Иконография ваджраяны под общей редакцией академика ран г. М. Бонгард-Левина



жүктеу 4.27 Mb.
бет4/28
Дата04.09.2018
өлшемі4.27 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

АМРИТА-КАЛАША (скр.) - «сосуд бессмертия» - в иконографии это атрибут некоторых персонажей, свя­занных с ритуалами «продления жизни», «очищения», изображается в виде вазы со свешивающимися из-под крышки низками бусинок, с деревцем или цветком этого деревца. Низки бусинок обозначают сладкие шарики, проглатываемые во время инициации «долгой жизни», деревце с цветами и плодами связано с сим­воликой Древа исполняющего желания (скр.: кальпа-врикша), которое растет в «Стране счастья» (сукха-ва-ти) будды Амитаюса.

АНАНДА (скр.) - букв. «Радость» - в буддизме двоюродный брат и верный ученик Будды Шакьямуни, соп­ровождавший его постоянно и ухаживавший за ним до ухода последнего в нирвану, после чего достиг ар-хатства (высшей степени святости в раннем буддизме и в тхераваде) и тоже отправился в нирвану в 120-летнем возрасте. Величайшей заслугой А. считается изложение ученикам запомненных проповедей и бесед Будды, которые составили «Сутра-питаку» (пали «Сутта-питака») - вторую многотомную книгу буддийского канона Трипитаки (пали Типитака).

АНАТМАН (скр.) - отсутствие самости и вечной души, букв. «не-атман» - центральное и определяющее по­нятие буддизма, которое создало совершенно иную ориентацию для человеческой мысли, не свойственную другим культурам. Во-первых, А. означает отсутствие любых нетленных начал как во всех существах (в том числе в боге-творце), так и во вселенной. Следовательно, согласно Будде, всё непрерывно течет и ежемгно-венно меняется. Но в духовной практике под «всё» буддисты понимали поток сознания - единственное данное нам непосредственно и подлежащее преобразованию и усовершенствованию. Во-вторых, понятие А. осмысливается и истолковывается так, что любая индивидуализация самости причиняет вред нравствен­ным устоям, ведет к низким рождениям и умножению страдания. Значит, духовному освобождению благоп­риятствует как раз отказ от личного Я, от понятия Моё и от всяческого выделения индивида (пудгала-най-ратмья), а также умение интуитивно созерцать состояние А.

Учение об отсутствии души, или вечного Я, создавалось в противовес брахманистским философско-религи­озным идеям об атмане как некой неизменной сущности, сохраняющейся в процессе череды рождений че­ловека. В Махаяне понятие А. получило дальнейшее развитие в учениях об отсутствии самосущего (нихс-вабхава), о пустоте (шуньята) и о несамостоятельности и бессущности дхармо-частиц (дхарма-найратмья).



АНГУЛА (скр.) - «ширина большого пальца» - мера в системе пропорционального измерения антропомо­рфных изображений.

АНИТЬЯ (скр.) - «невечность, непостоянство» - центральное и определяющее понятие буддизма (наряду с анатманом и духкхой, или страданием). Непостоянны все внешние и все внутренние элементы потока соз­нания, т.е. объективное и субъективное содержание познания. Таков основной принцип взаимозависимо­го происхождения явлений. Но А. - это не метафизическая догма, а особого рода интуиция, которой харак­теризуется вступивший в поток (сротапанна - первая ступень святости в буддизме) и обрести которую не­обходимо каждому изучающему учение и наследие Будды. Глубокое проникновение в непостоянство, в про­цессы возникновения и исчезновения любого объекта созерцания и, следовательно, воспитание в себе неп­ривязанности суть шаги на «Пути освобождения».

АНУТТАРА-ЙОГА-ТАНТРА (скр.) - «Тантра наивысшей йоги» - так называемые «внутренние системы тант­ризма», целью совершенствования в которых является осуществление Абсолюта, недвойственности, состо­яния «Изначального Будды».

АПСАРА (скр.) - «небесная дева» - в ведийской мифологии женское полубожество, обитающее на дереве, у источников, позднее небесная танцовщица, красота которой соблазняет даже аскетов и мудрецов. В буд­дийских текстах апсары - небесные танцовщицы царства Шакры (Индры).

АРУПА-ДХАТУ (скр.) - «сфера отсутствия форм и цветов»; другие названия: арупа-лока и арупа-авачара -в буддизме третья, высшая космологическая сфера, состоящая из четырех миров нирваны, которые могут созерцать лишь святые - в виде небес, а именно: (1) бесконечного пространства, (2) бесконечного созна­ния, (3) абсолютного ничто и (4) не воспринимаемых ни сознанием, ни его отсутствием. На этих небесах су­щества, а это будды, пратьека-будды (будды-одиночки), а также архаты, не имеют никакой телесности, фор­мы и цвета, пребывая в полнейшем покое.

АРХАТ (скр.) - «достойный, уважаемый, знаменитый», особенно применительно к религиозным лидерам -в буддизме «достойный войти в нирвану». Первым А. называл себя Шакьямуни Будда, а именно существом, достигшим видения подлинной природы вещей (йатха-бхута). А. стали многие ученики Будды и их после­дователи. В школах Хинаяны, в том числе в тхераваде, архатство - высшая стадия духовного совершенство­вания, после которой уже не будет рождений. В отличие от других стадий святости (сротапанны, сакрита-гамина и анагамина) А. непосредственно после данной жизни уходит в нирвану.

А. является человеческой особью (мужской или женской), полностью свободной от представлений о Я и Моё; это «Будда после Будды», т.е. «достигший Просветления после Первопросветлённого». В отличие от последнего, А. не обладает пятью сверхзнаниями: необычной психической силой воздействия, божест­венными оком и слухом, чтением чужих мыслей, умением творить чудеса, - зато владеет тройственным зна­нием (о своих предыдущих рождениях, о рождениях других лиц и о том, как прекратить «мрак ума», неве­жество, неведение буддийского законоучения). Архатство есть цель устремлений современного монашест­ва тхеравады.

Махаяна, принявшая в свое лоно Хинаяну, разделяет воззрения последней относительно А., которые часто (например, Субхути) - действующие персонажи махаянских сутр. Но в то же время здесь они играют и до­полнительные роли. Будучи наиболее подготовленными адептами буддизма, они, оказывается, способны воспринять и новые духовные идеалы, а именно отказаться от собственного окончательного спасения и ухода в нирвану ради участия в освобождении других существ. Для этого архатам достаточно дать обет бодхисаттвы, чтобы остаться в кругу рождений (в сансаре) из сострадания. Таким образом, цель Хинаяны становилась второстепенной среди задач новой религии. В махаянской литературе содержится множество описаний пребывания А. на высших небесах мифической вселенной, в «странах будд» (буддха-кшетра), но не в нирване, где они были бы уже неописуемы. А. часто изображаются в махаянской иконографии, к при­меру, в знаменитой картине «Будда в окружении 16 великих архатов».

АРЬЯ (скр.) - «благородный, досточтимый, святой» - в буддизме эпитет канонических текстов, видных ис­торических лиц, мифологических персонажей и т.д. В иконографии тех, кого называют «арья» изображают с нимбом вокруг головы, сиянием, исходящем от тела, с сидением из солнца, луны и цветка лотоса, троном со спинкой. Угрожающие формы йидамов (все они арья) и гневные дхармапала («покинувшие шесть видов существования») изображаются без нимба вокруг головы и вместо сияния вокруг тела они погружены в клубящиеся языки пламени.

АРЬЯДЭВА (скр.) - «Божественно-благородный», другое написание: Арьядева - буддийский мыслитель III в. из южноиндийского брахманского рода (по другим источникам, он пришел в Индию из Шри-Ланки), пос­ледователь Нагарджуны и философско-религиозной школы мадхьямики, занимавшийся (1) философским обсуждением проблем вечности, Атмана, времени, существования следствия в причине и т.д., (2) методами опровержения идейных противников, (3) критикой доктрин индуистских школ санкхьи, вайшешики, панча-ратры и пашупаты (вишнуиты и шиваиты), а также локаяты и джайнизма. Все они суть новые оппоненты Ма-хаяны, поскольку до А. спор шел в основном с буддистами Хинаяны.

С его точки зрения, абсолютно-сущее (парамартха-сат), или абсолютное состояние сознания, не может быть постигнуто рассудком и описано в соотносительных категориях, ибо оно вне рождения и смерти, вне мысли и языка, оно единственно реальное, а таковым может быть только пустота (шуньята), которая вне субъектно-объектных отношений познания. В мире все пусто и нет ничего, что могло бы быть само по себе, безотносительно к другому. Всё производимое причинами и условиями несамостоятельно, пусто, ибо в нем нет самосущего (нихсвабхава). Если бы нечто обладало самосущим, рассуждал А., то оно бы воспринима­лось существующим без причин и условий, но такого не наблюдается, поскольку все явления включены в бесконечные и безначальные цепи каузальности. Всё явленное есть отсутствие собственной природы и наличие взаимозависимой изменчивости.

А. считал, что истинно-сущее можно реализовать практически, опровергая («опустошая») все лжеидеи. Та­кова задача мадхьямики как полемической философии «Срединного Пути» (мадхьяма-пратипат). Развитие учения о пустотности (шунья-вада) А. видел в махаянском «Пути бодхисаттв», который начинается с устра­нения из сознания четырех лжеидей: о неизменном среди всеобщей изменчивости, о возможности счастья среди океана страдания, о вечной душе (атман) среди преходящего мира, о прекрасном среди безобразно­го. Размышления над ними он называл невежеством. Продвижению по этому пути способствуют особые дхармо-частицы потока сознания, которые им делились на «прекращающие пороки» и «развивающие доб­родетели». Так, согласно его «Трактату 100 строф» («Щата-шастра»), первые обеспечивают духовный рост, а вторые его закрепляют. Успеха достигает лишь тот, кто практикует оба вида. К примеру, даяние есть доб-родеяние, но само по себе оно не устраняет зло. Бодхисаттвой может стать лишь тот, кто удалил из своего ума порочность и добродетельность, которые в равной мере являются путами сознания. Для тех, кто отстра­нился от всех мнений, не нужно и само учение о пустотности.

Согласно А., «Путь бодхисаттвы» равноценен поведению настоящего мудреца в жизни, который не испыты­вает ни привязанности, ни отвращения ко всему взаимозависимому и потому иллюзорному (майя). Как прозрачный кристалл становится цветным, отражая цвета, так и ум (читта) окрашивается воображением (викальпа), а без него он чист.

В Китае «Щата-шастра» - основной источник школы сань-лунь («Три трактата»). Тибетцы причисляют А. к «шести драгоценностям» буддийской философии наряду с Нагарджуной, Асангой, Васубандху, Дигнагой и Дхармакирти.

АСАНГА (скр.) - «Объединитель» - индо-буддийский мыслитель IV в., основоположник школы йогачара, ав­тор 19 трудов, в том числе по таким разделам знания, как «Абхидхарма» и «Праджня-парамита». Он разви­вал философскую сторону махаянских учений. Сознание (виджняна) подразделялось им на восемь видов: пять чувственных, мышление, разум (манас) и сознание-сокровищница (алая-виджняна). Последнее, в от­личие от индуистского атмана, содержательно постоянно меняется, а входящие в него семена (биджа) дхар-мо-частиц и кармы дают жизнь особям, вращающимся в сансаре. «Непрорастание» семян из-за ослабления силы кармы означает приближение к нирване. Их множественность иллюзорна, так как семя - это частич­ка единого сознания Будды. В задачи познания входило доказательство нереальности этой множественнос­ти как продукта вымысла (кальпана) и реальности только сознания (виджняна-матра), которое для А. тож­дественно нирване.

Религиозная сторона учения А. состояла в защите идеала бодхисаттвы, а также новой махаянской доктри­ны о трех телах Будды (трикайя). Высшая реальность (буддство - буддхатва) предстает в неописуемом «Те­ле Закона» (дхарма-кайя), в «Теле наслаждения, или блаженства» (самбхога-кайя), которое является глав­ным объектом мастеров йогической медитации, созерцающих его на различных небесах, населенных святы­ми и буддами, и в «Теле воплощения» (нирмана-кайя). В последнем Будда приходил уже неоднократно к лю­дям возвещать законоучение.

С мадхьямикой А. разошелся в нескольких вопросах, хотя, по-видимому, начинал в этой школе (ему принад­лежит комментарий на «Строфы о срединности» Нагарджуны). Для А. нирвана реальна, а сансара нереаль­на, тогда как для мадхьямиков они обе нереальны. В полемике А. считал возможным доказывать махаянс-кие положения, выдвигая тот или иной довод, тогда как ранние мадхьямики только в опровержении любых доводов видели правильную позицию. Труды А. оказали и оказывают огромное влияние на судьбы индийс­кого буддизма, в том числе на философское обоснование Ваджраяны, а также на буддизм Центральной Азии и Дальнего Востока.

АСУРА (скр.) - в ведийской мифологии класс полубогов. Начало описанной в мифологии и эпосе цикличес­ки возобновляющейся вражды асуров с богами восходит к соперничеству из-за обладания амритой. В буд­дизме один из шести видов живых существ.

АТИЙОГА (скр.) - «Высшая Йога» - завершающая система трёх «внутренних» практик йоги в традиции «де­вяти Колесниц» школы Ньингмапа. Другое название: дзогчен (тиб. рдзогс чхен).

АТИША (скр.) - «Сверхвладыка, Выдающийся, другое имя - Дипанкара Шриджняна, или Светильник вели­колепного знания» - индо-буддийский мыслитель, живший в 982-1054 гг. С 1042 г. возрождал монастырс­кий буддизм в Тибете, известен как переводчик на тибетский язык 11 текстов по мадхьямике, логике, «Аб-хидхарме», автор комментария к сутрам «Праджня-парамиты» и 25 самостоятельных трудов, 13 из которых по тантре. Два его произведения («Светоч на Пути просветления» и «Драгоценная гирлянда бодхисаттв») имеют первостепенное значение для школ кадампа и гелукпа. Кроме того, А. был миссионером учения Ка-лачакра, или «Колеса времени» и создал известную систему тибетского летосчисления из 60-летних циклов.

Согласно жизнеописаниям, А. прославился еще в Индии (в Бенгалии) благодаря своим выдающимся спо­собностям и к 30 годам приобрел известность знатока большинства буддийских и индуистских школ. После этого он отправился учиться тантре к мастеру йоги Наропе и тем самым соединил в своей деятельности три исторических направления буддизма: Хинаяну, Махаяну и Ваджраяну. Такой подход стал определяющим в формировании новых школ Тибета, и прежде всего кадампы, основанной его последователем Дромтёном (Brom-ston), а также вышедшей из нее позднее (в XV в.) гелукпы. Интеграции всех буддийских практик пос­вящен и трактат «Светоч на Пути просветления», в котором А. учил постепенно приступать к тантрической эзотерике и упражнениям с глубинными слоями сознания, опираясь на нравственную дисциплину, состра­дательное отношение к окружающим и интуитивную мудрость. Этот текст в кругах адептов чрезвычайно влиятелен до сих пор.



АХИМСА (скр.) - «отказ от убийства, невреждение, непричинение ущерба, ненасилие» - первая заповедь буддийской этики, одна из составляющих 2-й и 4-й ступеней «Восьмеричного Пути». Эта заповедь отразила общеиндийскую идею, появившуюся одновременно (примерно в V в. до н.э.) в брахманизме, джайнизме, буддизме и других направлениях религиозной мысли, первоначально свидетельствовавшую о несогласии с практикой кровавых жертвоприношений ведизма и автохтонных культов Индостана. Позднее она иници­ировала вегетарианство. В каждом религиозном течении А. истолковывалась иначе. В буддизме воздержа­ние от убийства и причинения вреда другому и самому себе - основная заповедь, без соблюдения которой нельзя вступить на «Путь освобождения», нельзя заниматься медитацией (дхьяна) и совершенствоваться в интуитивной мудрости, нельзя пробудить в себе сострадание (каруна). В Махаяне практика последнего осуществляется через А. Согласно поздним индо-буддийским мыслителям, в непричинении вреда таятся корни и многих других нравственных принципов, например незлобивости, негневливости (адвеша), любви, милосердия (майтри), дружественности (мудита).

В Индии практика А. распространялась на все живые существа, эту традицию сохранили буддисты Юго-Вос­точной Азии и многие школы Китая и Японии. В тибето-монгольском буддизме, а также в отдельных школах Дальнего Востока невреждение практикуют только в отношениях с людьми и небесными существами. В «Малой колеснице» и школе тхеравада запрещены самопожертвование и самоубийство, в то время как в Махаяне и Ваджраяне такого рода действия не считаются нарушением А. Все направления буддизма, од­нако, не абсолютизируют невреждение, поскольку в мире страданий невозможно жить, не причиняя како­го-либо ущерба другому существу, хотя стремиться к этому надо.



АЧАРЬЯ (скр.) -«Учитель, духовный наставник». В буддийской традиции Тибета титул А. применялся по от­ношению к индийским учителям Махаяны. Атиша Дипанкара Шриджняна, основатель коренной линии пре­емственности школы Кадампа, носил титулы - А., махапандита (великий ученый).

АШОКА (скр.) - «Непечальный, Радостный» - индийский император из династии Маурьев, правивший в 268-231 гг. до н.э. Известен более всего по буддийской литературе как царь-покровитель буддизма (чак-равартин), коим он стал после кровавых войн. Он также проводил политику, способствовавшую буддийс­кому миссионерству, и был первым царем, постригшимся в монахи. Его деяния описаны в книге «Легенды об Ашоке» («Ашока-авадана»), но главное - это сохранившиеся в камне многочисленные указы императо­ра, найденные в разных частях Индостана, самые ранние памятники индийской эпиграфики. В одном из указов (наскальная надпись из Байрата) названы семь текстов, которые могли быть фрагментами древней­ших частей палийского канона. В ряде указов запрещалось убивать или приносить в жертву животных, уст­раивать пиры чревоугодия, а также повелевалось строить лечебницы для людей и животных, рыть для тех и других колодцы, сажать целебные травы и деревья. В Большом наскальном указе из Шахбазгархи царь со­жалеет о своих былых заблуждениях, послуживших причиной войн, убийств, жестокости. В нескольких ука­зах провозглашается веротерпимость: «Всякая чужая вера должна быть уважаема... и тот, кто чтит свою ве­ру и порицает чужую из преданности своей вере... тот сильно вредит своей вере. И потому только согласие и полезно, так, чтобы люди слышали закон и одного, и другого и чтобы они любили слушать его» (Большой наскальный указ из Гирнара).

«АШТАСАХАСРИКА-СУТРА» (скр.) - «Сутра в 8 тысяч строк [о Совершенствовании мудрости]» - одна из са­мых ранних сутр Махаяны (I в. до н.э. - I в. н.э.) в 32 главах. В этом тексте провозглашено учение о бодхи-саттвах, высшие типы которых излучают беспредельное сострадание, совершенствуются в добродетелях, изучают Праджня-парамиту; некоторые из них становятся буддами. Сутра проповедует о двух «Телах Буд­ды»: «Явленном» (pyna-кайя) и «Теле Закона» (дхарма-кайя). Второе - это абсолютные истины, сообщае­мые только праджня-парамитскими текстами, это чистые дхармо-частицы Будды, коими познается пустот-ность (шуньята). «Тело Закона» - это сама пустотность, или подлинная природа мироздания. Явленное же «Тело Будды» живет, умирает, хранится в реликвариях (ступах).

Интуитивная мудрость (праджня) - главное, что нужно развивать бодхисаттвам, без чего другие практики (даяния, нравственности, терпимости, решимости и сосредоточения) слепы. Учение об иллюзорности (майя-вада) также относится к важнейшим в А.: «Даже нирвана подобна мареву, сновидению».

Сутра предложила и новую систему ценностей, в которой помимо накопления добродетели и заслуг значи­мы и более конкретные вещи: благополучие, долголетие, здоровье.

АЮШМАН (скр.) - «долгоживущий, долговечный» - эпитет архатов.

АЯТАНА (скр.) - «опора»; в Абхидхарме различается двенадцать опор восприятия (скр. двадаша аятана-ни): органы зрения (зрение), слуха (слух), обоняния (обоняние), вкуса (вкус), осязания (осязание), ум (как мыслительные способности), цвет и форма, звук, запах, вкус, осязаемое, дхармо-частицы (в качестве объек­тов восприятия ума).

БАНДИДО ХАМБО ЛАМА (от скр. пандита и тиб. мкхан-no бла-ма) - «высший ученый наставник» - титул главы буддийской общины Бурятии, преемственно связанных со школой гелукпа.

БАРДО (тиб.) - закрепившийся в европейской и русской культуре буддийский термин, обозначающий пре­бывание особи в промежуточном состоянии после смерти до нового рождения, которое начинается в мо­мент зачатия. Известностью термин обязан трудам английского исследователя У.И.Эванс-Венца, особенно его «Тибетской книге смерти». Среди буддийских школ отношение к понятию промежуточного состояния неоднозначное. В «Катхаватху» палийского канона оно отрицается, как и в тхераваде. Однако в канонах других школ «Малой колесницы» оно встречается, судя по «Абхидхарма-коше» (III, 10-15) Васубандху (IV-V вв.), где данное понятие переросло в самостоятельное учение. Еще раньше определенное развитие поня­тие получило в трудах йогачарина Асанги (IV в.).

Согласно обоим мыслителям, особь, которой предстоит родиться вновь в мирах ниже сферы нирваны, пос­ле смерти становится бесплотным мыслящим существом под названием «гандхарва» (так же именуется класс полубогов в брахманизме и индуизме). Оно живет не более семи дней, подыскивая материнское ло­но, соответствующее ему по уровню омраченности сознания и кармы. Гандхарва является таким же важным условием образования зародыша нового существа, как и здоровье матери, как и ее половой акт с отцом бу­дущего ребенка (или ее оплодотворение иным способом). Если за семь дней гандхарва не отыщет должное лоно и в должных условиях (коих много, в том числе социальный статус рода матери), то он умирает и сра­зу же рождается вновь, что может повторяться семь раз. Следовательно, в Б. особь может пребывать мак­симум 49 дней, питаясь здесь запахами и имея призрачную форму того существа, в качестве которого ему предстоит родиться.

Видимы гандхарвы только друг другу, а также йогинам, развившим особые сверхъестественные способнос­ти. Такие мастера созерцания стали популярны уже в позднем индийском буддизме Ваджраяны и в Тибете. Там учение о Б. получило мощное развитие, что было связано с практическими нуждами поиска живых воп-лощенцев, известных учителей, мистиков, далай-лам, панчен-лам, кармап и др. Считается, что некоторые святые (например, анагамины, или «невозвращенцы») могут отправиться в нирвану из Б., позанимавшись там йогой, а также пообщавшись с гандхарвами других святых особей, богов и т.д. Гандхарвы обладают ря­дом сверхъестественных способностей, например, мгновенного передвижения в пространстве, и пятью ор-

ганами чувств (кроме вкуса). В Тибете учение было дополнено положениями о том, как правильно умирать и как научиться видеть гандхарвов. В Китае и Японии учение повлияло на культовые церемонии, к приме­ру, на поминании умерших каждые семь дней до 49-го дня.





Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет