Георгий Гордеевич Голубев. В паре с "сотым"



жүктеу 3.08 Mb.
бет13/14
Дата03.04.2019
өлшемі3.08 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

Прагу. Я - тоже. Вчера утром, после бурного ночного ликования командир

нашего полка майор Григорий Речкалов собрал весь личный состав, поздравил с

Победой, но тут же сказал:

- Несмотря на то, что фашистская Германия капитулировала, враг еще не

добит. Есть еще отдельные группировки гитлеровских войск, командование

которых отказывается сложить оружие...

Мы узнали, что на территории Чехословакии группа армий "Центр" не

приняла капитуляцию. Сорокатысячный гарнизон гитлеровцев в Праге ведет

боевые действия против восставших, разрушает город.

Пражане по радио обратились к советскому командованию с просьбой о

помощи. И вот 3-я гвардейская танковая армия спешит выручить братьев.

- Товарищи! - продолжает Речкалов. - Нашему полку поставлена задача

прикрыть танковую армию от возможных ударов с воздуха и столицу Чехословакии

Прагу. Еще одно усилие - и враг будет окончательно разбит! Задача ясна?

- Ясна, - загудели голоса.

А рядом - кто-то с горечью произнес:

- Вот тебе и кончилась война...

- Ничего, теперь уже скоро кончится. Песенка Гитлера спета!..

- Вопросы есть? - громко произнес командир. - Нет? Тогда летному

составу остаться, всем остальным - по своим местам!

Техники, механики, оружейники, возбужденные сообщением командира,

быстро расходились по стоянкам. А мы, летчики, стоим, слушаем теперь уже

начальника штаба полка подполковника Датского. Он зачитывает только что

составленный график вылетов, сообщает очередность.

Боевой день 9 мая начался.

В 11 часов вылетела первая четверка, ведомая капитаном Трофимовым, и

взяла курс на Прагу. Некоторое время спустя пошла на взлет четверка капитана

Старчикова. Затем с установленным интервалом уходят четверки майора

Федорова, старшего лейтенанта Сухова, майора Еремина.

От точки базирования до Праги немногим больше ста километров. По

штурманским расчетам на патрулирование над Прагой нам оставалось 15,

максимум 20 минут.

Весь день прикрываем Прагу и наши танки, идущие ускоренным маршем через

Рудные горы по дороге Дрезден - Прага. В буквальном смысле висим над

колонной, прикрываем ее крыльями. Воздушный противник появляется лишь

изредка, но в бой не ввязывается - уходит.

К вечеру 9 мая мы по-прежнему продолжаем выполнять ту же задачу.

...Наша четверка уже произвела с утра два боевых вылета. Предстоит еще

третий, к которому тщательно готовимся. Осмотрели материальную часть,

проверили, полностью ли заправлены баки горючим.

Время 19 часов 10 минут. Пора. Запускаем моторы, выруливаем на старт и

пара за парой взлетаем. Совершаем традиционный круг над аэродромом и берем

уже знакомый курс. Самолеты быстро набирают высоту. На подходе к Рудным

горам на высоте 2000-3000 метров появляется облачность - ослепительно белая,

баллов 4-5, с небольшими разрывами, в окна которых отчетливо просматривается

земля. Поля, перелески, речушки. А вон и та дорога, по которой движутся наши

"коробочки" - танки, автомашины. Сверху кажется, что они еле-еле ползут. Но

мы-то знаем, что скорость их хода километров 40 - 50 в час.

Впереди по курсу появилась горная гряда. Это Рудные горы. Они пролегли

с запада на восток, образовав своеобразный защитный пояс от северных ветров.

В воздухе небольшая дымка. А над головой ярко светит солнце. В кабине

самолета Становится тепло.

Идем на высоту 4000 метров. Прошли Рудные горы, и облачность постепенно

исчезла. Внизу узкой лентой извивается Влтава - отличный ориентир, ведущий

нас прямо к Праге.

Вдали уже начали вырисовываться очертания сказочного города, о котором

мы много слышали и который видели пока лишь только с высоты. Заблестели

остроконечные шпили соборов, башен.

Связываемся со станцией наведения, получаем данные о воздушной

обстановке: все спокойно, противника не было и нет. Затем запрашиваю Сухова,

на смену которого идем. Время 19 часов 20 минут:

- "Полсотни", "полсотни!" Я - "пятьдесят пятый". Иду к тебе. Высота

шесть тысяч.

- Я - "полсотни", - отвечает Сухов, - нахожусь над Прагой. Высота пять

тысяч.


- Понял! - ответил я и стал внимательно осматривать воздушное

пространство в районе Праги, отыскивая группу Сухова. Она должна быть где-то

совсем близко. Главное внимание - на нижнюю полусферу: ведь друзья немного

ниже нас. Ищу - не вижу. Тогда перевожу взгляд выше. Далеко впереди на

горизонте на юго-западе тянется другая цепь гор. Всей четверкой (я, Николай

Кудинов и вторая пара - Вячеслав Березкин с Иваном Руденко) подворачиваем

вправо, чтобы солнце осталось с правой стороны. И вдруг на остеклении фонаря

кабины неожиданно замечаю какую-то точку. Пятнышко на стекле? Муха?

Присматриваюсь - теперь мне чудится парящая птица.

Надо посмотреть, что там такое. Иду на сближение, а сам думаю: "Откуда

быть здесь орлам, да еще на такой высоте?"

А "птица" все увеличивается в размерах. Теперь я уже отчетливо вижу:

самолет! Силуэт не похож ни на Ю-88, ни на Хе-111.

- Внимание! Я - "пятьдесят пятый", - передаю в эфир. - Вижу справа под

девяносто самолет.

- Вижу! - почти одновременно ответили Кудинов и Березкин. Услышал наш

разговор и Сухов.

А взору уже предстал двухмоторный самолет с крестами на крыльях и

свастикой на киле. Теперь я узнаю: это - "Дорнье-217". Подхожу ближе: надо

ведь уточнить, зачем пришел он в район Праги. Иду, конечно, с добрыми

намерениями: может, решили немцы перелететь к нам - тогда доведем его до

аэродрома, обеспечим посадку.

Вдруг "Дорнье" ощетинивается: с турельной установки по нашей четверке

полоснула длинная очередь. Быстро выполнив маневр, мы уходим из-под огня.

Все обошлось благополучно.

Теперь мы знаем: коль стреляют с "Дорнье", значит, это - недобитый

враг. А врага надо уничтожать!

Начинаю догадываться: это разведчик, уточняет обстановку в районе

Праги, выбирает объекты для нанесения бомбового удара.

- "Тридцать первый!" - командую Березкину. - Прикройте. Атакую... - и

машинально мой палец ложится на гашетку.

С небольшим левым доворотом, со снижением разгоняя свой истребитель, с

задней полусферы снизу захожу к "Дорнье" в хвост и открываю огонь из всех

точек, а затем, когда до цели остается не более ста метров, прекращаю огонь

и правым разворотом выхожу из атаки. "Дорнье" загорелся и, неуправляемый,

стал падать. За ним потянулась черная полоса дыма. Вскоре внизу, на окраине

Праги, взметнулось пламя. Еще один фашистский "ас" нашел себе могилу.

По радио я услышал голос станции наведения:

- Молодцы, ребята!

Затем, подтвердив падение фашистского самолета, оттуда же передали

приказ: снизиться до двухсот метров и пройти над Прагой.

Мы так и сделали. Покачивая машины с крыла на крыло, пронеслись над

Прагой. Краснозвездным истребителям приветливо махали руками пражане. Мы

видели на улицах города наши танки, видели массу цветов, которыми ликующие

люди встречали своих освободителей.

- "Пеликан"! "Пеликан"! Я - "пятьдесят пятый". Дайте "тридцать три".

(Разрешите идти домой).

- Вам - "тридцать три!" - ответила станция. И мы, набрав высоту, взяли

курс на свой аэродром.

Это был наш последний боевой вылет. Это был последний воздушный бой,

последний самолет, сбитый мной в Великой Отечественной войне.

На аэродроме нас тепло встречали боевые друзья. Поздравляли.

А самолеты? Вокруг них все так же хлопотали техники и механики, делали

свою привычную работу: заправляли баки горючим, снаряжали боекомплектом. Но

на сей раз пушки с боеприпасами были опломбированы. Война для нас

закончилась.

Рано утром 12 мая командир 6-го истребительного авиационного корпуса

генерал-лейтенант авиации Утин, начальник штаба корпуса генерал-майор

Семенов, командир нашей дивизии полковник Покрышкин и я выехали в Прагу.

Хотелось осмотреть замечательный город, спасенный советскими войсками от

разрушения. На Вацлавской площади мы попали в людской водоворот. Нас горячо

обнимали пражане, осыпали цветами, качали. Разговорились. Да-да, они видели,

как позавчера утром упал большой фашистский самолет.

Вечером мы той же дорогой возвращались в Гроссенхайн. Обгоняли колонны

исхудавших возбужденных людей, повозки, над которыми возвышались цветные

флажки. По ним мы узнавали: французы, поляки, итальянцы и немцы-антифашисты

- вчерашние узники гитлеровских концлагерей. Это шли из фашистской неволи,

возвращались к жизни, спешили к родным очагам те, кого гитлеровцы обрекли на

гибель. Они радостно приветствовали нас - своих освободителей.

Тихо догорал закат. Дышалось полной грудью. Война окончилась!


ВМЕСТО ЭПИЛОГА

БОЙЦЫ ПАРТИЙНОЙ ЗАКАЛКИ

Свою родословную наш полк начал в предвоенном, 39 году, 12 сентября.

Именовался он тогда 55-м истребительным авиаполком и дислоцировался в

Кировограде. В 1942 году он был переименован в 16-й гвардейский ИАП. Вместе

с другими родственными полками прославленной 9-й гвардейской авиадивизии наш

полк прошел большой и славный боевой путь. Дивизия, кстати, вначале

именовалась 216-й истребительной, была создана в мае 1942 года на базе

военно-воздушных сил 27-й армии и входила в состав 4-й воздушной армии

Южного фронта. Командиром дивизии был назначен Герой Советского Союза

генерал-майор авиации В. И. Шевченко, военным комиссаром - бригадный

комиссар Д. К. Мачнев. Помимо 16-го гвардейского истребительного полка, в

состав этой дивизии вошли 88-й и 149-й истребительные авиаполки, тоже

имевшие известный боевой опыт.

В период формирования новой дивизии полки вели боевую работу, прикрывая

наши наземные войска, ведя штурмовку и разведку вражеских сил в районе Изюм

- Барвенково и в среднем течении Северного Донца.

В составе Южного фронта дивизия прошла боевой путь от реки Миус до

Таврии, участвовала в освобождении Таганрога, Мариуполя, Мелитополя. За

успешные боевые действия при освобождении Мариуполя 10 сентября 1943 года

дивизия получила почетное наименование Мариупольской. Части дивизии

участвовали затем в боях под Яссами, а с июля 1944 года - в составе 1-го

Украинского фронта вели бои за Львов, воевали на территории Польши,

Германии, брали Берлин. И здесь дивизия получила второе почетное

наименование - Берлинской. После взятия Берлина дивизия освобождала Прагу.

Полки 9-й гвардейской авиадивизии произвели за период войны 33 654

боевых самолето-вылетов, провели 1333 воздушных боя, в которых сбили 1147

самолетов противника. Много вражеской живой силы и техники было уничтожено

на земле штурмовыми и бомбардировочными ударами. Было произведено 64

перебазирования и пройден общий боевой путь в 8950 километров.

Страна высоко оценила боевые заслуги личного состава: 567 человек были

награждены орденами и медалями (всего награждений было 1512). В дивизии

выросло 56 Героев Советского Союза, четыре дважды Героя и первый в стране

трижды Герой - А. И. Покрышкин.

На боевом знамени дивизии засияли ордена Ленина, Красного Знамени,

Богдана Хмельницкого...

Шли годы. Годы великих свершений. Годы революции в военном деле.

Советская авиация стала реактивной. Бесстрашные наши соколы покоряли высоты,

штурмовали рекорды скорости. Началась эра освоения космоса. И первый

человек, побывавший в необъятных просторах Вселенной, был гражданином СССР.

...14 мюля 1963 года радиостанции Советского Союза передали сообщение

ТАСС о запуске очередного космического корабля "Восток-5", пилотируемого

Валерием Федоровичем Быковским.

Советские люди торжествовали. Радовался весь мир. А для меня это был

двойной праздник. Дело в том, что Валерий Быковский был моим питомцем.

...После успешного окончания в 1955 году Качинского военного училища

летчиков-истребителей лейтенант Валерий Быковский вместе с молодыми

офицерами Черкашиным, Коленским, Осокиным, Руссаковским и другими прибыл для

прохождения дальнейшей службы в строевую авиачасть, которой я командовал.

Чтобы как можно быстрее ввести новичков в боевой строй, мы распределили

их по эскадрильям, которыми командовали опытные офицеры-летчики Уханов,

Шилов, Клепацкий. Старшие товарищи охотно делились с молодежью мастерством,

заботливо учили ее, приобщали молодых к жизни дружного коллектива. Партийная

и комсомольская организации уделили новичкам много внимания. Особую заботу о

них проявляли заместитель командира полка по политчасти подполковник

Решетняк и начальник штаба полка подполковник Козубенко.

Молодым летчикам были созданы хорошие бытовые условия. Мы сделали все,

чтобы после полетов они смогли хорошо отдохнуть, позаниматься, успешно

подготовиться к выполнению очередных заданий.

Надо сказать, что с первых же дней своего пребывания в части молодые

летчики с большим желанием, с какой-то особой энергией и энтузиазмом стали

осваивать новую реактивную технику, овладевать нелегкими видами летной

подготовки - полетами в сложных метеоусловиях днем и ночью на боевое

применение.

Хорошо помню Валерия Быковского в тот период его становления как

летчика, воздушного бойца. Он был дисциплинированным офицером, любил летать,

быстро овладевал техникой пилотирования на новом типе самолета, хорошо

ориентировался в пространстве. В тех случаях, когда создавалась сложная

воздушная обстановка, молодой летчик не терялся, а быстро находил грамотное

решение. Он обладал отличной реакцией, был физически выносливым, настойчиво

занимался спортом.

Мне, как командиру, приходилось не раз летать с Валерием в зону на

проверку техники пилотирования, по маршруту. И я всегда был доволен своим

подчиненным, своим питомцем: задание он выполнял четко и умело.

С большой радостью отмечал про себя, что старая кузница летных кадров -

Качинское училище - готовила для Родины отличных летчиков. Выпускники

Качинского училища и в войну показали образцы мужества, мастерства, отваги.

Многие удостоились высокого звания Героя...

Советского Союза. Первый в стране трижды Герой Покрышкин - тоже

постигал летное искусство в Качинском училище.

И вот встреча еще с одним питомцем знаменитой Качи - Валерием

Быковским.

Читал недавно повесть Н. Мельникова о космонавте - пять. Автор

воспроизводит рассказ Валерия о себе. Оказывается, помнит космонавт нашу

часть, помнит и меня - своего командира.

"...Мне везет на героев, - рассказывает Быковский. - Все время рядом с

ними - в аэроклубе, в училище, и в части. О командире полка Голубеве, Герое

Советского Союза, я еще не говорил. Так вот, о Голубеве. Спросите у боевых

летчиков, многие его знают. Он в войну летал вместе с Покрышкиным, был у

него ведомым. Принял нас, юнцов, как своих сыновей. Не пожалел времени, все

рассказывал о боях, о летчиках полка".

И еще много интересного вспоминает Валерий Быковский. Читаю - и строки

его волнуют сердце: значит, нашу боевую эстафету приняли крепкие, надежные,

умелые руки. А это - самое главное!

И нам, людям, всецело посвятивших себя авиации, отрадно быть

свидетелями высокого взлета сыновей.

На встречах ветеранов 9-й гвардейской авиадивизии, - а они состоялись в

1967 году в Москве, в 1968 году - в Мариуполе, в 1972 году - в Краснодаре, -

мы неизменно отмечаем это. Восстанавливаем в памяти события давно минувших

дней. Вспоминаем, товарищей. Уносимся мысленно в дни нашей юности.

Сколько раз, в перерывах между боями, в часы затишья, диктовавшиеся

капризами погоды, мы давали волю воображению! Чем ближе чувствовалось

дыхание Победы, тем чаще говорили мы о скором будущем, о мирных днях,

строили всевозможные планы, уносились мыслями в свои семьи, старались

"заглянуть" вперед, в будущее.

Но о чем бы мы ни говорили, о чем бы ни мечтали, всегда заявляли друг

другу, произнося эти слова, как клятву: "Останемся живы - будем встречаться

как родные".

Скрепленное кровью братство. Что может быть святее этих уз, что может

быть сильнее этого святого чувства?.. Война спаяла нас в горячем горниле

сражений, а общая цель сплотила всех воинов полка и в целом дивизии в единую

боевую семью.

Окончилась война. Добыта долгожданная Победа. Одни остались служить,

другие - разъехались. Разлетелись по всей необъятной Родине вчерашние

техники, летчики, авиамеханики, оружейники, ушли в запас штабные офицеры и

политработники'. Родина позвала их строить, созидать, творить. И отныне

стали они именоваться ветеранами. У каждого теперь были новые дела, новые

заботы. А время мчалось, а время летело. И только память тревожила сердце.

Да, клятва боевого братства, обет не забывать былого настойчиво требовали

общения.


Летели письма по многим адресам. Друзья вели взаимный поиск - через

адресные столы, военкоматы, архивы. Бывший парторг 16-го гвардейского

истребительного авиаполка майор запаса С. А. Пыжиков выступил в роли

инициатора поисков. Они диктовались не только желанием найти фронтовых

товарищей. В письме к бывшему начальнику политотдела дивизии генералу Д. К.

Мачневу энтузиаст подчеркнул важную значимость предпринимаемых мер: "...Наши

встречи могли бы сыграть немалую роль в воспитании молодежи, в пропаганде

славных боевых традиций Советской Армии"...

Подобные письма были посланы бывшему начальнику штаба дивизии Б. А.

Абрамовичу, начстрою Л. И. Павленко и другим товарищам.

Вскоре список адресов пополнился. Стали приходить письма от новых и

новых адресатов. Боевые друзья были безмерно рады и счастливы, изъявляли

горячее желание повидаться с теми, с кем они рядом плечом к плечу сражались

на фронтах войны.

Была создана организационная группа, которую возглавил всеобщий любимец

авиаторов Павел Павлович Крюков, теперь уже генерал-майор, Герой Советского

Союза.

Первая "представительная" встреча состоялась в столице нашей Родины. В



Москву приехало не 20-30 человек, о чем скромно мечтали организаторы этой

встречи, а 110 однополчан! Все были охвачены необыкновенным волнением. Шутка

ли: прошло 22 года после окончания войны! Поседели друзья, потучнели, а

глаза все такие же, задорные, и улыбка такая же, и голос почти не изменился!

Сюда, к Центральному музею Вооруженных Сил пришли Главный маршал

авиации Н. А. Новиков, трижды Герой Советского Союза А. И. Покрышкин, из

Петропавовска-на-Камчатке прилетел Герой Советского Союза А. А. Вильямсон,

из Красноярска - авиамеханик В. Коротков, с Урала - летчики Г. Ворошилов, С.

Брюханов и оружейница Люба Климова, из Ростова - Герой Советского Союза

Василий Дрыгин, из Одессы - начальник штаба дивизии Б. А. Абрамович, из

Казани - Герой Советского Союза легендарный Михаил Девятаев, из Полтавы -

Герой Советского Союза Иван Ильич Бабак.

Генералами стали Григорий Дольников, Николай Трофимов. Их тепло,

по-отцовски, обнимает первый командир прославленной дивизии, тоже

генерал-майор авиации А. В. Борман. Рад за своих питомцев, за их счастливую

звезду, за высокий взлет.

Крепко обнимаются Аркадий Федоров и Вячеслав Березкин.

А вот Ирина Брагина - как же не узнать ее!.. Была летчицей в женском

авиаполку, затем ее назначили помощником начальника политотдела дивизии по

комсомолу. После войны окончила "Тимирязевку", аспирантуру, стала кандидатом

биологических наук, защитила докторскую диссертацию.

С какой-то особой теплотой, с особым чувством относятся ветераны к

Семену Абрамовичу Пыжикову - энтузиасту, организатору этой встречи,

положившей начало традиции. Он был парторгом 16-го авиаполка, затем работал

в политотделе дивизии. Случилось так, что в 1943 году судьба через 12 лет

свела его с бывшим однокашником по ФЗУ Александром Ивановичем Покрышкиным.

40 лет продолжается эта дружба. Сейчас С. А. Пыжиков - директор

профтехучилища, которое готовит квалифицированных текстильщиков для

прославленного московского комбината "Трехгорная мануфактура".

Майор запаса С. А. Пыжиков - старый коммунист, но в нем всегда горит

молодой комсомольский задор и неистощимая энергия партийного организатора и

пропагандиста.

Он ведет большую переписку, на его "личном счету" более двухсот адресов

ветеранов. Он держит связь с семьями погибших, со школьными музеями боевой

славы в Жданове, Краснодаре, Куйбышеве, Фадееве и многих других городов.

Ответственный секретарь Совета ветеранов очень много сделал для

однополчан, внес весомый вклад в благородное дело патриотического воспитания

молодежи. Недавно С. А. Пыжиков награжден Почетным знаком Советского

Комитета ветеранов войны.

По-разному сложились судьбы боевых побратимов. Многие отличились на

трудовом фронте. Бывший авиамеханик Юрий Храповипкий стал кандидатом

технических наук, награжден орденом Трудового Красного Знамени. Кандидатом

технических наук стал также и Зиновий Ройтбурд. Он тоже был авиационным

механиком. Теперь - доцент Днепропетровского института инженеров транспорта.

Орденом "Знак Почета" награждены наши однополчане агроном Иван Почка,

инженер-конструктор Семен Миндлин, учительница Раиса Есипова. В прошлом

офицер штаба А. В. Прилипко удостоен высокого звания Героя Социалистического

Труда. А Федор Пташник, служивший в одном из наших полков авиамехаником,

много лет работал секретарем райкома партии на Украине и награжден уже двумя

орденами.

Все это узнавалось в ходе встреч.

А их было уже несколько. После московской очень интересная, носившая

большой общественно-политический характер встреча осенью 1988 года в

Жданове. Дело в том, что 9-я гвардейская истребительная авиадивизия носит

наименование Мариупольской. И встреча была приурочена к 25-летию

освобождения города от фашистских захватчиков.

Мариуполь занимает особое место в истории нашей дивизии.

В трудную военную осень 1943 года войска южного фронта, прорвав

укрепления врага на реке Миус, стали сокрушительными ударами громить

оккупантов в Донбассе. Ожесточенные бои велись в Приазовье. В этих боях

беззаветно сражались летчики 9-й гвардейской авиадивизии. Они отважно

дрались с врагом в небе Кубани, над "Голубой линией", а в сражениях над

Мариуполем приумножили свою боевую славу - сбили сотни фашистских самолетов.

Москва тогда салютовала войскам, освободившим город от презренного

врага, а 9-й гвардейской истребительной авиадивизии было присвоено

наименование "Мариупольская".

С той поры, где бы ни сражались наши полки, на каких бы фронтах ни

воевали, личный состав постоянно держал связь с трудящимися города, с

партийными и советскими органами Мариуполя.

Старые рабочие завода Ильича, бесспорно, и сейчас помнят, как наша

делегация в составе полковника Д. Мачнева и Героя Советского Союза Н.

Лавицкого вручала предприятию бесценный дар - памятное Красное знамя

дивизии.

По инициативе учащихся школы э 2 было собрано 20 тысяч рублей на боевой




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет