Григорий егоркин б\у у. Е


Делает отчаянную попытку повиснуть на шее у Лёвы и поцеловать его, но тот умелым манёвром отстраняется



жүктеу 0.53 Mb.
бет4/4
Дата19.02.2019
өлшемі0.53 Mb.
1   2   3   4

Делает отчаянную попытку повиснуть на шее у Лёвы и поцеловать его, но тот умелым манёвром отстраняется.
ЛЁВА (пытается всё обратить в шутку). А я вас, образно говоря, с собой возьму!.. Ха-ха-ха… Точно, с собой… Отправление через пять минут…

(бросает взгляд на наручные часы)

Да что ты будешь делать!.. Стоят – и всё тут… Впрочем, какая теперь разница!.. Дидимян, хоккеист, Фаддей Яковлевич — давайте к нам!.. И ты, Заведеев, тоже подсаживайся… Не сюда, не сюда — в тамбур…Отправление через три минуты…
Названные соискатели охотно принимаю игру. Они усаживаются прямо на стол, который превращается для них в вагон. Они раскачивают конструкцию, слышны возгласы «ту-ту», «поехали!», «приготовьте билеты!»…
ЛЁВА. Поезд на высший уровень отправляется с розовой платформы… Провожающих просим покинуть вагон…
ВАРФОЛОМЕЕНКО. …А то выкинем провожающих на ходу к едрене-фене… Чух-чух… Туалеты находятся в конце вагона…
ДИДИМЯН. Просимся быстро-скоро заплатить багаж и спальний простыня… Ту-ту…
АИДА ОСКАРОВНА. Вагон-ресторан находится в центре состава… С полным набором напитков, между прочим… Дум-дум-дум…
ФАДДЕЙ ЯКОВЛЕВИЧ. Курить и материться разрешается только в специально отведённых тамбурах… У-у-у…
ЗАВЕДЕЕВ. Чай и сахар обеспечиваются обслуживающим персоналом по первому требованию пассажиров… Дрям-дрям-дрям…
ЛЁВА. Точно, обслуживающим… Эй, условно-вторые! Ну-ка, быстро сюда на полусогнутых!..

(к нему с готовностью подбегают Пятихлебский, Рыбаковы, Джон и Родных)

Ну, обслуга!.. Чего стоим?.. Поезд еле тащится, а они торчат там как вкопанные... Ну-ка, покажите, как настоящий соискатель высшей категории должен следовать до своей станции назначения!

«Условно-вторые» раскачивают стол-вагон, шумят, имитируя стук колёс, гудки паровоза. Некоторые, взяв в руки цветочки из вазы, бегают мимо «окон», изображая пролетающие мимо «поезда» ветви деревьев.

В ходе всего этого сумбура никто не вспоминает о Симе, сидящей в сторонке. Она молча и без улыбки наблюдает за происходящим.

Вволю «накатавшись», все возвращаются на свои места.
ЛЁВА. Вот это класс!.. Прокатили с ветерком… За такое путешествие можно и выпить…
Разливают нектар по стаканам, выпивают – в том числе, и «условно-вторые». Все шумно и возбуждённо обсуждают происходившее только что.
ЗАВЕДЕЕВ. Так качали, так качали!.. Я чуть из вагона не выпал…
ДЖОН. Да, мы делать сильный ход… Фул спид… Ес, мы очень энергично ехать…
РЫБАКОВ-мл. Энергичнее некуда… Я чуть не задохся, какрастки… Едва под колёса не свалился…
ПЯТИХЛЕБСКИЙ. Когда твой поезд как вихрь несётся,

Состав подобный судьбой зовётся…


ФАДДЕЙ ЯКОВЛЕВИЧ. Какая ещё судьба?.. Я чуть не облевался…
РОДНЫХ. А мне нравится, когда быстро… За окном кустики, столбики, домики так и мелькают, так и мелькают… Вы видели? Это я там с веточками бегал… Здорово придумал?
ВАРФОЛОМЕЕНКО. Ловко… Аж в глазах зарябило…
ДИДИМЯН. Так ветер дуль, так дуль… Я даже окно закрывать от сквозняк захотель…
ЛЁВА. Не знаю, не знаю… Я лично вспотел… Такая жара!..
СИМОЧКА. Да… Там тоже было жарко… Очень жарко… Я вспомнила… Огромная страна: пустая и раскалённая… Камни жгут ноги… Пить хочется… А пить некогда и останавливаться некогда – надо успеть запомнить слова, важные слова какого-то странного человека в длинной одежде… Человека, который скоро уйдёт… И я не увижу его больше…
Пауза. Все оборачиваются на Симочку, долго и молча смотрят на неё.
ВАРФОЛОМЕЕНКО. Эй, подруга!.. Ты чего несёшь-то? Какая ещё пустыня? Какой-такой человек?.. Ты что, вообще в офсайт выпала?.. Сидишь там одна… Не по-спортивному как-то получается…
РОДНЫХ. Сима, Симочка!.. Мы и в самом деле о вас забыли… А вы – о нас…
ДИДИМЯН. Какой-такой забили!.. Он специально там пряталься, с нами вместе в вагон-магон ехаться не хотель… Видишь: отвернулься даже!..
РЫБАКОВ-мл. Тэкс, тэкс… А вот это зря, это зря… И отворачивать, какрастки, рожу не надо… Раз все в один состав посажены – и ты будь добра… Нечего тут целочку из себя строить… Все – так все…
ЛЁВА. Слышите, Симочка? Люди-то дело говорят… Люди в годах, опытные, уважаемые… Ну-ка, давайте-ка к нам!..
Симочка робко и нерешительно подходит к остальным.
ЛЁВА (берёт Симочку за руку). А я-то думаю, чего нашему паровозу не хватает?.. А ему веселья искреннего, радости, горящих девичьих глаз, образно говоря, не хватает… Вот состав прибывает на станцию, а на перроне лучших из лучших соискателей встречают по высшему разряду: девушки, музыка…

(оборачивается к остальным)

Я сказал, музыка!
Соискатели быстро выстраиваются и начинают наигрывать бодрый марш.
ЛЁВА. Какая торжественная встреча! Цветы, оркестр, фейерверки… Вокзал расцвечен яркими огнями, всюду иллюминация… А самая симпатичная из встречающих барышень исполняет для соискателя высшей категории очаровательный танец…

(Симочка мнётся)

Симочка, разве вы не слышали? Танец! Танец!..
Лёва выталкивает девушку в центр, начинает хлопать в ладоши. Слышатся крики: «Танец!», «Танец!»…

Сима теперь стоит в самой середине образовавшегося полукруга. Подчиняясь ритму, она начинает то ли танцевать, то ли отчаянно вырываться из полукольца. Но окружающие уже вошли в раж, они всякий раз толкают Симочку обратно в середину светового пятна. Их возгласы всё яростнее, ритм всё быстрее…

Возле девушки мечется совсем потерявшая над собой контроль Аида Оскаровна. То она хлопает вместе с остальными, то ни с того ни с сего бросается целоваться, то пробует танцевать…

А темп танца всё нарастает. Наступает какое-то безумие. Из полутьмы к Симочке тянутся руки, они хватают её, рвут на девушке одежду… Она защищается, уворачивается, мечется, падает, поднимается, пытается исполнить какие-то па, снова падает… Наконец, она остаётся в одной бесформенной сорочке, больше похожей на рубище. Перепуганная, бледная, босая, с распущенными волосами…

И в этот момент к ней толкают Аиду Оскаровну.

Поцелуй.

Мелодия, крики, хлопки – всё разом замолкает. Обессилевшая Аида Оскаровна мешком оседает на пол и тут же засыпает. Где-то в стороне слышен то ли гонг, то ли гудок. И все понимают: это сигнал к отправлению.

Оставив на сцене лишь Симочку и Аиду Оскаровну, все молча отступают куда-то в темноту. Наверное, они направляются к перрону. Каждый к своему.

На несколько мгновений у светового пятна задерживается лишь Рыбаков-ст.
РЫБАКОВ-ст. Прощайте, Симочка… И простите нас, если сможете… Гудок… Уезжаем, навсегда уезжаем… Вряд ли вернёмся, едва ли теперь когда-нибудь свидимся… Разве что через много-много лет… Так много, что даже представить боязно…А вы… Вы остаётесь… Вам начинать сначала… Всё с нуля… Простите, Симочка!..
Наконец, растворяется в темноте и он. Звук сигнала постепенно затихает вдали. На освещённом крошечном пятачке сцены остаётся только Симочка. Не видно даже Аиды Оскаровны – она лежит где-то в невидимой части наполненного безнадёжной тьмой пространства.

Некоторое время Симочка ёжится, вздрагивает плечами, как от озноба. Но вдруг, решившись на что-то важное, расправляет спину, делает шаг прямо в центр бьющего сверху столба света.

Свет такой яркий, такой чистый и неземной, что рваная замызганная симочкина рубашка кажется ослепительно белой.

Как первый снег.
СИМОЧКА. С нуля?..

Сначала?..

Это ль не химера:

Преодолев волненье и испуг,

Забыв про преисподнюю партера,

Шагнуть, как есть — вот в этот самый круг?


Наотмашь по щекам кнутом стегает

Смешок, вспорхнувший с самых первых мест…

Но тот, кто всходит к рампе, — он-то знает,

Что круг на сцене — тот же самый крест.


Свет пригибает к полу… Что за дело!

Умел подставить плечи — так неси!

…Но как, скажите, оставаться в белом,

Когда влачиться надо по грязи?


Как, повинуясь взгляду или вздоху,

Смотать в клубок запутанную нить?

Как начерно прожитую эпоху

Вдруг просто взять — и набело прожить?


Прожить насквозь,

навзрыд,

напропалую,

Страдая, корчась, славя и любя?..

Прожить хотя бы раз начистовую,

Прожить за всех.

А значит, — за себя.
Но знаю, выйдет!.. Не наполовину,

Не на четыре пятых, не на треть,

Когда подставить тяжести всю спину

И вспомнить что-то главное суметь.


И я припомню — медленно, по крохам:

Жара… Пустыня… Скудная земля…

Эй! Обнулите счётчики эпохам!

Я начинаю заново.

С нуля.

г. Магнитогорск 2006 г.



тел. 8-904-977-01-90 (сот.)
Каталог: file
file -> Симон маркиш
file -> Падение Трои Пьеса в 5-ти действиях
file -> 2. в греческом языке существует три слова для обозначения понятия «слово» «эпос», «логос» и
file -> Қазақстан Республикасы Қорғаныс министрінің 2016 жылғы 22 қаңтардағы №35 бұйрығымен бекітілген тиісті деңгейдегі білім беру бағдарламаларын іске асыратын Қазақстан
file -> График предоставления респондентами первичных статистических данных по общегосударственным статистическим наблюдениям в июне 2013 года
file -> 66 баспасөз релизі қаржы нарығындағы ахуал туралы


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет