Исторический факультет



жүктеу 3.63 Mb.
бет2/17
Дата04.09.2018
өлшемі3.63 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Примечания

1 Сборник статистических сведений об экономическом положении переселенцев / Под ред. В.Я. Нагнибеды. Томск, 1913. С. 468.

2 Государственный архив Томской области (ГАТО). Ф. 239. Оп. 13. Д. 4. Л. 2.

3 Там же. Ф. 239. Оп. 1. Д. 124. Л. 49.

4 Инструкция по производству Всероссийской сельскохозяйственной и поземельной переписи в 1917 г. Томск, 1917. С. 1.

5 ГАТО. Ф. 239. Оп. 1. Д. 124. Л. 17.

6 Организация Всероссийской переписи 1917 в Алтайско-Томской части Сибири. Томск, 1920. С. 1.

7 Там же. С. 3.

8 ГАТО. Ф. 239. Оп. 1. Д. 124. Л. 22; Оп. 4. Д. 231. Л. 45; Оп.13. Д. 4. Л. 2, 57, 69.

9 Инструкция по производству… С. 4.

10 ГАТО. Ф. 239. Оп. 13. Д. 1. Л. 6.

11 Там же. Ф. 239. Оп. 1. Д. 124. Л. 49.

12 Там же. Ф. 239. Оп. 13. Д. 27. Л. 3.

13 Организация Всероссийской переписи… С. 14.

14 ГАТО. Ф. 239. Оп. 13. Д. 5. Л. 6.

15 Инструкция по производству… С. 5.

16 ГАТО. Ф. 239. Оп. 13. Д. 5. Л. 6.

17 Организация Всероссийской переписи… С. 12.

18 ГАТО. Ф. 239. Оп. 13. Д. 5. Л. 14.

19 Организация Всероссийской переписи… С. 12.

20 ГАТО. Ф. 239. Оп. 13. Д. 5. Л. 7.

21 Организация Всероссийской переписи… С. 12.

22 ГАТО. Ф. 239. Оп. 13. Д. 5. Л. 22.

23 Там же. Л. 20.

24 Протоколы Сибирского областного совещания статистиков переселенческого управления, состоявшегося 13-21 мая 1921 г. в Иркутске. Томск, 1916. С. 1-3.

25 Организация Всероссийской переписи… С. 12.

26 ГАТО. Ф. 239. Оп. 13. Д. 5. Л. 14.

27 Организация Всероссийской переписи… С. 11.

28 ГАТО. Ф. 239. Оп. 13. Д. 5. Л. 22.

29 Организация Всероссийской переписи… С. 12.

30 ГАТО. Ф. 239. Оп. 13. Д. 5. Л. 5.

31 Организация Всероссийской переписи… С.11.

32 ГАТО. Ф. 239. Оп. 13. Д. 12. Л. 46.

33 Там же. Д. 10. Л. 33.

34 Там же. Д. 5. Л. 22.

35 Материалы переписи 1916 г. по Томской губернии (из опыта обработки на ЭВМ). Новосибирск, 1969. С. 30.

36 Островский И.В. Материалы сельскохозяйственных переписей 1916-1917 гг. по Западной Сибири как исторический источник // Крестьянство Сибири периода разложения феодализма и развития капитализма. Новосибирск, 1979. С. 32.

Т.П. Байгузова

«Незаметная» императрица Елизавета Алексеевна
О жизни императрицы Елизаветы Алексеевны написано немного, но остались два ценных источника: письма ее к матери в продолжение 34 лет1 и мнения некоторых современников. Последние менее ценны, т.к. к суждениям современников, какими бы они ни были, надо всегда относиться осторожно, нельзя во всем доверять им.

В самом начале ХХ в. судьбой и личностью императрицы Елизаветы Алексеевны заинтересовался историк великий князь Николай Михайлович. В 1909 г. он издал трехтомный труд «Императрица Елизавета Алексеевна, супруга императора Александра I». Это историческое исследование теперь малодоступно. В годы советской власти об императорах и членах их семей если что-то и писали, то исключительно негативно. Редкие публикации последнего десятилетия носят эпизодический и поверхностный характер2. В настоящее время появилось несколько исследований, посвящённых Елизавете Алексеевне.

Елизавета была немка, уроженка Бадена, уездного городка юго-западной Германии. Детство ее прошло тихо и совсем безмятежно в ее почтенной семье. При скромности и простоте немецкой жизни воспитание её было тщательным, обращалось особое внимание на изучение французского языка, общепринятого тогда в Европе. Кроме истории и географии преподавались философия, немецкая и всемирная литература. Такое тщательное образование встречалось редко, и оно должно было произвести впечатление на прочие дворы Германии. Сведения о Елизавете дошли и до Екатерины II.

Бесконечно любя своего старшего внука, Екатерина хотела женить его на особе, выдающейся не только по внешности, но и по умственным и душевным качествам. Благодаря Н.П. Румянцеву она получала подробное описание быта различных немецких дворов. Румянцев обратил внимание государыни на баденскую семью и на наследную маркграфиню Амалию, которая особенно выделялась между другими в заботах о воспитании своих детей. Жребий был брошен. Тринадцати лет принцессу Луизу с сестрой Фредерикой повезли в Петербург. Здесь выбор великого князя Александра пал на Луизу. В 14 лет она стала русской великой княгиней. Прибыла Елизавета в Россию одна, без матери, с сестрой, которая вернулась обратно в Баден, еще до свадьбы. Девочка очутилась вдруг в совершенно новой обстановке. Её сразу поразил блеск двора русской императрицы, величие и вместе с тем приветливое отношение женщины, слава о которой уже давно прогремела на всю Германию. Пока была жива Екатерина, Елизавета Алексеевна мало замечала присутствие отца и матери своего юного супруга. Великий князь Павел и Мария Федоровна жили большую часть времени в Гатчине и мало стесняли молодых.

Елизавета чувствовала одиночество уже в ту пору, сокрушаясь о разлуке с родными, впоследствии оно усугубилось…

Екатерина скончалась. Все сразу изменилось. Елизавета, которой минуло уже 16 лет, была поражена, как громом, неожиданной переменой. Строгость Павла обнаружилась немедленно, началась усиленная военная муштровка. Пять лет пришлось прожить в тяжелой атмосфере и безропотно молчать. Стеснениям всякого рода подвергалась и Елизавета. 11 марта 1801 г. Павел I был убит. Александр стал императором, Елизавета – императрицей. Ей только что исполнилось 22 года. После потери в 1799 г. малолетней дочери, у Елизаветы долгое время не было детей, но, несмотря на это, молодые супруги жили в полном согласии и успели привязаться друг к другу. После событий 11 марта Елизавета не потеряла присутствия духа и всячески поддерживала Александра, в то время как императрица Мария Федоровна предавалась горю и, поняв, что будет царствовать ее сын, а не она, удалилась временно в Павловск, где жила в уединении.

Елизавета хорошо изучила характер Марии Федоровны и знала, что ее удаление будет недолговременным, что она не перестанет вмешиваться в дела и постарается влиять на сына. Не желая ставить мужа перед выбором, Елизавета сама решила отойти в сторону. Это решение было ее ошибкой: отстранившись от всего, она не замечала, как постепенно стал равнодушен к ней Александр, который теперь больше прислушивался к советам матери.

Елизавета проводила время в кругу людей, которым вполне доверяла. Наиболее близка ей была фрейлина княжна Шаховская, в замужестве княгиня Голицына. Она всецело завладела расположением императрицы, и её имя встречается в письмах Елизаветы вплоть до кончины княгини, последовавшей в 1807 г.

С 1807 г. Александр увлекся красивой полькой М.А. Нарышкиной. Елизавета Алексеевна и здесь не сочла нужным произнести протест и сначала снисходительно смотрела на их сближение. Таким образом, первые годы царствования прошли для Елизаветы в каком-то искусственном ладу. Она хотя и жаловалась матери на неверность мужа, но продолжала безмолвствовать3. В конце 1806 г. у неё родилась вторая дочь, на этого ребенка были перенесены все заботы – остальное как будто не существовало в эту блаженную пору. Но вот скончалась подруга Голицына, а вскоре после этого умерла и дочка императрицы. Настал новый период ее жизни: отчаяние и полное разочарование во всем были настолько очевидны, что и современники оказались единодушными в чувстве сострадания к безутешной матери.

С 1808 г. до Отечественной войны Елизавета Алексеевна прожила в полном забвении. Ею овладело какое-то неопределенное чувство жертвы судьбы4. Елизавету влекло к мужу, но она не умела даже показать ему этого влечения.

Настал 1812 г. Вся Россия встрепенулась, и весь драматизм переживаемого нашествия иноплеменников получил самый живой отклик в душе Елизаветы. Она не только всем сердцем поддерживала Александра, но и приняла непосредственное участие в судьбе раненых и разоренных войной. С этого года в характере государыни совершился новый перелом. Она начала стремиться проявить как-нибудь инициативу. Не имея доступа к учебными и богоугодными заведениям, находившимся в руках Марии Федоровны, Елизавета основала Общество патриотических дам и домов трудолюбия. Не будь войны, едва ли она решилась бы на эту полезную деятельность. А между тем при её чутком уме и отзывчивом сердце она могла бы уже многое сделать.

Будучи в 1814 г. в Германии, Елизавета Алексеевна беседовала с Гёте. Бетховен посвятил ей свой единственный полонез «Элизе». Она проявляла глубокий интерес к русской литературе. Связи её с русскими поэтами были настолько близкими, что они считали возможным знакомить государыню со своими запрещёнными стихами. Её боготворили литераторы пушкинского круга. Особо дружеские, доверительные отношения связывали её с Н. М. Карамзиным5.

Члены масонской ложи «Избранного Михаила» ставили своей целью устранение императора Александра Павловича и возведение Елизаветы Алексеевны на трон. Они считали, что в случае её прихода к власти самодержавие в России будет преобразовано в конституционно-монархический строй. Но этого не случилось, век женщин- императриц уже прошёл. Елизавета была незаменима в трудные минуты, но опять отходила в тень6.

В 1818 г. стало заметно определенное сближение с супругом. Жизнь для Елизаветы начинала снова приобретать определенную цель, и приступы отчаяния и разочарования проявлялись реже.

Елизавета стремилась ловить те редкие минуты, когда Александр находился в столице или ее окрестностях, чтобы иметь возможность быть с ним наедине. Она старалась не покидать его даже во время бесконечных церемоний и парадов, которые ненавидела. Такое отношение государыни не могло не быть замечено Александром, и он ценил это7.

Государь начал уделять Елизавете больше внимания. В 1822 и 1823 гг. их отношения настолько окрепли, что Александр старался как можно чаще находиться наедине с Елизаветой, и, когда это удавалось, как летом 1823 г., супруги были особенно счастливы, как бы вторично проживая медовые месяцы. Но, когда отношения были налажены, начались болезни. В 1824 г. здоровье Елизаветы пошатнулось, после чего последовала поездка на юг.

Супругам выпало еще несколько недель счастья в Таганроге, в уединенной обстановке, но вскоре Александр Павлович тяжко занемог и скончался. После этого смысл дальнейшей жизни исчез для Елизаветы8, и через несколько месяцев она умерла.

Елизавета Алексеевна, возможно, могла бы стать правительницей, многие верили, что если бы она взошла на престол, то смогла бы провести те либеральные реформы, которые не удались её мужу. Но, в отличие от Марии Фёдоровны, Елизавета не стремилась самостоятельно править, она желала обретения простого семейного счастья.


Примечания

1 Письма императрицы Елизаветы Алексеевны к матери, маркграфине Баденской Амалии (1797-1826) / Предисл. великого князя Николая Михайловича; Пер. с фр., послесл. и прим. Д.В. Соловьева // Звезда. 2001. № 1.

2 Там же.

3 Там же.

4 Хандельсман М. Адам и Психея. Любовь магната к императрице // Родина. 1994. № 12.

5 Васильева Л. Жена и муза // Наука и религия. 1998. № 9.

6 Хандельсман М. Указ. соч.

7 Письма императрицы…

8 Васильева Л. Жена и муза // Наука и религия. 1998. № 10.

И.В. Ваганова

История становления газеты «Сибирская жизнь»
«Сибирская жизнь» – крупнейшая частная ежедневная газета в Томске конца XIX – начала XX в. Она появилась в 1897 г. и с перерывами издавалась до конца 1919 г. Как следует из названия, эта газета претендовала на общесибирское значение и распространение. И действительно, её тираж был значительным, временами достигал 25 тыс экземпляров, а газета читалась даже в самых отдаленных городах и уездах края. Однако было так не всегда. «Сибирская жизнь» в своем становлении прошла длинный и трудный путь от простого справочного листка до издания, выходившего на 4-6 полосах большого формата.

«Сибирская жизнь» как провинциальная частная газета представляет собой уникальный социокультурный феномен, однако её история изучена далеко не исчерпывающе. Это обусловлено, главным образом, тем, что в работах исследователей «Сибирская жизнь» чаще выступает как исторический источник для анализа различных сфер общественной деятельности, а не как самостоятельный объект изучения1.

Цель данной работы – рассмотреть историю становления газеты «Сибирская жизнь». Хронологические рамки исследования (1894-1905 гг.) охватывают период существования газеты с момента её создания до первой русской революции и совпадают с этапом развития «Сибирской жизни» того времени, когда её редактором был Петр Иванович Макушин.

Как известно, первая российская печатная газета, основанная по повелению Петра I, появилась в декабре 1702 г. В Сибири же периодическая печать начала развиваться с опозданием почти на век. Первым сибирским периодическим изданием стал Тобольский ежемесячный журнал «Иртыш, превращающийся в Иппокрену», появившийся в 1790 г. Однако уже через два года он прекратил свое существование, «ибо наполнялся материалом никакого отношения к Сибири не имевшем»2.

Прошло более шестидесяти лет, прежде чем в Сибири вновь возникли органы периодической печати. В 1857 г. в Тобольске, Томске, Красноярске и Иркутске появились «Губернские ведомости». Вскоре после возникновения «Ведомостей» начинаются попытки издания частных органов периодической печати, так как официальные издания не удовлетворяли потребность общества в получении разнообразной информации.

В 1860 г. в Иркутске появилась первая частная сибирская газета – «Амур» (1860-1862). Первой частной газетой в Западной Сибири стала томская «Сибирская газета» (1881-1888). Однако бурный подъем в развитии сибирской периодической печати начинается с 90-х гг. XIX в., когда не проходит ни одного года без того, чтобы не возникло официальное или частное издание.

Именно в это время, 2 июля 1894 г., выходит первый номер газеты «Томский справочный листок» под редакцией Петра Ивановича Макушина. В программе газеты значились такие разделы, как: 1) месяцеслов и календарные сведения; 2) правительственные распоряжения; 3) телеграммы; 4) местная хроника; 5) отчеты о заседаниях городской думы, ученых, благотворительных и других местных обществ и судебных мест без обсуждения судебных решений; 6) справочный отдел; 7) библиографические известия; 8) объявления. Это была первая в Сибири ежедневная газета.

Важно отметить, что первоначально П.И. Макушин планировал издание газеты с обычной, т.е. расширенной, программой. Однако после того как он был охарактеризован томскими жандармами «как человек, ведущий близкое знакомство со всеми политическими ссыльными, находящимися на территории Томска и в ближайших к Томской губернии местностях»3, Петербургский Совет управления по делам печати дозволил ему издавать лишь справочный листок.

Однако в 1894 г. главным было начать. Покровитель Макушина в Петербурге князь
Г.С. Голицын тогда сказал ему: «Лихо – загнать клин, программу со временем вы можете расширить, и название газеты изменить»4. Петр Иванович последовал совету и решил идти от справочного листка к большой общественно-политической газете, что в тех условиях было, безусловно, целесообразно. «Томский справочный листок» быстро завоевал симпатии местной публики. Уже к концу первого полугодия число его подписчиков достигло 1000 человек, что для пятидесятитысячного Томска составляло тогда внушительный тираж.

Помня совет князя Голицына П.И. Макушин в 1895 г. обратился в Главное управление по делам печати с прошением о переименовании газеты в «Томский листок» и расширении программы издания за счет следующих отделов: 1) статьи и заметки о Сибири; 2) фельетон; 3) корреспонденции;


4) критический разбор книг и периодических изданий; 5) газетные известия; 6) ответы редакции. Через месяц из Петербурга был получен положительный ответ, с условием, чтобы предназначенные к напечатанию в газете статьи не имели характера передовых.

Первый номер «Томского листка» еще мало отличался от своего предшественника, но во втором номере уже встречается авторская статья П. Голубева «Историко-статистическая заметка о податях в Томской губернии». Постепенно «Томский листок» принимает вид настоящей газеты, все еще, правда, живущей почти исключительно интересами Томска и Томской губернии. Тем не менее, расширение программы прибавило читателей – к концу 1895 г. тираж газеты составлял уже 2600 экземпляров.

В 1896 г. П.И. Макушин добился разрешения иллюстрировать газету. Появление в «Томском Листке» хорошо исполненных иллюстраций значительно подняло в публике интерес к нему, и к концу 1896 г. тираж дошёл до 3400 экземпляров, из них более тысячи получали иногородние подписчики.

Между тем обозначившийся к концу 1890-х гг. социально-экономический подъем не находил надлежащего отклика и оценки на страницах «Томского листка». И тогда П.И. Макушин вновь расширяет рамки своего издания. Первым шагом на этом пути стало переименование «Томского листка» в «Сибирскую жизнь», вторым – обогащение содержания газеты такими отделами, как 1) статьи о русской и заграничной общественной жизни; 2) статьи и известия научного и практического содержания; 3) очерки; 4) повести, рассказы и стихотворения; 5) обзор событий русской и заграничной общественной жизни.

Накануне преобразований Макушин вел переговоры с наиболее опытными и влиятельными местными общественными деятелями и журналистами. Постепенно сложился следующий круг сотрудников: общественные и политические деятели А.В. Адрианов, П.В. Вологодский, Г.Н. Потанин, В.К. Штильке; ссыльные Ф.Я. Кон, Ф.В. Ленник, П.Н. Лепешинский, В.С. Арефьев; чиновники
А.М. Головачев, С.П. Швецов; публицисты, писатели П.А. Голубев, Ю.О. Горбатовский, Н.Ф. Олигер, С.И. Гусев-Оренбургский; профессора университета И.А. Малиновский, М.А. Рейснер,
В.В. Сапожников, М.Н. Соболев.

Говоря об авторском коллективе «Сибирской жизни», интересно отметить, что подавляющее большинство статей, фельетонов и корреспонденций газеты подписаны псевдонимами. Атрибутирование статей «Сибирской жизни» видится задачей будущего, однако отдельные псевдонимы уже расшифрованы. Так, например, А.В. Адрианов подписывался как «Проснувшийся Сибиряк», Ф.Я. Кон – «К.О.Н.», В.И. Федоров – «Ф.», В.С. Ефремов – «Е.Ф.Р.», В.Д. Соколов – «В.Д. Митрич», С.С. Синегуб – «Н.Н.Н.», М.С. Ольминский – «Марк Павлович», «Степаныч» или «А.В.».

С переименованием «Листка» в «Сибирскую жизнь» в редакцию, кроме П.И. Макушина, вошли: его брат А.И. Макушин, политссыльный А.Н. Шипицын, присяжные поверенные М.Н. Вознесенский и М.Р. Бейлин, поэт С.С. Синегуб, публицист Г.Б. Баитов и др.

«Сибирская жизнь» впервые появилась 1 ноября 1897 г. По словам Крутовского, газета «сумела быстро снискать себе известную популярность и велась, как не особенно яркий, но независимый прогрессивный орган, отзывавшийся… на все очередные вопросы местной жизни, не забывая и об общеполитических темах дня того времени»5. Однако ведение газеты П.И. Макушиным не устраивало наиболее идейную группу сотрудников6. Они обвинили Макушина «в симпатиях к церковным школам и редакторском деспотизме» и в результате конфликта в конце 1898 г. вышли из состава редакции. Тем не менее постепенно приток новых сил и возврат части прежних сотрудников оживил газету. «Сибирская жизнь» становится устойчивее и определеннее, направление газеты устраивало читателей.

С 4 мая 1903 г. начинают выходить ежемесячные иллюстрированные приложения к «Сибирской жизни», посвященные Сибири, Монголии, Китаю и Японии. В конце 1904 г. издание приложения по невыясненным причинам прекратилось. Впоследствии, несомненно, огромное влияние на распространение газеты оказала русско-японская война, за несколько месяцев увеличившая тираж, который достиг 15000 экземпляров.

После кровавых событий октября 1905 г., когда в Томске произошел черносотенный погром и жизнь Петра Ивановича Макушина оказалась в опасности, он, потрясенный жестокостью, решил прекратить издание газеты и уехать в Париж, где уже жила его семья. Но, узнав о таком намерении


П.И. Макушина, присяжный поверенный М.Р. Бейлин обратился к нему с предложением передать издание газеты группе заинтересованных лиц. Впрочем, Макушин в своих воспоминаниях приписывает себе инициативу в этом вопросе. Так или иначе, но не позднее ноября 1905 г. М.Р. Бейлиным, а также несколькими профессорами Томского университета и Томского технологического института было организовано Сибирское товарищество печатного дела, которое приобрело «макушинское предприятие». Редакторство «Сибирской жизни» перешло к И.А. Малиновскому и М.Н. Соболеву.

Таким образом, прослеживается вполне определенная связь между тремя последовательно издававшимися П.И. Макушиным изданиями: «Томским справочным листком», «Томским листком» и «Сибирской жизнью». Действительно, дважды программа газеты расширялась, дополняясь новыми рубриками. В то же время каждый раз после изменения получалось издание обновленного характера и другого формата. Особенно заметно это различие между «исходным» «Томским справочным листком», в котором основа содержания – телеграммы телеграфного агентства и краткие заметки о местной жизни, и «Сибирской жизнью» – одной из крупнейших провинциальных частных газет того времени, наполнявшейся разнообразными материалами.


Примечания

1 См.: Галажинский Э.В. «Сибирская Жизнь» о рыбопромышленном освоении (конец XIX – начало XX вв.) // Хозяйственное освоение Сибири: история, историография, источники. Томск, 1991. С. 82–89; Ковашов А.В. Конокрадство в Мариинском уезде в начале ХХ века (по материалам газеты «Сибирская Жизнь») // Кемеровской области 60 лет: Материалы Всероссийской научной конференции, посвященной 60-летию Кемеровской области (Кемерово, 15 мая 2003 г.). Кемерово, 2003. С. 62; Хроника художественной жизни Томска. 1909-1919 гг.: К 90-летию Томского общества любителей художеств (по материалам газеты «Сибирская жизнь»). Томск, 2000. 168 с.

2 Адрианов А.В. Периодическая печать. Иркутск, 1919. С. 2.

3 Цит. по кн.: Сталева Т.В. Сибирский просветитель Петр Макушин. М., 2001. С. 147.

4 Там же.

5 Крутовский В. Периодическая печать в Томске // Город Томск. Томск, 1912. С. 299.

6 См.: От сотрудников // Сибирская жизнь. 1899. 3 марта. С. 2-3.

Е.Н. Грекова

Становление окружной судебной системы в Сибирском крае в середине 1920-х гг. (на примере Томского округа)
Современная система судебных органов в России сложна и многофункциональна. Существующие в ней проблемы и определенные сложности невозможно понять, исходя только из анализа современной ситуации. Необходимо изучать основные события, влиявшие на судебную систему и судебную практику в прошлом. Кроме того, изучение не только центральных судебных органов, но и местных, дает более точное и целостное представление об особенностях судоустройства и судопроизводства.

В мае 1925 г. было обнародовано Постановление ВЦИК РСФСР, которое вводило окружное административно-территориальное деление. В соответствии с этим Постановлением был образован Сибирский край с центром в Ново-Николаевске, в состав которого вошли Омская, Алтайская, Ново-Николаевская, Томская губернии1.

Сибирский край в середине 1920-х гг., несмотря на свою отдаленность от центра, представлял собой активно развивающийся регион, но в результате проводимой государством репрессивной политики здесь скапливалось огромное количество людей, так или иначе не устраивавших государственную власть. Считалось, что эти реакционно-преступные силы требуют повышенного внимания. Существовавшая в тот период судебная система в составе Верховного Суда РСФСР, губернских судов и народных судов не справлялась с огромным количеством дел. В результате потребовалось внести изменения в сторону расширения судебной системы: губернские суды заменялись краевыми и окружными судами.

Становление окружной судебной системы в Сибирском крае – это длительный процесс, начавшийся в 1925 г. и завершившийся только в 1927 г. В качестве переходного этапа к новой судебной системе следует рассматривать создание судебно-кассационных сессий краевого суда.

В ноябре 1925 г. для осуществления судебно-кассационных функций, возлагавшихся ранее на губернские суды, в Сибирском крае были образованы пять судебно-кассационных сессий, по числу созданных округов.

Томская постоянная судебно-кассационная сессия Сибирского краевого суда, образованная согласно «Положению о судоустройстве Сибирского края» от 23 ноября 1925 г., начала действовать с


1 декабря 1925 г. в пределах Томского округа2. В ведении Томской сессии также были Кузнецкий и Ачинский округа.

Переход от губернского суда к судебно-кассационной сессии краевого суда сопровождался ликвидацией инструкторско-ревизионного отделения, бухгалтерии, нотариального отделения, коллегии защитников. Сессия, в свою очередь, включала 2 отдела – уголовный и гражданский, в каждом из которых было по 2 отделения – судебное и кассационное3. Она состояла из членов краевого суда, назначаемых Пленумом крайсуда. Один из членов краевого суда назначался председателем судебно-кассационной сессии.

В качестве суда первой инстанции судебно-кассационная сессия рассматривала гражданские и уголовные судебные дела, которые передавались ей краевым судом. По особому предложению президиума или пленума краевого суда сессия проводила ревизии и инструктирование судебно-следственных органов4.

Как кассационной инстанции ведению сессии подлежали жалобы на приговоры, решения, вынесенные народными судами в рамках определенной территории, а также она должна была обеспечивать единство судебной практики, установливать единообразное применение и понимание закона всеми народными судами. Для этого сессии законодательно было предоставлено право отмены приговоров, выносимых нарсудами5.

Закрепленные в законодательстве положения, регулирующие судопроизводство, нередко нарушались на практике. Например, в Томской постоянной судебно-кассационной сессии, как и в других, происходили постоянные нарушения в области оформления судебно-следственной документации. Причиной этого часто являлись безграмотность и слабая профессиональная подготовка судебного состава сессии.

После обнародования нового Положения о судоустройстве РСФСР, принятого 3-й сессией


XII созыва ВЦИК РСФСР 19 ноября 1926 г., начался процесс образования окружной судебной системы6. В Томском округе замена Томской судебно-кассационной сессии окружным судом произошла 1 апреля 1927 г.

Окружной суд помимо тех полномочий, которые были у судебно-кассационной сессии, приобрел ряд новых. Томский окружной суд являлся кассационной инстанцией для дел, рассматриваемых в участковых судах, контролировал работу подведомственных ему органов юстиции и общественных судов7. Он входил в систему судебных органов Народного комиссариата юстиции РСФСР и непосредственно руководствовался в своей деятельности постановлениями, указаниями, распоряжениями и инструкциями Наркомата юстиции, Верховного Суда РСФСР и Сибирского краевого суда.

В состав суда входили председатель, два его заместителя и члены суда. От кандидатов в члены окружного суда требовался двухлетний стаж практической работы в должности народного судьи или члена трибунала.

Структура окружного суда, в отличие от ранее существовавшей судебно-кассационной сессии, была расширена: помимо уголовного и гражданского отделов с их судебными и кассационными отделениями появились административный (общий) отдел в составе финансового и хозяйственного подотделов и инструкторско-ревизионный отдел8.

В составе окружного суда создавался пленум, который являлся руководящим и контролирующим органом в отношении судебных органов округа. Он обсуждал и утверждал планы работы окружного суда, отчеты о работе низовой судебной системы округа, рассматривал отчеты о выполнении постановлений и указаний вышестоящих органов юстиции, проводил изучение различных категорий дел в целях обеспечения единства судебной практики. Президиумы из-за малочисленности состава этих судов не образовывались, их функции выполнял пленум.

Возникавшие в деятельности окружного суда и подведомственных ему органов (нотариальные конторы, коллегии защитников и т. д.) вопросы, связанные с неясностью или неполнотой действующих законов, после предварительного обсуждения на пленуме окружного суда подлежали представлению на рассмотрение и разрешение пленума краевого суда9.

В случае разногласий председателя окружного суда с решением пленума по всем вопросам, кроме вопросов, касающихся отмены в порядке надзора приговоров и решений народных судов, вопрос передавался на разрешение краевого суда или окружного исполкома по принадлежности. При окружном суде состояли старшие следователи, которые осуществляли предварительное следствие: предъявление обвинения, допрос обвиняемого, составление обвинительного заключения10.

Следует заметить, что дела, подлежавшие рассмотрению окружных судов по Уголовному кодексу РСФСР, можно условно разделить на следующие группы:



  • контрреволюционные преступления;

  • должностные преступления;

  • тяжкие преступления, совершенные против личности и имущества.

В свою очередь, под контрреволюционными преступлениями понимались наиболее «тяжкие» преступления, направленные против социалистического режима (террористические акты, сокрытие излишков хлеба, противостояние кулаков и т.п.). Такие дела были подведомственны окружным судам только с разрешения Сибирского краевого суда. Другой особенностью рассмотрения этих преступлений являлось то, что суд был полностью подчинен решению политических органов.

Окружной суд боролся также с должностными преступлениями: бюрократизм отдельных работников советского аппарата, проявления административного произвола, взяточничество, халатное отношение к своим обязанностям и другие. Однако наибольшее количество дел приходилось на преступления против личности и имущества (грабежи, хулиганство, убийства и т.п.).

Необходимо отметить, что окружные суды в своей деятельности рассматривали и ряд других преступлений в хозяйственной, имущественной областях и т.д. Нередко через них проходили дела, подсудные народным судам. Если говорить в целом, то судебная деятельность окружных судов сыграла значительную роль в борьбе с уголовной преступностью.

Следует сказать, что, несмотря на затянувшийся процесс становления судебно-окружной системы, как в Томском округе, так и в других округах, новая судебная система сыграла, несомненно, положительную роль. Главная задача властей – нормализовать и структурировать судебные органы Сибирского края путем введения Постоянных судебно-кассационных сессий краевого суда, а потом и окружных судов для активизации борьбы с преступностью была достигнута.


Каталог: Students


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет