Интегративная танцевально-двигательная терапия


Танец как ресурсное (потоковое) состояние



жүктеу 4.15 Mb.
бет10/27
Дата07.09.2018
өлшемі4.15 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   27

2.1.4.Танец как ресурсное (потоковое) состояние


Исследования состояний «потока» (М. Чиксентмихали, В. Козлов, Ю. Бубеев) показывают значимость навыка достижений ресурсных состояний для развития личности. Наиболее яркий пример того, сколько радости, подъема чувств, глубокого удовлетворения приносит само совершение действий, а не их результат, являют собою игра и свободный танец (В. Козлов, 2002) .

На возможность отделения мотива от цели и перемещения на саму деятельность указывал еще С. Л. Рубинштейн (1940). В его работах и в рамках его школы была разработана теория «психического как процесса». Эта теория, с одной стороны, специально указывает на дифференциацию психики на процесс и его продукт, а с другой — исходит из отношенческого единства этих составляющих, изучая тем самым продукт только в соотношении с психическим процессом. «Психическое существует прежде всего как процесс — живой, предельно пластичный и гибкий, непрерывный, никогда изначально полностью не заданный, а потому формирующийся и развивающийся… только в ходе непрерывно изменяющегося взаимодействия индивида с внешним миром» (А.В.Брушлинский, 1984).

«В ходе непрерывного и изменяющегося взаимодействия внешнего и внутреннего возникают все новые, ранее не существовавшие продукты, средства, способы осуществления процесса и другие детерминанты, которые сразу же включаются в дальнейшее протекание процесса в качестве его новых внутренних условий» (А.В.Брушлинский, 1979). Эту непрерывную взаимосвязь процесса и продукта, когда продукт, предшествующий деятельности выступает одновременно и как внутреннее условие последующей, А.В.Брушлинский считает главной характеристикой психического как процесса и видит в ней основу действительного психического развития, то есть развитие характера и способностей человека.

Работы американского психолога М. Чиксентмихали опираются на ту же научную парадигму, так как они прямо нацелены на экспериментальное изучение деятельности, мотив, в первую очередь, ориентированы на процесс, а не на результат (Csikzentmihalyi, 1975, 1990). Продукт такой деятельности автор видит в развитии навыков и способностей человека, в росте и становлении его личности. Анализ работ М. Чиксентмихали позволяет выявить главные свойства и механизмы деятельности, ориентированной на процесс.

Творческий осознанный танец являет нам пример наиболее естественного способа вхождения в потоковое состояние. Перечислим основные характеристики этих состояний и их связь с танцем и движением:

1. Растворение сознания в деятельности («слияние процессов действия и осознания»). В этом состоянии человек настолько вовлекается, погружается в то, что он делает, что у него исчезает осознание себя как чего-то отделенного от совершаемых им действий.

Тело соединяет «Я» и внешний мир — оно становится местом взаимопроникновения пространств, энергий, вещей, «движений души». Известно, что сознание «человека целостного» отражает мир через живое тело и «живые движения». По А. Ф. Лосеву, тело является «живым ликом души», а «судьба души есть судьба тела». Для расширения сферы сознания не существует орудия более совершенного, чем человеческое тело.

Физическая «телесность, восчувствованная изнутри», становится инструментом взаимодействия человека с миром вещей, природы, миром людей. Одновременно это и инструмент его «Я», который совершенствуется душой и духом души. Р. Шелдон (американский ученый, заложивший основы теории «психологии телесности») рассматривал движение тела человека как слово, произнесенное душой. В семантическом мире личности возникает подлинная полифония моторных и умственных процессов, контрапункт понятий, образов, мироощущений, диалогическое сознание как механизм онтологического отношения человека к самому себе и к миру.

2. Полная управляемость ситуацией (на основе единства души, интеллекта и деятельности). «Движения оказываются умными не потому, что ими руководит внешний и высший по отношению к ним интеллект, а сами по себе». Координация движений, как отмечает В. П. Зинченко, осуществляется не извне, а средствами самого действия. Данное состояние переживается личностью как «владение ситуацией», как возможность всецело управлять своими действиями, «раствориться» в них, одухотворить их душой. О таких действиях Пушкин писал: «Душой исполненный полет». Заметим, что в подобных ситуациях «Я» является наблюдающим началом, а глубинная «самость» человека — началом наблюдаемым.

Таким образом, в танце, «живых» движениях человека интегрированы две «ипостаси» — мир, который находится в человеке (психосемантический предметный мир), и мир, в котором находится и действует человек (предметная физическая среда).

Важно иметь в виду, что творческое решение имеет конструктивно-порождающий характер. Оно вырабатывается на основе логико-семантической реконструкции мира, а не в результате механического перебора (выбора) средств решения. В деятельностной онтологии нивелируется граница между объектом и субъектом, между тем, что есть, и тем, что есть для субъекта. Принцип единства личности и предметного мира отражает не столько отношения между вещами, сколько отношения между отношениями (душой и духом, добром и злом и т. п.). Вполне понятно, что не может быть Духа Творящего без Духа Воспринимающего (они могут воплощаться в одном человеке).

В творческом состоянии сознание и мышление полностью вовлечены в организацию деятельности. Сам предмет мысли и объект познания в танце — единство действия-самоощущения — как бы «поворачивается» к субъекту своей новой стороной. Тем самым расширяется «мир позиций и точек зрения» мыслящего и действующего человека, который начинает видеть мир более полно и находит для себя больше вариантов самореализации посредством своих двигательных действий и деятельности в целом (В. Козлов, 2001).



3. Трансценденция Эго («чувство себя» теряется, как правило, на высшей точке управления ситуацией). Отсутствие «Я» в сознании не означает, однако, что человек потерял контроль над своей психикой или над своим телом. Его действия становятся средством выражения и реализации своего «Я» как системы отношений к действительности. Человек как бы расширяет свои границы, растворяется в природе или в других людях, становится частью действующей системы, большей, чем его индивидуальное «Я», происходит интеграция всех языков сознания и чувственного отражения в единую когнитивно-ментальную структуру сознания человека (В. Козлов, 2001).

Образно говоря, возникает «мыслительная ткань из смешанной пряжи» — синтетические способы познания и интерпретации мира, при которых задействованы всевозможные виды чувственно-логического опыта, где этос (чувство) и логос (ум) совпадают в едином творческом акте.

Здесь человек действует как субъект своих сущностных сил — и значит, осваиваемая и порождаемая им предметная среда предстает как адекватное, истинное отражение этих сил, самого человека, его меры.

Здесь человек существует в предметной среде как Демиург, создатель, который и творит ее, и отображает себя в ней.

Сущностно человек полностью проявляет себя «забывая себя», разотождествляясь со своими материальными, социальными и духовными измерениями. Творчество и само ресурсное состояние в некотором смысле мы можем рассматривать как «заклание Эго», когда сознание ради проявления самого важного своего демиургова качества разотождествляется даже с физическими, телесными потребностями «Я».

Одновременно с этим мы должны хорошо представлять, что ресурсное состояние вызывает переживание реализации предначертания, осознания глубинной правильности того, что происходит, понимания, что именно так и именно таким образом возможна жизнь. Именно «забывание себя» приводит к экзистенциальному чувству со-бытия в реальности, проникновения в ее сущность, приобретения глубинного смысла существования в бытии (В. Козлов, 2001).

Мы можем с уверенностью утверждать, что творчество реализовывается «за пределами добра и зла», за пределами Эго, пола, этнической принадлежности, статусов.

Именно эта запредельность ресурсного состояния позволяет «происходить» творчеству.



4. Одухотворенность. Это качество ресурсного состояния имеет два базовых аспекта.

С одной стороны, происходит атропоморфизация, одухотворение, анимация всех объектов, с которыми сознание контактирует. Оно наделяет животных и растения, неодушевленные предметы и отвлеченные (высокоабстрактные) понятия человеческими свойствами: сознанием, мыслями, чувствами, волей. В танце это означает, что все — не только другой человек, но и собственные чувства, события, смыслы — может стать «партнером по танцу».

С другой стороны, ресурсное состояние жестко ассоциировано с переживанием функции трансцендентного субъекта, которому истина дана «как на ладони» и мир открыт и сущностно понятен. Но при этом не по твоей воле, а по «Его». Если творчество происходит, то оно «боговдохновенно», ты, твое сознание, твое Эго просто являются инструментом проявления и раскрывания истины жизни. Это то состояние, когда «не ты танцуешь танец, а танец танцует тебя».

Творчество трансцендентно в обоих аспектах.



5. Трансцендентные переживания (чувство гармонии с окружающей средой, «открытость» человека внешнему миру, забывание своих «земных» проблем). В результате трансцендирования (выхода за пределы своего «Я») происходят существенные изменения в ценностно-смысловой сфере личности, начинают действовать механизмы индивидуального свободного сознания. Трансцендентность проживания творчества обеспечивается именно разотождествлением со структурами Эго, что, в свою очередь, приводит к самой возможности творчества и, в итоге, к продукту состояния — обогащению самой личности.

Ресурсное состояние сознания связано с дистанцированностью от других людей, погружением в собственное интеллектуальное переживание, активацией сознания как безгранично индивидуального пространства. Уединение становится сродни самотворчеству, выступает как необходимое условие для «труда сознания».

В этом аспекте мы можем вспомнить мысль А. Маслоу о творческом аспекте состояния одиночества и о том, что одиночество является одним из отличительных признаков самоактуализирующейся личности. Человек в таком состоянии представляет собой своеобразный телесно-духовный континуум. Он осмысливает себя метафизически.

Танец — это один из самых простых и дозволенных способов «стать Другим», выйти за пределы привычных проявлений. Уникальность танца состоит в том, что, кроме индивидуального прорыва в состояние творчества он позволяет разделить этот прорыв, трансцендировать отдельность — в со-творчество себя и мира, а также найти «танец между одиночеством и совместностью», трансцендируя и интегрируя эту опппозицию.



6. Метафоризация сознания человека. Реальность в ресурсном состоянии сознания приобретает признаки амбивалентной целостности. Мышление становится сходным с поэтическим, которое выражает и формирует новые смысловые образы.

Если более глубоко анализировать данный феномен, то мы можем предположить, что в ресурсном состоянии сознания «пробиваются» многочисленные «каналы», «туннели» (мне хочется извиниться за метафоричность сравнений перед читателями), между базовыми средами функционирования сознания: ощущений, эмоций, образов, символов и знаковых систем — что и объясняет синергичную целостность самого переживания креативных состояний (В. Козлов, 2001).



7. Трансперсональность опыта. Ресурсное состояние сознания — это экстатическое или инстатическое состояние, «захватывающее» человека. В этом состоянии доминирует мотивационно-эмоциональная сфера мышления, а не рационально-логический интеллект; доминирует духовность как направленность к высшим силам, к другим людям и самому себе.

Самосознание человека релевантно ощущению демиурга. В процессе творения не столько человек создает те или иные идеи, образы, лингвокреативные (языкотворческие) символы и знаки, сколько продуктивные идеи «создают» человека — в их власти находятся увлеченные своими действиями люди. Действующая личность раскрывается как «causa sui» (причина себя). Так, личность со-творяет себя и «о-творяет» (открывает другому) — в моментах выхода за границы себя (в межличностное пространство) и своих возможностей (знаний, умений, способностей), представленности себя в других людях (бытие человека в другом человеке) и воспроизводстве другого человека в себе.

Подлинный смысл ресурсных состояний сознания — это не столько погружение вглубь бесконечного (антропокосмического) для того, чтобы найти для себя нечто новое, сколько постижение глубины конечного (кластеры «образа-Я»), чтобы найти неисчерпаемое (обрести духовное). Человек на этом пути «взращивает» в себе не только Субъекта Деятельности, но и Субъекта Мира.

Трансперсональность ресурсного состояния заключается еще и в том, что носитель этого состояния трансцендирует пространственно-временные характеристики своего бытия.

Трансценденция времени заключается не только в искажении восприятия времени, но и в его «забывании». В некотором приближении можно сказать, что творчество происходит во «вневременном со-бытии в деятельности», когда временная характеристика жизни становится индифферентной.

Что касается пространства, то включенность в деятельность в ресурсном состоянии позволяет нивелировать многие переменные пространства — «где», «в каких условиях». Для потока это или становится незначимым, или, что еще точнее, являются незначимыми внешние по отношению к деятельности пространственные характеристики (В. Козлов, 2001).



8. Наслаждение процессом деятельности. Чувство упоения следует отличать от чувства удовольствия, которое также может приносить процесс деятельности. Удовольствие можно испытывать без приложения каких либо усилий, вследствие этого оно не ведет к росту и развитию личности. Чувство же упоения не может возникать без полной отдачи сил.

Ресурсное состояние сознания имеет непостижимое великолепие эмоционального состояния. Само понятие наслаждения не настолько точно раскрывает содержание состояния. Мы можем, наверно, выделить две возможные версии эмоциональных паттернов, сопровождающих «поток»:

1) творческий экстаз, который связан с сильным возбуждением, часто безудержной энергией и восторгом, неуправляемостью, мощными эмоциями, граничащими с безумием и социальной неадекватностью (аналог религиозного экстаза); танец — «расплескивание себя»;

2) инстаз — более «дисциплинированное» состояние, имеющее систему и потому сохраняющееся во внутреннем сознании. В ресурсном состоянии сознания мы всегда можем дифференцировать мыслящего субъекта, мышление как процесс и мыслимое как содержание деятельности. Когда эти три составляющие сливаются друг с другом и растворяются в единстве — это и есть ресурсное состояние сознания. Инстаз я бы обозначил как глубокую медитацию на истину. А в эмоциональном состоянии — это тихое умиление-восторг-радостность и созерцательность; особое состояние в танце, связанное с соединением телесных и когнитивных процессов — «ясностью, прозрачностью и глубиной» каждого действия (В. Козлов, 2001).

В любом случае происходит глубокое постижение мира, самого себя и преображение-обогащение сознания человека. Это и есть блаженство человеческой деятельности. Вообще говоря, это и есть Деятельность Человека.

Такая деятельность позволяет человеку выходить за пределы своих программ к высшим смыслам, позволяет выявлять и формировать в себе новые способности одухотворения окружающей его и целесообразно преобразуемой им реальности, в том числе и собственного бытия.

Именно с такими действиями человека (Н. А. Бернштейн и В. П. Зинченко называют их «живыми движениями») связано рождение всего нового и прекрасного в мире и в самом человеке, именно такие действия способствуют выходу за пределы известного, за границы предустановленного, позволяют субъекту осваивать новые пространства знаний, способностей и умений.

В ресурсном состоянии сознания человек «творит себя» — не только «образовывается» (то есть приобретает знания, умения, навыки), но и сам «образует мир»: создает свое понимание, свое видение мира, проектирует и строит собственную жизнь, решает, куда ему идти, о чем думать, с кем взаимодействовать и общаться.

Сложность заключается в условиях возникновения состояния «потока», но это, как правило, зависит исключительно от самого субъекта.

Если анализировать условия возникновения ресурсных состояний, то мы можем вычленить следующие:



1. Интенсивная и устойчивая концентрация внимания на ограниченном стимульном поле.

Наши эксперименты с частичной сенсорной депривацией и различными статическими и динамическими медитациями, которые связаны с произвольной концентрацией внимания, показали, что это условие часто является базовым для ресурса. В ИТДТ особая фокусировка внимания является базовым условием вхождения в процесс трансформирующего танца.

Исследования М.Чиксентмихали выявили «внешние ключи», которые способствуют концентрации и тем самым обеспечивают состояние «потока». Ими выступают определенные требования к деятельности («вызовы ситуации») и определенная структура деятельности. Рассмотрим их более подробно.

2. «Вызовы ситуации».

Экспериментально показано, что войти в ресурсное состояние оказывается легче в ситуациях, которые обеспечивают следующие возможности: исследование неизвестного и открытие нового, решение проблем и принятие решений, соревнование и появление чувства опасности, появление чувства близости или потери границ эго. В целом, это ситуации, способствующие изучению субъектом своих возможностей, предлагающие попытку расширения их, дающие вохзможность выхода за пределы известного, открывающие путь творческим открытиям и исследованиям нового. Иначе говоря, это такие ситуации, которые удовлетворяют «центральную человеческую потребность» в трансцендировании — в выходе за пределы известного, простирании субъекта в новые пространства навыков, способностей, умений.

Именно поэтому в ИТДТ ставится особый акцент не только на проживании движения, но на исследовании новых движений, на принятии вызовов ситуации.

3. Структура деятельности.

Вхождению в «ресурсное состояние» способствуют те виды деятельности, где есть ясные, непротиворечивые цели, точные правила и нормы действования для их достижения и где налажена ясная (прямая, точная, мгновенная) обратная связь о результате действия. Эти условия помогают удерживать концентрацию на процессе.

Поэтому в ИТДТ особую важность имеет структурирование задач, ясное обозначение форматов; и сам танец, его качество, его «магия» дает непосредственную обратную связь.

Иначе говоря, вхождение в ресурсное состояние сознания случается в таких условиях, которые понуждают субъекта к полному выявлению своих способностей, к полной мобилизации себя. Когда есть баланс, все внимание субъекта собрано исключительно на деятельности. Чтобы человек оставался в ресурсном состоянии сознания по мере развития своих способностей, необходимо нарастание вызовов. Для этого не обязательна смена деятельности — важно уметь находить новые вызовы в той же самой деятельности, уметь замечать их.

Это глубоко индивидуальное свойство (У. Джеймс назвал его свойством гения), но и ему можно научиться, можно развить его в себе. Именно с такой особенностью вчувствования в вызовы Бытия и подтягивания себя к ним связано рождение всего нового и прекрасного в мире и в человеке. Так творческая деятельность становится источником внутреннего роста.

Разумеется, танец является всего лишь одной из возможностей достижения состояния «потока». Узнавая его в танце, человек начинает узнавать и находить это состояние в других областях деятельности, продолжая и расширяя свой Танец Жизни.


2.1.5. ИТДТ и телесно-ориентированная терапия


Хотя танцевально-двигательная терапия имеет собственный источник происхождения и свою историю, мы считаем целесообразным использовать положения телесно-ориентированной терапии в ИТДТ, особенно тех направлений ТОП, которые «работали» с движением, добавляя к ним принципы экспрессивности и творческого самовыражения, присущие именно ИТДТ.

Изложение основных идей представителей телесно-ориентированной терапии мы будем сопровождать нашими комментариями об использовании и/или отличиях в использовании этих принципов в ИТДТ.

Телесно-ориентированное направление в прикладной психологии и психотерапии является той областью знаний о человеке, в которой впервые началось практическое изучение и использование признаков и свойств телесности. Телесно-ориентированная психотерапия родилась в лоне психоаналитической школы Зигмунда Фрейда. Именно он первым сформулировал положение: "Я есть прежде всего выражение телесного Я", но, вероятно, в силу личностных особенностей, избегал изучения влияний телесных процессов на психику.

Первые шаги в понимании явления телесности был сделаны учеником Фрейда, Шандором Ференци, разработавшим «активную технику» в психотерапевтических целях. Новый метод, наряду с процедурой анализа, предусматривал активное участие пациентов в процессе излечения. Пациенты Ференци пели, играли на фортепиано, записывали поэтические идеи, а также выполняли релаксационные упражнения с целью актуализации содержания бессознательного. Ференци первым указал на параллелизм и подобие процессов мышления и иннервации мускулатуры, а также исследовал характер через классификацию паттернов поведения.

Развитие, расширение и обогащение этих идей, появление первой стройной психологической теории, раскрывающей взаимосвязь тела и психики, и нового метода исследования личности связано с именем Вильгельма Райха, ученика Ференци и Фрейда. Райховская теория «Характерной аналитической вегетотерапии» наглядно демонстрирует связь между характером и привычными для человека реакциями на стресс, паттернами сдерживания жизненной энергии, локализацией мышечных напряжений и типом невроза.

Райх доказал, что мышечный и характерный панцири являются результатом многочисленных фрустраций: впервые они возникают в детстве и связаны с подавляемыми сексуальными ощущениями и страхом наказания. Телесным выражением фрустрации и страха становится сжимание, напряжение. Теория явилась базой для создания нового метода в работе с пациентом. Теперь работа с личностными проблемами пациентов велась не только вербально: в терапевтическую процедуру было введено психотерапевтическое прикосновение и активное участие в работе тела самого пациента.

Райх добивался восстановления естественного биологического дыхания и спонтанных движений тела пациента. Это активизировало, в свою очередь, синусоидальное движение энергии в организме (волна), провоцировало появление ассоциированных воспоминаний и эмоциональных всплесков, благодаря чему облегчалось расслабление мышечных панцирей. Вильгельм Райх обнаружил, что после распускания панциря клиенты обретают возможность полной жизни, фундаментально меняется все их бытие и стиль жизни.

Согласно теоретическим положениям телесно-ориентированной психотерапии, это один из косвенных путей к освобождению от зажимов психологических, так как телесные зажимы порождаются психическими проблемами. В соответствии с ТОП телесные зажимы являются следствием неразрешенных конфликтов, эмоциональных запретов, сохраняются длительное время, чаще всего остаются неосознанными. На уровне рефлексии они могут описываться клиентом в ощущениях усталости, тяжести, недомогания.

По мнению сторонников метода, даже если Вы намеренно и сознательно не боретесь со стрессовой ситуацией, на нее, тем не менее, автоматически отреагирует Ваше тело. Переживания отражаются в том, как люди двигаются, как дышат, управляют своими мышцами, а также в болезнях, которыми они страдают.

Формат ТДТ позволяет проработать динамический аспект паттернов мышечного напряжения, этого важного компонента «целостностей психической реальности» (в нашей терминологии). Динамический аспект мышечного напряжения иногда трудно отреагировать иным способом, даже глубинная телесно-ориентированная работа не охватывает эту последовательность напряжений.

Кроме того, внутреннее «содержание» мышечного зажима может стать темой творческого танца, претерпевая трансформацию не только через отреагирование, но и через творческое перерождение смыслов.

Теоретические основы телесно-ориентированных психотехнологий были разработаны Вильгельмом Райхом в 1930-е гг. Следующий шаг в развитии телесно-ориентированной психотерапии связан с именем А. Лоуэна — ученика и ассистента В. Райха. А. Лоуэн — создатель нового метода биоэнергетики (1940–50-е гг.). Биоэнергетические концепции Влечений, Заземления и Я-концепция базируются на данных психологической науки, представлениях древнекитайской метафизики и фундаментальных законах физики и биологии. А.Лоуэн разрабатывает свою теорию структуры характера, основываясь на различии в циркуляции энергетических потоков организма и заблокированности тех или иных зон у разных людей. В работе с человеком он сочетает вербальный психоанализ и работу с телом.

Принципиальным вкладом Лоуэна в метод Райха является понятие «почва под ногами». «Почва под ногами» — не только физическая опора на собственные ноги, но и метафора для фрейдовского принципа реальности. «Чем прочнее человек ощущает свой контакт с почвой (реальностью), чем крепче он держится за нее, тем большую нагрузку он может вынести и тем лучше может управлять чувствами».

Лоуэн видел, что у многих клиентов нет ощущения твердой почвы под ногами и соответственно у них нет чувства соприкосновения с реальностью. Иметь «почву под ногами» — значит быть в энергетическом контакте с почвой, получить ощущение стабильности и уверенности. Люди «на пике» действия алкоголя, наркотиков или находящиеся в состоянии страстного увлечения чем-либо, могут ощущать себя как бы летящими, их энергия покинула ступни и ноги, переместилась вверх. Эффективное существование в реальном мире буквально и означает возвращение обратно на землю.



ИТДТ разделяет идею особой значимости «заземления», особенно для современного городского жителя. Работа с заземлением в ИТДТ происходит через практики работы с весом (особенно, в контактной импровизации) и интегрируется в работу с кинесферой (ее ярусами).

Структурная интеграция Иды Рольф — это система, стремящаяся вернуть телу правильное положение и правильные линии посредством глубоких и часто болезненных вытягиваний мускульных фасций, сопровождаемых прямым глубоким воздействием. Структурная интеграция часто называется «рольфингом» по имени его основательницы.

Цель структурной интеграции — привести тело к лучшему мышечному равновесию, к лучшему соответствию линиям тяжести, ближе к оптимальной позе, при которой можно провести прямую линию через ухо, плечо, бедренную кость и лодыжку. Это ведет к уравновешенному распределению веса основных частей тела — головы, груди, таза и ног, — к более грациозным и эффективным движениям.

Работа над определенными участками тела нередко высвобождает старые воспоминания и способствует глубоким эмоциональным разрядам. Вместе с тем, целью рольфинга является преимущественно физическая интеграция, психологические аспекты процесса не становятся предметом специального внимания. Многие из тех, кто сочетал рольфинг с той или иной формой психологической терапии или работой над личностным ростом, отмечали, что рольфинг помогает освободить психологические и эмоциональные блоки, способствуя продвижению человека в других областях.

Тема естественного баланса, основанного на развитии связей внутри тела, объединяет структурную интеграцию и ИТДТ.

Техника М.Александера — метод, показывающий людям, неправильно и неэффективно пользующимся своим телом, как можно избежать этих неправильностей в движении и в состоянии покоя. Под «использованием» Александер понимает наши манеры держать свое тело и двигаться, привычки, которые непосредственно влияют на то, как мы функционируем физически, умственно и эмоционально.

Матиас Александер был австралийским шекспировским актером; свою систему он создал в конце XIX в. Он страдал повторяющейся потерей голоса, для которой, по-видимому, не было никакой органической причины. М.Александер провел девять лет в тщательном самонаблюдении перед трехстворчатым зеркалом. Посредством самонаблюдения он обнаружил, что потери голоса были связаны с давящим движением головы назад и вниз. Научившись подавлять эту тенденцию, Александер перестал страдать от ларингита; кроме того, снятие давления на шею оказало позитивное действие на все его тело. Работая над собой, Александер создал технику обучения интегрированным движениям, основанную на уравновешенном отношении между головой и позвоночником.

Александер утверждал, что человеческий организм есть единое целое и деформация одного компонента негативно влияет на все тело. Лечение одного недуга часто приносит только временное облегчение, так как многие физические проблемы обусловлены системой плохих привычек. Согласно Александеру, привычка определяет функционирование. Привычка — характерный способ реагирования человека на все, что он делает. Привычки закрепляются их постоянным использованием, и привычные телесные позы человека не обязательно будут правильными. Плохие привычки сначала проявляются как поведенческая непоследовательность, мышечная боль или неуклюжесть, но спустя какое-то время могут возникнуть более резко выраженные телесные проблемы, мешающие эффективному функционированию тела.

Метод М.Александера направлен на исследование привычных телесных поз и их улучшение, помогает человеку создать правильные взаимоотношения частей тела. Александер указывал, что при правильной телесной позе голова должна вести тело, спина — быть свободной от аномальных изгибов и давления, а поддерживающие скелетную основу мышцы должны находиться в динамическом равновесии.

Каждая методика состоит из определения того, что надо делать, нахождения лучшего способа выполнения задания и самого процесса выполнения. Тренер помогает участнику расширить сферу осознания своего тела и переживания себя как интегрированного целостного человека. Методики Александера могут быть использованы для преодоления таких привычек, как сжимание кулаков, ерзание и пр., что ведет к освобождению чувств при снятии мышечного напряжения. Простые паттерны движений повторяются вновь и вновь, приводят к глубоким изменениям формы тела и более пластичному его функционированию.



Техника М. Александера — это одна из практик, важных для всех современных танцоров и специалистов ИТДТ. Правильные телесные позы дают возможность изменить качество танца и сформировать новый, более эффективный образ тела.

Метод М. Фельденкрайза предназначен для восстановления естественной грации и свободы движений, которой обладают все маленькие дети. Фельденкрайз работает с паттернами мышечных движений, помогая человеку найти наиболее эффективный способ движения и устранить ненужные мышечные напряжения и неэффективные паттерны, которые вошли в привычку в течение многих лет.

Моше Фельденкрайз получил докторскую степень по физике во Франции и работал в качестве физика до сорока лет. Он глубоко заинтересовался дзюдо и основал первую в Европе школу дзюдо, сформировав собственную систему. Фельденкрайз работал с Ф. М. Александером, изучал йогу, фрейдизм, работы Г. Гурджиева, неврологию. После Второй мировой войны он посвятил себя работе с телом.

М. Фельденкрайз использует множество упражнений, меняющихся от урока к уроку. Они обычно начинаются с небольших движений, постепенно соединяющихся в большие и более сложные паттерны. Цель состоит в том, чтобы развить легкость и свободу движений в каждой части тела.

Фельденкрайз указывает, что нам нужно обрести большую ответственность за себя, понять, как действует наше тело, научиться жить в соответствии с нашей естественной конституцией и нашими способностями. Он отмечает, что нервная система прежде всего занимается движением, и что паттерны движения отражают состояние нервной системы. Каждое действие охватывает мышечную деятельность, включая смотрение, говорение, даже слушание (мышцы регулируют натяжением барабанной перепонки, приспосабливаясь к уровню громкости). Фельденкрайз подчеркивает необходимость научиться расслабляться и находить собственный ритм, чтобы преодолеть дурные привычки в использовании тела. Мы должны освободиться, играть, экспериментировать с движением, чтобы научиться чему-то новому. Пока мы находимся под давлением, или в напряжении, или в спешке, мы не можем научиться чему-либо новому. Мы можем лишь повторять старые паттерны. Упражнения Фельденкрайза разбивают обычно кажущуюся простой деятельность на ряд связанных движений, чтобы выявить старый паттерн и развить новый, более эффективный способ выполнения той же деятельности.

Работа Фельденкрайза направлена на восстановление связей между двигательными участками коры головного мозга и мускулатурой, которые сокращены или испорчены дурными привычками, напряжениями и другими негативными влияниями. Цель состоит в том, чтобы создать в теле способность двигаться с минимумом усилий и максимумом эффективности, не посредством увеличения мускульной силы, а посредством возрастающего понимания того, как тело работает. По Фельденкрайзу, возрастающее сознавание и подвижность могут быть достигнуты посредством успокоения и уравновешивания работы двигательных участков коры головного мозга. Чем более кора активна, тем менее мы сознаем тонкие изменения в нашей деятельности.



«Двигательная» часть в названии ИТДТ как раз подчеркивает важность интеграции двигательных методов ТОП в контекст танцевальных сессий.

Большинство психологических методов в основном рассудочны. Они выделяют в человеке как физическом существе разум, символизирующий общее начало, и тело, воплощающее человеческую основу, животную природу. Телесно-ориентированные психотехнологии и ИТДТ преодолевают барьер психического и физического, подчеркивая значение интеграции тела и разума. Их цели отличаются от тех, что лежат в основе физических занятий человека, посвятившего свою жизнь спорту. Хотя совершенные физические качества достойны одобрения и вносят свой вклад в психическое здоровье, фанатики физической подготовки в большинстве случаев рассматривают свои тела как объекты восхищения и только. Телесно-ориентированные психотехнологии делают акцент на знакомстве с телом, подразумевая расширение сферы осознания человеком глубоких ощущений организма, исследование того, как потребности, желания и чувства кодируются в разных телесных состояниях, обучение реальному разрешению конфликтов в этой области. ИТДТ добавляет уважение к мудрости тела и указывает на возможности творчески исследовать дар этой мудрости.

Понятие энергии имеет решающее значение для телесной психотехнологии. Тело может изучаться через его энергетические процессы химического и электрического обмена. Для любого человека оптимальное отношение к телу означает развитие спонтанного течения энергии, охватывающего весь организм от кожной периферии до всех процессов обмена. Все, что нарушает течение энергии в любой части тела, воздействует на человеческое чувство удовольствия и целостности. Например, невротики не могут регулировать степень своего возбуждения и минимально устойчивы к боли и удовольствию. Они расходуют большую часть своей энергии на включение механизмов психологической защиты, направленных на то, чтобы избавиться от травмирующих личных мыслей, чувств, внешних событий. Но проблемы развития спонтанного течения энергии существуют не только у невротиков. Свободно текущая естественная жизненная энергия является основой функционирования здоровой личности. Эта энергия, накапливаемая из пищи, жидкости и воздуха, непрерывно течет по телу здорового человека. Избыток энергии создает напряжение, когда личность не готова ее использовать для собственного роста, и энергия направляется на подавление спонтанности.

ИТДТ и телесно-ориентированные подходы имеют целью облегчение самовыражения посредством мобилизации энергии тела и возвращения ее природных качеств. Естественная природа человека — это состояние искреннего удовольствия, которое возникает, например, у ребенка при проявлениях любопытства и изумления.

Телесно-ориентированные психотехнологии используют свои специфические средства, которые дают возможность участникам осознавать мышечное напряжение, энергетические блокировки и ограничения в дыхательном цикле, помогают им ослабить мышечное напряжение. Так как психические и телесные явления считаются равнозначными, ригидность на одном уровне предполагает ригидность и на другом. ИТДТ и телесно-ориентированные психотехнологии позволяют преодолеть эту ригидность, вызывающую тревогу и негативные эмоциональные переживания.

Группы ИТДТ и телесно-ориентированных психотехнологий включают физический контакт в групповое взаимодействие. Массаж и подобные массажу контакты между участниками помогают расслабить мышцы и области хронического напряжения и, кроме того, могут служить средством оказания поддержки и успокоения.

Ведущий выступает как партнер, режиссер событий, катализатор, облегчающий развитие через движение. Он создает безопасную окружающую среду для исследования себя и других и работает над отражением спонтанных движений членов группы и расширением репертуара движений. Ведущий применяет структурированные упражнения на расслабление, дыхание, размещение, управление и движение в пространстве.

ИТДТ и телесно-ориентированные психотехнологии включают физический параметр в групповой опыт и предлагают альтернативу рассудочным групповым методам. Они являются сильным методом высвобождения эмоций. Различные системы, ориентированные на тело, развившиеся независимо в разных местах земного шара, имеют много общего. Они отстаивают так называемое «недеяние», то есть позволяют телу действовать естественно и легко. Все они предпочитают релаксированные действия напряженным, все стараются научить человека уменьшить привычные напряжения в теле. Все эти системы рассматривают тело и ум как одно целое, текущий психофизиологический процесс, в котором изменения на любом уровне воздействуют на остальные части.



Фундаментальными и для телесно-ориентированных психотехнологий и для ИТДТ являются взаимоотношения между телом и разумом, спонтанными движениями и сознанием, а также убежденность в том, что движения отражают личность.

2.1.6. Обоснование термина «интегративная танцевально-двигательная терапия»


Выбор термина «интегративная танцевально-двигательная терапия» обусловлен не только нашей приверженностью теории интегративной психологии. Это название отражает основную цель ИТДТ: вовлечение человека в процесс личностной интеграции и роста с помощью танца и движения.

Интегративность в этом контексте мы понимаем и как:

1) соединение в реальном психологическом процессе моделей, принципов и техник различных направлений танцевально-двигательной психотерапии;

2) интегративность методологии, призывающей разрабатывать стратегии проведения тренинга изоморфно самому методу ИТДТ;

3) работу со всей целостностью психических процессов и структур сознания, включая надличностные переживания.

Слово терапия мы выбрали для того, чтобы различать другие, не-психологические подходы к танцу, ставящие образовательные и чисто творческие цели. В то же время, мы отличаем ИТДТ от направлений физической терапии, ставящих целью работу только с телом человека. Это дань уважения традиции танцевально-двигательной психотерапии, непосредственной предшественницы ИТДТ.

С термином «терапия» возникает достаточно много недоразумений, поскольку существует большое количество определений того, что такое терапия. Можно выделить три базовых группы этих определений:

1) лечение как устранение симптомов,

2) исцеление как путь к целостности,

3) сопровождение на пути развития.

Путаницу задает в основном медицински-ориентированное понимание слова «терапия». Изначальное значение греческого слова therapion — тот, кто сопровождает, спутник. Основной его смысл в современном мире — лечение. Третий смысл — забота. Есть терапия как часть медицины (как часто понимается у нас), но есть «терапия» как краткое обозначение слова «психотерапия» (в основном, используется на западе и мы следуем этой традиции).

Мы понимаем слово «терапия» именно в последнем (и изначальном смысле), видя своей целью именно сопровождение человека на его уникальном пути развития, обеспечение условий, оптимизация этого развития.

Остановимся подробнее на различиях между танцем и ИТДТ.

Коренное отличие ИТДТ от большинства танцевальных направлений лежит в отсутствии предустановленного языка движения — образа, стиля, словаря движения. Так, даже в танцевальной импровизации важны законы композиции (или их нарушение), а в контексте тренинга ИТДТ мы можем совсем не уделять этому внимания. Для танцевальной терапии важнее, ЧТО человек чувствует, когда движется. То, КАК это выглядит, имеет, скорее, диагностическую ценность.

Следует также учитывать, что конкретные танцевальные направления и стили презентируют определенный набор качеств, характерный именно для них. Поэтому «не все танцы одинаково полезны», скорее, они «полезны» по-разному. И у каждого направления есть своя «обратная сторона» — то, чему именно это танцевальное направление не может научить, а также набор качеств, которые необходимо «отвергнуть» для того, чтобы танец соответствовать стилистике.

Так, структурированность и точность классического балета плохо сочетается с «отпусканием» тела, использованием инерционности в некоторых направлениях современного танца. По данным Ларисы Пискуновой, самба за счет чередования медленного и быстрого ритма снижает уровень реактивной и личностной тревожности, уменьшает уровень восприятия боли; а пасодобль с его целеустремленными, активными, четко очерченными движениями корпуса помогает преодолевать неуверенность в себе, страх перед экзаменами и выступлением, а также заикание. Интересно, что акцент на соревновательность в спортивных и бальных танцах снижает «чувствование партнерами друг друга», переводя его в утилитарную и подчиненную вне-танцевальным задачам плоскость.

Многие танцтерапевты соединяют терапевтический подход и определенное направление танца (например, фламенко или танец живота), но гораздо чаще в ТДТ используется стилистика танца модерн или контемпорари, поскольку именно эти направления связаны с личным, авторским, глубоко индивидуальным высказыванием в танце. ИТДТ открыта любым направлениям и стилям танца, но, в основном, использует принципы танцевальной импровизации и ритуального (сакрального) танца без приверженности конкретной духовной традиции.

Второе отличие — наличие танцтерапевта, то есть человека, имеющего специальное (и танцевальное, и психологическое) образование. На современном уровне развития наличие хореографического опыта и психологического образования может быть лишь стартовой точкой при становлении танцтерапевта. Одна из иллюзий состоит в том, что танцтерапия — это «легкий» вид психологической работы. На самом деле, это поверхностный взгляд, который может привести только к поверхностным результатам и профанации.

Некое знание психологии и танца, в лучшем случае, может привести к тому, что называется «creative dance», то есть творческий танец. Это процесс творческого развития через танец и движение, не связанный напрямую с обучением каким либо танцевальным навыкам. Creative dance может быть частью танцтерапии, но контекст танцтерапии шире.

Третье отличие — соотношение вербальной и танцевальной модальностей. Танцевальная терапия всегда связана с установлением, углублением связей в системе «тело-сознание» и, поэтому обращается к разным языкам: как к «языкам» тела, ощущений, чувств, так и к вербальному и символическому языкам. В принципе, соотношение между двумя этими модальностями может быть различным, но «терапевтичность» процесса во многом зависит от создания адекватного контекста, возможности осмысления и интеграции опыта.

Сам контекст ИТДТ, ее позиционирование является еще одним отличительным признаком. Люди могут приходить на танцевальные занятия с не слишком осознанными «терапевтическими» запросами и удовлетворять их, но эти задачи иногда легче решить прямым образом, через ИТДТ. Возможно, что это несоответствие между бессознательными целями и техническими танцевальными занятиями приведет к обратному эффекту — отторжению самого танца; как это часто происходит в детстве, когда естественная потребность в движении слишком структурируется, подгоняется под чуждые стандарты, когда танец становится только техникой и забывается его способность иметь дело с целостностью и развитием целостности человеческого существа. И, когда это забывается, танец остается невоплощенной и даже пугающей, несбыточной мечтой.

Во многих случаях, обращение к этой мечте в контексте ИТДТ дает внутреннее разрешение на большую честность и подлинность самовыражения, которые начинают проявляться в повседневной жизни.

Иными словами, важно понимать, что люди приходят на тренинг ИТДТ не для обучения танцу или улучшению навыков движения, а именно для личного развития, трансформации с помощью движения. Поэтому в фокусе нашего внимания оказывается тот, КТО танцует, уникальное, неповторимое, целостное «Я», трансцендирующее самое себя в процессе развития.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2015
2015 -> География пәнінен облыстық олимпиада
2015 -> Сыздыкова Гульжанар Каримовна карабаева Самал Сериковна Исетова Венера Мухаметжановна Список граждан, допущенных к собеседованию на объявленный конкурс
2015 -> Ибраев Жомарт Омашұлы; Результат конкурса по осуществлению отбора кандидатов на занятие
2015 -> Географиядан теориялық тур сұрақтары ( 9 сынып) Аудандық олимпиада 2014 – 2015 оқу жылы
2015 -> Биографическая справка
2015 -> Bala Turkvizyon 2015» Түрік әлемі әндерінің Ұлттық іріктеу турының ережесі Байқауды ұйымдастырушылар: «Bala Turkvizyon 2015» Ұлттық Түрік әлемі әндері байқауының (ары қарай Байқау) ұйымдастырушылары «rimas televiziyon Radyo Produksyon A


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   27


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет