Иконография ваджраяны под общей редакцией академика ран г. М. Бонгард-Левина



жүктеу 4.27 Mb.
бет9/28
Дата04.09.2018
өлшемі4.27 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   28

КАМАЛАШИЛА (скр.) - «Добродетельный, подобно цветку лотоса» - индо-буддийский мыслитель подшко-лы сватантрика-мадхьямика VIII в., автор религиозно-философских трудов, ученик Шантаракшиты и его сподвижник в распространении буддизма в Тибете. Родился в Восточной Индии, учился и преподавал в зна­менитом буддийском университете Наланда, стал известным философом. После смерти Шантаракшиты был приглашен тибетским царем Трисонг Децэном принять участие в религиозном диспуте с китайским чань-буддистом, который состоялся в начале 90-х гг. в первом тибетском буддийском монастыре, построенном учителем К. Победа индийца в полемическом состязании знаменовала окончательное установление ин­дийской формы буддизма в горной стране, а также учения о постепенном «Просветлении» в течение нес­кольких жизней, в отличие от чаньского, о мгновенном озарении, что было главным предметом спора. Од­нако эта победа стоила К. жизни: его убили из-за угла тибетские сторонники китайца. В тибетском Данджуре сохранилось 18 произведений К. (из которых только немногие имеются на санскри­те), примерно половина из них - комментарии на махаянские сутры, основные труды Шантаракшиты, а так­же на работы Дхармакирти и Шантидэвы. В философии К., как и его учитель, стремился преодолеть разног­ласия между мадхьямикой и йогачарой. Он активно использовал воззрения и методы последней для реше­ния новых задач буддизма и был сторонником объединенной махаянской философии. Среди оригинальных его сочинений наиболее важна «Бхавана-крама» («Способы созерцания»), представляющая собой три ру­ководства по мадхьямиковской духовной практике постепенного совершенствования, которую он защищал в диспуте с китайцем. Кроме того, в этом трактате критикуются отдельные положения йогачары и чань-буд-дизма. Фрагменты санскритского манускрипта трактата находятся в рукописных фондах Санкт-Петербурга, изучались русским буддологом Е.Е.Обермиллером и были изданы.

КАННОН - так японцы называют Авалокитешвару, бодхисаттву сострадания. Это имя женского рода, пос­кольку на Дальнем Востоке этому бодхисаттве «изменили» пол.

КАПАЛА (скр.) - «чаша из черепа человека» - атрибут гневных йидамов и дхармапал, символ «Мудрости» (праджня) или «Знания». К., которую держат в левой руке в паре с ритуальным ножом (картрика) или ваджрой в правой - символизирует союз «Мудрости» и искусных средств (упайя), или «метода духовных практик».

КАРМА (скр.) - «деяние, дело, поступок» - общеиндийское понятие, передающее идею неотвратимости последствий любого деяния в настоящем и следующих рождениях особи. Под «деяниями» разумеются как телесные действия, так и акты мышления, а также языкового общения. В буддизме К. - это благие и небла­гие побуждения (четана), вместе с сопутствующими им проявлениями сознания (опять-таки в трех сферах деятельности), которые обусловливают то или иное будущее рождение индивида. Если соотношение благих и неблагих кармических последствий в совокупности определяет «качество жизни» (т.е. рождение богом, полубогом, человеком, животным, ненасытным духом или тварью ада), то плод каждого конкретного деяния сказывается на социальных условиях рождения, чертах характера и т.д. Главные корни неблагой К. тянутся из тройцы порока: алчности (лобха), ненависти (двеша) и невежества (моха). Благая К. питается корнями добродетели, которые противоположны названным. Далеко не все последствия деяний образуют плод (ви-пака) именно для следующего рождения. Некоторые из них, называемые «слабыми», дают знать о себе уже в настоящей жизни. И наоборот, результаты самых «сильных» поступков могут проявляться через несколь­ко рождений. Кармические образования (санскара) являются вторым звеном 12-членной цепи взаимозави­симого происхождения. Совокупная К. существ считается в буддизме творительной силой космических про­цессов (см. Космология буддизма).

О карме как результате благих и неблагих поступков сказано у Сакья Пандиты в его «Сокровищнице драго­ценных изречений»: «Из-за собственной кармы страдая,// Вынужден жить средь глупцов мудрец; // (Так) ветром гонимый жасмин ароматный // В куче мусора топчут ногами».



КАРМАПА (тиб. karma-pa) - «собрание деяний» - (1) школа тибетского буддизма, основанная Дусум Кхйенпа (1110-1193), являющаяся одним из основных направлений (линий преемственности) школы Кагь-юдпа, (2) титул главы школы. Часто употребляемое название: «Черные Шапки» - напоминает о пучке волос на голове Дакини, который символизирует «собрание деяний (тиб. пхрин лас) всех Будд». Школа К. поло­жила начало «линий преемственных воплощений» (тиб. скйе рабс), связанной с тертонами, «открывателя­ми кладов». Согласно легенде, когда умирал Кармапа I, его ученики пребывали в великой печали, но перед обретением «радужного тела» он им сказал: «Не отчаивайтесь. Я вернусь и приду к вам на помощь». Вско­ре в Южном Тибете родился ребенок, который заявил: «Я - Кармапа». Кармапа почитаются как воплощения бодхисаттвы Авалокитешвары. Другую «линию» («Красные Шапки») - основал Драгпа Сенгге (1283-1349).

КАРТРИ(КА) (скр., другое произношение: картари) - «нож, кинжал» - изогнутый, кривой нож, известный, как «нож дакини», который она держит в правой руке и «применяет для разрезания на кусочки аорты вра­гов Учения». К. символизирует «Мудрость», «отсекающуюя» эмоциональные и интеллектуальные преграды (аварана) духовного пути. В иконографической паре же с капалой (искусные средства -упайя) в левой ру­ке - это союз «Мудрости» и искусных средств. Эти же самые ритуальные предметы в руках «гневных» йида-мов и божеств-охранителей мужского пола имеют обратное символическое значение - «нож» есть искус­ное средство, или «метод духовных практик», а «чаша из черепа» обозначает «Мудрость».

КАРУНА (скр.) - «сострадание» - основополагающее понятие буддийской этики и махаянских учений о ду­ховном совершенствовании. См. Сострадание.

КИЛА (скр.) - «клин» - название трехгранного кинжала, применяемого в тантрических ритуалах «уничто­жения» демонов в воздухе. К. символизирует гневную энергию божества Ваджракила.

КЛЕША (скр.) - «омрачение, яд сознания» - кардинальное понятие буддийской теории сознания, обозна­чающее те основные склонности и пристрастия особи, которые влекут нынешние и будущие ее беды. Сос­тав К. и их трактовка различались в школах буддизма. Так, по тхераваде их 10: алчность, ненависть, неве­жество, гордыня, лжевзгляды, сомнения (в «Законе»), тупость, самонадеянность, бесстыдство и безнрав­ственность. В текстах других школ можно встретить перечисления десятков омрачений. Но исходными яв­ляются первые три из названных выше. Одна из главнейших задач буддийской практики состоит как раз в искоренении К. из собственного сознания. Лучшим средством для этого считаются занятия медитацией (дхьяна).

КОЛЕСО ЖИЗНИ (скр.) - образная трактовка причин и стадий череды рождений существа (особи), а также учения о взаимозависимом происхождении.

КОСМОЛОГИЯ БУДДИЗМА. Уже самые ранние палийские тексты представляли мироздание постоянно меня­ющимся циклическим процессом. В каждом цикле (кальпа) выделяют четыре последовательные вре-менн?ые стадии (юга): созидания мира, его становления, убыли и распада (пралая), длящиеся многие тыся­чи земных лет, а затем повторяющиеся в очередном цикле. Но эти процессы переживает не вся вселенная, которая описывается в виде вертикали 32 (в некоторых школах 31) миров или уровней сознания пребыва­ющих на них существ: от состояний тварей ада (нарака) до неких недоступных рассудку нирванических сос­тояний просветленных умов. Гибнут и возрождаются лишь существа нижних 16 миров. Буддийская космо­логия внешнему или непросвещенному наблюдателю может показаться только собранием учений и мифов о космосе. На самом деле это один из способов описания внутреннего мира, изменяющегося в круговороте рождений и смертей (сансаре) сознания особи. Все 32 уровня существования сознания подразделяются на три сферы (дхату или авачара).

Сфера страстей (кама-дхату), разумеется нижняя, состоит из 10 уровней: адского, животного, претов (не­насытных духов), человеческого, а также шести видов божественного. В некоторых школах 11 уровнем на­зывают полубожественный или «демонический» (асура), который располагается ниже человеческого. При­чем каждый из них имеет свои подуровни, например адский включает как минимум восемь холодных и во­семь горячих адов. Классификации же человеческого уровня сознания строятся на способностях и возмож­ностях изучать и практиковать «Закон Будды» (дхарма).

Средняя сфера - сфера форм и цветов (рупа-дхату) представлена 16-18 небесными мирами, населенными богами, святыми, бодхисаттвами и даже буддами. Эти небеса суть объекты медитации (дхьяна), в сеансах ко­торой адепты могут духовно посещать данные миры и получать наставления от их насельников. Соответ­ственно четырем видам медитации эта сфера тоже имеет четверичную градацию.

Высшая - это сфера вне форм и цветов (арупа-дхату), состоящая из четырех нирванических «пребываний сознания», доступных лишь тем, кто обрел «Просветление» (бодхи), чтобы обитать в бесконечном простра­нстве, в бесконечном сознании, в абсолютном ничто и в состоянии вне сознания и вне его отсутствия. Эти четыре уровня являются и четырьмя видами наивысшей медитации, которые Будда Шакьямуни освоил в состоянии «Просветления».

Циклы космических катаклизмов охватывают лишь 16 нижних миров (10-11 - из сферы страстей и 6 - из рупа-дхату). Правда, Васубандху считал, что все миры рупа-дхату подвержены изменениям. Каждый из них в период гибели распадается вплоть до хаоса первостихий (земли, воды, ветра, огня), в то время как обита-

тели этих миров с присущим им уровнем сознания и кармы в виде «самоблестящих и самодвижущихся» мельчайших светлячков переселяются на небо света Абхасвара. Оно является 17-м, считая снизу, и не под­вержено вселенскому краху. На нем эти светлячки, кои суть двойцы дхармо-частичек (кармы и неведения, или авидьи), кодирующих уровень, достигнутый особью в прежней кальпе, питаясь светом, пребывают вплоть до восстановления космических и земных условий, годящихся для возвращения на их уровень.

В буддийских сутрах и трактатах описывается, что при возвращении они проходят долгую «биологическую» и «социально-историческую» эволюцию, прежде чем станут такими, какими были до переселения на Абхас-вару. Движущей причиной этих изменений (как в общем-то и всего космического цикла) является совокуп­ная карма существ. Ни бог-творец, ни какие бы то ни было другие творительные начала буддистами не приз­наются. Напротив, в буддизме, особенно в Махаяне, развивалась и продолжается доныне традиция опро­вержения идеи бога-творца (ниришвара-вада) логическими средствами: Буддисты суть последовательные антикреационисты, но не атеисты (в современном понимании этого термина), поскольку они соглашаются с существованием бога-творца (Ишвара) монотеистических и других религий, но считают, что его функции Создателя, Миродержца, Первоучителя и т.д. допустимы в качестве объяснений лишь на обыденном уровне сознания человека.

Поэтому, во-первых, буддисты приняли и «расселили» на нижних небесах своей вселенной всех богов ин­дуизма и религий стран распространения буддизма. В XX в. они проделали то же самое с христианским Бо­гом, а Иисуса Христа назвали великим небесным бодхисаттвой, воплощавшимся на земле. Во-вторых, неко­торые национальные школы буддизма отождествляют высших будд поздней Махаяны и Ваджраяны с глав­ными местными богами. Например, в японской школе сингон будда Вайрочана отождествлен с главной бо­гиней-прародительницей синтоизма Аматэрасу. Тем самым сохраняются обе культовые системы и устраня­ется раздор между религиозными общинами. В этой связи вполне возможно догматическое установление тождества между Богом-творцом христианства и тем же буддой Вайрочаной, поскольку они оба суть Свет, Любовь и Единство всего сущего.

Буддийские представления о земном мире (горизонтальная космология шести нижних уровней сферы страстей) весьма мифологичны. В центре земли возвышается огромная четырехгранная гора Меру (Сумеру), окруженная океанами (поверхность которых - середина высоты горы), горными цепями с четырьмя мате­риками - двипа (по сторонам света) и островами за ними. Южный материк - это Джамбудвипа, или Индос­тан, с прилегающими землями, известными древним индийцам. Ниже поверхности океанов располагались семь подземно-подводных миров, самый нижний из которых - ад. Выше поверхности, на горе Меру живут божества. Самая ее вершина является местом небесных дворцов 33 ведических богов во главе с Индрой. Однако это всего лишь шестой снизу уровень развития сознания особей.

Стоит отметить еще одну черту К. б. Длительность жизни особей на каждом уровне вертикали вселенной различна. Самая короткая жизнь у людей и животных, а выше и ниже она удлиняется, время как бы замед­ляет свой бег. К примеру, 50 человеческих лет - это одни сутки богов сферы страстей (Абхидхарма-коша, III, 79), ненасытные же духи (преты) живут 500 земных лет. С теорией относительности физических и кос­мических процессов буддисты познакомились более 2 тыс. лет назад, правда излагали они ее языком мифа.



КРИЯ-ТАНТРА (скр.) - класс тантр, предполагающий совершенствование посредством ритуала. КРОДХА (скр.) - «гнев» - разряд «гневный персонажей» иконографии.

КРОДХА-КАЙЯ (скр.) - «Тело гнева» - иконографически божества этого «Тела» изображаются с налитыми кровью глазами, темно-синей кожей, юбками из тигровой или леопардовой шкуры, шкурами и поясами из змей, украшениями из костей и черепов. Проявления гнева, жертвенные подношения «гневного» вида в тантрах символизируют клеши, особенно три «главных яда»: неведение, страсть и ненависть. Задача та­ких созерцаний - преобразовать их в себе в благое, преображенное состояние сознания.

КУТЭНПА (тиб. sku rtan pa) -тот, тело которого служит опорой. К. - прорицатель, в которого вселяется бо­жество из разряда дхармапал.

КЭСЫ (кит.) - «резаный шелк» - тип многоцветных китайских тканых картин из шелка-сырца в основе и шелковых нитей в утке.

ЛАБРЕ (тиб.: blа bres) - название балдахина, сшитого из красного, желтого, зеленого и синего шелка. Ис­пользуется во время ритуала обхождения храма или ступы (например, «круговращения Майтреи»), во вре­мя церемоний выхода высших духовных наставников.

ЛАМА (тиб. blа-та, «высший») - собирательное название учителя в тибето-монгольском и российском буд­дизме, прошедшего обучение и обряды посвящения. По-видимому, равнозначно индийскому гуру. Строго говоря, Л. не обязательно монах или бодхисаттва, который из сострадания рождается вновь и вновь. И в прошлом, и ныне ими нередко являются миряне, в то же время далеко не все монахи суть Л. Но в евро­пейской и русской буддологии закрепилось понятие «ламство» применительно именно к монашеству шко­лы гелукпа. Насчитывается несколько разрядов ламства: от гецула, принявшего 36 обетов, и гэлюнга (253 обета) до настоятелей (ширетуй), которые нередко являются уже «воплощенцами» (тулку), и Далай-ламы - «духовно совершенного существа», из сострадания постоянно рождающегося в человеческом облике. В школах же кагьюдпа и ньингмапа Л. по-прежнему могут стать и миряне.

ЛИ (кит.) - китайское название Хотана (V-X вв.), княжества в Восточном Туркестане; вариант названия: Юйтянь.

ЛОКАПАЛА (скр.) - «хранители сторон света» - эти мифологические персонажи, которых насчитывают от четырёх до четырнадцати, перешли в буддизм из индуизма. Наиболее известны четыре первых Л., изобра­жаемых у храмовых и монастырских врат. Это - Вайшравана (или Кубера), Вирудхака, Вирупакша и Дхрита-раштра, являющиеся стражами соответственно севера, юга, запада и востока. Их ещё называют «четырьмя великими царями» (скр. чатур-махараджа).

ЛОТОСОВАЯ СУТРА (скр.) - «Сутра Белого лотоса Благого Закона» - один из самых ранних и авторитетных текстов Махаяны. Белый лотос - символ незапятнанной чистоты. В большинстве версий (в том числе сох­ранившихся санскритских) Сутра состоит из 27 глав в стихах и прозе, из которых первые 20 (особенно 1-9, 17) датируются учеными I в. до н.э., остальные были завершены к III в. Первый китайский перевод выпол­нен в 255 г., после этого она переводилась в 265, 286, 335, 406 (Кумарадживой, и этот перевод стал священ­ным текстом нескольких школ Китая, Кореи и Японии) и в 601 гг., но сохранились только 3-й, 5-й и б-й из них.

Сквозная тема Сутры посвящена ключевой доктрине Махаяны - достижению освобождения от страданий -буддства с помощью искусных средств (упайя-каушалья). Поскольку природа буддства не постижима рас­судком (ачинтья), постольку Будда Шакьямуни, беспредельно сострадая живым существам, создал Закон (дхарму), доступный пониманию верующих, но его истинность относительна (абсолютная же истина вне слов и знаков). Закон подобен средству передвижения (например, плоту), надобность в котором отпадает по прибытии в пункт назначения. Проповедуемый в сутре «Путь освобождения» объявляется единственным (эка-яна), им прошел Будда (буддха-яна), и посредством него все существа станут буддами. Остальные сте­пени святости Хинаяны и пути их достижения несовершенны. В сутре немало места отводится предсказани­ям того, что великие архаты Хинаяны, например Шарипутра, придут к буддству.

В Л. с. действующими лицами названы ряд бодхисаттв, позднее ставших великими: Майтрея, Манджушри, Авалокитешвара, а также другие безымянные и бессчетные. В ней также приводятся суждения о сверхъес­тественности Будды, который «превосходит и время, и пространство», что можно считать предварительным условием возникновения доктрины дхарма-кайи («Тела Закона Будды»).

Своему миссионерскому успеху, особенно в странах Дальнего Востока, сутра обязана как «драматической» форме изложения, так и тому, что основные буддийские доктрины в ней излагаются посредством простран­ных сопоставлений с жизненными ситуациями, как и в джатаках. Кроме того, в ней повествуется о вещах, популярных у простых верующих: магические силы Будды, чудеса, творимые Авалокитешварой, пребывание Будды на небесах и т.д., а также сообщаются мистические формулы (дхарани), правильное произношение которых способствует земным успехам. Буддийские мыслители не случайно относили Л. с. к текстам легкой практики, т.е. культивирующей исповедальные основы религии, а не трудное совершенствование в позна­нии и созерцании.



ЛУ (тиб.: klu) - разряд подземных божеств и «хозяев» водных источников, изображаемых с головой жи­вотного. Л. и сабдаки в бурятской традиции образуют группу «лусуд сабдаг» - хозяева вод, в качестве раз­новидности «хозяев местности». Считается, что они трудно поддаются «умилостивлению», если их «потре­вожить».

МАДХЬЯМИКА (скр.) - «средний, срединный» - первая религиозно-философская школа индийской Махая­ны («Великой колесницы»), основанная Нагарджуной во II в. Название школы перекликается с понятием «Срединного Пути» (мадхьяма-пратипат), которое являлось наиболее древним и общим самоназванием буддизма. Другие названия школы: шунья-вада, или учение о пустоте, нихсвабхава-вада, или учение об от­сутствии самостоятельной сущности.

М. возникла в условиях религиозно-идеологического соперничества с другими школами раннего буддизма, коих тогда насчитывалось 18, а также с прочими философскими течениями древней Индии. Историческое значение М. в том, что ее мыслители «вышли в свет» для распространения и защиты в полемике идей, прин­ципов и основных положений нового «Слова Будды», запечатленного в неизвестном дотоле буддистам цик­ле сутр «Совершенствования мудрости» («Праджня-парамита»), а также в иных раннемахаянских источни­ках (например, в «Лотосовой сутре»). Нагарджуна и его последователи редактировали и комментировали эти тексты, объясняя их ритуально-эзотерическое содержание, создавали трактаты, в которых посредством философских учений и логико-полемических приемов стремились передать религиозную сущность Махая­ны, доказать ее превосходство, как среди буддийских школ, так и среди всех религий Индии. Последняя функция осуществлялась также путем непосредственного обращения с посланиями и наставлениями к власть имущим и царям с разъяснениями и махаянскими оценками всех сторон жизнедеятельности госу­дарства и поведения государя, его внутренней и внешней политики, образа мыслей и чувств.

В Индии развитие М. продолжалось до окончательного исхода буддистов из этой страны в Гималаи и Тибет в XII в. По-видимому, уже в III в. учители М. проповедовали в буддийских монастырях Центральной Азии (особенно на юге современного Синьцзяна), откуда сутры Махаяны привозят в Китай и переводят. Оттуда же в конце IV в. прибывает в китайскую столицу индиец Кумараджива, который основал здесь аналог М. под названием «саньлунь-цзун» (школа «Трех трактатов»). Последняя приобрела широкую известность в конце VI в. благодаря деятельности и таланту китайского монаха Цзицзана (549-623). Его корейский ученик Пик-ван в 624 г. прибыл в Японию, где ему удалось создать местный аналог индо-китайской М. - санрон-сю (школа «Трех трактатов»). Правда, в Китае с VIII в., а в Японии с IX в. школа приходит в упадок, а ее пись­менное наследие переходит «во владение» другими школами (особенно тяньтай-цзун и тэндай-сю, кото­рые существуют и доныне).

Второй путь распространения М. пролегал через Гималаи и Тибет, где в проповеди буддизма во второй по­ловине VIII в. огромную роль сыграли крупнейшие философы этой школы Шантаракшита и Камалашила. Все школы этих стран в большей или меньшей мере изучают и практикуют М. до сих пор. Прямой наследни­цей считает себя школа гелукпа, нынешний духовный лидер которой Далай-лама XIV постоянно выступает с лекциями и пишет комментарии по проблемам современной М. В тибетском собрании переводов с санскрита трудов индийских мыслителей - Данджуре - особый отдел (а это 17 томов энциклопедическо­го формата) составляют комментарии к сутрам и философско-полемические произведения М. Именно шко­ла гелукпа посвятила в буддизм все монгольские народы, в том числе калмыков и бурят, а также тувинцев. Учители этих стран, писавшие как на тибетском, так и на ойратском (старокалмыцком) и монгольском язы­ках, оставили заметный след в тибето-монгольском буддизме. Таким образом, М. является философской ос­новой исторического российского буддизма. С конца 80-х гг. XX в. тибетские ламы помогают восстанавли­вать разрушенные монастыри и храмы, а также создавать новые буддийские центры, в том числе в Москве.

В индийской М. можно выделить определенные этапы, которые отмечены трудами философов, дополнив­ших методы полемики Нагарджуны. На первом этапе «количественного накопления» следует выделить творчество Арьядэвы (III в.) и Буддхапалиты (V-VI вв.). Они сделали упор на развиваемый Нагарджуной все отрицающий, апофатический подход к аргументации идейных противников. На втором этапе этот под­ход был дополнен Бхававивекой (VI в.), который предложил выдвигать и доказывать собственный тезис (сватантра). В дальнейшем одни мадхьямики критиковали последнего за это, например, Чандракирти (VII в.), и настаивали на прежней методике. Она называлась прасанга - указание на взаимозависимость всего, на зависимость от обстоятельств, что сводило к абсурду любую попытку доказать самостоятельность какой бы то ни было сущности. Другие мадхьямики (такие, как Шантаракшита и Камалашила), следуя Бхававиве-ке, привнесли в школу идеи и принципы йогачары - второй философии Махаяны. Тибето-монгольская шко­ла гелукпа продолжает традиции прасангика-мадхьямики, в том числе среди буддистов России.

Содержательно-философский вклад М. состоял прежде всего в переистолковании древнего буддийского понятия «Срединного Пути». Если в раннем буддизме этот «Путь» прокладывался между крайностями рели­гиозного аскетизма и культового обслуживания мирских запросов верующих, то в Махаяне он реализовы-вался через уход от крайностей отрицания и утверждения по любому вопросу религиозной жизни. Такой образ мыслей и поведения объяснялся тем, что все в этом мире взаимообусловленно, лишено самостоятель­ной сущности, а потому пусто (шуньята), иллюзорно (майя), относительно. Подлинная реальность (дхарма-та) и наивысшая истина (парамартха-сатья) не только невыразимы в любой системе знаков (самврити-сатья), но они и не постижимы (ачинтья) известными средствами познания (прамана), которые все недос­товерны.

Для М. очень важно, с кем общаться, кому адресован текст, а также другие ситуационные моменты. Наибо­лее строгих правил Нагарджуна и его последователи придерживались в трактатах по логико-эпистемологи­ческой проблематике и в руководствах по полемике (например, «Муламадхьямака-карики»), в которых они (кроме сватантрико-мадхьямиков) не выдвигали тезисов и не делали никаких позитивных утверждений. Задача М. заключается в полной логической деструкции доводов оппонентов, в демонстрации абсурдности их основных положений, в «опустошении» главных категорий. Для этого последние анализировались пос­редством знаменитой буддийской тетралеммы (чатух-коти): А есть Б, А не есть Б, нет ни А, ни Б, нет ни не-А, ни не-Б, - и не выдерживали критики по тем или иным логическим критериям. Занятия такого рода тексто­вой деятельностью считаются в М„ во-первых, реализацией подлинной истины, или абсолютной точки зре­ния, во-вторых, необходимыми для монахов, поскольку в них осуществляется махаянская практика состра­дания (каруна): этим они помогают заблудшим философам освободиться от лжеидей и лжедогм.

Тексты М., предназначенные для широкой аудитории, отличаются от общебуддийских только тем, что допол­няются изложением махаянских доктрин. Гораздо более оригинальными являются произведения мудрецов, адресованные своим ученикам-монахам, в которых либо сжато формулируются все религиозно-философс­кие устои школы, либо даются практические советы по практике медитации (например, «Четыре гимна буд­дам» Нагарджуны), либо разъясняются махаянские сутры. Здесь редко используются полемические приемы и апофатический стиль, а довольно ясно и доверительно сообщается, что М. учит недвойственному Абсолю­ту (адвайя), называемому также «Телом Закона Будды» (буддха-дхарма-кайя), которое хотя и неописуемо, тем не менее постижимо в высшем состоянии мистической интуиции, в «Просветлении» (бодхи). Последнее достигается на долгом «Пути» постепенного духовного совершенствования сострадания и мудрости (прадж-ня), накопления нравственных добродетелей и глубоких созерцательных знаний. Путь этот длится не одно рождение и предполагает посвящение в бодхисаттвы - просветленные существа, преисполненные духовной любви (майтри) ко всему миру.

В Индии философия М. оказала существенное влияние на формирование индуистской школы адвайта-ве-данты - влиятельнейшей с раннего средневековья до наших дней - и на буддийский тантризм. Во всех странах Центральной Азии и Дальнего Востока, где буддизм преимущественно махаянский, М. самостоятель­но или в синкретическом единстве с йогачарой играла и играет ведущую роль в философском дискурсе, а также в изобразительном искусстве, поэзии, творцы которых нашли новые знаковые средства, чтобы пе­редать ее идеи. Во второй половине XX в. растет интерес к школе и в странах западной культуры, чему спо­собствуют тибетские миссионеры.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   28


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет