотезы (или гипотеза) верхнего яруса и гипотезы нижних ярусов, которые являются следствиями первых гипотез»;

  • «теория, создаваемая гипотетико-дедуктивным методом, может шаг за шагом пополняться гипотезами, но до определенных пределов, пока не возникают затруднения в ее дальнейшем развитии»;

  • «в такие периоды становится необходимой перестройка самого ядра теоретической конструкции, выдвижение новой гипотетико-дедуктивной системы, которая смогла бы объяснить изучаемые факты без выведения дополнительных гипотез и, кроме того, предсказать новые факты»;

  • «чаще всего в такие периоды выдвигается не одна, а сразу несколько конкурирующих гипотетико-дедуктивных систем»;

  • «каждая гипотетико-дедуктивная система реализует особую программу исследования, суть которой выражает гипотеза верхнего яруса. Поэтому конкуренция гипотетико-дедуктивных систем выступает как борьба различных исследовательских программ» (здесь, скорее, следует говорить не об исследовательских программах, а о парадигмах – авторы) ;

  • «побеждает та (исследовательская программа, парадигма — авторы), которая наилучшим образом вбирает в себя опытные данные и дает предсказания, являющиеся неожиданными с точки зрения других программ» [Степин В.С., 2008, С.629-630].

В чем и где проявляется роль философских оснований науки? Давайте последовательно перечислим их влияние, воздействие на каждом из перечисленных этапов развития научного знания.

Первое. Они определяют появление и обосновывают существование гипотез верхнего яруса.

Второе. Они разрабатывают основные правила логического вывода следствий.

Третье. Они выдвигают и обосновывают основные принципы и критерии защиты и опровержения ядра теоретической конструкции.

Четвертое. Они инициируют выдвижение новых, конкурирующих гипотетико-дедуктивных систем.

Пятое. Они определяют логику основных понятий и общий принцип организации исследовательских программ, парадигм.

Шестое. Они выдвигают правила оценки хода конкурентной борьбы между исследовательскими программами, парадигмами и выступают арбитром при выборе победителя.

Короче говоря, философские основания науки выполняют свои гносеологические, методологические, логические функции практически на каждом из перечисленных этапов развития научного знания, где требуется действительно глубоко обоснованный качественный анализ. Так в функционировании философских оснований науки реализуется единство методологии, логики и теории познания.

Реализуя данное единство, философские основания науки оказывают определяющее влияние на разработку таких фундаментальных теоретических приемов, как метод восхождения абстрактного к конкретному или метод логического и исторического, связывающих воедино эмпирический и теоретический уровни научного знания. Появившись в качестве диалектических методов, разработанных в наиболее завершенном и совершенном виде в философской системе Гегеля, они нашли свое блестящее воплощение не только в философии науки, но и в философии истории, социальной философии, экономической науке (ярким примером является «Капитал» - экономическое учение К.Маркса), социологии, естественных науках.

Необходимо отметить, что философская трактовка указанных методов может принципиально различаться, соответственно, изменяя их роль в качестве философских оснований науки. Характерным примером противоположной трактовки содержания одних и тех же методов выступает объективно-идеалистическая система Гегеля и диалектический материализм Маркса.

В диалектико-материалистическом варианте существо метода восхождения от абстрактного к конкретному лучше всего выражено формулой В.И.Ленина: «От живого созерцания к абстрактному мышлению и обратно к практике». Иначе говоря, данный метод предполагает пошаговую конкретизацию научных абстракций, ранее созданных путем обобщения и сравнения огромного эмпирического материала, вплоть до выделения его инвариантного отношения (связи) в чистом виде, в виде чистой характеристики, отвлеченной от всякого конкретного отягощения.

Похожая трактовка и у метода соотношения логического и исторического, заключающегося в том, чтобы с точки зрения логической формы типологизировать, систематизировать историческое содержание, отвлекаясь от конкретных отклонений, зигзагов, возвратов и повторений реального исторического процесса. Но при этом сама логическая форма выступает итоговым продуктом огромной селекционной мыслительной работы над знаковым символическим выражением конкретной исторической производственной практики человечества.

Философские основания науки изменялись, как минимум, дважды:

• на первом этапе основной философской установкой была идея абсолютной суверенности онтологических законов, их независимости от познающего субъекта;

• на втором этапе победило понимание относительности онтологии, зависимости ее от методов и идеалов исследования;

• на третьем этапе осмысливается относительность уже самой методологии, норм и идеалов, допустимость аксиологических (ценностных) факторов, зависимость науки от социальных условий ее бытия, от социальных запросов различных исторических эпох. Но чтобы понять данный факт нам впоследствии придется обратиться к философии общества, к социальной философии, поскольку философия является рефлексией над основаниями всей культуры.

Таким образом, поэтапное изменение общей парадигмы философских оснований науки свидетельствует о постепенной адаптации науки к другим областям человеческой культуры, о смягчении ее жесткой выделенности, о нарастании ее гибкости и философичности.

Вопросы:


1. Что такое наука?

2. Каковы социальные функции науки?

3. Проблема демаркации науки и ненауки, науки и обыденного знания?

4. В чем выражается взаимосвязь науки и философии?

5. Каково строение науки?

6. В чем заключается принципиальное различие эмпирического и теоретического уровней научного познания?

7. Какую роль выполняют в научных теориях общелогические, философские и собственно научные основания?

8. Каковы фундаментальные общелогические методы в науке?

9. Что такое научная картина мира?

10. В чем заключается специфика «исследовательской программы»?




Каталог: sites -> philosophy.sportedu.ru -> files
sites -> Ќазаќстан Республикасыныѕ мемлекеттік ќўпияларын ќорєаудыѕ
sites -> Шжқ «Павлодар қаласының №5 емханасы» кмк байқау кеңесі отырысының №2 хаттамасы павлодар қ. 2015 жылғы 12 қазан Өткізу формасы
sites -> Заң жобаның ғылыми құқықтық сараптаманың
sites -> Беткі сулардың сапасын талдау: НҰра өзені алабының мысалында
files -> Российская Государственная Академия физической культуры
files -> Спартианская социально-педагогическая технология оздоровления, рекреации и целостного развития личности
files -> Iv. Введение в философию физической культуры и спорта (продолжение)
files -> Российская Государственная Академия физической культуры


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет