Изложение Редакционная коллегия Landmine Monitor



жүктеу 3.76 Mb.
бет9/23
Дата02.04.2019
өлшемі3.76 Mb.
түріДоклад
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   23

Следующие государства-участники не заявили о заминированных участках, находящихся под их юрисдикцией и контролем, хотя Landmine Monitor определяет эти страны как пострадавшие от мин и (или) НБ: Бангладеш, Беларусь, Джибути, Либерия, Молдова, Намибия, Республика Конго, Сьерра-Леоне и Филиппины.

Дания не начинала извлечение противопехотных мин на полуострове Скаллинген (западная Ютландия), который является заминированной зоной еще со времен Второй мировой войны. Скаллинген в наши дни является природным заповедником, а большая его часть принадлежит государству. Заминированные участки маркированы, а о несчастных случаях из этих мест сообщений не поступало. В своем первом Отчете о мерах прозрачности по Статье 7 в августе 1999 года Дания заявила, что участок огорожен, а план разминирования будет разработан. В своих последующих отчетах страна не предоставляла никакой дальнейшей информации, только отмечала, что никаких программ разминирования не проводится.

В июне 2005 года на межсессионном совещании Постоянного комитета экспертов Дания заявила государствам-участникам: “В данный момент территория минных полей сокращена до 250 акров, первоначальное количество мин составляло 16 тысяч противотранспортных мин и 8300 противопехотных мин.… По прошествии лет многие из заминированных участков были подтоплены Северным морем. В ходе этого процесса и после штормов множество мин было выброшено на берег, где они были изъяты соответствующими государственными структурами и уничтожены.… Более того, нам кажется, что в течение многих лет мины в той или иной степени подверглись саморазрушению, поскольку детонаторы не срабатывают, а воспламенители, похоже, неактивны… Основываясь на этих сведениях, мы верим, что никакой опасности, связанной с движением транспорта или пешеходов, на Скаллингене более не существует.… Уверяю, что в обозримом будущем буду изыскивать возможные пути и методы, чтобы вернуться в этот Комитет и официально объявить Скаллинген безопасной в отношении мин территорией”.81 В сентябре 2005 года прибрежные власти заявили: “Огораживание южной части Скаллингена – задача долгосрочная, и она будет выполняться до тех пор, пока минные поля не будут разминированы или опасность, связанная с ними, не прекартить свое существование”.82

Проблема наземных мин Нигера восходит ко временам Второй мировой войны, а более недавняя – к внутреннему вооруженному конфликту 1990-х гг. Правительство сообщает, что наличие минной проблемы подрывает туризм, перевозки и местную экономику. В условия мирного соглашения, подписанного в 1998 году с Революционным демократическим фронтом, входило и требование разминирования; само же государство не предпринимало никаких попыток разминирования ввиду отсутствия финансовых ресурсов и опыта. Начиная с 2001 года, правительство изыскивало поддержку в оказании международной противоминной помощи для проведения обследования, маркирования опасных территорий и разминирования. В феврале 2004 года на межсессионном совещании Постоянного комитета Нигер представил первичный вариант Плана противоминной деятельности на 2004-2006 гг. В это план входило маркирование и нанесение на карту заминированных участков, обучение рискам жизнедеятельности в условиях минной опасности, обучение саперов и приобретение нового оборудования и экипировки для ведения разминирования. В своем Отчете о мерах прозрачности по Статье 7 за период 31 марта 2004 - 31 марта 2005 года Нигер, однако, ничего не сообщил о разминировании. Конечным сроком завершения разминирования для Нигера является 1 сентября 2009 года.83

У Свазиленда имеется небольшой заминированный участок, неподалеку от г. Мананга, что на границе с Мозамбиком. Армия страны "Силы обороны Свазиленда Умбутфо" (USDF) от США получили поддержку в обучении и обязательства финансирования процесса разминирования, но в марте 2003 года Посольство США в Свазиленде отметило отсутствие всякого прогресса в расчистке минных полей, включая и неспособность применять предоставленное саперное оборудование и экипировку. Свазиленд не испрашивал финансирования у США, у подразделений саперов, размещенных Соединенными Штатами в стране, а от предложений помощи раз за разом отказывались. Landmine Monitor не получал никаких свидетельств относительно усилий, предпринимаемых Свазилендом для начала операций разминирования. Свазиленд не докладывал о прогрессе государствам-участникам; также с 2000 года не подавал Отчет о мерах прозрачности по Статье 7. Конечным сроком завершения разминирования для Свазиленда является 1 июня 2009 года.

Великобритания заявила, что на Фолклендских (Мальвинских) островах, находящихся под британской "юрисдикцией и контролем" согласно определениям Конвенции о запрете мин, имеются заминированные участки. В ходе ведения войны (1982 год) Фолклендские острова подверглись минированию британскими и аргентинскими войсками. Аргентина продолжает претендовать на владение Фолклендскими (Мальвинскими) островами, неся, таким образом, ответственность за расчистку опасных территорий от противопехотных мин. На Первой обзорной конференции в ноябре 2004 года Великобритания и Аргентина заметили, что "обе страны согласны продолжать работать вместе для того, чтобы сделать возможным завершение технико-экономическое обоснования расчистки опасных зон".84 В феврале 2005 года Великобританией на Фолклендские острова направлена миссия. Согласно сообщению средств массовой информации, завершения технико-экономического обоснования разминирования следует ожидать к апрелю 2006 года.85

В июне 2005 года на заседании Постоянного комитета экспертов по вопросам разминирования Великобритания заявила: “Для выполнения своих обязательств согласно Статье 5 Конвенции мы работали, и будем продолжать тесно работать с аргентинским правительством для поиска решения”. Страна заявила, что совместная рабочая группа “регулярно проводит свои заседания, недавняя из которых прошла в конце апреля в Буэнос-Айресе”. Великобритания заявила также, что “Наши собственные исследования показали, что на Фолклендских островах насчитывается около 100 заминированных участков, которые, по-видимому, содержат как противопехотные, так и противотранспортные мины…. [В]се заминированные участки огорожены и нанесены на карту во избежание появления там гражданского населения….[Н]икогда не происходило несчастных случаев среди гражданского населения, а все островитяне, в том числе и дети, просвещены относительно избежания опасных участков”.86
Заявления по Статье 5 и продление сроков

МКЗППМ призвала государства-участников установить детальный процесс для определения: в состоянии ли страна уложиться в крайние сроки согласно Статье 5; сможет ли страна запрашивать разрешения на продление этих сроков, а если так, то по каким конкретно причинам. МКЗППМ считает, что процесс, согласно которому страна-участница заявляет об уничтожении всех противопехотных мин на заминированных участках, находящихся под ее юрисдикцией и контролем, должен быть строго формализован. Единственным способом добиться этого может быть следующий: каждая страна-участница, полагающая, чио достигла целей, обозначенных в статье 5, должна сделать официальное заявление об этом на Совещании стран-участниц. Это даст возможность другим государствам-участникам рассмотреть подобное заявление и запросить любые разъяснения или дополнительные сведения, если это будет необходимым.

В случае с Суринамом ОАГ заявила, что “Более того, мы рекомендовали правительству Суринама применить формат заявления подобно тому, как это сделали Коста-Рика и Гондурас (при рассмотрении Гватемалой) для сообщения о соответствии требованиям Конвенции. Данный формат заявления объявил бы о том, что все заведомо или предположительно заминированные участки и минные поля разминированы; что Найробийский План (программа) действий успешно завершен; что оставшиеся государственные мощности отвечают любым непредвиденным обстоятельствам, сопутствующим разминированию”.87

Государства-участники, которые не в состоянии уложиться в 10-летний срок окончания разминирования, направляют запрос на продление срока другим, уполномоченным на это, государствам-участникам. Такого рода действия должны происходить на ежегодном Совещании стран-участниц или на обзорной конференции. Большинство тех, кто присутствует и голосует, решат – будет ли продлен предельный срок. Голосующие страны должны также принять решение; они же могут и отсрочить его. Страны, не являющиеся участницами Конвенции, запрашивали о продлении срока, а несколько из них дали понять, что поступят так же, в том числе и Камбоджа.

Государство-участник должно подать официальный запрос на продление даты крайнего срока, в запрос должны входить следующие сведения: длительность запрашиваемого периода; объяснение причины подачи запроса, в том числе "подготовки состояния государственной программы разминирования", финансовые и технические методы, наличествующие для разминирования, а также обстоятельства, препятствующие завершению разминирования в указанный 10-летний период; "гуманитарные, социальные, экономические и экологические последствия продления крайнего срока", а также любую другую информацию.

Стране-участнице, испрашивающей продление срока, таковое может быть предоставлено вплоть до дополнительных 10 лет (нет очевидных пределов количества запросов о продлении, так что продления можно запрашивать и получать). Среди государств-участников нет специального органа, который дозволял бы более короткий срок, чем тот, что был испрашиваем; не может быть осуществлена выдача разрешения с прилагаемым списком дополнительных условий; но также не существует и видимых препятствий для направления запросов.



Обзор программ противоминной деятельности


Как правило, основная ответственность за ведение противоминной деятельности (ПМД) лежит на правительствах стран, пораженных минами – этого принципа поддерживается Конвенция о запрете мин и Международные стандарты ведения противоминной деятельности (International Mine Action Standards - IMAS). Международные стандарты ведения ПМД придерживаются двухъярусной структуры управления и координирования государственных программ ведения ПМД. Государственное управление ПМД является достаточно типичным, если не универсальным органом – обычно это межминистерский орган, который устанавливает общую стратегию и политику в отношении программ ПМД и несет общую ответственность за эффективное управление ею. Государственный орган по ПМД помогает в усилиях, предпринимаемых Противоминным центром (иногда он называется Противоминный координационный центр), в фокусе которого находятся оперативное координирование ПМД, особенно саперная деятельность и обучение рискам жизнедеятельности в условиях минной опасности.

Очевидно, что большинство стран, пораженных минами, в том числе и многие страны, где ведутся основные программы ПМД, придерживались, в основном, такой двухъярусной структуры. Landmine Monitor зарегистрировал 23 страны и два региона, в которых официально функционируют обе эти структуры: государственный орган и Противоминный центр.88 В меньшем количестве стран, по крайней мере, одна из них неактивна.89 Например, Афганистан, Уганда, Эфиопия двигаются в направлении создания такой двухъярусной структуры.

Некоторые страны одобрили различные координирующие и управленческие структуры для ведения своих операций по ПМД; обычно это либо государственный орган, либо Противоминный центр, но не оба одновременно. Такое положение наблюдается в 17 странах и одном регионе: в девяти странах и одном регионе имеется Противоминный центр, а в десяти - государственный орган.90

Помимо этого, две значительные программы ПМД – Камбоджи и Лаоса, в течение двух последних лет изменили структуру управления и координирования. В обоих случаях прежняя структура подвергалась критике со стороны доноров и операторов из-за недостаточной результативности в управлении программами ПМД, где их структура а-ля Противоминный центр (Камбоджийский Противоминный центр и организация UXO Lao) пытались не только координировать усилия других операторов, но также выполнять напрямую операции разминирования и проводить образовательные программы. Лаос последовал примеру Камбоджи в вопросе учреждения государственного органа, несущего общую ответственность за ведение ПМД, и предоставила бывшему Противоминному центру полномочия только в сфере выполнении проектов.91

Большинство программ ПМД попало под гражданский контроль, однако, в небольшом количестве стран военные напрямую ответственны за управление программами ПМД, в частности, там, где страна запросила поддержку на уровне военных у США или ОАГ. В Армении, Чили, Мавритании, Руанде и Таиланде Противоминные центры или подобные структуры являются частично подотчетными Министерству обороны. В Тунисе Вооруженные силы ответственны за все операции разминирования. В Венесуэле Министерство обороны будет ответственным за изъятие противопехотных мин. В Македонии создание в 2005 году нового Директората вывело ПМД из сферы компетенции Министерства обороны.

Только в четырех странах одобрено введение национальных мер законодательства для поддержки ПМД: Босния и Герцеговина, Замбия, Колумбия и Хорватия.92 Камбоджа планировала или вносила поправку относительно переложения ответственности за государственные органы ПМД на королевские указы и декреты. Несколько других стран - Албания, Афганистан, Ирак, Никарагуа, Сенегал и Уганда, – отчитались о процессе утверждения, подготовки законопроектов или планирования написания проектов такого рода национальных законодательных мер. Азербайджан создает такие законопроекты с 2002 года, но они до сих пор не были утверждены.

По меньшей мере, в 19 странах имеются законопроекты о ведении ПМД: Азербайджан, Албания, Ангола, Афганистан, Босния и Герцеговина, Греция, Гвинея-Бисау, Ирак, Камбоджа, Кипр, Ливан, Мозамбик, Никарагуа, Руанда, Судан, Хорватия, Чад, Шри-Ланка и Эфиопия.93

Вопреки настоятельным призывам, особенно от ключевых доноров и ООН, относительно ПМД как главного элемента в работе по более широкой реконструкции и развитию стран, прогресс в данной сфере остается по-прежнему на удручающем уровне. Еврокомиссия, например, сказала: “Становится очевидным, что гораздо большее внимание, чем в прошлом, стоит уделять рассмотрению введения противоминной деятельности в структуру восстановления (например, энерго- и водоснабжение), а также в восстановление дорог и сельскохозяйственное планирование. Похоже, неправительственным организациям стоит поддержать вовлечение социально-экономических индикаторов в свои программы, которые в состоянии помочь росту социально-экономического влияния, связанного с противоминной деятельностью.… Когда определяются и одобряются государственные программы, страны, пораженные минами, явно или неявно, достаточно серьезно принижают степень своей минной проблемы и вырезают ее из приоритетов развития. Такая приоритизация должна быть очевидной хотя бы для того, чтобы позволить согласовать вопрос оказание помощи в контексте ведения программ противоминной деятельности”.94

Некоторые страны предприняли конкретные меры. В Афганистане около 40% всех работ по разминированию напрямую поддерживаются государственными программами восстановления страны. Шри-Ланка самый высокий приоритет в ведении ПМД придала проектам по восстановлению и реконструкции.

В Эритрее государственная программа ПМД в 2005 году была оставлена уже во второй раз за три года: 8 апреля правительство изъяло транспорт, применяемый саперными командами при разминировании и прочее оборудование, предоставленное для этих целей ООН. Министр национального развития заметил, что Эритрее дальнейшая техническая помощь ООН в ведении программ ПМД не нужна.

Существует некоторые свидетельства гендерных вопросов, ставших главными в программах ПМД, хотя в феврале 2005 года Противоминная служба ООН опубликовала "Gender Guidelines for Mine Action Programs" (Руководство относительно гендерных вопросов в ведении программ противоминной деятельности). Данное руководство подчеркивает тот уровень предупредительности, который должен быть принят во внимание в ходе ведения ПМД, обучения рискам жизнедеятельности в условиях минной опасности, оказания помощи пострадавшим и пропаганды.95

Противоминная деятельность: составляющие и техника ведения


Многие годы саперы-эксперты ссылались на набор инструментов и различные способов разминирования, в целом, соглашаясь, что должно применяться и ручное разминирование, и подготовка поверхности механическими средствами для уничтожения растительности, и собаки минно-розыскной службы. Основой разминирования остается ручной способ. Собаки минно-розыскной службы применялись, по меньшей мере, в 26 странах.96 Механические средства разминирования использовались, как минимум, в 25 странах и трех регионах.97

В сентябре 2005 года Женевский международный центр гуманитарного разминирования (ЖМЦГР) опубликовал исследование, рассматривающее вопросы ведения ручного разминирования; исследование проведено по заказу Противоминной службы ООН (UNMAS). Исследование обнаружило, что средние темпы разминирования составили “15-20 квадратных метров, разминированных одним сапером за один день”, а также тот факт, что со времени окончания Второй мировой войны “уровень получения ранений персоналом по разминированию значительно сократился”.98 Исследование делает вывод, что основные заминированные участки, требующие более точного ручного разминирования, были обнаружены на средних и высших стадиях управления процессом, “где наблюдались значительные затраты времени и ресурсов”.99

Усиливается обсуждение вопроса о саперной сфере, где применяются собаки минно-розыскной службы. Критики указывают на беспокойство, вызываемое пропущенными в ходе разминирования минами, а также на сами средства разминирования, время и затратность, связанные с программами подготовки собак-саперов, особенно там, где грунт необходимо предварительно подготовить для работы собак. Оператор разминирования HALO Trust в 2004 году прекратил использование собак минно-розыскной службы в Анголе из-за сезонных колебаний в надежности результатов и стоимости процесса. Другие продолжают апеллировать к тому, что использование собак минно-розыскной службы ускоряет процесс разминирования и делает его затратно-результативным, особенно в тех районах, где концентрация мин невысокая, а также для проведения технического обследования.100

До недавнего времени механические средства разминирования применялись, в основном, как средство подготовки грунта для того, чтобы дать возможность другим методам (ручному разминированию или применению собак) продолжить работу. В мае 2004 года Женевским международным центром гуманитарного разминирования (ЖМЦГР) опубликовано исследование по применению механических средств разминирования, в заключении которого говорится: “предоставляя подходящие условия, машины могут применяться как первая ступень разминирования.… По мнению ЖМЦГР, роль механических средств в разминировании сильно недооценивается саперной общественностью в силу недостатка понимания их наиболее подходящей роли и применения, в частности, недавнего усовершенствования их дизайна”.101



Безопасность


В общей сложности, в 2004 году сообщалось о 171 сапере, убитом или получившем ранения из-за несчастного случая, произошедшего с ним в ходе разминирования или учений в 26 странах и четырех регионах (см. следующую главу Несчастные случаи и оказание помощи пострадавшим). Это явно не заниженная цифра, поскольку многие страны и операторы не предоставляют инициативе Landmine Monitor данные о количестве несчастных случаев, произошедших с их саперами. Наибольшее количество пострадавших саперов в одной стране – Иране, – насчитывает 51 пострадавшего.

Вероятно, некоторые из форм страхования жизни всех саперов применяются только в 12 странах и Косово: Азербайджан, Албания, Афганистан, Босния и Герцеговина, Гвинея-Бисау, Камбоджа, Мавритания, Мозамбик, Никарагуа, Хорватия, Шри-Ланка и Эфиопия. Индивидуальные операторы в других странах страхуют исключительно своих штатных саперов, невзирая даже на государственные требования в этом вопросе.

Контроль качества проведенного разминирования, проводится, по меньшей мере, 29 программах: Азербайджан, Албания, Ангола, Афганистан, Босния и Герцеговина, Бурунди, Гватемала, Гвинея-Бисау, Ирак, Йемен, Кипр, Мозамбик, Лаос, Ливан, Никарагуа, Пакистан, Перу, Россия, Руанда, Сербия и Черногория, Судан, Таиланд, Хорватия, Чад, Шри-Ланка, Эритрея, Эфиопия, а также в Косово и Сомалиленде. Но только в двух этих стран – Афганистане и Шри-Ланке наличествует официальный контроль качества относительно обучения рискам жизнедеятельности в условиях минной опасности.

Самовольное разминирование


“Самовольное” или “неофициальное” разминирование (разминирование, проводящееся лицами, не относящимися к аккредитованной организации) – часто встречающаяся во многих странах практика.102 Это особенно справедливо для юго-восточной Азии, включая Камбоджу, Лаос и Шри-Ланку, а также для Ирака. Гражданское население проводит разминирование земель, в которых нуждается, и нуждалось как в механизме зарабатывания себе на жизнь, даже если данный вопрос не был научно исследован в нескольких странах. Некоторые крестьяне расчищают от мин землю, которая необходима им для ведения хозяйства, для того чтобы обеспечить себе и своей семье безопасность в физическом и благополучие в экономическом аспекте. Иные нанимают местных деревенских саперов, которые проводят для них разминирование. Исследователи Landmine Monitor встречались с бывшими членами агентств по разминированию, кто ныне поодиночке вовлечен в самовольное разминирование.

Обсуждение вопроса – как реагировать на самовольное разминирование, проводимое крестьянами, началось еще в 1990-х гг., и вопрос до сих пор остается нерешенным. Организация Handicap International (HI) предприняла исследование о таком кустарном разминировании в Камбодже для того, чтобы определить: как организации, ведущие ПМД, могут лучше всего здесь помочь. Исследование проведено в сентябре 2004 – январе 2005 года группой из четверых человек, возглавляемой антропологом; опубликовано HI в мае 2005 года. Исследование выясняло приоритеты сектора ПМД, методы работы и рекомендации относительно того, как самовольное разминирование может быть официально признано законным и конструктивным компонентом сектора ПМД.103 Исследование вызвало град критики и противоречивых мнений в Камбодже.

В октябре 2003 года организация Mines Advisory Group и местные власти в камбоджийской провинции Баттамабанг начали пилотный проект; целью его является обучение людей, живущих на пораженных минами территории, саперным навыкам. В октябре 2005 года MAG сообщила инициативе Landmine Monitor о завершении испытаний своего нового подхода, который был назван “Команды местного разминирования”.104

Неправительственные вооруженные группировки и противоминная деятельность


Несколько НВГ вовлекались в некоторые аспекты ПМД, например, в обследования, маркирование, разминирование и даже в обучение рискам жизнедеятельности в условиях минной опасности – совместно с государственными саперными подразделениями либо в сотрудничестве с неправительственными организациями по разминированию.

Недавно двусторонние соглашения, подписанные между "Движением демократических сил Казаманса" в Сенегале и правительством Сенегала, а также между "Движением за демократию и правопорядок в Чаде" и правительством Чада предполагают проведение совместной ПМД.

В Шри-Ланке "Тигры освобождения Тамила" (LTTE) предпринимали попытки разминирования своими подразделениями и силами, связанными с "Организацией спасения Тамила". У последней имеются свои собственные саперные подразделения, которые работают с несколькими НПО, и которые финансируются несколькими международными донорами.

В Колумбии в январе 2005 года Армия национального освобождения очистила от мин (ранее ими же и установленных) территории, которые необходимы местному населению. Также в Колумбии Guardia Indígena (сеть местной охраны, защищающей гражданское население) обезвредила многие мины и НБ, хотя и не получала соответствующего обучения, для того, чтобы уберечь местных детишек от столкновения с этими боеприпасами.



Меры по снижению риска


В соответствии с параграфом 2 Статьи 5 Конвенции о запрете мин, каждое государство-участник, пораженное минной проблемой, “приложит все усилия к тому, чтобы выявить все находящиеся под его юрисдикцией или контролем районы, в которых, как известно или как предполагается, установлены противопехотные мины, и примет меры к тому, чтобы в кратчайшие возможные сроки все места установки противопехотных мин в заминированных районах, находящихся под его юрисдикцией или контролем, были обозначены по периметру, взяты под наблюдение и изолированы с помощью ограждений или других средств, с тем чтобы эффективно исключить доступ туда гражданских лиц до тех пор, пока все установленные там противопехотные мины не будут уничтожены”. Очевидно, несколько государств-участников предпринимали серьезные усилия по огораживанию и маркированию заминированных участков. В некоторых странах сотрудники программ ПМД выражали недовольство непродолжительностью существования такого рода заграждений и знаков маркировки: как правило, местное население растаскивает материалы, из которых сделано ограждение (деревянные колышки и колючую проволоку). Заключительный доклад Первой обзорной конференции определил эти вызовы: “отгораживание крупных массивов территории и содержание ограждения и маркировок есть дело дорогостоящее, мониторинг требует ценных людских ресурсов, а общины в районах, страдающих нехваткой ресурсов, зачастую употребляют используемое ограждение для своих повседневных надобностей”.105

Управление информацией


Система управления данными о противоминных мероприятиях (IMSMA) остается системой, которая используется в подавляющем большинстве программ ПМД. По состоянию на 2005 год, она инсталлирована в 37 странах и четырех регионах.106 Единственными крупными программами ПМД, которые еще не использовали в своей деятельности систему IMSMA как основную базу данных для планирования ПМД, были Хорватия, Босния и Герцеговина, хотя последние тестировали версию IMSMA в одном из своих региональных управлений в 2004 году, и используют систему для хранения данных своих оценочных миссий по определению масштабов применения мин. За последние три месяца 2005 года прошла тестирование новая, более гибкая в настройках, версия IMSMA, которую уже протестировали на полях восьми выбранных участков; генеральный план включает распространение и внедрение этой версии на местах уже в 2006 году.

Многие годы операторы ПМД подвергают критике нежелание властей некоторых стран воспользоваться системой IMSMA. Доступ к системе и данным, содержащимся в ней, остается проблематичным в некоторых странах. Кроме того, в определенных странах операторы настроены достаточно скептично в отношении IMSMA, в силу очевидных расхождений в данных, имеющихся у них и содержащихся в этой системе. Это не относится к работе самой системы, но затрагивает качество ввода данных и редактирование их. Приведем пример: в Мозамбике, например, статистика относительно разминирования поступает в Государственный институт разминирования минимум от одного оператора, который неверно ввел данные в IMSMA; в Шри-Ланке другой оператор выводил статистику разминирования вручную, поскольку наблюдалось несходство в данных из-за ошибки того оператора, который данные в IMSMA внес.



Оценка программ противоминной деятельности

В 2004-2005 гг. было проведено множество оценок программ ПМД, наиболее заметными из которых были программы, проводимые в Йемене, Камбодже, Мозамбике и Эритрее.107

Оценка ПМД в Камбодже проводилась камбоджийской спонсорской рабочей группой по ПМД. Главными достижениями стало то, что существующие подходы к проблеме, похоже, увеличивают время, необходимое для сокращения уровня опасности, причиняемой минами, тогда как утилизация является более результативно-ориентированным и затратно-эффективным подходом. Существующие механизмы финансирования квалифицированы как не предоставляющие результативности или не поддающиеся отчетности. Исследование нашло и положительный момент: создание подразделений по планированию ПМД, поскольку этот шаг поддерживает политику децентрализации, проводимую правительством и властями в провинциях в деле выяснения возможностей и приоритизации ПМД в наиболее прозрачной манере.108

Анализ затрат и результатов программ ПМД в Камбодже, проведенный в 2004-2005 гг. для Управления ПМД Камбоджи и Программ развития ООН (UNDP), показал, что разминирование существенно повлияло на экономику и страну в целом, А ПМД полностью оправдана с точки зрения экономических обоснований.109

Десятилетний обзор ПМД в Мозамбике выявил серьезный недостаток плана ПМД, ограниченные возможности эффективного планирования и расстановки приоритетов, а также необходимость внедрить ПМД в планы национального развития. Исследование описывает минную проблему Мозамбика как скованность больше в экономическом развитии, нежели в гуманитарном проявлении.110

В апреле 2005 года ЖМЦГР провел внеплановую оценку второй фазы оказания помощи в программах ПМД Программами ООН в Йемене. Выводами оценки стало то, что выдающиеся результаты ПМД в Йемене стали возможными благодаря поддержке, оказанной правительством Йемена на самом высоком уровне. В исследовании говорится также, что программы ПМД в Йемене демонстрируют “ту глубину зрелости, которая сравнима с лучшими мировыми программами противоминной деятельности”.111



Международные достижения



Найробийский План действий

Найробийский План действий был одобрен 3 декабря 2004 года Первой обзорной конференцией по вопросам рассмотрения достижений Конвенции о запрете мин. Часть III Плана рассматривает аспекты выполнения обязательств согласно Статье 5. План гласит: “Успешное соблюдение этих предельных сроков станет самым значительным вызовом, которым надо будет заниматься в предстоящие пять лет, и потребует интенсивных усилий со стороны государств-участников, затронутых минами, и тех, кто в состоянии оказывать им содействие. Скорость и способ его преодоления будут сопряжены с кардинальными последствиями для человеческой защищенности – для безопасности и благополучия затронутых лиц и общин”.

Ниже следуют пункты Плана Действий:
Поэтому государства-участники будут:
Действие №17: Интенсифицировать и ускорять усилия с целью обеспечить как можно более эффективное и как можно более оперативное выполнение в период 2005-2009 годов минно-расчистных обязательств по статье 5 (1).
49 государств-участников, которые сообщили минные районы под их юрисдикцией или контролем, где они еще не сделали этого, будут прилагать максимум усилий к тому, чтобы:
Действие №18: Экстренно идентифицировать все районы под их юрисдикцией или контролем, в которых заведомо или предположительно заложены противопехотные мины, как это требуется статьей 5 (2), и сообщать эту информацию, как это требуется статьей 7.
Действие №19: Экстренно разрабатывать и осуществлять национальные планы, используя процесс, сопряженный, где уместно, с привлечением местных субъектов и затронутых минами общин, делая акцент на расчистке в приоритетном порядке районов высокой и средней степени пораженности и обеспечивая, где уместно, реализацию в общинах, затронутых минами, выбора задач, приоритизации и планирования минной расчистки.
Действие №20: Значительно сокращать риски для населения, а, соответственно, и сокращать численность новых минных жертв, приближая нас тем самым к цели нулевого уровня новых жертв, в том числе за счет приоритизации расчистки районов, сопряженных с наибольшими людскими издержками, за счет предоставления просвещения на предмет минного риска и за счет наращивания усилий по маркировке периметров, мониторингу и защите минных районов, ожидающих расчистки, с тем чтобы обеспечить эффективное недопущение граждан, как это требуется статьей 5 (2).
Действие №21: Обеспечивать наличие во всех общинах, подверженных риску, программ просвещения на предмет минного риска, с тем чтобы предотвращать минные инциденты и спасать жизни, поощрять взаимопонимание и примирение, совершенствовать планирование противоминной деятельности, интегрируя такие программы в просветительские системы и более широкие мероприятия по оказанию помощи и развитию, принимая во внимание возраст, пол, социальные, экономические, политические и географические факторы и обеспечивая совместимость с соответствующими Международными стандартами противоминных действий, а также национальными стандартами противоминных действий.

Действие №22: Доводить свои проблемы, планы, прогресс и приоритеты в отношении содействия до сведения других государств-участников, Организации Объединенных Наций, региональных организаций, МККК и специализированных неправительственных организаций, Группы имплементационной поддержки в Женевском международном центре по гуманитарному разминированию (ЖМЦГР) и других организаций, указывая, какие ресурсы они вносят сами на выполнение своих обязательств по статье 5.


Государства-участники, обладающие соответствующими возможностями, будут:

Действие №23: Предпринимать действия в рамках своих обязательств по статье 6 (3) и 6 (4), с тем, чтобы оперативно содействовать государствам-участникам, которые испытывают явно продемонстрированные потребности во внешней поддержке в целях минной расчистки и просвещения на предмет минного риска, откликаясь на приоритеты в плане содействия, формулируемые самими государствами-участниками, затронутыми минами, и обеспечивая преемственность и устойчивость ресурсных обязательств.


Государства-участники будут:

Действие №24: Обеспечивать и повышать эффективность и действенность своих усилий во всех вышеупомянутых областях, привлекая все соответствующие субъекты к координации противоминной деятельности, обеспечивая наличие координации на локальном уровне и подключение к ней минно-расчистных операторов и затронутых общин, как можно лучше используя и адаптируя к национальным обстоятельствам средства информационной поддержки, такие как Система информационной поддержки противоминной деятельности, и используя Международные стандарты противоминных действий в качестве эталона для установления национальных стандартов и рабочих процедур, с тем чтобы они служили в качестве подспорья для национальных ведомств при выполнении их обязательств по статье 5.


Действие №25: Крепить усилия с целью позволить государствам-участникам, затронутым минами, принимать как можно более полное участие в обмене оборудованием, материалом и научно-технологической информацией относительно осуществления Конвенции в соответствии со статьей 6 (2) и далее перекрывать разрыв между конечными пользователями технологии и ее разработчиками.
Действие №26: Делиться информацией относительно минно-расчистных методов, технологий и процедур и еще больше развивать и продвигать их, а пока идут работы по созданию новых технологий - стараться обеспечивать адекватную поставку и весьма эффективное использование существующих технологий, и в частности механических расчистных средств и биодатчиков, включая минно-розыскных собак.
Действие №27: Стремиться обеспечить, чтобы запрашивать продление в соответствии с процедурой, изложенной в пунктах 3-6 статьи 5 Конвенции, если и чувствовали себя вынужденными, то немногие государства-участники.
Действие №28: Отслеживать и активно поощрять достижение задач минной расчистки и идентификацию нужд в содействии, продолжая в полной мере использовать отчетность по статье 7, совещания государств-участников, Межсессионную программу работы и региональные совещания в качестве форумов для представления государствами-участниками, затронутыми минами, своих проблем, планов, прогресса и приоритетов в отношении содействия.
Другие достижения

В 2004 году прошло два межсессионных совещания Конвенции о запрете мин: в феврале и июне. В 2005 году в соответствии с решением, принятым На Первой обзорной конференции одно межсессионное совещание прошло в июне. Со времени проведения Обзорной конференции Алжир и Швеция стали сопредседателями Постоянного комитета экспертов по вопросам разминирования, обучения рискам жизнедеятельности в условиях минной опасности и сопутствующим технологиям, а Иордания и Словения выступали содокладчиками (в декабре 2005 года они станут сопредседателями). На июньской, 2005 года встрече, 36 стран и Организация американских государств (ОАГ) сделали заявления или провели презентации в ходе заседаний Постоянного комитета, большинство из которых касалось главных программ ПМД. Впервые представители Рабочей группы МКЗППМ по вопросам ПМД и ПРООН выступали в роли экспертов, отвечавших на вопросы. Двенадцать стран (включая главных доноров), ОАГ, ПРООН и ЖМЦГР сделали заявления относительно сотрудничества и оказания помощи.

6 июня 2005 года Межведомственная координационная группа по вопросам ПМД после продолжительных переговоров между различными агентствами и органами ООН, вовлеченными в ПМД, одобрила новую политику ООН по ПМД. Наиболее значимым изменением в этой политике является то, что с этого времени нести секторальную ответственность, предписанную этой политикой, будет высшее руководство ООН и команды стран ООН, которые могут в случае особой важности или необходимости создать ведущее агентство и тогда уже, в зависимости от обстоятельств, распределять ответственность внутри команд ООН в странах, “принимая в расчет компетенцию и сравнительные преимущества разных партнеров ООН”.112

Европейская комиссия заявила, что “Основополагающим принципом для программ противоминной деятельности Еврокомиссии являются усилия, которые напрямую связаны с целями, поставленными международной общественностью в контексте Конвенции о запрете мин, в частности, Найробийского саммита, а также в контексте других сопутствующих международных документов и соглашений, относящихся к вопросу разоружения”. Еврокомиссия провозглашает свой “многосторонний подход, имеющий целью достижение более эффективного и приоритизированного разминирования участков высокого уровня опасности, защищая путем маркирования и огораживания участки низкого и среднего уровня опасности и проводя обучение рискам жизнедеятельности в условиях минной опасности”.113 В 2004 году Еврокомиссия заказала Институту ООН по исследованию разоружения разработать руководство для будущей стратегии относительно взрывоопасных пережитков войны (ВПВ).

НПО "Perspective on the Debris of War" (Перспективы осколков войны) состоит из множества операторов ПМД, чьей основной целью являются люди, что стремятся ориентироваться на достижение целей в разминировании.114 Она заявляет, что проблемы исчерпана и назрела необходимость в простом и действенном решении, а не в тех дорогостоящих и сложных методах, координируемых извне и дающих советы по достижению успеха. Подчеркивается также необходимость в транспарентности рабочих структур для расстановки приоритетов ПМД, проводимой международными организациями-операторами разминирования. В марте 2005 года организация Landmine Action (Великобритания) в сотрудничестве с Mines Action Canada и Actiongroup Landmine.de (ФРГ) опубликовала всестороннее исследование-оценку о взрывоопасных пережитках войны (ВПВ) и минах, отличных по действию от противопехотных мин. Проект выявил более 90 стран или спорных территорий, в определенной концентрации кишаших взрывоопасными пережитками войны.115


Обучение рискам жизнедеятельности в условиях минной опасности (ОРЖМО)


Обучение рискам жизнедеятельности в условиях минной опасности (ОРЖМО) определяется как деятельность, направленная на “снижение риска получения увечий от мин и НБ путем роста уровня осведомленности и содействия изменению в поведении; в том числе распространение публичной информации, образование и обучение, а также связь с общинами относительно ведения противоминной деятельности”.116

Обучение рискам жизнедеятельности в условиях минной опасности продолжает развиваться, как качественно, так и количественно. В июне 2004 года МКЗППМ и ЮНИСЕФ заявили: “Размышления относительно будущего ОРЖМО требуют более глубокого стратегического подхода во многих странах, посредством чего ОРЖМО будет необходимо сделать главной линией для получения гарантий его устойчивости. Этого можно достигнуть путем введения ОРЖМО в школьную программу, в мониторинг случаев получения увечий, в планирование системы здравоохранения, а также путем интеграции процессов ОРЖМО в организации и структуры общин наряду с ведением разминирования”.117

В 2004-2005 гг. возросшее число программ ОРЖМО были сопряжены с обследованием, маркированием и разминированием, а также работали в рамках официальной школьной программы. Особенно впечатляющим достижением в отчетном периоде стало усилившееся продвижение ОРЖМО как школьного предмета. Во многих странах, наиболее сильно пораженных минами, ОРЖМО продолжало эволюционировать от распространения сообщений средствами массовой информации до процесса, ориентированного, в основном, на общины, проживающие непосредственно на опасных территориях, которым необходимо разработка конкретного в каждом случае для каждой общины решения, а также того, что будет связано с другими результатами его разработки. Этот процесс шагнул вперед благодаря завершению разработки Международных стандартов по ведению ПМД, точнее, его раздела, посвященного ОРЖМО, а также разработке серии руководств для сопровождения его эффективного выполнения. Найробийский План действий также подчеркнул важность ОРЖМО как составляющей результативной ПМД.
Программы обучения рискам жизнедеятельности в условиях минной опасности (ОРЖМО)

В 2004-2005 гг. в мировом масштабе инициативой Landmine Monitor зафиксировано наличие программ обучения рискам жизнедеятельности в условиях минной опасности в 61 стране и шести регионах.118 Это на две страны и один регион меньше, нежели в предыдущем Докладе Landmine Monitor. Сорок одна страна является участницей Конвенции о запрете мин.119 Двадцать из них не являются сторонами Конвенции.120

Общее число получателей такого рода образовательной помощи во всем мире снизилось: с 8,4 миллиона человек в 2003 году до 6,25 миллиона - в 2004 году. Впервые Landmine Monitor зафиксировал такое снижение в мировом масштабе в сфере образовательных программ, хотя данные 2004 года выглядели достаточно бодро по сравнению с данными 2002 года (4,8 миллиона человек) и прежними годами. Как и в прошлые годы, общее число человек основывается на оценках отчетов стран для Landmine Monitor, которые имеют различную степень достоверности. Общая цифра - 6,25 миллиона человек, не включает тех людей, что получили сообщения масс-медиа, но многие могли быть и теми, кто черпал подобного рода сведения из нескольких источников. В пяти странах насчитывается приблизительно четыре миллиона человек, получивших такие специфические сведения: Ангола, Афганистан, Камбоджа, Лаос и Эфиопия. Операторы ОРЖМО все больше и больше подчеркивают тот факт, что число людей, получивших образовательные сведения, является менее важным индикатором, чем качество этих знаний и влияние, которое оказывает такое обучение на поведение людей.

Конвенция о запрете мин требует от государств-участников докладывать о мероприятиях, проведенных “для предоставления немедленного и результативного предупреждения населения”, проживающего на заминированных участках. По состоянию на июнь 2005 года 33 страны-участницы отчитались в своих докладах по Статье 7 в проведенном обучении рискам жизнедеятельности в условиях минной опасности.121


Высокая образовательная активность

В 2004-2005 гг. новые проекты об ОРЖМО и подобная образовательная деятельность зарегистрирована в 15 странах и двух регионах. Сюда входят 11 государств-участников (Ангола, Бурунди, Йемен, Камбоджа, Мавритания, Судан, Таджикистан, Таиланд, Турция, Уганда, Чад) и четыре неучастника (Вьетнам, Грузия, Непал, Пакистан), а также Палестина и Сомалиленд.


Достаточно много образовательных программ

Тридцать одна страна и четыре региона показали достаточно бойкую образовательную активность, проводившуюся в 2004 – 2005 гг.122 Двадцать одна страна, где велось много образовательных программ, являлась участником Конвенции, среди них: Албания, Ангола, Афганистан, Босния и Герцеговина, Бурунди, Гватемала, Гвинея-Бисау, ДР Конго, Йемен, Камбоджа, Колумбия, Никарагуа, Сенегал, Судан, Таджикистан, Таиланд, Уганда, Хорватия, Чад, Эритрея и Эфиопия.

Десять государств, не являющихся участниками, также проводили множество образовательных программ: Азербайджан, Вьетнам, Грузия, Ирак, Иран, Лаос, Ливан, Непал, Пакистан и Шри-Ланка. Четыре региона, в которых велась подобная деятельность: Абхазия, Палестина, Сомалиленд и Чечня.

Значительные проблемы в выполнении программ ОРЖМО в 2004 –2005 гг. возникали из-за ухудшения ситуации безопасности в Ираке, а из-за недостатка финансирования - в ДР Конго, Зимбабве и Уганде.


Образовательная деятельность в ограниченном формате

В 2004-2005 гг. основные виды или ограниченные форматы ОРЖМО проводились в 30 странах.123 В их число входит 20 государств-участников (Бангладеш, Беларусь, Замбия, Зимбабве, Иордания, Латвия, Либерия, Мавритания, Малави, Мозамбик, Молдова, Намибия, Руанда, Сальвадор, Сербия и Черногория, Турция, Филиппины, Чили, Эквадор и Эстония) и десять государств-неучастников (Армения, Бирма (Мьянма), Израиль, Индия, Кыргызстан, Республика Корея, Россия, Сирия, Сомали и Украина). Ограниченные форматы ОРЖМО наблюдались также в Косово и Нагорном Карабахе.


Не наблюдалось образовательной деятельности

В 2004-2005 годах никакой деятельности по обучению рискам жизнедеятельности в условиях минной опасности не было замечено в 25 странах, подверженным минной опасности. Пятнадцать из них - государства-участники: Алжир, Великобритания (Фолклендские острова), Венесуэла, Греция, Дания, Джибути, Кипр, Македония, Нигер, Перу, Республика Конго, Свазиленд, Суринам, Сьерра-Леоне и Тунис. Десять стран не являются участницами Оттавской конвенции: Египет, Китай, Куба, КНДР, Кувейт, Ливия, Марокко, Оман, Польша, Узбекистан. Помимо этого, никакой деятельности по обучению не зафиксировано на Тайване и в Западной Сахаре. Согласно официальной позиции, обучение рискам жизнедеятельности в условиях минной опасности не является насущной необходимостью в названных странах.


Основные участники образовательного процесса

В международном масштабе самыми основными операторами образования о минном риске являются Международный комитет Красного Креста, ЮНИСЕФ, организация Handicap International, а также Международный альянс «Спасти детей» (и три его ветви ‘Save the Children’ в Великобритании, США и Швеции), Mines Advisory Group, DanChurchAid и HALO Trust. Вовлечены и другие международные неправительственные организации: Mines Awareness Trust, NonViolence International и Intersos, а также организации, занимающиеся ведением противоминной деятельности, например, Danish Demining Group.

В 2004-2005 гг. международные НПО – в основном, организации, ведущие ПМД, - вели также и образовательную деятельность в 20 странах.124 В общей сложности 83 национальных НПО в отчетном периоде вели обучения рискам жизнедеятельности в условиях минной опасности в 32 странах.

Международный комитет Красного Креста (МККК) и национальные общества Красного Креста и Красного Полумесяца в 2004-2005 гг. проводили программы ОРЖМО в 25 странах.125 В 2005 году МККК разработал структуру для своих упреждающих операций по ведению противоминной деятельности, нацеленной на интегрирование ПМД во все соответствующие департаменты МККК. Структура включают в себя три категории непосредственно ПМД (сбор данных о несчастных случаях, снижение риска и обучение рискам жизнедеятельности в условиях минной опасности), которые могут быть гибко скомбинированы в зависимости от сценария работы. Структура рассматривает также вопрос разминирования через привлечение других организаций, планируя, как и когда это будет проводиться. Этот документ станет руководством для всех последующих инициатив МККК в вопросах ведения противоминной деятельности.126

В 2005 году ООН издала пересмотренную стратегию относительно ПМД, оповещающую о возможном расширении роли ЮНИСЕФ в ведении ПМД и предполагающее для него возможность проведения обследований случаев ранений, маркирования заминированных участков и особых обстоятельств, связанных с разминированием. ЮНИСЕФу отведена главная роль в ведении ОРЖМО, оказания помощи пострадавшим и пропаганде.

Решения, относящиеся к деятельности ЮНИСЕФ или других агентств ООН, были децентрализованы командам ООН, находящимся в странах непосредственно на местах. В чрезвычайных ситуациях ЮНИСЕФ с Противоминной службой ООН может поддерживать национальное координирование, а в случае отсутствия Противоминной службы ООН или ПРООН, ЮНИСЕФ может взять на себя ответственность как ведущее национальное агентство ООН по вопросам ПМД в любой стране. Такая систематизация должна согласовываться с возможностями и приоритетами страны, определенной командой ООН страны и подлежать координированию Межведомственной группой координирования противоминной деятельности (Mine Action Interagency Coordination Group).127


Группы риска

Население, входящее в группу риска из-за наличия на территориях, где они проживают, наземных мин и НБ разнится в зависимости от страны и региона, но основной группой риска являются мужчины, взрослые и работающие, и чаще всего – из сельских районов.

В Боснии и Герцеговине крестьяне-мужчины находятся в группе наивысшего риска. Более трети пострадавших признались, что сознательно шли на риск, зная об опасности. Дети до 18 лет составляют 20% новых несчастных случаев, о которых сообщено в 2003 году, и 16% - в 2004 году.

В Камбодже проведенное в 2004 году исследование обнаружило, что мальчики 10-15 лет и мужчины 25-35 лет, которые, стали жертвами несчастных случаев из-за НБ или из-за находившихся неподалеку от жилища боеприпасов. Половина опрошенных мальчиков и мужчин имела опыт обращения или уничтожения боеприпасов, зачастую это помогало им высвободить так необходимые для ведения хозяйства земли или же исключить возможность столкновения других (особенно детей) с этими опасными находками. В основном, люди предпринимали такие действия исключительно редко, в силу специфических обстоятельств.

В Южном Ираке оценочная миссия по определению масштабов применения мин заключила в 2004 году, что, в частности, крестьяне-мужчины и бедуины-кочевники в силу их способа зарабатывания на жизнь (сбор металлических осколков и лома) подвергаются риску. В Центральном Ираке внутренние перемещенные лица в большинстве своем также являются группой риска.

В Непале 57 % несчастных случаев, произошедших в январе-марте 2005 года, явились результатом халатного обращения с найденными боеприпасами, а 67% этих ужасных несчастных случаев произошло с детьми до 18 лет. В Шри-Ланке взрослые мужчины относятся к основной группе риска; в 2004 году они стали жертвами 38 из 53 зарегистрированных в стране несчастных случаев по вине мин и НБ.


Обучение рискам жизнедеятельности в условиях военного конфликта или стихийного бедствия

Во многих регионах с продолжающимся военным конфликтом, где не может быть проведено разминирование, ОРЖ по-прежнему проводит свои программы, чем сокращает число несчастных случаев. Например, на Шри-Ланке сеть национальных и международных НПО в сфере ОРЖ пришлись очень кстати в деле оценки влияния цунами, обрушившегося на регион в декабре 2004 года в тех областях, где наличествовала проблема наземных мин.

В Чечне было создано 10 фокусных групп, которые содействовали безопасности и выявляли соответствующие методы сокращения влияния мин и НБ. Около 15 “почтовых ящиков для писем” создано в каждой области Чечни для достижения гарантии того, что собранные сведения о несчастных случаях по вине мин и НБ, заставят людей направлять информацию об опасных участках. Неправительственные вооруженные группировки Бирмы и Колумбии позволили распространять сообщения ОРЖМО, которые фокусировались исключительно на предотвращении несчастных случаев и не предполагали вмешательства или рассмотрения таких случаев полицией.

В Сенегале продолжающийся военный конфликт не позволяет проводить разминирование, те масс-медиа по ОРЖМО и связные из общин и комитетов, кто проводил маркирование предположительно заминированных участков, заслуживают похвалы за огромное снижение числа несчастных случаев. В 2005 году в Палестине (сектор Газа, где наблюдалась минная угроза) появилось 15 безопасных детских площадок. Палестинская полиция проводила курсы ОРЖМО для предупреждения детей об опасности, которую представляют собой НБ, а также о том, с кем нужно связаться в случае обнаружения подозрительного предмета.


Интеграция ОРЖМО в другие виды противоминной деятельности

В 2004-2005 гг. внедрение ОРЖМО в ПМД и другие дисциплины, продолжалось обсуждаться, и что более значимо – такое внедрение выполнялось. IMAS для ОРЖМО, завершенные в декабре 2003 года значительно приободрили организации ОРЖМО относительно внедрения их программ “наряду с другой противоминной деятельностью, гуманитарной и развивающей, для достижения согласованного эффекта”. В стандартах говорится: “противоминным агентствам, ведущим образовательную и обучающую деятельность о снижении минного риска, может быть, необходимо оценить – смогут ли они быть также вовлеченными в распространение публичной информации или в работу по связям с общиной, или все же предпочтут деятельность, не связанную с обучением минным рискам, как, например, маркирование и огораживание, извлечение взрывоопасных предметов, оказание помощи выжившим”.128

В Боснии и Герцеговине в марте 2004 года завершено создание стратегии обучения рискам жизнедеятельности в условиях минной опасности. Целью стратегии является заручиться гарантией того, что деятельность ОРЖМО целостна и интегрирована в общую стратегию государства относительно ПМД. В Камбодже Противоминный центр ушел от использования команд по распространению сведений о минной угрозе, и теперь продвигает концепцию снижения минного риска, ориентированную на жителей пораженных минами общин. Члены таких команд применяют технику участия самого населения общин для выявления степени влияния мин и НБ на деревни, что потом используется в качестве основы для планов расстановки приоритетов разминирования, просьб о предоставлении ресурсов и содействия. Как только опасные участки выявлены, команды связываются с различными агентствами, где запрашивают содействия соответствующих служб разминирования.

В Эфиопии ответственные за связи с общинами информируют последних о запланированном разминировании, предоставляют детали о влиянии мин и НБ на эти общины, а также посвящают общины в планы разминирования. Результатом вовлечения таких связных стало улучшение сотрудничества с командами саперов, сокращение случаев исчезновения маркировочных знаков, усилены меры доверия к ограждениям и знакам, а также увеличение числа сообщений от жителей общин о предположительно залегающих минах и НБ.

На Шри-Ланке саперные подразделения сообщали о важной роли, которую играют связные общин в деятельности команд, проводящих ОРЖМО. Связные помогали выполнять образовательные функции более эффективно, особенно на полуострове Джаффна. В Судане коллективы ОРЖМО провели сбор данных и оценки потребностей общин, живущих на опасных территориях, и выживших жертв мин, а также держали тесный контакт с организациями, ведущими разминирование в деле предоставления общинам детальных сведений относительно планируемой и текущей деятельности по разминированию.
ОРЖМО в школах

Развитие ОРЖМО путем введения его в школах как предмета в 2004-2005 гг. стало наиболее значительной вехой для ОРЖМО. Новые программы обучения множества преподавателей и (или) внедрение образовательных программ о минном риске в школьную программу, было зафиксировано в 10 cтранах: Азербайджан, Албания, Ангола, ДР Конго, Иордания, Ирак, Мавритания, Таджикистан, Таиланд и Чад. Существующие программы продолжаются в Афганистане, Боснии и Герцеговине, Вьетнаме, Гвинее-Бисау, Грузии, Иране, Камбодже, Лаосе, Ливане, Палестине, Сенегале, Уганде, Чечне, Шри-Ланке, в более скромном формате - в Беларуси, Мозамбике, Непале и России.

В Албании (префектура Кукес, северо-восток страны) впервые разработано и запущено руководство по обучению. В случае успеха данная программа будет введена по всей стране. В Анголе ОРЖМО в качестве школьного предмета было внедрено в национальную инициативу по обучению преподавателей. Около 20 тысяч новых преподавателей приняли участие в программах обучения рискам жизнедеятельности в условиях минной опасности по общей методологии.

В Азербайджане в мае 2004 года подписан трехсторонний Меморандум о взаимопонимании между Министерством образования, ЮНИСЕФ и Национальным агентством Азербайджана по противоминной деятельности (ANAMA). Целью Меморандума является введение ОРЖМО в школьный курс в тех областях, которые поражены минами. В Ираке в Курдистане ученики более 600 школ прослушали курс ОРЖМО в 2002 - апреле2005 годов, приблизительно 34 тысячи студентов получили основы знаний о минном риске и его снижении.

В Мавритании в партнерстве с Национальным управлением по разминированию, региональными властями, местными и государственными департаментами по образованию разработана национальная программа ОРЖМО для преподавателей и учеников, охват ее составил более 20 тысяч слушателей. В Шри-Ланке ОРЖМО введено в школьный курс обучения в 2003 году, эта государственная программа разрабатывалась вместе с Министерством образования через Государственный институт образования. Все школы приграничных округов на себе прочувствовали всю тяжесть конфликтов и приграничных войн, в этих школах ОРЖМО введено в качестве школьного предмета в начальной и средней школе. К декабрю 2004 года 8120 преподавателей начальной и средней школы на севере и востоке Шри-Ланки прошли курсы повышения квалификации в сфере преподавания ОРЖМО. Курсы для учителей северных, центральных и северо-западных округов начались в конце 2004 года.
Методологии и индикаторы успеха ОРЖМО

ОРЖМО продолжает эволюционировать от традиционных, лекторного типа презентаций к более широкому набору деятельности, нацеленной на общины, проживающие на очень опасных территориях. Преподаватели ОРЖМО находят, что очень трудно доказать изменение поведения человека, - намного труднее, чем просто повышение уровня знаний. Множатся свидетельства того, что нужно принимать во внимание нужду, которая заставляет беднейших людей подвергать себя риску, и предложить реалистичные альтернативы.

Множество программ ОРЖМО продолжают развиваться от традиционной передачи сообщений к более целенаправленному и интерактивному процессу, в котором принимают участие и сами жители общин, что также интегрирует ОРЖМО в ПМД и более широкую развивающую деятельность (как, например, в случае с Боснией и Герцеговиной, Камбоджей и Шри-Ланкой). В Хорватии Противоминный центр сделал вывод, что ОРЖМО является более эффективным в плане сокращения количества несчастных случаев, когда напрямую связан с маркированием опасных участков. Противоминный центр Камбоджи пересмотрел свою стратегию ОРЖМО, сократив число команд занимавшихся распространением сведений о минной угрозе и разрабатывавших подход по снижению минного риска в общинах. Противоминный центр считает, что качество, а не количество ОРЖМО, в состоянии изменить поведение людей.

Как эффективно измерить степень влияния – остается сложным вопросом. Оценка ПМД в Камбодже, опубликованная в декабре 2004 года, гласит: “в существующей литературе и интервью команде не удалось найти ни одного обстоятельства, поддающегося количественному измерению деятельности по ведению обучения рискам жизнедеятельности в условиях минной опасности.… После нескольких лет выполнения программ ОРЖМО, сообщество, ведущее ПМД, буквально немного осознало, каково же все-таки влияние ОРЖМО хоть в каком-то количественном понимании…. Было бы лучше обсудить этот вопрос, если имеются другие анализы, проведенные по этому вопросу”.129

Руководства ИМАС по ОРЖМО, которые планируется опубликовать к Шестому совещанию стран-участниц в ноябре, основаны на лучших мировых программах ОРЖМО, помогут в определении серии возможных показателей влияния, относительности, результативности и устойчивости.130

Некоторые агентства заняты поиском новых индикаторов успеха. В Афганистане Центр по ПМД нанял четыре команды по определению гарантии качества и одну команду для отслеживания и проведения оценки ОРЖМО, а также для исполнительного партнерства со свежим процессом обучения и обновленными методологиями. В Никарагуа национальный координатор программы ОАГ доложил, что успех программ ОРЖМО может быть измерен сокращением числа несчастных случаев; количеством мин, извлеченных возле домов мирного населения; созданием системы ОРЖМО, нацеленной на оказание помощи населению, которая была бы устойчивой; прогрессом в деле выполнения государственного плана ПМД; а также усилением безопасности на опасных участках и на территории общин, которые ранее считались пострадавшими от мин. В Шри-Ланке оценка качества ОРЖМО проходит в ходе посещений разминированных участков самими же сотрудниками служб оценки. Примеры деятельности в сфере ОРЖМО берутся наугад и подвергаются постоянному внешнему наблюдению. За ОРЖМО в рамках школьной программы, введенным Министерством образования, следят правительственные каналы.


Оценки и извлеченные уроки

В 2004-2005 гг. оценки и возможности обучения из цикла KAP (Знания-Отношение-Практика, или Knowledge, Attitudes, Practices (KAP)) относительно проблемы мин и НБ наблюдались в таких странах, как Афганистан, Бурунди, Камбоджа, Колумбия, Лаос, Шри-Ланка и Эфиопия.

В Афганистане команды, проводившие оценочные миссии по выявлению масштабов применения мин (LIS), выяснили, что вопреки огромному числу людей, якобы получивших образование о минном риске, только 27% от 2368 общин, пораженных минами, сообщали о каких-либо программах ОРЖМО, проводившихся в последние два года. Оценочная миссия выявила также, что наиболее распространенной методологией был собрание общин (55%) и раздача плакатов и знаков (49%). В 2004 году Агентство по отслеживанию, оценке и обучению (Monitoring, Evaluation and Training Agency) провело обследование KAP, в ходе которого проинтервьюировано 600 участников в пяти регионах Афганистана для выяснения эффективности влияния программ ОРЖМО.

В Бурунди проведена оценка программ ОРЖМО организации DanChurchAid для беженцев в лагерях на границе с Танзанией. Оценка определила стоимость такой программы (общая сумма составила 50 тысяч долларов США, т.е. приблизительно по одному доллару на беженца). В Колумбии в марте 2005 года проведен семинар по вопросам ОРЖМО, семинар отметил, что все национальные участники образовательного процесса впервые поучили возможность поделиться своим опытом.

В Эфиопии оценка была начата по просьбе ЮНИСЕФ, который нашел, что их программа ОРЖМО была одной из мировых “наиболее зрелых программ обучения рискам жизнедеятельности в условиях минной опасности”, но призвала к всеобщему координированию в деле усиления навыков программного менеджмента. В Лаосе ЮНИСЕФ делегировал ЖМЦГР для проведения оценки проектов, проводимых в начальной школе - "Sport-in-a-Box" и "Изучение НБ"; опубликование отчетов о проведенных оценках ожидается в конце 2005 года.

В Шри-Ланке оценка, проведенная организацией ECHO, нашла, что ОРЖМО играет ключевую роль как часть расширенной программы ПМД, в частности, путем налаживания контактов между общинами и саперами, ведущими разминирование этих территорий. Оценка также заявила, что развитие ОРЖМО в школах и внедрение ОРЖМО как действующего элемента в программу ПМД Шри-Ланки являются добрыми знаками устойчивых возможностей ОРЖМО в Шри-Ланке.

В Камбодже в июле 2004 года завершена оценка программы осторожного обращения с боеприпасами.131 Она заключила, что осторожное обращение с боеприпасами является показателем более основательных проблем (наиболее частая из них - бедность) и отсутствия структур для разрешения этих проблем. Еще одна оценка в секторе ПМД Камбоджи подчеркнула недостаток точных показателей влияния проведенного ОРЖМО.132 Изучение самовольного разминирования, проводимого в деревнях Камбоджи, было закончено в январе 2005 года, для определения целей, содержания и достоверности сообщений ОРЖМО.133

В ноябре 2004 года в Меконге прошел региональный семинар по вопросам развития региональных программ и обмена опытом о процессе обучения. Результатами семинара стали такие выводы: инициативы в ОРЖМО зачастую более эффективны при росте сознания и изменении поведения людей; даже после успешного внедрения образовательной составляющей бедность по-прежнему вынуждает многих людей подвергать себя риску из-за необходимости содержать семью и вести хозяйство; увеличение числа несчастных случаев вине мин и НБ, происходивших из-за сбора металлических осколков и лома, является в данном регионе серьезной проблемой для ОРЖМО; в некоторых случаях образовательная активность в сфере снижения минного риска велась без четкой стратегии и зачастую противоречила приоритетам общин; сотрудничество с местными властями, в том числе и мониторинг претворения в жизнь законов, является существенным моментом для достижения успешного ведения ОРЖМО. 134


Стандарты и руководства в сфере ОРЖМО

Впервые Международные стандарты ведения противоминной деятельности (IMAS) для ОРЖМО были выпущены в декабре 2003 года. Они предоставляли основу, которую при желании национальные органы, ведущие противоминную деятельность, могли использовать для разработки государственных стандартов гарантии качества.135 В декабре 2004 года МКЗППМ выразила сильную обеспокоенность относительно аккредитации механизма, разработанного в Стандартах ИМАС.136 В ответ ЮНИСЕФ предпринял внимательное рассмотрение стандарта с намерением внести поправки.137 Результаты до сих пор неизвестны.



Национальные стандарты ОРЖМО утверждены или находятся в стадии разработки в Боснии и Герцеговине, Ираке, Шри-Ланке и Эфиопии. В Афганистане ИМАС для ОРЖМО переведены на оба государственных языка и применяются НПО в своей деятельности. Важность руководств для гарантии качества была подчеркнута и в Действии №21 Найробийского Плана действий, которое гласит, что программы ОРЖМО должны обеспечивать “совместимость с соответствующими Международными стандартами противоминных действий, а также национальными стандартами противоминных действий”.138





Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   23


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет