Интегрированный урок "Традиции романтизма в литературе и музыке"



жүктеу 258.92 Kb.
Дата27.04.2019
өлшемі258.92 Kb.



Людвиг ван Бетховен – последний представитель

классицизма XVIII века

или первый композитор-романтик?
Актуальность проекта.

Творчество Бетховена тесно связано с искусством Германии и Австрии. От первых до последних произведений композитору неизменно присущи ясность и рациональность мышления, равновесие между частями целого, которые являются характерными признаками классицизма в искусстве вообще, в музыке – в частности. В этом смысле Бетховена можно назвать прямым последователем не только Глюка, Гайдна и Моцарта, но и самого основоположника классического строя в музыке – француза Люлли, творившего за сто лет до рождения Бетховена. Но музыка Бетховена значительно отличается от музыки композиторов эпохи Просвещения, в связи с этим часто возникает спор, где одни считают Бетховена последним представителем классического направления в музыке, другие – первым представителем романтического направления в искусстве. Именно этот спор и заставил меня задуматься о принадлежности Бетховена к какому-то ни было направлению в искусстве. Уверен, что такие вопросы возникали у каждого человека, кто прикасался к необычному проявлению в искусстве – музыке Бетховена, ведь его музыка выше всего, что было создано его современниками. 
Этапы работы над творческим проектом.

В работе над проектом можно обозначить основные этапы работы, которые были связаны с решением определенных задач.

I. Этап проблематизации. Формулировка проблемы, темы проекта, на котором мы постарались ответить на следующие вопросы.

Основополагающий вопрос:

  • К какому направлению в искусстве относится музыка Людвига ван Бетховена – классицизму или романтизму?

Проблемные вопросы:

  • Каковы черты классического появления музыки Бетховена?

  • Каковы специфические особенности романтического искусства?

  • Как черты романтизма проявляются в творчестве Бетховена?

  • Каково значение музыки Бетховена для первой трети XIX века?

Гипотеза. Если Бетховен 27 лет жил в эпоху романтизма, то это искусство не могло не отразится на нем и на его творчестве.

Таким образом, предметом исследования является творчество Людвига ван Бетховена.

Ожидаемые результаты:

1. Проведение исторического исследования принадлежности Бетховена к какому-то виду направлению в искусстве поможет мне шире развить свой кругозор;

2. Расширение собственных представлений о явлениях культуры, происходивших на рубеже XVIII-XIX веков;

3. Развитие аналитических навыков при рассмотрении и изучении произведений Бетховена;

4. Развитие основ монологической речи, сравнительного анализа, классификации и обобщения.

5. Создание презентации, отражающей творчество Бетховена.

2. Этап целеполагания. Цель нашей деятельности заключается в поиске и исследовании данной темы и практическом воплощении.

Цель проекта: выявление стилевой принадлежности музыки Бетховена.

Задачи проекта:

  1. Узнать о чертах классицизма XVIII века;

  2. Определить специфику философского содержания классицизма;

  3. Выявить специфические черты романтического искусства;

  4. Исследовать музыкальные традиции романтизма в музыке на примере творчества Бетховена;

  5. Создать презентацию на основе творческого проекта, отражающую содержанию данной темы.

3. Этап планирования. Составление плана по сбору информации, проведения исследования. Чтобы осуществить проект необходимо проделать определенную работу от исходной проблемы до реализации цели проекта.

Мы планировали сделать исследовательскую часть проекта за 2 месяца (60 дней), поэтому был составлен следующий план работы.



Что нужно сделать

Срок исполнения

Выполнение

1.

Продумывание цели и задач проекта

1 день

Выполнено

2.

Запись этапов работы и планирование

1 день

Выполнено

3.

Составление разработки проекта

2 дня

Выполнено

4.

Подбор материала о творчестве Бетховена.

15 дней

Выполнено

5.

Работа с источниками:

  • Обзор литературы по данной теме;

  • Знакомство с музыкальными, произведениями;

  • Анализ музыкальных структур, музыкального языка и философских взглядов Бетховена.

25 дней

Выполнено

6.

Создание текста проекта. Систематизация изученного материала.

5 дней

Выполнено

7.

Оценивание проделанной работы

2 дня

Выполнено

8.

Редактирование сделанной работы

1 день

Выполнено

9.

Работа над созданием презентации

8 дней

Выполнено


Срок выполнения проекта - 2 месяца (60 дней)

В работе мы пользовались следующими методами:

  1. Методом комплексного сравнительного анализа проявления черт классицизма и романтизма в произведениях Бетховена;

  2. Методом исторического анализа, как в произведениях Бетховена проявляются черты новых философских идей, нового образного содержания;

  3. Методом описания изученного материала.

4. Этапы реализации проекта.

  1. Изучение и анализ исследовательского материала.

  2. Изготовление и оформление проектного продукта.

  3. Подготовка к презентации исследовательского материала.

  4. Знакомство одноклассников с творчеством великого австрийского композитора, его философскими взглядами и отражением их в музыкальных сочинениях.

  5. Представление содержания проекта и презентации на уроках музыкальной литературы в Детской школе искусств, уроках МХК в общеобразовательной школе.


Оценка результатов работы над проектом:

  1. Для написания отчета о ходе работы над проектом были использованы возможности текстового редактора WORD.

  2. При разработке презентации были освоены следующие технологии работы с компьютером: офисные программы Microsoft Word, Microsoft PowerPoint.

  3. В результате реализации данного проекта были усовершенствованы навыки работы с поиском информации, умение отбирать и оценивать наиболее значимый материал для раскрытия темы.

  4. Для учащихся был проведен творческий отчет в форме презентации.

  5. Проект был представлен на Всероссийском конкурсе творческих проектов учащихся.

Презентация

    • Подготовка к проведению презентации полученных результатов.

    • Презентация полученных результатов на Всероссийском конкурсе творческих проектов учащихся.

Ресурсы:

  • Литература

  • Интернет

  • Беседы с педагогами в Детской школе искусств по интересующим вопросам.

Методы исследования:

  • Работа со словарем;

  • Работа с интернет сайтами;

  • Анализ музыкальных, поэтических и художественных произведений.

Практическая значимость работы состоит в том, изучив специфику и особенности музыки Бетховена, можно:

  • Применять полученные знания на уроках истории и Мировой художественной культуры в общеобразовательной школе.

  • Использовать данный творческих проект как иллюстративный материал на уроках музыкальной литературы в Детской школе искусств.



Содержание проекта
Для мировой классики Бетховен является очень значимой фигурой. Один из самых исполняемых композиторов в мире. Он сочинял свои произведения в абсолютно всех существовавших жанрах своего времени. Бетховена считают последним представителем классицизма XVIII века. И в то же время он является предвестником периода романтизма в музыке.

Музыка Бетховена значительно отличается от музыки композиторов эпохи Просвещения. Ей присущ огромный заряд энергии, накопления чувств и важная черта Бетховенской эстетики, как и всех композиторов-классиков XVIII века, – чувство гармонии с миром, связь с человечеством и миром в целом. Его творчество проникнуто той силой, верой, радостью жизни, пришедшие до конца в музыке с началом «романтической эпохи». Завершая эпоху музыкального классицизма, Людвиг ван Бетховен одновременно открывал дорогу наступающей эпохе.

Произведения Бетховена не только венчают эпоху в истории музыки, по праву названную классической, но и предсказывают век романтизма, служат вступлением к нему, провозглашая его законы — полное развертывание индивидуальности, смелое выдвижение идеи свободы, страстную ненависть к тирании, подчеркивание национальной, патриотической мысли и сознательное понимание того, что подлинная задача музыки состоит в том, чтобы вести человечество по новому пути, и, — в противовес отсталости, мелочному крохоборству мещанина, — претворять в жизнь идеи подлинного гуманизма, истинной человечности.

Ни одна сфера музыкального искусства XIX века не миновала воздействия Бетховена. От вокальной лирики Шуберта до музыкальных драм Вагнера, от скерцозных, фантастических увертюр Мендельсона до трагедийно-философских симфоний Малера, от театрализованной программной музыки Берлиоза до психологических глубин Чайковского — почти каждое крупное художественное явление XIX века развивало одну из сторон многогранного бетховенского творчества. Его высокое этическое начало, шекспировский масштаб мысли, безграничное художественное новаторство служили путеводной звездой для композиторов самых разнообразных школ и направлений. «Гигант, чьи шаги мы неизменно слышим за собой», — говорил о нем Брамс.

Выдающиеся представители романтической школы в музыке посвятили Бетховену сотни страниц, провозглашая его своим единомышленником. Берлиоз и Шуман в отдельных критических статьях, Вагнер в целых томах утверждали великое значение Бетховена как первого композитора-романтика.

Для определения стилевой принадлежности музыки Бетховена необходимо дать определение Классицизма и Романтизма.

 Классицизм, одно из важнейших направлений искусства прошлого, художественный стиль, в основе которого лежит нормативная эстетика, требующая строгого соблюдения ряда правил, канонов, единств. Правила классицизма имеют первостепенное значение как средства, обеспечивающие главную цель – просвещать и наставлять публику, обращая ее к возвышенным примерам. Художественное произведение, с точки зрения классицизма, должно строиться на основании строгих канонов, тем самым обнаруживая стройность и логичность самого мироздания.

Каковы свойства романтического искусства? Вот основные черты нового романтического направления в искусстве начала XIX века:

  • Появление и расцвет синтетических видов искусства: балета, оперы, романса, оратории - воссоединили некогда утраченное единство.

  • Интерес к исключительному, возвышающемуся над своим окружением герою.

  • Мотив одиночества, скитальчества, драматизм и трагизм жизни.

  • Поэтизация далёкого прошлого, народного быта, природы.

  • Протест против буржуазной действительности, против практицизма и рационализма, столкновение реального и идеального

Чтобы выявить романтические черты в произведениях Бетховена необходимо провести сравнительный анализ сонат Гайдна, Моцарта и Бетховена. Для этого необходимо выяснить, что собой представляет классическая соната. Чем же отличается «Лунная соната» от сонат Гайдна и Моцарта?

Строение классической сонаты.

Первая часть цикла – обычно Allegro - выражение противоречивости жизненных явлений. Она пишется в сонатной форме. В основе сонатной формы – сопоставление или противопоставление двух музыкальных сфер, выраженных главной и побочной партиями. Ведущее значение закрепляется за главной партией. Первая часть состоит из трёх разделов: экспозиция – разработка – реприза.

 Вторая-медленная часть сонатно-симфонического цикла (обычно Andante, Adagio, Largo) - контрастна первой части. Она раскрывает мир внутренней жизни человека, либо мир природы, жанровые сцены.

       Финал – не только последняя, но итоговая часть цикла. В нём общность с другими частями. Как правило, пишется в форме рондо (многократное повторение главной мысли – рефрена создаёт впечатление законченности высказывания). Иногда для финалов используется сонатная форма.

             Рассмотрим строение сонат Гайдна, Моцарта и Бетховена:

Гайдн. Соната ми минор.

Соната состоит из трёх частей.

Presto. Первая часть написана в форме сонатного allegro. В ней две контрастные темы. Главная тема взволнованная, беспокойная. Побочная партия более спокойная, светлая.

Andante. Вторая часть светлая, спокойная как размышление о чём  –  то хорошем.

Allegro assai. Третья часть. Характер грациозный, танцевальный. Построение близко форме рондо.

Моцарт. Соната до минор.

Соната состоит из трёх частей.

Molto Allegro. Первая часть написана в форме сонатного allegro. В ней две контрастные темы. Главная тема суровая, строгая, а побочная партия напевная, нежная.

Adagio. Вторая часть проникнута светлым чувством, песенного характера.

Allegro assai. Третья часть написана в форме рондо. Характер тревожный, напряжённый.

     Главным  принципом строения классической сонаты было наличие в первой части двух разнохарактерных тем (образов), вступающих в драматические взаимоотношения по ходу их развития. Это мы и увидели в рассматриваемых сонатах Гайдна и Моцарта. Первая часть этих сонат написана в форме сонатного allegro: есть две темы – главная и побочная парии, а также три раздела – экспозиция, разработка и реприза.

     Первая  же часть “Лунной сонаты” не подпадает под эти структурные особенности, которые делают инструментальную пьесу сонатой. В ней нет двух разнохарактерных тем, вступающих в конфликт друг с другом.

         «Лунная соната» — сочинение, в котором жизнь, творчество, пианистический гений Бетховена слились воедино, чтобы создать произведение удивительного совершенства.

Первая часть — в медленном движении, в свободной форме фантазии. Так и пояснил Бетховен произведение — Quasi una Fantasia — вроде фантазии, без твердых ограничительных рамок, диктуемых строгими классическими формами.
Нежность, печаль, раздумье. Исповедь страдающего человека. В музыке, которая как бы рождается и развивается на глазах у слушателя, сразу улавливаются три линии: нисходящий глубокий бас, мерное укачивающее движение среднего голоса и умоляющая мелодия, возникающая после краткого вступления. Она звучит страстно, настойчиво, пробует выйти к светлым регистрам но, в конце концов, падает в бездну, и тогда бас печально завершает движение. Выхода нет. Кругом покой безнадежного отчаяния.

Но так только кажется.

Allegretto – вторая часть сонаты,  названная Бетховеном нейтральным словом Аллегретто , никак не поясняющим характер музыки: итальянский термин Аллегретто означает темп движения — умеренно быстрый.

Что представляет собой эта лирическая часть, которую Ференц Лист назвал «цветком между двумя безднами»? Этот вопрос до сих пор волнует музыкантов. Одни считают Аллегретто музыкальным портретом Джульетты, другие вообще воздерживаются от образных пояснений загадочной части.

Как бы то ни было, Аллегретто своей подчеркнутой простотой представляет величайшие трудности для исполнителей. Здесь нет определенности чувства. Интонации допускают толкование от совсем непритязательной грации до заметного юмора. Музыка вызывает в памяти картины природы. Возможно, это воспоминание о берегах Рейна или пригородах Вены, народных праздниках.

        Presto agitato – финал сонаты, в начале которого Бетховен сразу же предельно ясно, хотя и лаконично обозначает темп и характер — «очень быстро, взволнованно», — звучит как буря, все сметающая с пути. Вы сразу слышите четыре волны звуков, накатывающиеся с огромным напором. Каждая волна завершается двумя резкими ударами — бушует стихия. Но вот вступает вторая тема. Верхний ее голос широк, певуч: жалуется, протестует. Состояние крайней взволнованности сохраняется благодаря сопровождению — в том же движении, что и при бурном начале финала. Именно эта вторая тема развивается дальше, хотя общее настроение не изменяется: беспокойство, тревога, напряжение сохраняются во всей части. Меняются лишь некоторые оттенки настроения. Иногда, кажется, что наступает полное изнеможение, но человек вновь поднимается, чтобы преодолеть страдания. Как апофеоз всей сонаты разрастается кода — заключительная часть финала.

Таким образом, сравнительный анализ сонат Гайдна, Моцарта и Бетховена приводит к тому, что в творчестве Бетховена совершенно очевидно влияние романтического искусства, ярко проявляясь в новой трактовке строения сонатного цикла. Но, является ли это основанием для мнения о том, творчество Бетховена принадлежит эпохе романтизма?

Взгляд на Бетховена как на композитора, глубоко родственного романтической школе актуален и в наше время. А между тем, оценивая сегодня вклад, который внесли в мировое искусство композиторы романтической школы, мы приходим к убеждению, что Бетховена нельзя ни отождествлять, ни безоговорочно сближать с боготворившими его романтиками. Ему не свойственно то главное и общее, что позволяет объединить в понятие единой школы творчество столь различных художественных индивидуальностей, как, например, Шуберт и Берлиоз, Мендельсон и Лист, Вебер и Шуман, Не случайно в критические годы, когда, исчерпав свой зрелый стиль, Бетховен усиленно искал новые пути в искусстве, зарождающаяся романтическая школа (Шуберт, Вебер и другие) не открыла перед ним никаких перспектив. А те новые, грандиозные по своему значению сферы, которые он, наконец, нашел в своем творчестве последнего периода, по решающим признакам не совпадают с основами музыкального романтизма.

Необходимо уточнить границу, разделяющую Бетховена и романтиков, установить важные моменты расхождения между этими двумя явлениями, близкими друг другу по времени, и безусловно соприкасающимися отдельными своими сторонами и все же иными по своему философскому наполнению.

Необходимо сформулировать, прежде всего, те моменты общности между Бетховеном и романтиками, которые давали последним повод усматривать в этом гениальном художнике своего единомышленника.

На фоне музыкальной атмосферы после буржуазной Европы начала и середины XIX века, Бетховен и западные романтики были объединены важной общей платформой — оппозицией к показному блеску и пустой развлекательности, которые начали господствовать в те годы.

Бетховен — первый композитор, сбросивший ярмо придворного музыканта, первый, сочинения которого ни внешне, ни по существу не связаны с феодальной княжеской культурой или с требованиями церковного искусства. Он, а вслед за ним и другие композиторы XIX века, — «свободный художник», не знающий унизительной зависимости от двора или церкви, которая была уделом всех великих музыкантов предшествующих эпох — Монтеверди и Баха, Генделя и Глюка, Гайдна и Моцарта... И однако, завоеванная свобода от сковывающих требовании придворной среды повлекла за собой новые явления, не менее тягостные для самих художников. Музыкальная жизнь на Западе оказалась в решающей степени во власти мало просвещенной аудитории, не способной оценить высокие стремления в искусстве и ищущей в нем только легкую развлекательность.

Противоречие между исканиями передовых композиторов и обывательским уровнем буржуазной публики в огромной степени тормозило художественное новаторство в прошлом веке. В этом заключалась типичная трагедия художника послереволюционного времени, породившая столь распространенный в западной литературе образ «непризнанного гения в мансарде». Она определила пламенный изобличительный пафос публицистических трудов Вагнера, клеймящего современный ему музыкальный театр как «пустоцвет гнилого общественного строя».

В войне с пошлостью, рутиной, легковесностью главным союзником композиторов романтической школы был Бетховен. Именно его творчество, новое, смелое, одухотворенное, стало знаменем, воодушевлявшим всю передовую композиторскую молодежь XIX века на поиски серьезного, правдивого, открывающего новые перспективы искусства.

И в своем противостоянии устаревающим традициям музыкального классицизма Бетховен и романтики воспринимались в середине XIX века как единое целое. Небывалая, эмоциональная сила его музыки, ее новое лирическое качество, свобода формы по сравнению с классицизмом XVIII столетия, наконец, широчайший диапазон художественных идей и выразительных средств — все это вызывало восхищение романтиков и получило дальнейшее многостороннее развитие в их музыке. Только многогранностью бетховенского искусства и его устремленностью в будущее можно объяснить столь парадоксальное на первый взгляд явление, что самые разные, иногда совсем непохожие друг на друга композиторы воспринимали себя как наследники и продолжатели Бетховена, имея для такого мнения реальные основания. И в самом деле, разве не от Бетховена воспринял Шуберт то развитое инструментальное мышление, которое породило принципиально новую трактовку фортепианного плана в бытовой песне? Только на Бетховена ориентировался Берлиоз, создавая свои грандиозные симфонические композиции, в которых прибегал к программности и вокальным звучаниям. Программные увертюры Мендельсона отталкиваются от бетховенских увертюр. Вокально-симфоническое письмо Вагнера непосредственно восходит к оперному и ораториальному стилю Бетховена. Симфоническая поэма Листа — типичное порождение романтической эпохи в музыке — имеет своим истоком ярко выраженные черты проявившиеся в произведениях позднего Бетховена, тенденцию к вариациям и свободной трактовке сонатного цикла. Вместе с тем Брамс обращается к классицистской структуре бетховенских симфоний. Чайковский возрождает их внутренний драматизм, органично связанный с логикой сонатного формообразования. Примеры подобных связей между Бетховеном и композиторами XIX века, по существу, неисчерпаемы.

Прежде всего, это — психологическое начало, ощутимое как у Бетховена, так и почти у всех художников следующих поколений.

Стремление изобразить реальность через призму душевного мира индивидуальности свойственно и музыке всей после «бетховенской эпохи». Преломляясь через специфику инструментальной выразительности, оно породило некоторые характерные новые формообразующие приемы, которые последовательно проявляются как в поздних сонатах и квартетах Бетховена, так и в инструментальных и оперных произведениях романтиков.

Для искусства «психологической эпохи» утратили актуальность классицистские принципы формообразования, выражающие объективные стороны мира, а именно отчетливые, ясно противопоставленные друг другу тематические образования, завершенные структуры, симметрично расчлененные и сбалансированные разделы формы, сюитно-циклическая конструкция целого. Бетховен, как и романтики, нашел новые приемы, отвечающие задачам искусства психологического плана. Это — тенденция к непрерывности развития, к элементам одночастности в масштабах сонатного цикла, к свободной вариационности в развитии тематического материала, часто основанной на гибких мотивных переходах, к двуплановой — вокально-инструментальной — структуре музыкальной речи, как бы воплощающей идею текста и подтекста высказывания. Именно эти черты сближают между собой произведения позднего Бетховена и романтиков, которые во всех других отношениях принципиально контрастны между собой. Но практически все произведения романтиков далеки по своему кругу образов, настроению, внешнему звучанию от сонат и квартетов Бетховена последнего периода! И те, и другие отмечены единой тенденцией к непрерывности развития.

Сближает позднего Бетховена с композиторами романтической школы и необычайное расширение диапазона явлений, охваченных их искусством. Эта черта проявляется не только в разнообразии самого тематизма, но и в крайней степени контрастности при сопоставлении образов в рамках одного произведения. Так, если у композиторов XVIII века контрасты лежали как бы в единой плоскости, то у позднего Бетховена и в ряде произведений романтической школы сопоставляются образы разных миров. В духе гигантских бетховенских контрастов романтики сталкивают земное и потустороннее, реальность и мечту.

Композиторы-романтики упорно называли Бетховена создателем программной музыки, усматривая в нем своего предшественника. Действительно, у Бетховена есть два широко известных произведения, содержание которых композитор сам уточнил при помощи слова. Именно эти произведения — Шестая и Девятая симфонии — были восприняты романтиками как олицетворение их собственного художественного метода, как знамя новой программной музыки «романтического века». Однако если взглянуть на эту проблему беспристрастным взглядом, то нетрудно убедиться в том, что программность Бетховена глубоко отлична от программности романтической школы. И прежде всего потому, что явление, для Бетховена частное и нетипичное, в музыке романтического стиля стало последовательным, существенно важным принципом.

Сегодня нам ясно, что оценка Бетховена западными романти­ками была односторонней, в каком-то смысле даже тенденциозной. Они «услышали» только те стороны бетховенской музыки, которые «резонировали в тон» их собственным художественным представ­лениям.

Характерно, что они не признавали поздних квартетов Бетхо­вена. Эти произведения, выходящие далеко за рамки художественных идей романтизма, казались им недоразумением, плодом фантазии выжившего из ума старика. Не ценили они также и его произведения раннего периода. Когда Берлиоз одним взмахом пера перечеркнул все значение творчества Гайдна как искусства якобы придворно-прикладного, то он выражал в крайней форме тенденцию, свойственную многим музыкантам его поколения. Романтики легко отдали классицизм XVIII века безвозвратно ушедшему прошлому, а вместе с ним и творчество раннего Бетхо­вена, которое они были склонны рассматривать лишь как этап, предваряющий собственно творчество великого композитора.

Но это не главные расхождения между Бетховеном и романтиками, а глубокое общее несоответствие их философских взглядов.

Самое фундаментальное различие между ними — в мироощуще­нии.

Как бы ни осмысливали свое творчество сами романтики, все они в той или иной форме выразили в нем разлад с действительностью. Образ одинокой личности, затерянной в чуждом и враж­дебном мире, бегство от мрачной действительности в мир недося­гаемо прекрасной мечты, бурный протест на грани нервной взвинченности, душевные колебания между экзальтацией и тоской, мистикой и инфернальным началом — именно эта сфера образов, чуждая бетховенскому творчеству, была в музыкальном искусстве впервые открыта романтиками и разработана ими с вы­соким художественным совершенством. Героическое оптимистиче­ское мироощущение Бетховена, его душевное равновесие, возвы­шенный полет мысли, никогда не переходящей в философию потустороннего,— все это не было воспринято композиторами, мысля­щими себя наследниками Бетховена.

Сопоставим, наконец, бетховенского героя с типичными героями в музыке XIX века. Вместо Эгмонта и Леоноры — личностей геро­ических, действенных, несущих в себе высокое нравственное нача­ло, мы встречаемся с мятущимися, неудовлетворенными персона­жами, колеблющимися между добром и злом.

Разница проявляется, прежде всего, в образной сфере.

Расширение романтиками границ музыкальной выразитель­ности было в огромной степени связано с открытой ими сферой сказочно-фантастических образов. Вероятно, страна прекрасного вымысла олицетворяла стрем­ление художника убежать из буднично скучной реальности в мир недосягаемой мечты. Бетховену же фантастическая сфера образов была глубоко чужда.

Громадная дистанция между музыкальным мышлением Бет­ховена и романтиков проявляется столь же ясно в их отношении к жанру миниатюры. В рамках камерной миниатюры романтики достигли дотоле не­бывалых для этого вида искусства художественных высот. Новый склад лирики XIX века, выражающей непосредственное эмоцио­нальное излияние, интимное настроение момента, мечтательность, идеально воплотился в песне и одночастной фортепианной пьесе. Именно здесь новаторство романтиков проявилось особенно убедительно, свободно, смело. Творчество в русле сонатно-симфонических классицистских традиций давалось композиторам-романтикам гораздо труднее, редко достигало той художественной убедительности и закончен­ности стиля, какая характеризует их одночастные пьесы.

В творчестве Бетховена выступает диаметрально противопо­ложная тенденция. Разумеется, многоликость, разнообразие, богатство бетховенских исканий так велико, что в его наследии нетруд­но обнаружить и произведения в плане миниатюры. И все же нель­зя не видеть, что сочинения подобного рода занимают у Бетховена подчиненное положение, уступая, как правило, по художественной ценности крупномасштабным, сонатным жанрам. Ни по багателям, ни по «Немецким танцам», ни по песням нельзя составить пред­ставление о художественной индивидуальности композитора, гени­ально проявившего себя в области монументальной формы. На цикл Бетховена «К далекой возлюбленной» справедливо указы­вают как на прообраз будущих романтических циклов. Но как уступает эта музыка по силе вдохновения, по тематической ярко­сти, по мелодическому богатству не только шубертовским и шума­новским циклам, но и сонатным произведениям самого Бетховена! И тем более в поздний период творчества (а именно его-то и пытаются сблизить с романтическим искусством) Бетховен тяготеет к грандиозным, монументальным полотнам. Все произведения последнего десятилетия в жизни Бетхове­на — от фортепианных сонат (№ 28, 29, 30, 31, 32) до «Торже­ственной мессы», от Девятой симфонии до последних квартетов — с максимальной художественной силой утверждают свойственный ему монументально-величественный склад мысли, его тяготение к грандиозным, «космическим» масштабам, выражающим возвышен­но-отвлеченную образную сферу.

Есть еще один важный стилистический признак, ясно отделяю­щий склад бетховенской мысли от романтической, а именно «мест­ный колорит», впервые открытый романтиками и образующий од­но из самых ярких завоеваний музыки XIX века.

Эта черта стиля была неведома музыкальному творчеству эпо­хи классицизма. Разумеется, элементы фольклора всегда широко проникали в профессиональное композиторское творчество Евро­пы. Однако до эпохи романтизма они, как правило, растворялись в универсальных приемах выразительности, подчинялись законам общеевропейского музыкального языка. Даже в тех случаях, когда в опере конкретные сценические образы связывались с внеевропей­ской культурой и характерным локальным колоритом (например, «янычарские» образы в комических операх XVIII века), сам музыкальный язык не выхо­дил за рамки унифицированного европейского стиля. Романтики же, окрашивая произведения в неповторимо национальный колорит, фольклорные связи утвер­ждали один из самых характерных признаков романтического сти­ля в музыке – национальную самобытность каждого народа, что не было характерно для музыки классицизма (и Бетховена в том числе). Таковыми представляются главные, принципиальные моменты расхождения между Бетховеном и композиторами романтической школы.

И как бы небыли близки Бетховен и романтики, как бы их не приравнивали, у них было одно четко видимое различие. У Бетховена в отличие от всех романтиков и их последователей было мировоззрение. Романтик, маленький человек со своими большими чувствами и переживаниями, он только грустит и печалится из - за каких то проблем или ситуаций, Бетховен же наоборот, он борется за свои права, он выражает свои мысли и переживания, и побеждает, разрушает все преграды на своем пути, говоря тем самым, что даже в самой темной комнате есть лучик света. И это доказывает, что он – яркий представитель классической музыки XVIII века.

Вклад Бетховена в мировую культуру    Бетховен продолжил общую линию развития жанров симфонии, сонаты, квартета, намеченную его предшественниками. Однако его трактовка известных форм и жанров отличалась большой свободой; можно сказать, что Бетховен раздвинул их рамки во времени и в пространстве. Он не расширил сложившегося к его времени состава симфонического оркестра, но его партитуры требуют, во-первых, большего числа исполнителей в каждой партии, а во-вторых, невероятного в его эпоху исполнительского мастерства каждого оркестранта; кроме того, Бетховен очень чувствителен к индивидуальной выразительности каждого инструментального тембра. Фортепиано в его сочинениях – не близкий родственник изящного клавесина: используются весь расширенный диапазон инструмента, все его динамические возможности.    В областях мелодики, гармонии, ритма Бетховен нередко прибегает к приему внезапной смены, контраста. Одна из форм контраста – противопоставление решительных тем с четким ритмом и более лирических, плавно текущих разделов. Резкие диссонансы и неожиданные модуляции в далекие тональности – тоже важная черта бетховенской гармонии. Он расширил диапазон применяемых в музыке темпов и часто прибегал к драматичным, импульсивным сменам динамики. Иногда контраст выступает как проявление характерно бетховенского несколько грубоватого юмора – так бывает в его неистовых скерцо, которые в его симфониях и квартетах часто заменяют более степенный менуэт. В отличие от своего предшественника Моцарта, Бетховен сочинял с трудом. Записные книжки Бетховена показывают, как постепенно, шаг за шагом из неуверенных набросков возникает грандиозная композиция, отмеченная убедительной логикой построения и редкой красотой. Только один пример: в первоначальном эскизе знаменитого «мотива судьбы», открывающего Пятую симфонию, он поручен флейте, а это значит, что тема имела совсем иной образный смысл. Бетховен стирает традиционные цезуры между разделами формы, избегает симметрии, сливает части цикла, развивает протяженные построения из тематических и ритмических мотивов, на первый взгляд не содержащих в себе ничего интересного. Иначе говоря, Бетховен творит музыкальное пространство силой ума, собственной волей. Он предвосхищал и создавал те художественные направления, которые стали определяющими для музыкального искусства 19 в. И сегодня его произведения входят в число величайших, наиболее почитаемых творений человеческого гения.
Заключение
Гипотеза о том, что, Людвиг ван Бетховен, прожив 27 лет в XIX веке, очевидно испытал влияние музыки романтического направления, оказывается верной. Но, исследуя проблему принадлежности Бетховена к музыке романтического направления, было выявлено, все несмотря на то, что романтики смело приписывали Бетховена к числу первых романтических композиторов, он таковым не являлся, что выражается в разности философских взглядов, в образном строе произведений, отношении к национальному проявлению в искусстве и многому другому, что позволяет уверенно сказать: «Бетховен по праву является последним представителем классического искусства XVIII века». Романтик – маленький человек со своими большими чувствами, но он не может бороться за свое право. В творчестве классицизма герой - человек, который будет бороться, отстаивая собственные убеждения и оптимистическую веру в победу добра над злом.

Работа над данным проектом помогла мне расширить представление о классицизме и романтизме, способствовала более глубокому пониманию взаимосвязи различных направлений в искусстве. Я узнал много интересных музыкальных сочинений, по-новому смог оценить как творчество Бетховена, так и музыку композиторов-романтиков.

По результатам работы над проектом мною была представлена презентация перед учащимися моей группы на занятиях по музыкальной литературе. Ребята проявили интерес к моему проекту и живо интересовались предложенной мною информацией.

Итогом проектной деятельности стало создание презентации, которая показала, что исследование и анализ музыкальных произведений Бетховена и представителей романтического направления (Шуберта, Шопена, Грига, Шумана), способствовали не только моему интеллектуальному росту, но и активизации воображения, реализации творческого потенциала.
Литература


  1. Ашиваиг А Людвиг Ван Бетховен. Изд.5. М.: Музыка, 1977. -446 с.

  2. Берковский II О романтизме // Искусство романтической эпохи. -М.: Гос.музей изобразительною искусства им А.С.Пушкина, 1969. -С. 18-56.

  3. Берковский II Романтизм в Германии. Л.: Худож.лш., 1973. -567 с.

  4. Друскин М. Зарубежная музыка первой половины XIX века. М.: Сов.композитор, 1967.- 108 с.

Каталог: private office -> application -> info application -> uploads
uploads -> Повторение сведений о падежах имен существительных
uploads -> Перевод или собственное сочинение?
uploads -> Растёт во дворе у моей бабушки молодая и красивая вишня
uploads -> Исследовательская работа «гидронимы бассейна реки красивая меча в современном экологическом аспекте»
uploads -> «Дружба крепкая не сломается, не расклеится от дождей и вьюг…» Слова этой песни сразу приходят на ум, как только р
uploads -> Научно-исследовательская работа по теме: ««из готовление пушки гаусса в домашних условия и исследование ее характеристик»
uploads -> «Преимущества выращивания растений методом гидропоники»
uploads -> Исследовательская работа «герои великой отечественной войны их именами названы улицы города барнаула»
uploads -> Конкурс проектно-исследовательских работ учащихся


Достарыңызбен бөлісу:


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет