Интегративная танцевально-двигательная терапия


Методологические особенности применения методов ИТДТ в групповой форме работы



жүктеу 4.15 Mb.
бет15/27
Дата07.09.2018
өлшемі4.15 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   27

2.6. Методологические особенности применения методов ИТДТ в групповой форме работы

2.6.1. Интегративная методология


Современная ситуация в методологии психологии характеризуется противостоянием традиционного (академического) направления и огромного количества школ и течений, новых психологических подходов к пониманию теории и практики этой науки (В.Козлов, 1999).

Академическая психология основывается на биологическом и социальном детерминизме активности человека и отдает предпочтение материалистической, позитивистской парадигме науки.

Новоиспеченные эклектические «направления» и «школы», особенно прикладной ориентации, или не имеют методологического осмысления или считают методологию схоластической профанацией науки.

Одновременно как вне мировоззрения не существует личности, так и вне методологии нет науки.

Основная проблема заключается в том, что ни практики, ни теоретики психологии не пытаются рефлексировать целостную картину психической реальности человека. В психологии отсутствует восприятие целостной картины психической реальности, которая проявлена на всех уровнях — от биологического до духовного.

В силу этого необходимы создание и разработка принципиально новой методологии, которая бы учитывала проявленность психического на всех уровнях существования человека.

Смысл общего интегративного подхода заключается в том, что психика человека является многоуровневой системой, обнаруживающей в личностно структурированных формах опыт индивидуальной биографии, рождения, а также безграничного поля сознания, трансцендирующего материю, пространство, время и линейную причинность. Осознание является интегрирующей открытой системой, позволяющей различные области психического объединять в целостные смысловые пространства.

Личность является формой проявления психического и имеет фрагментарную структуру, и между фрагментами различных областей и уровней существует конфликтное напряжение. Бинарный характер оценки человеком собственного опыта приводит к усилению интрапсихического напряжения.

Интеграция на уровне личностном подразумевает осознание конфликтных напряжений между фрагментами и уровнями психики и открытое принятие того, что раньше отвергалось. Способность к интеграции опыта — основной критерий психического здоровья. Низкая способность к интеграции ведет к формированию деструктивных реакций личности и в крайних выражениях — к социальной девиации и психопатологической симптоматике.

Практические методы психосоциальной работы с использованием интегративного подхода включают в себя широкий спектр психологических техник, общим для которых является использование личностного ресурсного потенциала

Интегративный подход — принципиально новое смысловое пространство как для профессионалов (психологов, социальных работников, психотерапевтов), так и для их клиентов.

В последние десятилетия в психологии и социальной работе возникли направления, так или иначе рассматривающие психику человека как сложную многоуровневую саморегулирующуюся систему, открытую для взаимодействия с другими системами и обладающую способностью производить новые структуры и способы организации. Основоположником таких подходов можно с уверенностью назвать З. Фрейда, рассматривающего психику как систему, состоящую из динамических, взаимосвязанных между собой и связанных с окружающим миром элементов.

Дальнейшее развитие глубинной психологии строилось на использовании этой модели. Психоаналитическая терапия подразумевала повышение психологической компетенции пациента путем глубокого исследования конфликтного элемента психики и интеграции его в целостное психическое пространство.

Несмотря на революционный переворот в понимании психического, совершенный З. Фрейдом, предложенный им психоанализ оставался в рамках редукционистски-материалистических взглядов на функционирование личности. Содержание психической жизни целиком определялось опытом индивидуальной биографии и физиологическими процессами организма.

Признание важности общечеловеческого опыта и духовных, «нуминозных» переживаний было провозглашено учеником Фрейда К. Г. Юнгом. Его величайшей заслугой было выведение человеческой психики за пределы индивидуальных ограничений, придание ей общеисторического и космического смыслов.

Существенным вкладом в интегративное понимание психики явилось выделение Юнгом структурных принципов организации сознания: комплексов и архетипов.

Архетипы обеспечивают организацию психики на уровне коллективного бессознательного и отвечают за связь индивидуального сознания с общеисторическим эмоциональным опытом человечества; комплексы являются структурными единицами индивидуального бессознательного и тесно связаны, с одной стороны, с архетипами, с другой — с индивидуальным повседневным опытом. Центром психики Юнг считал Самость — пространство потенциальных возможностей и целостности личности, а основным психическим процессом — процесс индивидуализации, конечной целью которого является интеграция комплексов и архетипов и достижения Самости.

Исторически рассматривая развитие интегративного подхода в приложении к пониманию психики нужно упомянуть таких авторов, как Р. Ассаджиоли, Ст. Гроф, К. Уилбер. Они разработали достаточно сложные карты психики, включающие надличностные измерения. Наиболее яркой и методологически корректной картой психики является, безусловно, расширенная картография бессознательного Ст. Грофа, создавшего эту модель на основе тридцатилетнего опыта изучения феноменов измененных состояний сознания.

Таким образом, одной из ведущих тенденций в формировании интегративного взгляда на психику стал структурно-топологический подход; однако без учета динамизма психической жизни этот подход рискует превратиться в одну из мертвых концепций, которыми изобилует академическая психология.

Чрезвычайная пластичность и динамичность психики делает практически невозможным создание единой, раз и на всегда принятой теории психического; единственное, чему мы можем следовать, так это импульсам самопознания, а существующие теории помогают нам лишь организовывать эти импульсы, и, если повезет, — создавать новые теории и подходы.

Современная масштабная тенденция, характерная для методологии психологии, — обращение в поисках ответов на свои вопросы к другим областям научного знания с одной стороны, с другой — к духовному наследию человечества. Это проявление интегративных тенденций внутри самой психологии (В. Козлов, 2001).

Методология интегративного подхода в психосоциальной работе заключается в следующих принципах организации объяснительной и воздействующей ее составляющих:



1. Принцип целостности.

Принцип целостности подразумевает понимание психики как чрезвычайно сложной, открытой, многоуровневой, самоорганизующейся системы, обладающей способностью поддерживать себя в состоянии динамического равновесия и производить новые структуры и новые формы организации.

Принцип целостности сформулирован в известном врачебном постулате «лечить больного, а не болезнь». В чем же смысл этого принципа применительно к реальной психосоциальной работе с населением?

Еще А. Адлер подчеркивал подход к пониманию каждого человека как интегрированной целостности в рамках социальной системы. Основные принципы Адлера — холизм (целостность), единство индивидуального стиля жизни, социальный интерес, или общественное чувство, и направленность поведения к цели. В интегративной методологии также подчеркивается приоритет действий социальных влияний на каждого индивидуума и важность социальных интересов: чувства общности, кооперации, заботы о других.

Сложность предмета наших усилий, а именно личности клиента и групп клиентов заключается в том, что их содержание не определяется лишь набором проблем, которые они осознают и демонстрируют или неким кризисным состоянием. Как правило, за демонстрируемыми личностными проблемами стоят более глубокие неосознаваемые структуры (гештальты, системы конденсированного опыта, целостности психической реальности, субличности и т. п.). Они являются своеобразными паттернами связи индивидуальной психики с окружающим миром и несут определенный личностный смысл.

Более того, на наш взгляд, мы все время должны учитывать «вечную философию» человека с ее незыблемой истиной преодоления всех пределов.

«Человек есть нечто, что должно превозмочь» (Ницше), и человек получает свое обоснование, свою целостность и свой смысл в трансцендировании.

Трансцендирование существует не только в положительном векторе духовной реализации. По сути дела, сущность духовного поиска в религиозно-философских традициях состояла в попытке преодоления локальности жизни человека, ограниченности его способностей, его смертности, в попытке перевода человека в космическое измерение.

Для интеллигентной ментальности есть более эстетичные примеры трансцендирования, как в практике науки, когда у человека создаются органы — научные теории, приборы, гипотезы, переводящие его в космическое измерение. Ведь открытие законов природы — это есть ни что иное как делание человека через опыт его сознания соразмерным космосу и устройству универсума. Через практику философии человек также становится соразмерным Вселенной как всеединству, получает самообоснование в качестве космического феномена. Через предельный опыт в области искусства человек также способен трансцендировать свои границы и воплощать космическую гармонию. Весь этот опыт преодоления себя через создание специфических духовных органов для перевода в космическое измерение был характерен для человека на протяжении всей его истории (М. Мамардашвили, 1992).

Но мы не можем не видеть негативный вектор этой вечной попытки трансцендировать ограничения, когда они приводят к социальной девиации, к пограничной психопатологии или к суициду.

Клиент психосоциальной работы существует вне любых теорий и концепций (если только он не дипломированный психолог или социальный работник). И, приступая к реализации психосоциальной работы, следует иметь в виду относительность любой, даже самой и экономичной и элегантной теории психического, поскольку сложность нашего объекта деятельности несопоставима ни с одной идеей о нем.

Многоуровневость психики подразумевает и многоуровневость проблемных состояний и кризисных явлений. То или иное кризисное состояние, осознаваемое клиентом и представляющее для него проблему, можно рассмотреть как незначительную часть мощной энергетической структуры, проходящей через все уровни психического. В соответствии с принципом целостности любые психологические или социально-психологические трудности клиента несут двоякий смысл: с одной стороны, они являются признаками нарушения целостности функционирования психики, с другой — актом ее восстановления. Поэтому побуждение клиента к нахождению позитивных смыслов в его проблемной ситуации является часто первым шагом к восстановлению целостности (В. Козлов, 1999).

Столь частое в процессе психосоциальной работы сопротивление клиента является, по большому счету, сопротивлением системы дестабилизирующему дезорганизующему воздействию специалиста. Мы должны предельно четко понимать, что гомеостатическая тенденция выражена и в личности наркомана, и в личности безработного, в личности бомжа. Если клиент удерживается в процессе психосоциальной работы и первоначальные социальные нарушения исчезают, то нет никакой гарантии, что через некоторое время мы не столкнемся с возникновением принципиально новой социальной девиации. Любая социальная девиация носит, в первую очередь, компенсаторный характер и представляет собой отражение внутренних процессов самоорганизации и стабилизации.

Таким образом, принцип целостности в контексте интегративной методологии является, в первую очередь, принципом экологичности и подразумевает следование логике внутреннего процесса трансформации личности.



2. Генетический принцип.

Генетический принцип или принцип развития выражается в том, что человеческая психика имеет множество потенциальных направлений своего развития. Эти направления определяются в критических точках — точках бифуркации, где система делает выбор в отношении пути своего дальнейшего развития. Можно сказать, что в точке бифуркации система находится в состоянии временной нестабильности и чрезвычайно чувствительна даже к незначительным внешним воздействиям. Это состояние системы соответствует начальным этапам кризиса, когда на фоне нарастающей нестабильности происходит мобилизация психических и физических ресурсов и активный поиск новых путей развития.

Опыт практический работы показывает, что клиент в этом состоянии, как правило, нуждается в помощи для осознания новых возможных путей развития и организации ситуации эмпатической поддержки. Если путь развития найден и принят, то активность направляется на поддержание системы в новом режиме функционирования.

Таким образом, для сохранения эволюционных процессов в системе, которая находится в точке бифуркации, ей необходима кратковременная качественно организованная и структурированная поддержка. Если этого не произошло и если человек не обладает навыками саморефлексии и саморегуляции, то выбор дальнейшего пути развития становится зависимым от случайных факторов и может не соответствовать сущностным потребностям как личности, так и социального окружения. В этом случае возникает конфликтное напряжение между уровнями психики и, как следствие, возникают компенсаторные феномены — социальные девиации. Эта ситуация соответствует развернутой картине личностного кризиса, когда состояния относительной стабильности чередуются с состояниями обострения. Каждое обострение несет в себе потенциал обновления и возможность нового эволюционного пути, однако, система вновь и вновь делает один и тот же выбор.

В контексте интегративного подхода это состояние является наиболее перспективным для применения мощных интенсивных психотехнологий, связанных с вхождением в измененные состояния сознания.

Можно предположить, что опыт высокой интенсивности, с одной стороны, девальвирует значимость когда-то сделанного случайного выбора, с другой — активирует непроявленные аспекты различных областей психики, связанных с высшими уровнями иерархии потребностей.

Одной из основных характеристик кризисного состояния является сужение сферы осознания вокруг проблемного поля, которое постепенно становится активной интрапсихической подсистемой, все более проявляющей свою автономию.

Расширение сферы осознания в процессах интенсивных интегративных психотехнологий приводит к тому, что качества кризисного состояния трансформируются в поток опыта (позитивная дезинтеграция); при качественной профессиональной поддержке этого процесса происходит формирование новой интрапсихической подсистемы, более сонастроенной с духовными измерениями и обеспечивающей психической жизни большую целостность.



3. Принцип обусловленности.

Психическое пространство представляет собой систему взаимосвязанных пространственно-временных сознательных и бессознательных структур (гештальтов, целостностей психической реальности, систем конденсированного опыта и т. п.), между которыми существует энергоинформационное взаимодействие внутри психики; характер этого взаимодействия определяют паттерны отношений человека с окружающим миром.

Принцип обусловленности подразумевает существование не только линейных причинно-следственных отношений «здравого смысла», но и акаузальных взаимосвязей как внутри психики, так и между событиями внутреннего и внешнего мира.

Неравновесное состояние системы (кризисное) способно воздействовать на линейную область; на внутреннем плане влияет на причину.

Клиент в депрессивном состоянии склонен интерпретировать происходящие вокруг события из точки своего состояния; при многих кризисных состояниях воспоминания прошлых событий превращаются в фантастический синтез реальных событий с воображаемыми, который, по мнению клиента, «правильно» объясняет его состояние. Содержание интерпретаций обуславливается актуальным состоянием системы и искажает линейную область; степень искажений связана, в первую очередь, с интенсивностью эмоциональных переживаний.

Одним из проявлений принципа обусловленности является нелинейная смысловая связь между интрапсихическими переживаниями и событиями окружающего мира, названная К. Г. Юнгом акаузальным объединяющим принципом или синхронистичностью. Появление в жизни клиента таких значимых совпадений свидетельствует об активации спонтанной трансформационной способности психики, которую следует поддерживать и катализировать в психосоциальной работе. Явления синхронистичности могут способствовать обретению клиентом новых смыслов и новому пониманию реальности.

Содержательно одинаковые проблемные состояния могут обуславливать различные направления развития системы — от личностного роста и духовного совершенствования до социальной девиации и идентифицированности личности со статусом социального аутсайдера. Раскрытие кризисного состояния в его положительном векторе подразумевает для клиента потенциальную возможность очищения через опыт страдания, возможность алхимического процесса трансформации индивидуальной психики, личности, на социально полезные цели и деятельность.

Содержание психосоциальной работы во многом определяется направлением, психологическим или психотерапевтическим мифом, в котором работает специалист. Это содержание конструируется синтезом личного опыта, образования и внутренних убеждений специалиста.

Клиент способен ассимилировать практически любую концепцию психосоциальной работы, но лишь в том случае, если она полностью разделяема специалистом. Обуславливая процесс психосоциальной работы соответствующим мифом, мы способствуем формированию альтернативных энергоинформационных взаимодействий между элементами и подсистемами психической реальности клиента. И, как это ни странно, «по вере вам и воздастся». Часто концепция является убедительной не в силу научности или ментальной изысканности, а по причине внутренней веры в нее специалиста. Поэтому, наверное, работа баптиста или священника в хосписе часто выглядит намного убедительнее, чем работа психолога.

4. Принцип позитивности.

Принцип позитивности подразумевает центрирование специалиста и клиента на положительном опыте. Одним из первых шагов в психосоциальной работе является нахождение позитивных смыслов в проблемном состоянии. Если это удастся, то клиент, может быть, впервые получает возможность увидеть то, что с ним происходит, в ином свете.

Этот принцип, как мы неоднократно отмечали (В. Козлов, 1998), не означает, что специалист должен постоянно подбадривать и успокаивать клиента. специалист, скорее, занимает позицию активного сострадания, когда он четко осознает свои возможности и ограничения, и исходя из этого, строит процесс психосоциальной работы в соответствии с состоянием и возможностями клиента.

Позитивность предполагает несколько шагов во взаимодействии с клиентом:



  1. рефлексия актуального состояния, которая подразумевает осознание проблемной ситуации человека и факторов, определяющих это состояние;

  2. присоединение и эмоционально-чувственное вживание в проблему, воспроизведение ее специалистом в собственном сознании и рефлексия собственных переживаний; бывает очень полезно дать клиенту обратную связь по поводу своих переживаний;

  3. постановка общей цели психосоциальной работы, сообщение клиенту своего понимания ситуации и возможности интерпретации состояния пациента с точки зрения этой концепции. Доведение до пациента информации о применяемых психотехнологиях, их эффектах. Психотехнологическое насыщение процесса работы;

  4. помощь пациенту в осознании своих новых переживаний и возможностей в конструктивном использовании их в повседневной жизни (интеграция личностью нового опыта);

  5. при необходимости — организация отслеживания пациента в социуме и гарантированная поддержка после окончания цикла психосоциального взаимодействия.

Главный смысл принципа позитивности заключается в том, что сонастроенность человека с положительными состояниями обеспечивает его высокой степенью энергии, доступом к творческим ресурсам, эффективными навыками саморегуляции и проявления в социуме.

Выражением принципа позитивности для пациента является осознание им необязательности страдания ради того, чтобы жить в соответствии со своими потребностями, возможностями и способность творить положительные переживания в собственной жизни.



5. Принцип соотнесенности.

Принцип соотнесенности подразумевает соответствие характера и интенсивности воздействия психотехнологий уровню зрелости пациента и степени сензитивности его психики.

В соответствии с этим принципом можно выделить следующие условия организации и проведения психосоциальной работы:

1. Глубокая теоретическая и практическая подготовка специалиста в области психосоциальной работы, знание того, каким образом применяемые механизмы воздействуют на физическое и психическое состояние пациента, умение эффективно использовать их в процессе терапии. Кроме того, специалисту необходимо иметь достаточный опыт собственного прохождения тех техник и практик, которые используются в работе с населением.

2. Чувство необходимой достаточности при психотехнологическом насыщении работы, что соответствует известному принципу Оккама — «сущности не имеет смысла приумножать без необходимости; достичь большего меньшими средствами». Чрезмерная насыщенность психосоциальной работы мощными техниками может привести как к возрастанию сопротивления пациента, так и к усилению дезадаптации. В свою очередь, слабая интенсивность психосоциальной работы, использование «урезанных», сокращенных процессов взаимодействия с клиентами приводит к отсутствию глубины трансформационного опыта и, как следствие, падению эффективности работы. Следует помнить, что нет техник, эффективных при всех состояниях за исключением одной — способности специалиста самому нести состояние гармонии, целостности, сострадания и любви.

3. Психотехнологии и концептуальное содержание социальной работы должны быть понятны, доступны и приемлемы для клиента. По всей видимости, не стоит предлагать клиентам — убежденным материалистам миф о переселении душ и заниматься с ними реинкарнационной терапией, каких бы нерешенных проблем прошлых воплощений нам ни хотелось бы у них увидеть. Не следует без предварительной информационной подготовки начинать терапию с мощных эмпирических техник, если клиент находится в состоянии выраженной астении, под воздействием депрессивного состояния или «выученной» беспомощности.

4. Цели психосоциальной работы, определенные специалистом, должны быть соотнесены с целями клиентов. Не следует во что бы то ни стало добиваться испытания сатори клиентом, если он хочет всего лишь избавиться от бессонницы и раздражительности.

6. Принцип потенциальности.

Если мы обратим внимание на особенности русской ментальности, то можем отметить особый способ восприятия пространства. Оно переживается как простор, как то, куда вырываешься из неволи, как чистая потенциальность бытия, воля, свобода, полноценное дыхание, то есть духовная жизнь, не стесненная мирской скорбью.

Интегративная методология, опираясь на целостное видение человека в перспективе его материального, социального, духовного роста, предполагает при психосоциальной работе с клиентом раскрытие его потенциальности, развитие интуиции, творчества, высших состояний сознания, личностных ресурсов. Использование этого принципа предполагает, что индивидуум мобилизует свои ресурсы для преодоления кризисного состояния, фрустрации и страха, возникающих из-за отсутствия поддержки со стороны окружающих и неадекватности самоподдержки.

На наш взгляд, каждый человек обладает тенденцией к саморазвитию и потенциальностью, интенцией к целостности, большей свободе.

Раскрытие потенциальности может быть достигнуто на разных уровнях и не обязательно включает в себя так называемый духовный уровень. Более того, формы раскрытия могут быть различными.

В психосоциальной работе потенциальность может раскрываться:



  • в узнавании о различных составляющих своей личности, ее структуре, качествах, свойствах, способностях и т. д.;

  • в раскрытии перспектив развития своего материального, социального и духовного Эго;

  • в отождествлении или разотождествлении со значимыми фрагментами или качествами своего Эго;

  • в раскрытии потенциальных возможностей, способностей, витальных ресурсов;

  • в усилении основных тенденций личности, особенно конативной и гомеостатической;

  • в получении возможности отказа от отождествления себя с фрагментами Эго и приобретении способности их контролировать;

  • в раскрытии творческих сил личности, высших психических состояний сознания, экзистенциальных смыслов существования.

Мы могли бы еще продлить этот список, так как направлений и форм раскрытия потенциальности множество.

Самое важное в принципе потенциальности — открытие простора для дальнейшего развития, движения, жизни среди людей.



7. Принцип многомерности истины.

Любая теория, концепция, терапевтический миф, учение, идея, житейское суждение о психической реальности при кажущейся зачастую их полноте и универсальности справедливы лишь при определенных обстоятельствах и с известной долей вероятности. Следует помнить, что как самые гениальные психологические теории, так и заявления некоторых клиентов о «сглазе», «порче»представляют собой, в первую очередь, попытку структурировать и транслировать собственный внутренний опыт. Предельное осознание относительности и в то же время истинности любого понимания психического освобождает специалиста от догм и приближает его к точке мудрости, к драгоценному состоянию Равностности. Наш разум производит объяснения, а реальность снисходительно принимает любое из них.

В заключении хотелось бы отметить, что методологические принципы интегративного подхода являются не сводом правил, определяющих процесс психосоциальной работы, а, скорее, направлением профессионального мышления, философской и психологической тенденцией, имеющей практическое применение.

2.6.2. Как мы понимаем интеграцию


Самое элементарное значение понятия «интеграция» — присоединение части к целому. При этом под «частью» понимается вытесненный фрагмент сознания, изгнанный из сферы сознания как чуждое «Эго» в сферу «Не так», «Не Я» под знаком отрицания «Нет».

Интеграция — это осознание конфликтов между «Я» и «Не Я», «Так» и «Не так» и открытое, оценивающее принятие того, что ранее отвергалось, отрицалось, подвергалось подавлению и было нерефлексируемо. В конце концов, интеграция — осознание выбора «Так» и «Не так» как конфуза дуальности.

Интегративные психотехнологии — система концепций, моделей, методов и навыков, которые ведут человека к большей целостности, к меньшей конфликтности, раздробленности сознания, деятельности, поведения. При этом первый шаг работы с клиентом — это принятие зоны «И так тоже», замена жесткого ограничения на гибкий выбор.

Цель интеграции — находиться за пределами мучительных дуальностей «Да» и «Нет», «Я» и «Не-Я», которые являются качественными характеристиками «Эго». Цель — устойчивое обживание пространства Равностности — «И так тоже», пространство «танца равных партнеров», в котором каждый может отыскать равновесие и целостность, которые им подходят.

Любая система психологии и психотерапии исходит из необходимости интеграции, воссоздания в гармоническом единстве всех осознанных и неосознанных сил и способностей. Однако каждая теория и технология по-своему понимает, что такое здоровье, целостная личность, каковы главные принципы психологического взаимодействия (роль и место слова, невербальных и телесных коммуникаций, структура и динамика сессии и т. д.); что такое структура личности, ее свойства, каковы характеристики кризисных состояний, как и почему происходит изменение личности; что такое человеческая природа, какова роль психолога...

Интегративный подход дает на эти вопросы свои ответы, вытекающие из опыта и теоретических установок, во многом противоположных ортодоксальным направлениям прикладной психологии и психотерапии, использующей вербальные взаимодействия между психологом и клиентом.

Основная философская предпосылка интегративного подхода состоит в убеждении, что возможности обычного человека много больше тех, которые проявляются в его повседневной жизни, где он, пребывая в профаническом мире и в профаническом сознании, отождествлен со своим телом и эго. Эта ложная идентификация является причиной неподлинного, нездорового и неудовлетворительного образа жизни и основным источником эмоциональных и психосоматических нарушений. Развитие дистрессовых симптомов, не имеющих органических причин, может рассматриваться как указание на то, что человек дошел до предела в ограничении и ущемлении своей природы. Однако кризисная ситуация несет одновременно возможность для исцеления: преодоления внутренней раздробленности и разделенности между человеком и миром.

Интегративный подход в психологии является одновременно очень молодым и очень старым. Это чрезвычайно новый подход в истории западной психологии и чрезвычайно старый — в истории человечества вообще. Мы находим его истоки в используемом в различных культурах шаманском и духовном целительстве, в психотехнике транса, , в разнообразных духовных практиках, которые были развиты и в восточных странах, и в западных.

В рамках традиционных школ психологии, основанных на вербальном диалоге, серьезная коррекция психодинамических структур, лежащих в основе личностных кризисов, требует многих лет систематической работы. Представителям этих школ трудно поверить, что глубокие изменения личности могут происходить за считанные дни или даже часы, так как ортодоксальные теории не в состоянии объяснить эти результаты. Им также трудно принять тот факт, что процесс трансформации может идти независимо от используемой техники и теоретических воззрений и что наилучшей теоретической стратегией может быть принятие и поддержка с полным доверием всего, что спонтанно происходит в интенсивном интегративном процессе. Однако, с точки зрения интегративного подхода, эти удивительные вещи не только возможны, но и реальны, ибо процесс взаимодействия психолога и клиента по самой своей сути является не «лечением болезни в соответствии с неким рецептом или сценарием», а попыткой самопознания и самооткрытия.

Интегративный подход прямо использует потенциал психики к самоизменению, лежащий в сердце дао трансформации. Лишь в нем создаются оптимальные условия для появления этого потенциала, и за 2–3 часа происходит разрешение глубоких конфликтов, напряжений, психосоматических травм. Участник тренинга получает о себе обширные новые знания, а главное — развивает у себя чувство уверенности и контроля. Он начинает понимать, что единственный человек, который может ему действительно помочь — это он сам.

Реальность, которая нас окружает, нейтральна. Она никакая, пока не соприкасается с нашим осознанием.

Интеграция имеет инсайтный характер, это всегда высвечивание какого-то пространства светом осознания. Все это очень похоже на то, как фонарик высвечивает из тьмы какое-то пространство. Это похоже именно на фонарь, а не на факел. У кого-то фокус этого фонаря четок, ясен, у кого-то расфокусирован, рассеян. Кто-то может держать этот фонарь в цепких руках своей воли, и луч осознания как меч в руках зрелого воина направлен и остер. У другого фонарь, словно в руках у пьяного или обкуренного гашишем, скользит бесцельно. У одного свет сильный, как прожектор, у другого слаб и еле теплится. И реальность выхватывается разная — у кого-то гармония, стройность, у кого-то бардак и грязь. И у каждого бывает время, когда фонарь дрожит в немощных руках и гаснет, гаснет. Но всегда есть место, где загораются другие фонари, и Земля наполнена мерцанием, и зачастую это мерцание заполняет весь космос, живой и неживой.

В чем главное отличие этого света?

Оно напоено отношением, оценкой и переживанием. В этом основное отличие человеческого света осознания — оно всегда пульсирует чувством, отношением.

Вселенная все время беременна человеческим осознанием.

Вселенная вечно возрождается в человеческом осознании.

Вне воли, чувства, осознания — пуст орех бытия.

И потому я все время радуюсь конфликту, боли, страданию не меньше, чем целостности, наслаждению, благостности. Вместе они составляют удивительно насыщенную палитру осознанной человеческой жизни. И каждый носит в себе космос, пустой, вечный, никакой, и умудряется создавать ежесекундно внутренний мир и наполнять его смыслом и содержанием.

Бывает так в самые удачные дни, когда психотерапевт и клиент вместе умудряются осуществить сказочное путешествие в сад Эдема. А в обычные дни — лишь бы «плоды» не были гнилыми и «воды» не ядовиты: «не навреди».

Мы далеки от мысли, что техники ИТДТ являются универсальными методами исцеления, но достаточно большой опыт работы в пространстве этих психотехнологий показывает, что они обладают рядом позитивных качеств:



  • дают потенциальную возможность проработки целостностей психической реальности в совокупности всех компонентов;

  • имеют достаточно высокую интенсивность и скорость воздействия;

  • используют внутренние ресурсы психики к самоинтеграции;

  • могут удовлетворять потребность в трансцендировании.



2.6.3. Разработка тренингов


Все практики ТДТ подчеркивают важность согласования целей и методов занятия. Танец и любое упражнение в тренинге существует не потому, что мы решили его применить, он связан с целями тренинга, конкретными запросами участников и динамикой группы. Чаще всего выделяют три этапа занятия: разминка (разогрев), развитие темы, завершение (интеграция). Эта схема хорошо описывает одно занятие. Но в литературе по ТДТ практически ничего не говорится о разработке программ, составленных из нескольких занятий.

Интегративность методологии построения тренинга ИТДТ проводится на многих уровнях: мы обращаемся к различным слоям сознания, используем различные языки (ощущений, чувств, образов, знаков), поддерживая изоморфность и развитие тем и паттернов смыслов. Например, на тренинге «Жить Танцуя» тема «заземления» исследуется вначале через дыхание и работу с напряжением (дыхание в землю-опору через напряженный участок тела), затем, на следующий день, — в движении (танец потягиваний), затем в контакте с партнером (элементы контактной импровизации), затем на символическом, ритуальном уровне (танец с Землей как с живым партнером). Одновременно эта тема соединяется с темой интеграции трех ярусов кинесферы.

Поскольку мы используем танец, то сам тренинг в целом, метафорически мы можем рассматривать как большую танцевальную композицию, танцевальный спектакль и применять к ней некоторые принципы танцевальной композиции — ясность начала и завершения, развитие темы, формирование специфического языка, наличие кульминации (центрального раскрывающего, глубинного процесса). Если кульминаций несколько, они должны быть соотнесены друг с другом. Тренинг ИТДТ должен быть не только технологически грамотен, но и красив по композиции, этого требует сама природа метода, его творческое естество.

При разработке тренинга нужно разрабатывать не только отдельные занятия, но и видеть тренинг в целом: как темы раскрываются, поворачиваются различными аспектами в течение нескольких дней, как они интегрируются. Это раскрытие тем не должно быть логичным и линейным, оно может следовать прихотливой логике современного танцевального языка, но в любом случае оно должно проводиться осознанно. Некоторые положения кластерной теории интеграции М. Щербакова могут дать продуктивные идеи для разработки общей структуры тренинга.

Мы выделяем два аспекта «композиции» тренинга: структурный и процессуальный. Это не альтернативы, а два полюса, между которыми развивается тренинг как танец.

Структурность означает наличие четкого разработанного плана занятий с учетом времени всех упражнений и переходов между ними. Процессуальность — следование за процессом, внимание к развитию динамики группы, ответ на конкретные запросы участников.

На разных программах баланс между двумя этими аспектами может быть разным, он может меняться и в течение одного тренинга. В кратковременных тренингах (2–4 дня) более значим структурный аспект, для долгосрочных программ баланс сдвигается в сторону процессуальности.

В любом случае, необходимо, чтобы объем материала (темы и форматы) для разработки тренинга в несколько раз превышал объем самого тренинга. Это дает возможность: а) оперативно среагировать на резкие изменения в групповой динамике; б) задает малоосознаваемую, но реальную «глубину» тренинга. Одна из часто встречающихся тенденций среди начинающих тренеров — это желание вместить в тренинг как можно больше упражнений. Прекрасно, если вы знаете много форматов, можете разрабатывать их сами, но для тренинга как для любого произведения искусства (а хороший тренинг — это действительно произведение искусства) важна редактура, отбрасывание лишнего. Это «лишнее» все равно присутствует в «теле» тренинга и задает его «невидимое измерение». Так же тщательно нужно рассмотреть последовательность, связи между упражнениями, почему они следуют одно за другим. Здесь можно учитывать несколько принципов развития тем:



1. Принцип маятника.

Маятники, синусоида, волна — один из самых естественных принципов; активность сменяется пассивностью, высокая интенсивность — медитативностью. Иногда резкая смена темы (контраст) способствует ее более глубокому усвоению за счет обновления восприятия, но может также и усилить сопротивление.



2. Принцип интериоризации.

При освоении новых движений или принципов посторения движений важно использовать путь интериоризации: вначале работа идет в группах или парах, а затем — индивидуально.



3. Принцип экстериоризации.

Уже освоенное новое качество или способ действия имеет смысл закрепить во взаимодействии с партнерами.



4. Принцип смены модальностей.

Для интеграции в структуру сознания новых смыслов и навыков имеет смысл менять «языки переживаний», проводить межмодальные трансляции: например, иногда подключать к танцу голос или рисование, предложить описывать восприятие движения через образы и т. д.



2.6.4. Вербальная составляющая ИТДТ


В принципе, именно наличие и особая роль вербальной компоненты отличают танцевальную терапию от просто танцевальных занятий. Поэтому для танцевального терапевта важны все навыки, которые важны для любого психолога, работающего в вербальных техниках. Но механизмы интеграции в ИТДТ, естественно, шире, она может происходить и при отсутствии осознания первичной травмы.

В вопросе о вербальной интерпретации опыта движения нам близка позиция британской DMT — в ИТДТ терапевт не интерпретирует опыт клиента, не приводит его опыт к заранее заданной карте психики. Здесь мы исходим из принципа многомерности истины. Для нас важно помочь клиенту сформировать навыки саморефлексии, помочь ему в осознавании связей между ощущением-действием-чувством-смыслом.

Вместе с тем, для практиков ИТДТ важны и специфические навыки — совмещение движения и ведения голосом, трансляция качества и состояния через интонацию, тембр и стилистику речи; умение соотносить силу голоса с громкостью музыки и т. д. Голос тренера ИТДТ также «танцует».

2.6.5. Использование музыки


Хотя на тренингах мы часто используем упражнения и процессы без музыки (например, Аутентичное Движение), для практиков ИТДТ критически важно хорошее знание различных музыкальных направлений, тонкое чувствование ритма, атмосферы, композиции музыкальных произведений и профессиональные навыки обращения с музыкальной аппаратурой.

Хотя мы не используем на тренингах очень громкую музыку, качество записи и аппаратуры очень значимо. Оптимальным, на сегодняшний день, следует считать наличие hi-fi аппаратуры и работа со специально подобранными CD (например, набор, который распространяется на профессиональной программе А. Гиршона). Музыкальные центры и кассеты принципиально не могут дать необходимого качества и снижают эффективность процесса. Также важно, чтобы ведущий умел сменить диск, поставить новую композицию, изменить громкость, продолжая давать инструкции, не отвлекаясь от наблюдения за процессом, не теряя контакта с группой. Нужно знать продолжительность каждой используемой композиции и динамику ее развития.

Выбор музыкальных композиций для проведения занятий должен быть максимально осознанным и определяться целями как конкретного упражнения, так и тренинга в целом. Музыка — составная часть терапевтического процесса в ИТДТ и может служить связующей нитью («якорем» в терминологии НЛП) между различными состояниями. Поэтому не следует на каждое упражнение ставить разные музыкальные композиции, но, если вы повторяете композицию, вы отчетливо понимаете, почему вы ее повторили, связь каких тем и состояний вы подчеркнули этим повтором.

В то же время набор музыкальных композиций для тренинга может быть достаточно разнообразным, чтобы помочь в активизации и интеграции различных чувств и состояний.

Мы не рекомендуем использовать популярные распространенные музыкальные композиции, особенно российскую «попсу», кроме тех случаев, когда мы работаем с утрированием социальных клише и стереотипов. В данном случее использование такой «музыки» действует как прививка, потому что в больших количествах популярная музыка является ядом для психики. Не следует использовать музыку с понятными большей части группы словами, кроме тех случаев, когда это продиктовано конкретным контекстом процесса. Музыка с ярко выраженной стилистикой (например, классическая или хип-хоп) будет задавать стиль танца; если вы не планируете специально работать внутри этого стиля, не используйте такую музыку.

Для проведения тренинга ИТДТ можно использовать следующие группы музыкальных произведений:



Энергизирующая, активная музыка, с использованием барабанов, возможно, этническая. Прекрасным образцом такой музыки является творчество «городской шаманки» Gabrielle Roth и ее группы The Mirrors.

Эмоциональная, выражающая различные состояния — от яркой радости до драмы и скорби, особенно важна воодушевляющая, призывающая к движению, но при этом не очень энергичная музыка.

Нейтральная, активизирующая музыка без явно выраженного эмоционального состояния позволяет больше состредоточиться на самом движении.

Релаксационная, медитативная, «прозрачная»; большая часть музыки «нью-эйдж» слишком искусственна и «сладка». Но среди нее можно найти по-настоящему достойные образцы.

«Странная» музыка; для формирования новых движений, стимулирования спонтанности, раскрытия ресурсов рекомендуется использовать незнакомую музыку, с рваным ритмом, не привычную для танцевания с точки зрения стереотипа восприятия танцевальной музыки.

И, наконец, самое главное — вы используете только ту музыку, которая по-настоящему нравится вам, как ведущему, увлекает вас самих; только «пропуская ее через себя», вы дадите людям возможность действительно «отдаться потоку» музыки, танцевать всем своим существом.




2.6.6. Способы интеграции опыта


Во время групповой работы с клиентами после общих упражнений, как правило, проводится проговор (sharing).

Каталог: wp-content -> uploads -> 2015
2015 -> География пәнінен облыстық олимпиада
2015 -> Сыздыкова Гульжанар Каримовна карабаева Самал Сериковна Исетова Венера Мухаметжановна Список граждан, допущенных к собеседованию на объявленный конкурс
2015 -> Ибраев Жомарт Омашұлы; Результат конкурса по осуществлению отбора кандидатов на занятие
2015 -> Географиядан теориялық тур сұрақтары ( 9 сынып) Аудандық олимпиада 2014 – 2015 оқу жылы
2015 -> Биографическая справка
2015 -> Bala Turkvizyon 2015» Түрік әлемі әндерінің Ұлттық іріктеу турының ережесі Байқауды ұйымдастырушылар: «Bala Turkvizyon 2015» Ұлттық Түрік әлемі әндері байқауының (ары қарай Байқау) ұйымдастырушылары «rimas televiziyon Radyo Produksyon A


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   27


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет