Хозяйка юлия действующие лица



жүктеу 402.24 Kb.
бет1/3
Дата28.03.2019
өлшемі402.24 Kb.
  1   2   3

Август Стриндберг

Адаптация пьесы Дурненков Михаил

ХОЗЯЙКА ЮЛИЯ
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Хозяйка Юлия.

Евгений.

Кристина, кухарка, 35 лет.


Действие происходит на кухне в новогоднюю ночь.
Просторная кухня. За окнами в ночи в свете фонарей бушует метель.

Кристина стоит у плиты и что-то готовит.

входит Евгений, бросает на стол брелок от автомобиля, садится за стол.
Евгений. Все-таки она у нас немного того…

Кристина. Ты быстро вернулся.

Евгений. Да там вся недолга - довез генерала до аэропорта и назад. Шел сейчас через гостиную, а там уже все собрались, празднуют, куча народа и кто в самой гуще?

Кристина. Хозяйка наша, Юлия. Она решила никуда не ехать и Новый Год встретить дома.

Евгения (с досадой). А я народу наприглашал. Откуда же я знал, что она тут решит остаться? Все-таки она у нас совсем того.

Кристина. Да она всегда такая взбалмошная. А после этой истории с англичанином так вообще….

Евгений. Ну, этого следовало ожидать, она ему долго голову морочила. Но все-таки я бы на ее месте рванул бы с отцом. (смотрит на часы) Через четыре часа была бы у моря. Там солнце, пляж, хорошо….

Кристина. Она после этой истории с англичашкой с отцом в контрах. Тот уже чуть ли не к свадьбе готовился.

Евгений. Да там с самого начала было все понятно. Я же видел, как там у них все….

Кристина. Что ты видел?

Евгений. Только ты никому, ладно? Это вот как раз перед их ссорой было. Привез их, хочу дверь ей открыть, выйти, а она – Нет, пусть Роберт откроет. Тот ничего не понимает, улыбается, выходит из машины. А она мне – а теперь поехали, я забыла в магазине одну покупку сделать.

Кристина. И что, поехали?

Евгений. Ну, мне сказали ехать, я еду. А он во дворе остался стоять. Мне его даже жалко стало. Вот так вот…. Слушай, я голодный как собака, весь день за рулем – с утра по ветеринарным клиникам мотался, Дианку возил. (качает головой) Ну вот что ей выстрелило именно сегодня это делать?

Кристина (накладывая еду). Она вчера застукала Диану с каким-то кобелем дворовым, и сразу же в истерику – ей надо срочно делать операцию, у нее редкая порода, а она путается с кем попало! (ставит перед ним тарелку) Шел бы в гостиную и ел бы вместе с гостями. Они тебя уже ждут.

Евгений. Да ну, там хозяйка наша хороводит, я уж от нее подальше…. Я мимо проходил, она караоке пела с садовником. Увидела меня и рукой показывает – присоединяйся. Пришлось сделать вид, что не заметил.

Кристина. И правильно, а то ей опять что-нибудь стукнет в голову, потом проблем не оберешься. А ты же у нас такой ранимый…. (гладит его по голове)

Евгений (сердито). Ну-ну, без рук. Дай поесть спокойно.

Кристина (с иронией). Ну ладно, ладно чувствительный ты наш. Ешь себе спокойно.


Евгений принимается за еду. Кристина откупоривает бутылку пива.
Евгений. Это ты мне пиво открываешь? Я же не футбол смотреть собрался, Новый Год все-таки. (Открывает холодильник смотрит.) Так что пьем? Шампанское или вино? Брют или Шато икем? Одна бутылка, кстати, стоит как твоя месячная зарплата. Думаю, если одной не достанет, ничего страшного.

Кристина. Какая тебе разница что пить? Мне уж точно никакой.

Евгений (усмехаясь). И вот на этой женщине, которая не отличает красного вина от белого, генерал мечтает меня поженить! (берет штопор) Куранты я прозевал, значит, пора пить вино. (откупоривает, наливает) Мы его покупали с генералом, он мне доверяет, а ему говорю – вино не самое старое, и стоит не запредельно, но уж больно марка хороша. (пробует) Действительно – хороша. А что ты тут готовишь?

Кристина. Юлия сказала приготовить для Дианы куриный бульон, она же вроде как после операции.

Евгений. Тебе больше заняться нечем в новогоднюю ночь?

Кристина (равнодушно). Ну мне сказали, я и делаю. А Новый год или не Новый мне все равно, я праздники не люблю.

Евгений. Она конечно странная. То весёлая, смеется, то не подойди. Я прямо чувствую в такие моменты – лучше не заговаривать. А сейчас ее видел, она там как рыба в воде, притом, что никого из них не знает. Мать у нее тоже была такая… со странностями. Я ее помню. И тоже такая любит – я с народом, я демократка. Демократка…. Пока ветер не переменится. Но зато какая красавица. Таким все прощается.

Кристина. Ну, это на чей вкус. Мне она как-то не очень….

Евгений (улыбается). Ревнуешь? Но она, правда, красивая. Я когда ее вожу, посматриваю на нее в зеркальце. Хороша… Она и сейчас, когда в караоке пела, очень была ничего….

Кристина. А я тебе нравлюсь? Ну хоть чуть-чуть?

Евгений. Нравишься.

Кристина. Чуть-чуть или больше?

Евгений. Вполне. Спасибо за угощение. (Затыкает бутылку пробкой.)

Юлия (появляется в дверях и кричит кому-то наружу). Я сейчас вернусь, я на минуту!


Евгений сует бутылку в холодильник; почтительно встает со стула.
Юлия (входит и, смотрясь у зеркала, обращается к Кристине). Ну? Ты сделала, что я просила?
Кристина знаком показывает ей, что здесь Евгений.
Евгений. С Новым Годом, с новым счастьем.

Юлия. Я и без банальностей вполне счастлива. А что это вы тут сидите? Мне кажется, там ваши гости беснуются, а не мои.

Евгений. Если что-то не так, то я прошу прощения за их поведение.

Юлия (кокетливо). Да ладно, какое поведение? Прекрасное праздничное поведение. И гости очень даже ничего. Один, с такими широкими плечами парень очень хорошо поет.

Евгений. И что вам больше в нем понравилось – плечи или голос?
Юлия поворачивается, рассматривает Евгения, будто впервые заметила.
Юлия. Я не знала, что вы такой любопытный. Обычно вы, молча, сидите за рулем, а я вижу только ваш затылок. Может, вы еще и поете? Пойдемте, будете моим партнером на караоке.

Евгений (в неуверенности). Пение не моя сильная сторона. Если вы пригласите Кристину….

Юлия. Кристина, я думаю, будет не против, если я вас у нее украду. Правильно?

Кристина. Забирайте хоть насовсем, мне он на что?

Евгений. Мне если честно неудобно, я все-таки ваш работник и еще….

Юлия (вспылив). И еще что?

Евгений. И еще существуют правила… субординация в конце концов. Они же не просто так, они специально придуманы, чтоб вам потом не было, ну… как сказать… неловко пользоваться моими услугами.

Юлия. Потом?

Евгений. Первого января, например.

Юлия. Субординация придумана для офисных крыс. Ну или для солдафонов вроде моего отца. Но если вы хотите от меня письменного приказа…

Евгений. Хорошо, я вас понял! Как скажете. Только простите, со слухом у меня не очень.

Юлия. Ну расслабьтесь уже. Это не приказ, это пожелание. Сегодня все мы празднуем без чинов и отличий! Пойдемте. Кристина, не волнуйся, я не отниму у тебя жениха!


Евгений и Юлия уходят.
Кристина, оставшись одна, наводит порядок на кухне.
Евгений (входит, один). Хозяйка ушла в отрыв. Ты бы послушала, что она там вытворяет.

Кристина. Тоже что и Диана. Им обеим просто кобеля не хватает.

Евгений. Какая ты грубая. Злишься, что я тебя оставил одну?

Кристина (делано безразлично). Да вот еще. Делать мне больше нечего.

Евгений (обнимает ее за талию). Ну ладно тебе дуться, было бы из-за чего….

Юлия (входит; она неприятно поражена; прикидывается веселой). Вы, Евгений как Золушка, как только музыка кончилась, убежали от меня на кухню.

Евгений. Наоборот, я пришел к своей Золушке на кухню.

Юлия (меняет тему). Вы отлично поете. Я, честно говоря, не ожидала.

Евгений. Рад, что вам понравилось.

Юлия. И вы прекрасная пара с Кристиной.

Кристина. Пара? Ну, это сильно сказано.

Юлия (по-англ). Смотря кем сказано.

Евгений (по-англ). Ваш отец любит называть нас парой, не так ли?

Юлия. (по-англ) У вас неплохое произношение. (переходит на русский) Где вы так выучились?

Евгений. Я год обучался вести гостиничный бизнес, больше не выдержал, сбежал. Зато окончил курсы сомелье. У нас их вел один пожилой американец. Для американца он неплохо разбирался в вине.

Юлия. Какая у вас оказывается богатая биография. Что вы еще умеете?

Евгений. Умею водить машину. Умею молчать, когда надо, когда надо могу и спеть.

Юлия (с иронией). Небогат набор.

Евгений (возвращая иронию). Я, если вы заметили, вообще не очень богат.

Юлия. Однако вам палец в рот не клади.

Евгений. Так и не надо пальцы в рот класть, негигиенично.
Пауза.
Юлия. Отец говорил, вы отсюда, с этих мест?

Евгений. Мой отец служил вместе с вашим. Это сейчас тут коттеджи, а раньше тут был гарнизонный городок. Да я вас еще маленькой помню, мы жили неподалеку от вас.

Юлия (недоверчиво) Да ладно?

Евгений. Да, помню даже одну историю…. Хотя Бог с ней….

Юлия. Ну так нельзя, раз уж начали, говорите.

Евгений. Нет, не могу. Может, в другой раз как-нибудь.

Юлия. А он будет другой раз? В другой раз, вы может будете уволены, и ничего не успеете мне рассказать.

Евгений. Если это не угроза, то я бы воздержался. (переводит тему.) Кристина заснула, пока мы тут болтаем.

Юлия. Хорошая будет жена с такими нервами. Я вот даже со снотворным не могу заснуть. Надеюсь, она не храпит.

Евгений. Она не храпит, она во сне разговаривает.

Юлия (цинично). А вы откуда знаете?

Евгений (нагло). Слышал.


Пауза. Они разглядывают друг друга.
Юлия. Ну, присядьте, а то стоите как….

Евгений. Спасибо, насиделся за рулем за день.

Юлия. Садитесь. Мне не нравится, что вы так надо мной нависаете.

Евгений. Как хотите.

(Хочет сесть)

Юлия. Только сначала налейте мне выпить что-нибудь.

Евгений. Мне взять что-нибудь из бара?

Юлия. А есть пиво в холодильнике? С вами мне почему-то хочется именно пива.

Евгений (достает из холодильника бутылку пива, откупоривает; хочет дать стакан, но Юлия жестом отказывается). Пожалуйста.

Юлия. Спасибо. А вы?

Евгений. Я не очень люблю пиво.

Юлия. Давайте, за компанию.

Евгений. Как скажете. (Откупоривает еще бутылку, берет бокал, наливает.)

Юлия. За что пьем?


Евгений в нерешительности.
Юлия. Что случилось?

Евгений. За здоровье моей хозяйки.

Юлия. Мне кажется вы все еще на работе.

Евгений. А разве нет?

Юлия. Рабочий день кончился, праздник. Давайте на брудершафт, и перейдем уже на ты. А то я чувствую себя как на каком-то заседании.
Евгений колеблется.
Юлия. Ну же.
Евгений чокается своим бокалом о ее бутылку. Выжидает в нерешительности. Юлия подставляет ему щеку, они троекратно целуются, но взрыв смеха из гостиной заставляет его отдернуться от нее.
Юлия (насмешливо). Ты чуть не залил меня пивом.

Евгений (встает). Я испугался, что сейчас зайдут и…

Юлия. И что?

Евгений. И могут неправильно понять. Потом начались бы сплетни и все такое.

Юлия. Сплетни? И что бы они про нас говорили? Да сядь ты уже, я же говорю, меня бесит, когда ты стоишь как столб.

Евгений (садится). Да понятно что. Ничего хорошего. Новый Год, все пьют, а мы тут с вами….

Юлия. Во-первых, мы договорились на «ты». Во-вторых, мы тут не одни, вон Кристина с нами.

Евгений. Не с нами. Она спит.

Юлия. Так я ее разбужу. (Встает.) Кристина! Ты спишь?

Кристина (во сне). Э-а-э!

Юлия. Кристина! Вот соня!

Кристина (во сне). Чек от доставки на полке…. Триста… сто….

Юлия (дергает ее за нос). Да проснешься ты, наконец?

Евгений (строго). Не трогай ее!

Юлия (резко.) Это еще почему?

Евгений. Она работала для тебя весь день, и на Новый Год тоже. Пусть поспит.

Юлия (меняет тон). Да, ты прав, я веду себя как графиня! Пусть отдыхает. (Протягивает Евгению руку.) Пойдем выйдем на улицу, там свежий воздух и скоро будут фейерверки.
Во время последующего разговора Кристина встает и, сонная, идет налево, чтоб лечь в постель.
Евгений. С вами?

Юлия (поправляет). С тобой. Мы пили на брудершафт, забыл?

Евгений. Может, ты сходишь одна? Там полно народу, если мы выйдем вместе….

Юлия (подхватывая). Все решат, что я спуталась с водителем. Бред!

Евгений. Это для тебя бред, но не для них.

Юлия. Я вижу, ты не лучшего мнения о своих гостях.

(Долго смотрит на него.)

Евгений. Ты знаешь, ты очень смешная.

Юлия. А ты нет? Да и вообще, все на свете смешно. Мне часто снится один сон, он, наверное, тоже тебе покажется смешным. Будто я стою на крыше высотки, у края. Там сорок этажей или даже больше и голова кружится, а мне срочно надо вниз. Не знаю почему. Надо и всё. И очень страшно, потому что единственный способ спуститься – прыгнуть.

Евгений. Не скажу, чтобы прямо совсем смешной сон. Наверное, мы очень разные. Потому что у меня самый частый сон, будто я сижу в тесной-тесной яме. Так, что руками не пошевелить, тесно как в могиле. И вверху, там где-то солнце, облака. И я лезу вверх, цепляюсь за корни, а эти корни оказываются тысяченожками, змеями, они выдираются из земли, я их сбрасываю вниз и опять лезу вверх, из последних сил…..


Пауза, которую нарушает Юлия. Она делает глоток пива и со стуком ставит бутылку на стол. Решительно встает.
Юлия. Ну ладно. Хватит о снах. Пойдем во двор, мы пропустим фейерверк. Пойдем. (Берет его под руку, и оба идут к дверям.)

Евгений. И пусть все наши мечты сбудутся.


Юлия и Евгений оборачиваются в дверях. Евгений трет рукою глаз.
Юлия. Что такое?

Евгений. Да что-то в глаз попало, ерунда.

Юлия. А ну-ка садись, я посмотрю. (Тянет его за руку и сажает на стул; берет в свои ладони его голову и запрокидывает ее назад; кончиком платка старается выудить из глаза соринку.) Тихо, не дергайся. (Бьет его по руке.) Тихо, я сказала! Что такое? Боишься? (Щупает ему плечо.) Такой сильный парень и такой трусишка….

Евгений (предостерегающе). Юлия Сергеевна…

Юлия. Да-да, Евгений… не знаю как вас по батюшке?

Евгений. Я просто хотел сказать, что….

Юлия. Я сказала тебе не дергайся, а ты…. Ну вот! Все достала. И жду теперь между прочим благодарностей.

Евгений (встает). Юлия Сергеевна, послушайте меня, так нельзя. Кристина вон спать пошла и…

Юлия. Это вместо спасибо, да?

Евгений. Послушайте меня!


Юлия слегка толкает его в грудь, отчего он садится на стул.
Юлия (насмешливо). Что такое, Женечка? Ты чего так перепугался?

Евгений. Вы забываете… (поправляется) ты забываешь, что я тоже…

Юлия. Тоже что?

Евгений. Что я не железный, я…

Юлия. Какой? Деревянный? Боишься загореться и сгореть?

Евгений (смело). Именно. Боюсь загореться. И тебе тоже не советую играть с огнем.

Юлия (притворно разочаровано). Женя, ну ты какие-то пошлости говоришь и банальности, я прямо не знаю….

Евгений. Да, я говорю банальности, но они потому и банальности, что описывают то, что непременно случается.

Юлия. И что же может случится с таким сильным, уверенным в себе мужчиной? Наверное, что-то совсем страшное, да?

Евгений. Со мной нет, а вот с вами….

Юлия (с иронией). Ох, боюсь-боюсь….
Евгений смело подходит к ней и пытается обнять и поцеловать.
Юлия (дает ему пощечину). Не сметь!

Евгений (потирая щеку). Это было по-настоящему или опять игра?

Юлия. По-настоящему!

Евгений. Значит, с самого начала все было по-настоящему?


Юлия не отвечает. Евгений усмехается.
Евгений. Ну-ну. (встает, встряхнувшись) Вы извините, Юлия Сергеевна, мне пора. Надо еще машину в гараж загнать….

Юлия. Завтра загонишь, ничего с ней не случится.

Евгений. Я лучше сейчас пойду, всё интересней, чем тут….

(Не заканчивает фразу)

Юлия. Ты слишком гордый для водителя.

Евгений (холодно). Спасибо что напомнили, я как раз собирался заняться своими прямыми обязанностями.

Юлия. Ну, перестань дуться. Я совсем на тебя не сержусь.

Евгений. Да кто я такой, чтобы сердится?

Юлия. Ну вот и перестань. Лучше расскажи, что-нибудь про себя.

Евгений (по-прежнему холодно). Что именно вас интересует?

Юлия (вздыхая). Ты просто невозможный. Ну, расскажи например -

ты был женат?

Евгений. Нет. Наверное, не встретил подходящую…. Хотя однажды, что-то такое было… даже представлял себе, ну то есть… мечтал, что ли…

Юлия. И кто же была эта девушка?


Евгений молчит.
Юлия. Кто же она была? Я ее знаю? (фыркает от смеха) Или это был мальчик, а я с самого начала все неправильно себе представляю?
Смеется. Евгений обижается.
Евгений. А вот теперь я тебе ничего не скажу.

Юлия. Ну, пожалуйста!


Подходит к нему, гладит по плечу.
Юлия. Ну, правда, я буду хорошей, и буду вести себя хорошо. Хочешь? Только скажи…

Евгений. Это была ты.


Юлия отходит, садится на стул, по ее лицу сложно понять эмоции.
Юлия (ровным голосом). Это прелестно.

Евгений. Да. И, наверное, смешно, да? И уж точно – глупо. Это старая история, тебе нечего боятся.

Юлия (по-прежнему безразлично) Старая?

Евгений. Старая в смысле, что была много лет назад. Я же ведь тоже отсюда, как и твой отец. Это он был генеральный, а тогда, до отставки, он был генералом и мой отец служил у него. Но он-то как раз старше подполковника так и не взлетел, хотя всю жизнь и свою и нашу на это убил, так хотел туда… вверх. Мы кажется, ни разу не жили на одном месте больше полугода, все время мотались по таким городкам как этот. За полгода можно завести врагов, но не успеваешь завести друзей – я это твердо усвоил. А тут было хорошо, было лето, летом все люди немного другие, чем на самом деле.

Юлия. Странно, я тебя не помню.

Евгений. И не должна. Как ты могла бы меня запомнить – дочь генерала, которую на личной машине возили в художественную школу, одетая как кукла, с папочкой работ в руках, вся такая чистенькая. А мы – чумазые, в царапинах, в перешитых штанах, которые достались от старших братьев. Да мы просто не могли встретиться. Хотя один раз пересеклись.


Замолкает, смотрит на Юлию. Та задумчиво берет с плиты большой хозяйственный коробок спичек, зажигает одну за другой и бросает на блюдце во время всего остального рассказа Евгения, будто в каком-то ритме. Она как будто отгораживается этим занятием от его рассказа.

Евгений. Рассказывать дальше?

Юлия. Да. Пожалуйста.

Евгений. У нас была игра – мы насыпали на лопухи, которые возле дороги росли пыль, заворачивали эти лопухи конвертом, подбрасывали вверх и кричали – «Бомба!». Они падали, и пыль стояла столбом, как от взрыва. И мы носились в этой пыли как грязные, перепачканные чертенята. И тут я увидел тебя. Ты шла домой, видимо в тот день за тобой не приехал водитель или отец и ты шла по обочине дороги. Вся, до последней складочки на платье чужая нам. И я в тот момент как-то… остро почувствовал, что ты совсем другая, совсем не такая как я. И, наверное, все это поняли в тот момент, потому что наша игра сместилась в твою сторону. Бомба! (Пауза) Бомба…. Когда я служил в Чечне, в какую-то секунду у меня, я помню, было, такое нереальное ощущение, когда я смотрел на взрывы в горах, мне казалось, что это не тактическая самолетная бомбардировка, а что какие-то мальчишки рассыпают пакеты с пылью над этими ущельями….

(Пауза)

Ты стояла, вокруг рвались эти бомбы, мальчишки носились в пыли как угорелые, и вдруг ты заплакала. Я помню, что это не было похоже на то, как ревут дети, когда лицо противно искажается плачем, нет. Ты просто стояла как кукла, ровно, в своем чистеньком красивом платье, и по твоему лицу текли слезы. И я помню, что вдруг я подумал – какая же она чистая. Даже слезы эти были прозрачные как алмазы, чистые-чистые…. И что-то заставило меня убежать оттуда. Мне стало невыносимо находиться рядом и ощущать себя, свою перепачканную одежду, свои грязные руки в цыпках, эту пыль, забившуюся в каждую складку тела.



Юлия. Мы оба были детьми, в этом между нами не было никакой разницы.

Евгений. Была. Огромная разница. Не какие-то мелкие различия, целая пропасть. Я пришел домой, дома было тихо, а на столе стоял надоевший суп из капусты, на другое у родителей просто не хватало денег. А эти склеенные полосками бумаги трещины на окнах…. Я думал о том, что мне никогда даже не стоять рядом с такой как ты, у которой даже слезы такие невыносимо чистые. Мне казалось, что тогда и незачем жить, я где-то вычитал, что если насобирать серы со спичечных головок и выпить, можно умереть. Это потом я понял, что так делают все герои всех самых пошлых романов, а тогда мне казалось, что это единственный выход.


Юлия перестает чиркать спичками и бросает их на стол, будто обжегшись.
Евгений. Но как видишь, со мной все в порядке, я отравился, меня рвало, но это было всего лишь еще одно, дополнительное унижение. После того случая, мне уже не могло быть хуже. (Пауза, усмехается) Каждый сверчок, знай свой шесток.

Юлия. Красивая и грустная история. Где ты научился так рассказывать истории?

Евгений (пожимая плечами). Жизнь научила. А кроме всего прочего, хочешь чего-то добиться – научись излагать свои мысли.

Юлия. Это вовсе не обязательно. Из моих друзей мало кто умеет так разговаривать.

Евгений. Да, я слышал. Иногда ты разговариваешь так, что извини, уши вянут даже у меня.

Юлия. Ты подслушивал?

Евгений. Слушал. Две большие разницы. С другой стороны, куда мне деться из машины, когда моя хозяйка обсуждает с подругой по телефону их общего знакомого. И там такие выражения, что любому шоферу поучиться.

Юлия. Ну это же не по настоящему, у нас так принято между собой.

Евгений. Вам кажется, что простые люди разговаривают только матом, и вы им подражаете. Вы как бы ближе к народу в такие минуты. А на самом деле это полная ерунда.

Юлия (ледяным тоном). Поверь мне, никто не собирается быть ближе к народу. Иначе бы половина моих подруг не вышла замуж за иностранцев.

Евгений (пристально смотрит на нее). Вроде этого Роберта несчастного? Так почему же ты с ним рассталась?

Юлия. Его недостаток не в том, что он иностранец, а в том, что он размазня.

Евгений. Все женщины потом так говорят.

Юлия. Все?

Евгений. Ну несколько раз я подобное слышал. Это удобно, считать человека негодяем после того как с ним расстанешься.

Юлия. Терпеть не могу, когда про меня говорят «все».

Евгений. Ну извини.

Юлия (встает). Больше не хочу этого слушать!

Евгений. Как хочешь. Могу я теперь идти спать?

Юлия (мягко). Спать? В новогоднюю ночь? А как же твои гости?

Евгений. Обойдутся и без меня. Я устал и хочу спать.

Юлия. Еще успеешь выспаться, будут праздники, и ты отдохнешь. Давай поедем в город. Там сейчас, наверное, здорово, никто не спит, все празднуют.

Евгений. На машине? Сейчас?

Юлия. Опять боишься, что кто-то что-то про нас подумает?

Евгений. Почему бы и нет? Все это может кончится тем, что меня уволят. А я этого не планировал. Послушай моего совета, и иди спать.

Юлия. Это что, приказ?

Евгений. Почему бы и нет. Это все слишком опасно и для тебя и для меня. Слышишь? Сюда идут.
Слышен приближающийся шум гостей.
Юлия. Я уверена, они меня полюбили за сегодняшний вечер, зачем мне от них прятаться?

Евгений. Нет, Юлия, они тебя не любят. Они только делают вид, из уважения или из страха, но не любят. Они понимают кто - ты и кто - они, и никогда, слышишь, никогда, даже в самом пьяном состоянии они этого не забудут.

Юлия. Ну и что ты предлагаешь?

Евгений. Надо уйти отсюда.

Юлия. Куда? Отсюда можно только к Кристине в ее комнату.

Евгений. Или ко мне. Я обещаю, что ничего такого….

Юлия. А если тебя будут искать?

Евгений. Моя дверь закрывается изнутри.

Юлия (со значением). То есть мы там просто подождем пока….

Евгений. Пока все не уйдут. А потом поедем в город или куда ты хочешь.


Юлия бросается к двери. Евгений спешит за нею.
Входят гости. В короткое время они учиняют на кухне настоящий погром, переворачивая все вверх дном, выпивая, шумно празднуя и т.д.

После чего гости уходят.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет