Исторический факультет



жүктеу 3.63 Mb.
бет15/17
Дата04.09.2018
өлшемі3.63 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

Примечания


1 Деминг Э. Выход из кризиса / Под ред. Г. Чербикова. Тверь, 1994. 498 с.

2 Там же. С. 12.

И.И. Корчакова

Web-сайт как новая форма представления документированной информации
Форма документа в своём становлении прошла длительный путь, изменяясь вместе с развитием общества и общественных отношений от традиционного документа на бумажном носителе до электронной формы, созданной с помощью технологий электронно-вычислительной техники. Сегодня в связи c переходом к информационному обществу, развитием и широким внедрением во все сферы общественных отношений глобальной сети Интернет как интерактивной среды можно говорить о формировании нового подвида электронных документов – Интернет-документов, имеющих сетевую основу. Возникает вопрос о правомерности рассмотрения информационных ресурсов Интернета в качестве документов.

Проблема выделения Интернет-документов не сразу стала предметом обсуждения в среде документоведов и историков. Долгое время информационные ресурсы Интернета рассматривались в качестве справочной информации и не нуждались в закреплении статуса документированной информации. Ситуация стала резко меняться с середины 1990-х годов, когда правительства европейских государств начали объявлять о создании «электронных правительств», имея в виду предоставление через Интернет всей исчерпывающей информации о деятельности правительственных органов и интерактивное общение с гражданами. Кроме того, Интернет всё активнее стал применяться в сфере коммерции, а также в сфере науки, образования и бизнеса.

Таким образом, сегодня актуальным является рассмотрение вопроса об особенностях Интернет-документов, а также о том, что же считать единичным Интернет-документом.

Несмотря на свою актуальность, данная тема практически не освещена в литературе. Среди немногих работ – статья О. Рыскова, в которой Интернет-документами признаётся информация, располагающаяся на web-странице наряду с различной информацией (текстами, графикой, мультимедиа и др.)1 и статья Ж.А. Рожнёвой, в которой в качестве основной единицы сети рассматривается web-страница2. Второй подход представляется более точным, так как документ – это не просто текст, набор информации, а целостная система, имеющая определённую структуру, набор реквизитов, различные типы данных. В качестве такой системы и выступает web-страница.

На данный момент наиболее распространённым вариантом представления информации в сети является web-сайт. Web-сайт состоит из отдельных web-страниц, каждая из которых имеет свой уникальный URL-адрес и представляет собой наименьшую единицу Всемирной паутины.

Чтобы определить, насколько сайт соответствует критериям, предъявляемым к документам на бумажном носителе, следует провести его документоведческий анализ по аналогии с традиционными документами.

Одной из особенностей данного вида документа является гипертекстовое преставление информации. Гипертекст (hypertext) – способ организации документов или баз данных, при котором соответствующие фрагменты документов или информации связываются один с другим ссылками (links, hyperlinks), позволяющими пользователю мгновенно переходить по ним к соответствующим документам или информации, следуя по ассоциативному пути. Ссылки могут быть представлены в текстовом, графическом, аудио- или видео-формате. Графические программы, применяемые для вывода web-страницы на принимающий компьютер и взаимодействия с ней пользователя (браузеры), позволяют перемещаться по этим связанным документам в реальном масштабе времени. Такая нелинейная организация текста в Интернет-документе значительно отличается от традиционной линейной структуры бумажных документов.

Анализ структуры web-страницы позволяет говорить о сходстве Интернет-документа с традиционными аналоговыми документами. Несмотря на всё многообразие дизайна и содержания сайтов, можно говорить о складывании определённых правил их построения. Web-страница, как и любой традиционный документ, состоит из отдельных частей. Первая часть – оригинально оформленный заголовок, располагающийся в верхней части страницы, сходный с реквизитом традиционного документа – эмблемой. Это тоже своего рода реквизит, повышающий информативность сообщения. Он может быть одинаковым на каждой странице сайта, а может изменяться в зависимости от специфики информации и желания разработчиков. Он является «визитной карточкой» сайта. Навигационная панель, как правило, интерактивная, служит для перемещения по сайту. Меню может быть горизонтальным, располагающимся под «шапкой» или вертикальным.

Главной составляющей сайта, web-страницы, как и любого другого документа, является информация, содержащаяся на нём (контент). В отличие от традиционного документа, помимо текста контент web-страницы одновременно может включать числовую информацию из разнообразных компьютерных баз данных, звук, графику, видео, что предполагает использование файлов разных форматов. В этом случае web-страница представляет целый комплекс различных файлов. Иногда присутствует ещё и четвёртая часть – она располагается внизу страницы, содержит сведения об авторе, контактную информацию, сведения о защите авторских прав («все права защищены», «копирование запрещено» и др.). Каждая из частей имеет свой фиксированный размер, соблюдение которого необходимо для адекватного отображения страницы на экране компьютера. Таким образом, в визуальной структуре web-документа, предназначенной для эффективности восприятия информации человеком, выделяются элементы, которые можно сопоставить с реквизитами традиционного официального документа.

Кроме того, каждый web-документ имеет внутренние технологические характеристики. Визуальное отображение страницы определяется использованием языка разметки HTML (Hypertext Markup Language), который включает в себя программные коды разметки файла (markup symbols) или тэги (tags), которые определяют шрифты, слои, графику и ссылки на другие web-документы. Тэги языка определённым образом кодируются, выделяются относительно основного содержимого документа и служат в качестве инструкций для программы, производящей показ содержимого документа на стороне клиента. В начале каждого кода страницы содержатся мета-теги. Не отображаясь в браузере, они содержат информацию, описывающую web-документ в целом (уникальный URL-адрес страницы, формат файлов, их размер, дата создания и последнего обновления страницы, заголовок, язык, на котором написан основной текст страницы, краткое её содержание). Эти метаданные справедливым кажется отнести к реквизитам сетевого документа. Подводя итог сказанному, можно сделать вывод о процессе формирования типового формуляра web-документа.

Основополагающим свойством документа является двуединая природа информации и материального носителя. Отсутствие материальной основы превращает документ в не документную информацию (устную речь), отсутствие информации превращает документ в вещь. В отличие от традиционного и даже электронного документа применять к web-документам понятие «носитель» в его традиционной трактовке можно лишь условно – так как отсутствует тесная связь носителя и информации. Тем не менее носитель информации присутствует.

Интернет-документы хранятся на жёстком диске сервера и пересылаются пользователю (клиенту) в ответ на его запрос. Основным протоколом передачи текстовой информации в сети является HTTP (Hypertext Transfer Protocol), «протокол передачи гипертекста»), действующий в рамках общесетевого протокола передачи информации TCP/IP. TCP (Transmission Control Protocol) используется для разбиения сообщения на составные части и упаковки их в пакеты, после чего пакеты направляются по каналам связи. Задача IP (Internet Protocol) состоит в правильной адресации пакета данных. После доставки пакетов по адресу компьютера пользователя происходит сбор упакованных данных в единое сообщение при помощи TCP протокола. Таким образом, в момент передачи документа по каналам связи происходит отрыв информации от носителя, кроме того, не существует и целостного сообщения: оно разбито на отдельные фрагменты. Данная особенность Интернет-документов создает ряд сложностей в разработке законодательства, направленного на защиту авторских прав собственников Интернет-ресурсов, так как в момент передачи по сети документ (защищённый законодательством) документом в правовом смысле не является.

Анализировать Интернет-документы, как и традиционные бумажные, можно с точки зрения выполняемых ими функций. Сайт ценен не сам по себе, а как средство передачи определённой социально значимой информации. Любой сайт создаётся для выполнения тех или иных функций. Базовыми функциями сайта можно считать информационную и коммуникативную. Причём в отличие от использования традиционных документов, можно говорить о значительном ослаблении коммуникационных барьеров. Данная особенность Интернет-документов выражается в доступности документов сразу большому количеству клиентов, а также отсутствии территориальных преград, часто возникающих при работе с традиционными документами. Интернет-документы могут обладать и рядом других специфических функций, в том числе и исторического источника, если, к примеру, рассматривать информационную сеть Интернет в качестве культурного феномена.

Таким образом, web-сайт, являясь электронным документом, всегда существует в цифровой форме и представляет собой очень сложный объект. Его, несомненно, можно отнести к документированной информации и идентифицировать как по адресации и атрибутам файлов, так и по реквизитам документированной информации. Это отвечает норме закона, определяющей категорию «документ» как зафиксированную на материальном носителе информацию с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать3. Вместе с тем, являясь частью глобальной сети, web-документ обладает рядом существенных особенностей, отличающих его от традиционной формы документа, что необходимо учитывать при более детальном его изучении.

Налицо формирование новой формы документа, имеющего сложную файловую, логическую структуру. Вместе с тем использование web-документов в научной, образовательной и иных сферах деятельности затруднено наличием нерешенных проблем, являющихся актуальными для любых видов документов, – защита от фальсификации, несанкционированного использования, а также проблемы сохранности. Сегодня в России не существует законодательства, регулирующего отношения во Всемирной паутине, не развиты также технологии и методики архивирования web-сайтов. Вместе с тем Интернет-документы представляют собой огромный пласт информационных ресурсов, часто не имеющих бумажных аналогов, что требует скорейшего решения проблемы.
Примечания

1 Рысков О. Web-документ // Служба кадров. 2004. № 10. C. 91-95.

2 Рожнёва Ж.А. Интернет как документная среда // Документ в парадигме междисциплинарного подхода: Материалы Второй Всероссийской научно-практической конференции. Томск, 2006. С. 174-178.

3 Федеральный закон Российской Федерации «Об информации, информатизации и защите информации» // СЗ РФ. 1995. № 8. Ст. 609.

Е.В. Сигида

Нормативно-правовая база службы ДОУ ОАО «Саяно-Шушенская ГЭС»
Документационное обеспечение управления – деятельность, охватывающая организацию документирования и управления документацией в процессе реализации функций учреждения, организации и предприятия. Для выполнения этой деятельности в любой организации в рамках организационной структуры управления предусматривается делопроизводственная служба. В нормативных документах эту структуру в настоящее время принято называть службой документационного обеспечения управления (ДОУ).

Обычно служба ДОУ действует на правах самостоятельного структурного подразделения, подчиненного непосредственно руководителю организации. Ее работа регламентируется положением, а деятельность работников – должностными инструкциями, которые закрепляют рациональное разделение труда, предусматривают равномерную загрузку, распределение работ по сложности выполнения и квалификации исполнителей.

Объектом настоящего исследования стало открытое акционерное общество «Саяно-Шушенская ГЭС имени П.С. Непорожнего».

Здесь существует сектор документообеспечения и канцелярии (СДОК), который включает в себя следующих сотрудников: руководитель, инспектор-делопроизводитель, ответственный за исходящую корреспонденцию и контроль исполнения документов, инспектор-делопроизводитель, ответственный за входящую корреспонденцию, оператор множительных машин, машинистка, переплетчик, секретарь руководителя ОАО «СШГЭС», курьер. Сектор занимает 6 кабинетов, и в его же ведении находится помещение для архивного хранения документов по основной деятельности организации.

СДОК является частью службы административно-хозяйственного обеспечения (САХО), включающей также в себя сектор информационного обеспечения, хозяйственный и транспортный участки.

Целью моего доклада является оценка существующей нормативной базы системы документационного обеспечения управления для определения возможных путей преодоления выявленных недостатков.

Отдельного Положения о СДОК в ОАО «Саяно-Шушенская ГЭС» не существует, это является существенным недостатком. Руководитель сектора документообеспечения и канцелярии в административном и оперативном отношении подчиняется начальнику САХО.

В организации действует «Положение о службе административно-хозяйственного обеспечения», в котором обозначены цели ее создания. Служба создана для хозяйственного, материально-технического, социально-бытового и транспортного обслуживания, информационного и документационного обеспечения предприятия.

«Положение о САХО» содержит 9 разделов и имеет типовую структуру. В данном документе ни слова не сказано о порядке назначения, перемещения и увольнения руководителя службы.

Основа эффективной работы управляющей системы – в четком разграничении функций, установлении правильной их взаимосвязи, разграничении компетенции внутри аппарата управления. В «Положении о САХО» в разделе «Функции» перечисляются как общие функции службы, так и ее структурных подразделений. Задача сектора документообеспечения и канцелярии – организация делопроизводства и документообеспечения предприятия. Обеспечивают ее выполнение 12 функций, многие из которых дублируют друг друга. Так, «обеспечение своевременной обработки поступающей и отправляемой корреспонденции» разными словами повторяется дважды, а «изготовление и тиражирование документов» – трижды.

К функциям сектора ДОК, описанным в «Положении о САХО», можно добавить ряд пунктов, например: организация работы по предложениям, заявлениям, жалобам граждан и по приему граждан руководством. Фактически СДОК в ОАО «СШГЭС» выполняет данную обязанность, но вот нормативно это положение ни в каких документах не закреплено. Также к функциям следует отнести повышение квалификации работников службы, проведение совещаний и консультирование по вопросам, относящимся к компетенции службы; разработку, проектирование бланков документов и обеспечение их изготовления; организацию рабочих мест и создание благоприятных условий труда для сотрудников службы ДОУ; обеспечение защиты конфиденциальной информации от несанкционированного доступа. Права СДОК нигде не обозначены. Вообще в данном документе довольно сложно найти нужную информацию, так как в САХО входят четыре подразделения, сведения об их деятельности перемешиваются, а где-то даже дублируются.

В комплексе организационных документов любого предприятия особое место занимают должностные инструкции. Этими документами определяется правовой статус служащих. Должностная инструкция тесно связана с положением о службе ДОУ и особенно с инструкцией по делопроизводству и другими документами, определяющими порядок работы. Она разрабатывается для каждой должности, предусмотренной штатным расписанием, кроме руководителей, деятельность которых регламентируется положениями. Этот документ создается службой ДОУ на основании «Квалификационного справочника должностей», «Единой номенклатуры должностей служащих», с учетом требований ГСДОУ и утверждается руководителем организации или его заместителем.

В ОАО «СШГЭС» не для всех сотрудников сектора документообеспечения и канцелярии разработаны должностные инструкции, такой документ отсутствует для переплетчика, машинистки, оператора множительных машин и курьера. Руководство СДОК и САХО ошибочно полагает, что для вышеперечисленных сотрудников должностную инструкцию вполне может заменить инструкция по охране труда.

Рассмотрим должностные инструкции секретаря руководителя, инспектора-делопроизводителя, ответственного за входящую корреспонденцию, инспектора-делопроизводителя, ответственного за исходящую корреспонденцию и контроль исполнения документов, а также руководителя сектора ДОК в ОАО «СШГЭС» (последняя вообще не должна присутствовать в нормативно-правовой базе организации, ее наличие можно лишь объяснить отсутствием положения о службе ДОУ). Все документы имеют стандартную структуру – 5 разделов: общие положения, функции и должностные обязанности, права, взаимоотношения, ответственность.

Разделы «Функции» и «Должностные обязанности» объединены, хотя вполне возможно их разграничение. Так, в первом можно было обозначить основные направления, а во втором – перечислить сгруппированные по направлениям деятельности виды работ, операции и технологии. Сегодня эта часть инструкции требует как можно большей детализации. Специалисты (Т.В. Кузнецова, А.А. Астахова) рекомендуют разбивать виды работ на операции с указанием технологии выполнения, желательно ссылаться на пункты соответствующих нормативно-методических документов, например инструкцию по делопроизводству1.

В инструкциях обоих инспекторов-делопроизводителей в ОАО «СШГЭС» авторы поставили задачу (выполнение работ по учету и регистрации всей входящей корреспонденции, направляемой в адрес ОАО «СШГЭС»), а затем в нескольких пунктах расписали действия для раскрытия этой задачи. Возникает вопрос также о целесообразности наделения инспектора-делопроизводителя, ответственного за исходящую корреспонденцию, еще и контролирующей функцией. В должностной инструкции сказано, что этот сотрудник «обязан вести контроль над прохождением и сроками исполнения документов с целью своевременного и качественного их исполнения. Эту обязанность логичнее было бы возложить на инспектора-делопроизводителя, ответственного за входящую корреспонденцию.

Функции и должностные обязанности секретаря раскрыты наиболее полно, хотя виды работ на страницах этого документа существуют вперемешку с самими функциями. Например, «подбор по поручению генерального директора справочно-информационных и аналитических материалов» скорее относится к видам работ по обеспечению функции «осуществление информационного обслуживания генерального директора». Должностные обязанности руководителя СДОК представлены довольно широко. Он осуществляет административное и оперативное руководство структурным подразделением, но никак не раскрывается суть этого руководства. В документе должно быть указано, что руководитель обеспечивает выполнение работниками СДОК их должностных обязанностей.

Содержание раздела «Права» в инструкциях, принятых в ОАО «СШГЭС», полностью соответствует приведенной в литературе схеме, только вот пределы представительства работника в других организациях никак не обозначены.

Раздел «Взаимоотношения» фактически дублирует содержание разделов «Права» и «Функции» (данное замечание не касается должностной инструкции секретаря руководителя).

На основе анализа нормативно-правовой базы сектора ДОК представляется целесообразным:



  1. Рассмотреть вопрос о возможном выделении СДОК из состава САХО в качестве самостоятельного структурного подразделения с созданием отдельного Положения.

  2. Доработать существующее «Положение о САХО», уделив внимание разделам «Общие положения», «Функции» и «Права» по каждому из подразделений САХО.

  3. Должностные обязанности руководителя СДОК отразить в соответствующем разделе Положения.

  4. Создать должностные инструкции для переплетчика, машинистки, оператора множительных машин и курьера.


Примечания

1 См.: Астахова А.А. Должностные инструкции как правовой акт // Секретарское дело. 2005. № 8. С. 51-55; Кузнецова Т.В. Развернутая должностная инструкция секретаря (секретаря-референта, офис-менеджера) // Секретарское дело. 2005. № 2. С. 5-9.

V. Проблемы археологии, этнологии и социальной антропологии

И.П. Глызин

Керамика поселения Лов-Санг-Хум II
Для севера Западной Сибири энеолит является тем периодом истории, который связан не просто с заселением, а с прочным освоением данного региона. В эту эпоху были заложены основы дальнейшего культурно-исторического развития, с чем и связан широкий интерес исследователей к энеолиту Западной Сибири. Данная эпоха изучена достаточно полно по сравнению с другими периодами истории региона, при этом следует отметить односторонность археологических источников, которыми представлен энеолит северотаежной полосы: как правило, это поселенческие комплексы, неравномерно распределенные по территории региона.

Новым памятником в энеолите Западной Сибири является поселение Лов-Санг-Хум II, открытое в 2003 г. Его исследование явилось не только первыми масштабными раскопками в бассейне р. Сыня, но и открытием, устраняющим одно из «белых пятен» на археологической карте Западно-Сибирского региона. Обнаружение этого поселения явилось результатом целенаправленных поисков памятников эпохи энеолита, которые в течение ряда лет ведутся археологами Северотаежной экспедиции Томского государственного университета.

Поселение Лов-Санг-Хум II находится в среднем течении р. Сыня (левый приток р. Обь) на территории Шурышкарского района Ямало-Ненецкого автономного округа, в подзоне северотаежных высот. Памятник расположен в 6 км ниже по течению от поселка Оволынгорт на высокой (25 м) пологой террасе в 70 м от берега реки и состоит из двух хорошо выраженных в современном рельефе округлых жилищных западин. Площадь памятника составляет около 2850 кв. м. На сегодняшний день вскрыто 148 кв. м и полностью исследовано одно из жилищ1.

В ходе раскопок 2003 г. был получен довольно представительный комплекс археологических источников: керамическая коллекция (1733 экз.), каменный инвентарь (151 экз.) и данные по домостроительству. Среди них самым информативным источником является керамика. Это связано не только с ее массовостью, но и с тем, что в условиях Западной Сибири керамический комплекс является главным источником для культурной идентификации памятника эпохи энеолита.

Целью данной работы является комплексный анализ керамической коллекции, полученной в полевом сезоне 2003 г. Для достижения этой цели поставлена задача классификации керамического комплекса данного поселения и его сравненис с коллекциями памятников Западной Сибири и Северного Приуралья.

Для классификации керамических материалов использован метод корреляции2, который позволяет вычленить единицы типологического анализа как сгустки наиболее важных признаков. В нашем случае такими признаками являются форма сосудов и их орнамент.

Для анализа было отобрано 96 фрагментов венчиков, которые соответствуют 96 сосудам (сюда же включены и целые сосуды). Фрагменты венчиков подбирались так, чтобы по ним можно было восстановить исходную форму сосудов.

В керамической коллекции памятника по форме выделено 2 класса сосудов: стандартные и нестандартные. «Стандартность» определяется массовостью. К стандартным емкостям отнесены высокие сосуды (высота которых превышает диаметр), имеющие округлое устье и приостренное или округлое дно.

Стандартные сосуды разделяются на 4 группы: открытые сосуды с простым венчиком – 12 экз., 11,52 % (рис. 1б); закрытые или слегка прикрытые сосуды с простым венчиком – 38 экз., 36,48 % (рис. 1а); сосуды, у которых при переходе прямого или слегка вогнутого венчика к тулову образуется плечико – 13 экз., 12,48 % (рис. 1в); горшковидные сосуды со слабо профилированным венчиком – 19 экз., 18,24 % (рис. 1г).

Нестандартные сосуды включают в себя ладьевидные блюда (6 экз., 5,76 %, рис. 1д) и чаши (8 экз., 7,68 %, рис. 1е). Их нестандартность объясняется общим небольшим количеством в коллекции и своеобразием формы. Чаши, хотя и имеют устье в виде окружности и округлое дно, отличаются от других сосудов небольшой высотой. Ладьевидные блюда имеют овальное устье.

Орнамент на посуде Лов-Санг-Хума II наносился в основном двумя способами: простой печатью и способом движущейся гребенки (с короткой амплитудой шага, который невозможно отличить от протаскивания). Единичными экземплярами представлены отступающая лопаточка и отступающая палочка. Главной декоративной особенностью является сочетание узоров, нанесенных прямыми зубчатыми и фигурными (арочными, полукруглыми, слабоизогнутыми) штампами. Зубчатые включают в себя как гребенчатые штампы с оригинальной нарезкой зубцов, так и орнаментиры естественного происхождения (кости и челюсти животных, кости птиц, возможно, челюсти рыб).

Анализ орнаментации посуды проводился с точки зрения выделения мотивов орнамента и определения частоты их встречаемости, при этом если один и тот же мотив встречался на теле сосуда несколько раз, то он и учитывался несколько раз. В орнаментике Лов-Санг-Хума II выделено 82 орнаментальных мотива. Самыми распространенными среди них являются ряды, составленные из наклонных отпечатков гребенчатого штампа (встречается 284 раза, рис. 1б) и штампа с фигурной нарезкой зубцов (351 раз, рис. 1а). К ним приближаются по частоте встречаемости пояса вертикальных оттисков тех же штампов (соответственно 137 и 110 раз), а также пояса дуговидного гребенчатого и зубчатого штампа (соответственно 100 и 29 раз, рис. 1д).

Одними из основных в орнаментике Лов-Санг-Хума II являются геометрические мотивы: ромбическая сетка (252 раза, рис. 2а), елочные композиции гребенчатого штампа (113 раз, рис. 1г); однорядный (92 раза), парный (28 раз) и многорядный (43 раза) зигзаги; взаимопроникающие штрихованные треугольники (30 раз, рис. 2б). Кроме того, встречаются одиночные (9 раз) и парные (8 раз, рис. 1в) зигзаги с парными отростками от вершин. Еще одна специфическая черта посуды Лов-Санг-Хума II – это параллелограммы, заполненные горизонтальными оттисками гребенчатого штампа и разделенные тремя наклонными отпечатками того же штампа (51 раз, рис. 2в).

Движущаяся гребенка представлена двумя мотивами. Первый – это зигзаг, нанесенный шагающей гребенкой с хорошо выраженной амплитудой шага (41 раз, рис. 2г). Второй – волнистые линии, выполненные способом движущейся гребенки, когда амплитуда шага не видна и его невозможно отличить от протаскивания (167 раз, рис.2д).

Для всей посуды характерна сплошная орнаментация внешней поверхности. Орнаментальная композиция строилась на сочетании нескольких мотивов. Закраина венчика украшалась отпечатками вертикально либо наклонно поставленного гребенчатого (зубчатого) штампа. Далее, в зоне под венчиком, наносились ямочные вдавления с практически обязательными жемчужинами на обратной стороне. Причем если на нестандартных сосудах это всегда один ряд ямок, то на стандартных емкостях наносились от двух до шести рядов ямочных вдавлений. Большинство сосудов украшено двумя и тремя рядами ямок, остальные сочетания встречаются гораздо реже. Тулово сосудов украшалось геометрическими мотивами, а ряды вертикального (наклонного) и дуговидного гребенчатого или зубчатого штампа служили разделителями между ними. Нередко орнаментировалась и внутренняя поверхность сосудов – в зоне под венчиком.

Особенности керамического комплекса поселения Лов-Санг-Хум II указывают на его энеолитический возраст, хотя здесь пока не найдено свидетельств знакомства местного населения с металлом.

Посуда с поселения Лов-Санг-Хум II имеет аналоги по обе стороны уральского хребта. Значительное сходство прослеживается с керамикой памятников среднего периода чужьяельской культуры (Чужьяель I, Ошчой I, V, Нерчей II), выделенной в Северном Приуралье3. С чужьяельской посудой керамику Лов-Санг-Хума II сближает полуяйцевидная форма сосудов, использование гребенчатых и фигурных штампов в орнаментике, преобладание геометрических орнаментальных мотивов. Но, с другой стороны, для чужьяельской керамики не характерна движущаяся гребенка в орнаментации, а ладьевидные формы встречаются довольно редко.

Круглодонная посуда, в декоре которой сочетаются орнаменты, выполненные зубчатыми и фигурными штампами, и движущаяся гребенка, известна и в материалах стоянки Пернашор в нижнем течении р. Оби4. На посуде Йоркутинской стоянки Южного Ямала распространены орнаменты, выполненные способом шагающей гребенки5. Но наиболее близкими аналогиями Лов-Санг-Хума II в Западной Сибири являются такие памятники, как Амня I (жилище 1а)6, Ясунское поселение7 и стоянка Хулюм-Сунт8. Кроме уже перечисленных выше особенностей формы и орнаментации сосудов, эти памятники сближает наличие в коллекциях сосудов ладьевидной формы и использование техники движущейся гребенки.

Таким образом, открытие поселения Лов-Санг-Хум II значительно расширяет источниковую базу первобытной археологии Северотаежной полосы Западной Сибири. Оно позволяет очертить единый ареал разделенных сотнями километров памятников подобного типа. Примечательным является центральное положение Лов-Санг-Хума II по отношению к перечисленным выше энеолитическим памятникам. Этим, возможно, и объясняется то, что в посуде Лов-Санг-Хума II сочетаются элементы декора и формы сосудов, в той или иной степени характерные для общности сибирских энеолитических памятников. Оформление этой общности и определение ее статуса – задача ближайшего будущего.





Примечания

1 Васильев Е.А., Рудковский С.И. Отчет о полевых исследованиях в Шурышкарском районе Ямало-Ненецкого автономного округа (бассейн р. Сыня) в 2003 году. Томск, – Северск, 2004. С. 3.

2 Шер Я.А. Интуиция и логика в археологическом исследовании (к вопросу о формализации типологического метода в археологии) // Статистико-комбинаторные методы в археолгии. М., 1970.

3 Стоколос В.С. Древние поселения Мезенской долины. М., 1986.

4 Лашук Л.П., Хлобыстин Л.П. Север Западной Сибири в эпоху бронзы // Краткие сообщения института археологии АН СССР. М., 1986. № 185.

5 Королев Ю.Г., Хлобыстин Л.П. Йоркутинская стоянка на полуострове Ямал // Краткие сообщения института археологии АН СССР. М., 1966. № 115.

6 Стефанов В.Ф., Морозов В.М. Энеолитический памятник в бассейне р. Казыма // Проблемы финно-угорской археологии Урала и Поволжья. Сыктывкар, 1992.

7 Васильев Е.А. Отчет о работах Северотаежного отряда Археологической экспедиции ТГУ в 1989 году. Томск, 1994.

8 Васильев Е.А. Поселение Хулюм-Сунт // Памятники Югры: вчера, сегодня, завтра. Томск, 2000.

С.А. Демидко

Специфика мифологического сознания

(на материалах по медвежьему празднику обских угров)
Отношение в науке к мифологическому сознанию, часто определяемому как первобытное, включает в себя различные, в том числе и полярные точки зрения. Диаметрально противоположные позиции представлены в работах Л. Леви–Брюля1 и К. Леви–Строса2. Первый исследователь разделял первобытное и современное сознание, а второй подчеркивал их сходство. В современной науке утвердилась точка зрения об их стадиальности, но не сменяемости, то есть в сознании современного человека уживаются и мифологическая, и сциентистская стадии его развития.

Начальный этап становления сознания в философской литературе принято называть чувственно-картинным, конкретно-ситуативным, предметно- эмоциональным, ибо на первом плане находится чувственное, эмоциональное отражение действительности3.

Характеризуя в общих чертах специфику рождавшегося сознания и архаического мышления, разные исследователи по-разному выделяют специфические черты мифологического сознания, но есть и общие моменты. К ним относятся, во-первых, высокая степень слияния индивида с окружающей его природой4. Следствием этого является анимизм как всеобщее одушевление природы, включая и человека.

Данная черта мифологического мышления хорошо отражена в медвежьем празднике обских угров. Смысл медвежьих церемоний в том, чтобы помирить душу медведя с убившим его охотником5. Кульминация праздника – это приход духов, которые определяют моральные нормы для обских угров, регламентирующие отношения людей с духами и внутри человеческого коллектива:



Э-э-эй, после этого времени, в дальнейшей жизни!

Э-э-эй, божеств помните!

Э-эй-эй, духов помните!

Эй-эй-э, парящиеся чаши помните!

Эй-эй-э, дымящиеся чаши помните!

Эй-эй-эй, рогатого оленя жертвенной рукой поставьте! 6

Другая черта мифологического сознания – высокий уровень эмоциональной чувствительности. «Само логическое мышление еще слабо отдифференцировано от эмоциональных, аффективных, моторных элементов…»7. Медвежий праздник являет собой прекрасную иллюстрацию данному положению. В ходе его обрядов повествуется о самых сущностных характеристиках человека и Космоса: акте первотворения, мироустройстве, предназначении человека, его нравственном кодексе и так далее. Однако изложение основ модели мира осуществляется без помощи абстрактных понятий и категорий. Их функцию трансляции наиболее значимой информации выполняют вещи-знаки и образы. Они вписаны в различные виды традиционного искусства, которое служит основной формой выражения народной философии. Так, в танцах рассказывается о создании человека, круговой модели Вселенной, борьбе добра и зла и т.д. В песнях медвежьего праздника содержится самый информативный пласт всей мифологии обских угров. В них повествуется о творении земли, функциях различных духов, описываются взаимоотношения медведя-прародителя и медведя-культуртрегера с человеком. К драматическому искусству отнесены сценки, исполняемые на медвежьем празднике. Они лишены статуса высокой сакральности и высмеивают социальные пороки: алчность духовенства, некомпетентность чиновников, супружескую измену и т.д.8

Также следует отметить такую специфическую черту мифологического сознания, как слабое развитие абстрактных понятий. Они выражаются через конкретные понятия и вещи, «…вследствие чего классификации и логический анализ осуществляются довольно громоздким образом с помощью конкретных предметных представлений, которые, однако, способны приобретать знаковый, символический характер, не теряя своей конкретности»9.

Первобытное мышление К. Леви–Строс называл первичным и в качестве его характерного способа определял бриколаж10. «Он сравнивает первобытную науку с bricoleur (бриколер), с мастером на все руки. Он говорит, что это мастер, у которого под рукой мешок со строго определенным набором предметов, из которых он создает другие предметы. Орудия эти никогда не предназначены специально для этой цели, для которой они употребляются, это, скорее, собрание вещей, которые мастер сохранил, потому что они могут пригодиться. Их функция каждый раз определяется той конкретной ситуацией, в которой они применяются. В системе первобытного человека объект характеризуется неопределенностью, изменчивостью статуса»11.

Присущи носителям мифологического сознания бинарные оппозиции. Это хорошо отражено в медвежьем празднике обских угров. Например, представления о пространстве у них выражены через горизонтальное и вертикальное членение Вселенной. Здесь присутствует оппозиция «Верхний мир – Нижний мир». При вертикальном делении мира она воспринимается как противопоставление небесного мира и подземного, а при горизонтальном – как верховьев и низовьев реки. Выражена и оппозиция «свой – чужой», которая в частности раскрывается через другую пару противоположностей: «обжитое – необжитое». При помощи этих оппозиций упорядочивается все окружающее. Так, то, с чем люди имели дело ранее, для них является «своим» и «обжитым», а незнакомое – «чужим» и «необжитым». Более глобальный прототип этих оппозиций – противопоставление «Хаос – Космос».

Следует упомянуть и о такой черте мифологического сознания, как «диффузность», т.е. «неотчетливое разделение субъекта и объекта, материального и идеального»12. Частными случаями проявления данной черты служат магия и мантика. Первая призвана влиять на процессы, не зависящие от воли человека, вторая предполагает лишь узнавание результата без влияния на сам процесс. Магия играла большую роль в жизни людей и могла быть вредоносной, апотропеической (защитной), лечебной, промысловой и др. Некоторые исследователи, например В.Н. Чернецов13, считают, что медвежий праздник возник на основе более ранних обрядов промысловой магии, которые не были связаны исключительно с медведем, а относились к тем важнейшим видам животных, добыча которых составляла основу хозяйства. Такие обряды известны и у других народов мира, например интичиум у австралийских племен или праздник возрождения зверей у палеоазиатов.

Присутствуют магические элементы и в самом празднике: в исполняемых на нем танцах, коллективном поедании мяса жертвенного животного, ритуальном захоронении костей зверя и т.д. «Очевидно, из подобных актов деятельности развивались следующие гадания: вслепую стрелять в стену дома, выставлять на ночь посуду с мукой, а утром искать на муке следы, и так далее»14.

Специфическая черта мифологического сознания выражается также и в весьма значительной интеграции индивида и естественного коллектива, то есть тотемизме. Последний нес на себе очень много важных функций: функцию выделения сородичей из всей остальной массы людей (люди осознавали, что они иные, не такие, как все); функцию сплочения родового коллектива; функцию регулирования социальных норм через табуирование и кровно-родственные связи; функцию упорядочивания представлений человека об окружающем мире. Благодаря тотемизму в первобытном обществе на убыль пошло число инцестов, родовые коллективы стали более сплоченными15.

Элементы тотемизма присутствуют в рассматриваемом празднике, ведь медведь является первопредком одной из фратрий, фратрии Пор. Согласно мифу, «…медведица рожает первую женщину Por, то есть выступает в качестве прародительницы фратрии, ее существование воспринимается как само собой разумеющееся, не требующее объяснения»16.

На примере медвежьего праздника обских угров мы рассмотрели специфические черты мифологического сознания, которые присущи носителям традиционных культур. Таким образом, не только тексты мифов, но и обрядовая сфера являются важным источником при изучении феномена мифологического сознания.




Каталог: Students


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет