Интегративная танцевально-двигательная терапия



жүктеу 4.15 Mb.
бет13/27
Дата07.09.2018
өлшемі4.15 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   27

2.5. Основные методы ИТДТ


Анализ истории танца, методических приемов танцевально-двигательной терапии позволил выделить основные танцевально-двигательные методы и психотехники, их составляющие.

Основные танцевально-двигательные методы вплетены в ткань общей танцевальной сессии и являются параллелями, интерпретациями известных терапевтических психотехник на языке движения и танца. Мы можем проследить несколько таких параллелей: присоединение по позе и дыханию в НЛП — присоединение по позе и движению («зеркало»); преувеличение, усиление чувства и его выражения в гештальт-терапии — оформление, преувеличение определенного движения в процессе танцевальной сессии, развитие темы в действие; работа с мышечными блоками и последовательностями сложнокоординированных действий в телесно-ориентированной терапии — освобождение от напряжения, расширение диапазона движений в танце и т. д.

Таким образом, можно сказать, что танцевально-двигательные методы основаны на тех же принципах, что и другие направления практической психологии, но работают с ними на своем поле — в теле, движении и пространстве.

Опишем основные методы ИТДТ.



1. Кинестетическая эмпатия

Как упоминалось ранее, факт нахождения в кинестетической эмпатии с другим служит двум важным функциям: это может дать существенную информацию о том, как чувствует себя другой человек, и может способствовать развитию раппорта.

При использовании кинестетической эмпатии, чтобы ощутить, что чувствует другой, важно принимать своим телом то же положение, иметь то же мышечное напряжение, дыхательный паттерн и телодвижение. Но оставаться в состоянии эмпатии можно только на короткое время. Иначе интенсивность эмоционального переживания очень трудно «стряхнуть» с себя, если оно воплощено в вашем теле. Другой пласт трудностей лежит в возможном проецировании своих впечатлений, ценностей и суждений на другого человека, вместо признания того факта, что материал, который возникает, может быть вашим собственным. Кинестетическая эмпатия полезна как способ установления контакта, она способствует осознанию и принятию клиентом своего тела, своих чувств и отношений, развитию двигательного репертуара. При отзеркаливании движения психолог (психотерапевт) может спросить клиента, что он (она) чувствует или думает, когда видит, как кто-то еще двигается подобным образом, или поинтересоваться, не вызывает ли движение какой-нибудь образ. Этот метод используется в настоящее время практически всеми танцевальными терапевтами.

2. Аутентичное движение

Как метод ТДТ родилась из процедуры, разработанной Мэри Старк Уайтхаус, которую она часто называла «движением в глубине»(movement-in-depth). В Аутентичном Движении есть движущийся и наблюдатель. Движущийся закрывает глаза и ждет импульсов движения — это процесс проживания движения. Тело является гидом, и движущийся следует импульсам движения, когда они появляются. Наблюдатель наблюдает, сохраняя полное осознавание своего опыта и опыта движущегося.

Аутентичное движение активизирует те части психики, которые К. Юнг описывал как части бессознательного. Метод, который создала М. Уайтхаус (M. Whitehouse, 1995) способствует выражению разнообразных аспектов личности, как сознательных, так и бессознательных. В безопасной обстановке он дает возможность безусловного принятия и понимающего, сотрудничающего внимания. В рамках группы в качестве наблюдателя могут выступать отдельные участники или группа участников (см. также раздел Базовые психотехнологии).

3. Системный анализ движений (См. главу 2.1.3)


4. Трансформация движения в коммуникацию

Этот метод работает с движениями, которые являются дисфункциональными по своей природе (например, самостимулирующие, повторяющиеся, используемые, чтобы держать других на расстоянии) и использует их как базис, на основе которого клиента вовлекают во взаимодействие. Шевеление пальцами около глаз, характерное для некоторых аутичных детей, может быть трансформировано в шевеление пальцами друг против друга, как бы помахивая в приветствии. При использовании этого метода важно не копировать человека. Лучше всего, когда движения подобны движениям клиента или являются прямым ответом на то, что он делает.



5. Развитие темы в действие, импульса — в историю

Несмотря на все старания клиента, слова часто мешают развитию личности и становятся на пути переживания полного содержания чувства или ситуации. Развитие этого материала и телесное выражение часто кристаллизует и углубляет осознание. В дополнение иногда выявляется несоответствие между тем, что человек говорит и что делает. Невербальное же поведение трудно скрыть или изменить. В результате оно очень точно показывает, что происходит.

Если мы внимательно «посмотрим» в любую точку тела, то в каждой точке мы можем обнаружить тысячи различных импульсов. Одни из них имеют большее значение, чем другие и могут развиться в движение, жест или образ и стать началом «истории». Под «историей» в контексте ИТДТ подразумевается не нарративный каркас, который, как известно, не отличается поразительным многообразием («историй всего четыре», Х. Л. Борхес); история в данном случае — это любая последовательность событий. Смысл и целостность истории создается усилиями трех действующих лиц — танцующего (клиента), танцтерапевта (свидетеля) и пространства (как физического, так контекстуального и культурного).

Например, клиентка работала над эмоциональной сепарацией от отца. Хотя она говорила правильные слова о том, что она теперь чувствует себя свободной от этой ситуации, ее двигательное поведение показывало совершенно обратное. Используя растягивающуюся ленту как связующее звено, чтобы проиллюстрировать это несоответствие, психолог, взяв на себя роль отца, попросила клиентку держаться за другой конец. Клиентку попросили представить, что эта лента символизирует те сильные эмоциональные узы, которые существуют между ней и ее отцом, чтобы посмотреть, как она сможет высвободить себя из этой ситуации. Ей не хотелось отпускать ленту. Для нее это движенческое задание ясно продемонстрировало ее истинные чувства.

Еще одной полезной темой, которую можно перевести в движение, является доверие. Позволить себе полностью облокотиться на кого-нибудь или физически поддержать кого-то — в этом можно очень четко увидеть индивидуальные стили или паттерны. Полностью отдаться чьей-либо заземленности и балансировать на чьей-либо опоре — в этой ситуации телесная эмоция ясно покажет полноту отдачи. Участники группы могут осознать, каким людям они доверяют, доверяют ли они вообще или только частично, и как это репрезентирует их жизненные паттерны. Сопротивление, пассивность, сотрудничество, лидерство или следование — это некоторые другие темы, которые можно развить на двигательном уровне.

6. Использование ритма

Данный метод представляет собой совместное движение членов группы под единый ритм. Двигательная деятельность, которая использует ритмические телодвижения, такие как фольклорные танцы или упражнения, усиливает ощущение общности, сплоченности у участников группы. Ритмичное действие также помогает продлить вовлеченность в деятельность, способствуя согласованному использованию тела и созданию сильных невербальных связей между участниками.



7. Освобождение от напряжения

Людям, которые зажаты или напряжены, работа с движением помогает расслабить «неудобные» или зажатые части тела. Иногда сильное встряхивание частями тела (как будто стряхивая воду или пыль) может привести к катарсическому высвобождению. Очень часто для снятия напряжения используют классические телесноориентированные психотехники (арка Лоуэна, кольцо Лоуэна, методы М. Фельденкрайза, В.Ю. Баскакова, массажи и т. п.).



8. Работа с реквизитом

Для некоторых непосредственные отношения с другими могут быть болезненными или пугающими переживаниями. Тогда соединению участников группы может помочь работа с предметами. Более того, предметы могут способствовать прямому выражению чувств, когда действительные чувства слишком пугают. Пеновые мячики можно бросить, разломать раздавить; подушки можно бросать и пинать; а полотна — тянуть или трясти изо всех сил. Держась за растягивающуюся полосу ткани, люди могут ощутить себя частью группы, даже если они испытывают недостаток в социальной связанности. Работа с реквизитом вызывает и стимулирует естественную телесную реакцию; кто-то обычно старается поймать мяч или, по крайней мере, увернуться от удара. Кроме того, это может вызвать воспоминания о тех моментах, когда происходила игра, соревнование или участие в группе.



9. Преувеличение

Обычно наше внимание привлекает определенный аспект чьего-либо двигательного поведения (например, обдуманное и контролируемое поведение, быстрое и неожиданное движение рукой или «навалившееся» тяжелое чувство). После того как психолог (психотерапевт) привлек внимание клиента к этому паттерну, он может предложить преувеличить движение, чтобы более четко выделить характеризующее качество. Клиента можно попросить исследовать выразительные или коммуникативные аспекты. На двигательном уровне ведущий может предложить клиенту, чтобы тот позволил себе испытать больше чувств и дал возможность движению идти туда, куда оно идет. Также можно «взять» определенное качество движения, перенести его в другую часть тела и посмотреть, вызовет ли оно такую же или другую эмоциональную реакцию. Клиента можно попросить вербализовать то, что данная часть тела «говорит» или хочет сделать.



10. Целенаправленный выбор музыки

Этот методический прием предполагает целенаправленный выбор музыки как терапевтом, так и самим участником группы. К. Стантон (K. Stanton-Jones, 1992) подчеркивает, что выбор музыки должен стимулировать и поддерживать свободную импровизацию и межличностное взаимодействие. Многие авторы (J. MacDonald, 1992; B. Meekums, 1992 и др.) указывают в этой связи на особую роль музыкального ритма в групповом процессе. М. Чейз, например, считала, что ритм есть основная предпосылка для координации, а совместные ритмические переживания в группе дают чувство сопричастности, солидарности и сопринадлежности. Вместе с этим ритм может быть навязчивым, «душащим» свободное самовыражение. И в этом случае танцевальные терапевты используют вместе с клиентами любые способы обозначения «внутреннего» ритма человека — барабан, тамбурин, хлопки, выстукивания ногами, напевание и т. д.

Музыкальное сопровождение используется со следующими целями: создание настроения; выявление стереотипов движения; обращение клиента к своей памяти; для подкрепления ритмов, способствующих возникновению определенных чувств и отношений (например, ритмов, вызывающих сильные и мощные движения, приводящие к уменьшению напряжения и агрессии); стимулирование творческой экспрессии и широкого использования пространства.

11. Круговые групповые танцы

Круговой танец — исторически первая форма танца, наиболее распространенный способ совершения обрядов и форма, в мифологическом сознании первобытного человека сопряженная с определенными культами. Ему приписывается функция пробуждения архетипических переживаний. Круговой групповой танец выполняет следующие функции: снижение тревожности и сопротивления; возникновения чувств общности, сопричастности; развития внутригруппового единства и межличностных отношений. Круг рассматривается как базовая фигура, где каждый может двигаться одновременно. Варианты использования данного метода разнообразны.



12. Специфически использованные техники танцевальной импровизации

Теория ИТДТ в значительной мере связана с понятием «неустойчивости» в смысле субъективности, языка, форм и репрезентаций. Каким же образом мы постигаем «органичность» нашего тела через непреднамеренные движения и изменение его ощущений?

Теория танцедвигательной терапии позволяет понять то, что такое »привычные движения» и каким образом они связаны с неразрешенными в прошлом конфликтами. Когда человек «застревает» на определенных двигательных паттернах, повторяя одни и те же движения вновь и вновь, это препятствует его экспериментам с новыми движениями.

Танцевальная импровизация предполагает эксперимент с движениями, которые имеют непривычный и неосознанный характер. Его результаты не запланированы и непредвиденны, что дает возможность для освобождения от жестких систем значений и привычных моделей поведения. Являясь выражением кинетической субъективности, танец дезорганизует регулярность, рутину и порядок.

На первый взгляд, импровизация означает только спонтанность творческого выражения и для большинства людей именно в этом состоит ее ценность. Поэтому возникает вопрос — можно ли научиться импровизировать и что это может дать?

На самом деле, большинство техник обучения импровизации (а в программах обучения современных танцоров есть такая дисциплина) построены на увеличении чувствительности к сигналам, идущим из тела — его ощущений, его памяти, его тонкой малоосознаваемой жизни, на способности мгновенно реагировать на импульсы, идущие из тела и сигналы из окружающего пространства и, реагируя, превращать их в историю, не всегда ясную и простую, но обладающую смыслом и своего рода красотой.


Правда, нам давно уже хотелось развенчать один из мифов, относящихся к импровизации — миф об абсолютной спонтанности.

Полная спонтанность также невозможна, как и вечный двигатель: мы в любом случае обусловлены нашим прошлым опытом, мышечными зажимами и культурными табу. Возможно лишь ощущение полной спонтанности — экстатическое состояние свободы, которое достаточно редко подтверждается внешним наблюдением.

Что с этим делать?

Мы не можем уйти от этой обусловленности, но нам доступно осознание этой обусловленности. Тогда появляется расстояние между мной и тем, что меня обуславливает, появляется возможность выбора, игры с этой обусловленностью. В этот момент и начинается настоящая спонтанность — при возможности открыто наблюдать за собой, при готовности к неожиданностям.


Поэтому настоящая импровизация — это осознанная спонтанность.

Возвращаясь к терапевтическому и трансформационному контексту, можно отметить, что внутри него существует своего рода дихотомия, противоречие: осознанность/спонтанность. Эти качества и навыки обслуживаются разными школами и традициями.

Спонтанность в большей степени связана с экстатическими практиками (шаманскими, раджнишевскими, суфийскими), а осознанность — с практиками внимательности и самонаблюдения (в первую очередь, буддистская традиция). Спонтанность определяется доверием — себе, своим чувствам, своим реакциям, а осознанность — рефлексией, беспристрастностью, равностным отношением, полнотой восприятия и отсутствием «фильтров восприятия».

Использование техник импровизации позволяет соединять эти зачастую противоположные состояния и навыки, обретать большую целостность и полноту мироощущения и самовыражения.

Поскольку многие упражнения выполняются в формате «кто-то делает, кто-то смотрит», выявляется и постепенно исчезает страх публичного выступления, который, как известно, иногда сильнее страха смерти. Декларируемый экспериментальный аспект снижает страх оценки. Развитие чувствительности и готовности к неожиданности снижает страх неизвестного.

Упражнения по структурной импровизации и композиции являются простым и наглядным способом обучения метаструктурам взаимодействия: присоединению, противодействию (контрасту) и комплиментарности (дополнительности).

Упражнения на групповую импровизацию развивают целостное видение ситуации (что важно — в динамике) и своего места в ней. Многие упражнения направлены на то, чтобы сохранять определенное состояние в меняющихся условиях и этот навык сохранения состояния достаточно легко переносится на жизненные ситуации.

Поскольку подобные занятия не преследуют терапевтических целей напрямую, а носит скорее обучающий и развлекательный характер, многие защиты просто не включаются.

Разумеется, сами по себе техники танцевальной импровизации не являются заменой терапии, как бы «не доходят» до нее. Например, если во время импровизации я нахожу движение, чем-то эмоционально «цепляющее» меня, то в терапевтическом контексте мне необходимо выяснить, обращаясь к чувствам, ощущениям и воспоминаниям, что стоит за этим движением — какое состояние, качество или история, тогда как во время «просто импровизации» достаточно получить удовольствие от этого движения и найти ему место в общей композиции.

Импровизационные техники должны быть адаптированы, встроенны в терапевтический контекст, контекст личностного развития.



13. Трансовые танцы

В трансовых танцах человек достигает экстатического состояния, позволяющего пережить и понять определенный опыт, полный радости и эйфории. При этом тело является неким мостом к опыту, каналом, через который проходит экстатический опыт. Танец здесь является способом вхождения в измененные состояния сознания. Выделяются два основных способа вхождения в транс через танец: транс за пределами измождения и транс на фоне монотонных телодвижений (В.Козлов, 1995).



14. Контекстуальные танцевально-двигательные психотехники

Кроме базовых танцевально-двигательных методов разработано множество контекстуальных психотехник (техник-форматов), которые могут быть легко включены в контекст многих тренингов. Это такие упражнения как «Танец четырех стихий» А. Гиршона, «Танец четырех сторон света» Н. Веремеенко, «Танец птицы» В. Козлова, и др.




Каталог: wp-content -> uploads -> 2015
2015 -> География пәнінен облыстық олимпиада
2015 -> Сыздыкова Гульжанар Каримовна карабаева Самал Сериковна Исетова Венера Мухаметжановна Список граждан, допущенных к собеседованию на объявленный конкурс
2015 -> Ибраев Жомарт Омашұлы; Результат конкурса по осуществлению отбора кандидатов на занятие
2015 -> Географиядан теориялық тур сұрақтары ( 9 сынып) Аудандық олимпиада 2014 – 2015 оқу жылы
2015 -> Биографическая справка
2015 -> Bala Turkvizyon 2015» Түрік әлемі әндерінің Ұлттық іріктеу турының ережесі Байқауды ұйымдастырушылар: «Bala Turkvizyon 2015» Ұлттық Түрік әлемі әндері байқауының (ары қарай Байқау) ұйымдастырушылары «rimas televiziyon Radyo Produksyon A


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   27


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет