История россии



бет1/41
Дата14.05.2019
өлшемі3.16 Mb.
#150050
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   41


ИНСТИТУТ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ РАН

ИСТОРИЯ РОССИИ

С древнейших времен до конца ХХ века

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

член-корр. РАН А.Н. Сахаров (отв. редактор). докт. ист. наук В.П. Дмитренко (зам. отв. редактора), академик РАН И.Д. Ковальченко, член-корр. РАН А.П. Новосельцев

ИСТОРИЯ РОССИИ XX век




Ответственный редактор докт. ист. наук В П. Дмитренко



Рекомендована Государственным комитетом Российской Федерации по высшему образованию в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению и специальности •История*

Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для системы педагогических вузов России

Москва ACT

1999

УДК 947 ББК 63.3 (2) И 90


Авторы: докт. ист. наук А.Н. Боханов (раздел I гл. 1 § 1—5, гл. 2 § 1, 3—6), докт. ист. наук П.Н. Зырянов (раздел I гл. 1 § 6, гл. 2 § 2). докт. ист. наук В.П. Дмитренко (предисловие, раздел I гл. 3), канд. нет. наук Н.С. Симонов, докт. ист. наук А.К. Соколов (раздел II гл. 4), канд. ист. наук М.М. Горинов (раздел II гл. 5 § 1—5), докт. ист. наук А.С. Сенявский (раздел II гл. 5 § 6), канд. ист. наук А.А. Печенкин (раздел Ш гл. 6), канд. ист. наук Е.Ю. Зубкова (раздел III гл. 7; раздел IV гл. 8), канд. ист. наук В.А. Шестаков (раздел IV гл. 9)


Подбор иллюстративного материала Л.А. Неретина. Художник Б.С.Казаков (оформление и макет)

Рецензенты: докт. ист. наук Э.М. Щагин, докт. ист. наук б. С. Илизаров

За аутентичность цитат ответственность несут авторы

И90 История России. XX век / А. Н. Боханов, М. М. Гори­нов, В. П. Дмитренко и др.— М.: 000 «Фирма «Изда­тельство ACT», 1999.— 608 с.: ил.

ISBN 5-237-02237-5



Коллектив авторов, текст, 1996 | 000 «Фирма «Издательство ACT», 1999

Предисловие



Каждое из столетий России на ее тысячелетнем пути имело свою особую драматургию, определившуюся заво­евательными войнами и вражескими нашествиями, сму­тами и восстаниями, периодами экономического роста и застоя, духовными исканиями и реакцией. Не преувели­чим, если выделим в этом ряду XX век как один из наи­более ярких и трагичных, когда многие потери и приоб­ретения сошлись на ограниченном историческом про­странстве. Этот век вместил ряд экономических скачков, три революции, поочередную передачу эстафеты власти от «верхов» к «низам* и. наоборот, разные типы поли­тического устройства (от демократии до тоталита­ризма), ряд крупных поражений и убедительных военных побед. На небосклоне ярких личностей сияли звезды ве­личайших ученых и шарлатанов от науки, народолюбцев и диктаторов, смелых реформаторов и смиренных иска­телей безболезненных путей к прогрессу, великих полко­водцев и великих инквизиторов. В бескомпромиссной схватке сталкивались теоретические концепции обще­ственного развития и политические программы, различ­ные модели переустройства российского и мирового сооб­щества, партии и общественные движения. Много дорог было пройдено, много идей испытано и отброшено, много напрасных жертв принесено. При взгляде на крупномас­штабную карту века голова может закружиться от оби­лия красок, событий. И чем ближе к концу столетия, тем сильнее звучат вопросы: почему Россия должна платить столь тяжелую цену за исторический прогресс? Может быть, народ несет в себе собственный ген разрушений, необузданных страстей и желаний, азарта и романтиз­ма? Или страна в силу специфики новейшего времени по­пала в какие-то огромные жернова общемирового движе­ния, которые, постоянно тяжело вращаясь, неустанно

крушат, мнут, формуют, переделывают на какой-то только им ведомый лад природу и характер российского общества, которое при этом пытается еще сохранить свое национальное лицо? История России XX века — оче­редной или затянувшийся «провал» в истории человече­ства или еще одна отчаянная попытка отстоять свои культуру, территорию, менталитет, свою веру как не­отъемлемый элемент многогранной общемировой цивили­зации?

С начала века отечественная и мировая наука бьется над этими непростыми вопросами. Продвигаясь вперед, обобщая пройденные исторические ступени, она затем вновь отступает перед очередным, кажущимся неожидан­ным поворотом. Пожалуй, в наиболее трудном положении среди тех, кто напряженно размышляет над прихотливой вязью развития страны, находятся историки. На каждом очередном повороте истории именно историков выводят среди первых на эшафот, пытаясь сделать персонально от­ветственными за коллективное прошлое, требуя покая­ния, очередной «перестройки» коленопреклонения перед не­ясным настоящим и обязательно светлым будущим.

Насколько российская история XX века была богата переменами, настолько историография, посвященная столетию, была изменчива. Пишется это не в укор про­шлым и настоящим поколениям историков, а с целью на­помнить об особой общественной функции этой отрасли знаний, откуда каждое новое поколение граждан страны почему-то (?!) очень избирательно черпает так называ­емый «исторический опыт», предъявляя свой социальный заказ исследователям. Это затрудняет, но не исключа­ет права и обязанности ученых нести эстафету научно­го знания и о современном обществе.

В этой книге авторский коллектив сделал очередную попытку охарактеризовать пройденный Россией — СССР столетний путь. Для читателя очевидно, что главная трудность, вставшая перед исследователями, состояла в нахождении той связующей линии, которая позволила бы за чередой разных, порой противоположных по обще­ственному смыслу событий увидеть общую, единую ли­нию движения. И развитие, если понимать под обще­ственным развитием не только прямолинейное «вперед и выше», но и творческий поиск, эксперимент, попытку (нередко неудачную) целого народа заново переосмыс­лить и время, и себя в нем. Видимо, формула российского движения может быть понята и описана не через меха­ническое сравнение с другими (передовыми и отсталыми) странами, не через логику самодвижения или попытку кого-то сделать целый народ заложником своих амбиций.
Авторский коллектив предлагает свой вариант описания драмы столетия. Он сводится, если формулировать кратко, к освещению лихорадочных попыток Российского государства достойно ответить на исторический вызов, брошенный ему современной цивилизацией, с ее новыми технологией, формами государственного устройства, ви­дами вооружения и орудий массового уничтожения, обще­ственными идеалами. Огромное отставание огромной де­ржавы, обнаружившееся на рубеже XIX и XX вв., требо­вало и гигантских усилий по его преодолению. Усилий от центральной власти, от всего общества, от многочислен­ных народов и социальных групп, от каждого гражданина. Опыт аналогичных «скачков», совершенных в XVI—XVIII вв., подсказывал, что они сопровождались энтузиазмом, са­мопожертвованием, ограничениями, многочисленными жертвами. Цена общегосударственных приобретений каж­дый раз оказывалась исключительно высокой с позиции су­деб тысяч и миллионов людей. Взлеты и обогащения одних совершались на фоне падения и разорения других. И так раз за разом...

В этой цепочке событий XX век выступает очередным целостным (может быть, еще и незаконченным) этапом, в рамках которого решались глобальные задачи цивили­зованного рывка. И в то же время — это совокупность разнонаправленных движений, каждое из которых укла­дывалось в свои временные рамки, имело различную дина­мику, различных участников, преследовало разные цели. Самостоятельными (но не изолированными друг от дру­га) блоками выступали периоды ограниченного реформаторства Николая II, Великой российской революции, ленинско-сталинского эксперимента по строительству со­циализма, соревнования социализма и капитализма в форме «холодной войны», исчерпания потенциала и загни­вания сложившейся общественной системы, очередной крутой ломки устройства страны в конце века. В каж­дом из этих блоков действовали свои особые механиз­мы управления общественными делами, социальной активности населения, взаимодействия с внешним миром. По-разному представала роль человеческой лич­ности и коллективного «я». Каждый раз возникали свое­образные сочетания между общегосударственными, об­щенациональными и групповыми, региональными, социаль­ными, национальными, профессиональными интересами. При этом непременно складывалась некоторая целост­ность, включавшая все стороны общественного разви­тия. В рамках каждого такого этапа возникала опреде­ленная группа противоречий, которая увлекала обще­ство вперед, заставляя использовать все новые и новые
принципы самоорганизации. Вялотекущий процесс эволю­ционного развития сменялся тотальным взрывом; на смену ему. после короткого (нэповского) «затишья» при­ходила полоса насилия; в послевоенное время (вслед за второй мировой войной) — снова замедление темпа и сно­ва очередной взрыв (после «перестройки»). Есть ли в этих мелькающих ярких кадрах российской (и одновре­менно мировой) хроники внутренние пружины движения или все эти, вроде бы случайные конвульсии явились лишь проявлением «загадочной русской души», «непонятно­сти» российской истории.

Авторы стремятся сделать шаг к осмыслению особен­ностей каждого из этапов и одновременно причин движе­ния в рамках всего века Как показывают источники (мно­гие из которых впервые вводятся в оборот), свои мазки на протяженном историческом полотне накладывали и поли­тические лидеры, и народные вожди, и сами «низы» в своем. самоутверждении, и поиске лучшей доли Через эти столк­новения разных побуждений проявлялись и мощные импуль­сы сплочения, мобилизации, и столь же сильные противо­положные импульсы торможения, распада страны. Посто­янно меняющееся соотношение того и другого определяло насыщенную хронику событий истории России в XX веке.

Как никогда в прошлом, страна демонстрировала и свою целостность, и свою разность Она выдерживала труднейший экзамен на прочность со своими огромными территориальными приобретениями, невероятной про­тяженностью границ, многонациональностью, сочета­нием разных географических и хозяйственных зон, мно­гочисленными яркими очагами культурного и историче­ского прошлого, разными конфессиями и сферами влияния соседних государств и многим, многим другим, что вме­щает в себя понятие «Россия».

История всегда имеет человеческое лицо За всеми кру­тыми поворотами судьбы стояли конкретные люди со сво­ими насущными жизненными интересами, радостями и по­терями, взлетами и падениями В каждый исторический миг шеренга участников событий была многолюдной, вме­щающей победителей и побежденных, счастливых и несча­стных, опьяненных успехами и потерявших надежды

И в этой, постоянно изменяющейся полноте и само­достаточности — самоценность каждого исторического этапа проходящего века, с его исключительной напря­женностью, стремительностью движения, изменчиво­стью облика общества, которое по-прежнему все еще ищет и познает себя .

В П. Дмитренко

Каталог: z3950 -> law -> КНИГИ SCAN1 -> books scan1
books scan1 -> Учебное пособие Под редакцией д ф. н., проф. И. Ф. Кефели Санкт-Петербург «Специальная Литература» 1996
books scan1 -> Рецензент: д-р ист наук, заслуженный деятель науки рф, проф. В. Г. Тюкавкин
books scan1 -> Ными последствиями
books scan1 -> Книга рассчитана на студентов и аспирантов вузов, а так­же на достаточно широкий круг читателей, интересующихся ак­туальными проблемами философии и ее истории
z3950 -> Языковые особенности пейзажных описаний переводов новелл ги де мопассана на русский язык 10. 02. 01 русский язык
z3950 -> Государства в системе международно- правового регулирования издательство казанского университета
law -> Муниципальные системы зарубежных стран
law -> Толкование советского закона теория и практика издательство казанского университета


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   41




©kzref.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет