Й чанкайшн



жүктеу 4.8 Mb.
бет2/32
Дата04.09.2018
өлшемі4.8 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32

1 Hahn Е. Chiang Kaishek. N.Y., 1955. P. 13—14.

конечно, уйдут в прошлое, и лишь полиция будет наблю­дать за порядком. Необходимость в армиях отпадет. Но пока он размышляет о китайской армии. Он призы­вает довести численность армии до 600 тыс. Увеличить расходы на военные нужды до половины валового на­ционального продукта (ВНП), основное внимание скон­центрировать на сухопутных войсках. Вся военная власть, подчеркивал Чан, должна быть сосредоточена в руках центрального правительства. Такого рода взгляды были во многом созвучны с позицией отошедшего в конце концов от Китайской революционной лиги Чжан Бинлиня, отражавшего интересы правого крыла принявших уча­стие в революции промышленников и торговцев

На волне революции

По старому китайскому календарю 1911 год называли «Синьхай». Этому году и суждено было стать годом Синь-хайской революции. Революционная волна прокатилась по всей стране. В октябре — ноябре из-под контроля цинского правительства вышли Цзянси, Шаньси, Юнь­нань, Аньхой, Гуйчжоу, Цзянсу, Чжэцзян, Гуанси, Фуц-зянь, Гуандун, Сычуань. Пламя восстания охватило весь Южный и Центральный Китай, три провинции Севера — Шэньси, Шаньси, Шаньдун.

Чан Кайши не хотел быть в стороне от событий. Используя средства родни, ее связи, опираясь конечно же на Чэнь Цзимэя, он сколачивает бригаду, объединив­шую в своих рядах выходцев из различных слоев обще­ства, в том числе шанхайских гангстеров, членов под­польной организации «Зеленых». Чан Кайши, имея свое вооруженное формирование, получает теперь долгождан­ное право занять законное место среди представителей военной знати. С неослабевающим напором действует и покровитель нового генерала — Чэнь Цзимэй.

Еще слишком туманны были перспективы революции, а губернатор Шанхая Чэнь Цзимэй уже старается нейт­рализовать накал страстей в среде городской бедноты. Ему становится известно, что более 200 служащих шан­хайского арсенала объединились в федерацию механиков и ратуют за «освобождение от капиталистической экс-

Crozier В., Chou Е. The Man who lost China. L., 1977. P. 41.

плуатации». Представители федерации напоминали: до­ставили оружие для революции механики, но заслуги присвоили себе чиновники из арсенала. Точно так же, говорили они, решительно боролись за победу солдаты, а ее лаврами воспользовались офицеры. Чэнь Цзимэй ре­шил предотвратить возможность стачки с выдвижением непомерно высоких требований. В приказе губернатора говорилось:

«Так как арсенал является очень важным пунктом, то свободные союзы и свободная критика должны быть в нем запрещены... Все служащие и механики, работаю­щие в арсенале, должны рассматриваться как военнослу­жащие, их положение коренным образом отличается от положения обычных рабочих... Поэтому начальнику арсе­нала вменяется в обязанность дать совет рабочим немед­ленно же распустить федерацию» Чэнь Цзимэй прини­мал участие и в организации карательных отрядов для усмирения бунтующих против помещиков крестьян.

Губернатор Шанхая приложил немало сил, чтобы объ­явить революционной столицей свой город, где сильны были позиции китайской промышленной и торговой бур­жуазии. Обстановка благоприятствовала этому замыслу: наступление войск цинского правительства на Ухань не позволило собрать там конференцию восставших провин­ций. Чэнь предложил созвать в Шанхае съезд для реше­ния вопроса о создании единого центрального прави­тельства. В конце концов в качестве центрального было признано правительство в Учане, а его главой — коман­дир бригады Ли Юаньхун, ничего общего не имевший с революцией.

25 декабря 1911 г. Сунь Ятсен возвратился из эми­грации в Шанхай. Его авторитет как основателя первых организаций, ставящих своей целью свержение сущест­вующего в Китае режима, как талантливого пропаганди­ста революционных идей сыграл стабилизирующую роль в раздираемом противоречиями лагере революционных сил.

29 декабря конференция восставших провинций на­звала Сунь Ятсена временным президентом Китайской республики.

Парламентская весна длилась недолго. В революци­онную лигу потянулись тысячи новых лиц, многим из

1 Кучумов В. Очерки по истории китайской революции. М., 1934. С. 93.

которых чужды были провозглашенные Сунь Ятсеном цели, осуществленные им мероприятия демократического характера. В лигу вошел получивший образование в Америке ближайший помощник милитариста Юань Ши­кая, сосредоточившего власть на Севере, Тан Шаои. Оказавшись под давлением либерально настроенной эли­ты, Сунь Ятсен передает Юань Шикаю пост президента. Последний, несмотря на возражения Сунь Ятсена и его сторонников, добился признания Пекина в качестве сто­лицы. Северный Китай стал выступать в качестве оплота феодальной реакции. Юань Шикай всюду насаждал сво­их ставленников, а главой правительства назначил Тан Шаои.

Чан Кайши, отложив поездку в Германию, вновь в ответ на призыв Чэнь Цзимэя устремляется в Шанхай. Назревали острые вооруженные столкновения между ре­волюционной армией и армией Юань Шикая.

В августе 1912 г. в результате слияния революционной ' лиги с четырьмя мелкими группировками была образо­вана Национальная партия — Гоминьдан. Чэнь Цзимэй стал ближайшим соратником Сунь Ятсена в подготовке и создании новой партии: он занял пост главы Управления делами. Его протеже — самому младшему из вступивших в новую партию — Чан Кайши было 26 лет.

Создание новой партии не могло не упрочить позиции сторонников Сунь Ятсена. Самого Сунь Ятсена увлекли планы модернизации страны, и он целиком отдавал себя разработке проектов железнодорожного строительства. А в это время реакция, сгруппировавшаяся вокруг Юань Шикая, вынашивала тайные замы'слы против революции. Появлялись новые герои и новые жертвы. 21 марта 1913 г. на вокзале в Шанхае от руки наемного убийцы пал факти­ческий руководитель Гоминьдана Сунь Цзяожэнь. За спи­ной убийцы стояла зловещая тень диктатора Юань Шикая.

Сунь Ятсен звал к вооруженной борьбе с диктато­ром. Многие руководители партии, среди них Чэнь Цзи­мэй, Хуань Синь, тайно и явно пытались дискредитиро­вать этот призыв. Только в июле 1913 г., когда восстания против диктатуры Юань Шикая распространились на многие провинции страны, Чэнь Цзимэй и его соратни­ки, в том числе и Чан Кайши, поддержали борьбу про­тив Юань Шикая. Чан Кайши решил продемонстриро­вать свои возможности как военного специалиста: пред­ставил план овладения арсеналом в Шанхае. Сама по себе его идея заслуживала внимания. Арсенал представ­ав лял собой крупный военно-технический комплекс. Распо­ложенный на берегу реки Вампу, он включал в себя верфь для строительства военных судов, оружейный за­вод и литейную мастерскую для изготовления артилле­рийских снарядов. В его ведении находились пороховой и патронный заводы.

22 июля Чэнь отдает приказ начать штурм. Но атака захлебнулась. 28 июля — новая попытка. Защитники ар­сенала не дрогнули. Их поддержали орудия кораблей с реки Янцзы. И вновь неудача. Борьба продолжалась до вечера 29-го. Осада арсенала успеха не принесла, ее уча­стники отступили на 20 км к северу от Шанхая. План Чан Кайши провалился.

Чэнь Цзимэй дал такую оценку событиям 1913 г. в письме к Чан Кайши:

«В 1911 г. господствовал дух самоотверженности и самопожертвования революционеров, который позволил последним, фактически безоружным, в количестве всего лишь нескольких сот человек, поднять знамя революции в Ухане и вовлечь в события всю страну. В 1913 г. они (революционеры.— В. В.) контролировали несколь­ко провинций и армию, насчитывающую более одной сотни тысяч, и, несмотря на это, потерпели поражение. Причина в том, что революционеры не обладают таким вдохновением, как в 1911 г.»

Причины поражения летнего восстания 1913 г. имели, конечно, более глубокие корни. Когда горстка револю­ционеров в Ухане бросила мужественный вызов мань­чжурской династии, это вдохновило массу. Дело было те­перь, разумеется, не в потере «вдохновения» революцио­нерами. Люди на этот раз не пошли за вожаками, потому что потеряли доверие к тем, кто называл себя револю­ционерами. С глубоким разочарованием китайцы встре­чали вести о предательстве известных революционной фразой политиков, шедших на поклон к милитаристам и диктатору Юань Шикаю.

Сунь Ятсен ищет возможности для подготовки но­вого восстания против Юань Шикая, стремится выявить оптимальные пути для организации вооруженной борьбы. Чэнь Цзимэй вместе с Чан Кайши направляется в Мань­чжурию. В Даляне, где верховодили японцы, посланцы Суня обсуждали с местными гоминьдановцами возмож­ности организации антиюаньшикаевского восстания в

1 Furuya К. Op. cit. Р. 53.

2 Владилен Воронцов

\7

Маньчжурии. Однако в этом районе Китая не было cooi-ветствующей базы для развертывания революционной борьбы. Юань Шикай вступил в сговор с Японией: япон­ский капитал нацеливался на строительство двух желез­ных дорог в Маньчжурии. 10 февраля 1914 г. Чэнь Цзи­мэй получил секретное сообщение от Сунь Ятсена: изменя­ющаяся политическая обстановка требует прекращения подготовки восстания. Чэнь и Чан возвращаются ни с чем.



Вскоре Чан Кайши был направлен для организации нового восстания против Юань Шикая в Шанхай, где успех связывали с относительно прочным положением единомышленников Сунь Ятсена в воинских частях. Но и на этот раз Чан Кайши не добился успеха. Власти суме­ли напасть на след гоминьдановских боевиков. Несколь­ко людей Чан Кайши были арестованы и расстреляны. Самому организатору выступления чудом удалось ус­кользнуть.

Осенью 1915 г. Чэнь Цзимэй подготовил новое вос­стание в Шанхае, который он еще 22 июля 1913 г. объявил «независимым» городом.

В октябре 1915 г. предпринимается новая попытка атаковать шанхайский арсенал. И снова в голове Чан Кайши вызревает план. Предусматривалось нападение не только с суши, но и со стороны реки. Готовился за­хват военного корабля. События развивались, казалось, строго по плану. Нападавшие сумели завладеть военным кораблем* «Чжаохэ». Из его орудий по арсеналу выпу­стили 30—40 снарядов. Но другие корабли не поддер­жали революционеров. Чан Кайши был в строю наступав­ших, которых возглавил Чэнь Цзимэй. Силы были, ко­нечно, неравными. План Чан Кайши вновь провалился. 20 участников штурма отдали свои жизни, 100 получили серьезные ранения. Соратники Чэнь Цзимэя не хотели все же складывать оружия: в своем штабе они готовили новую вылазку, наивно полагая, что за ними, как и во время Учанского восстания, пойдут массы. Но полиция французской концессии окружила конспиративную квар­тиру. Сопротивление оказалось бесполезным. Ряд боеви­ков попал в ловушку. Чэнь Цзимэю, Чан Кайши и неко­торым другим удалось скрыться.

В Шанхае у Чэнь Цзимэя имелась надежная опора: гангстеры из общества «Зеленых». История различных тайных обществ Китая насчитывает тысячелетия. К наи­более известным относились «Желтые тюрбаны», «Крас­ная бровь», «Бронзовые кони», «Белая лилия», «Красные

пики», «Белый лотос», «Мечи», «Общество всеобщего добра», «Триада», «Старшие братья». Свою тайную дея­тельность лидеры обществ облекали в религиозное, на­ционалистическое покрывало. Так, крестьяне, вступившие в борьбу с феодалами и тиранами-милитаристами, во­оруженные пиками, которые имели красные кисти и на­конечники, принадлежали к обществу «Красные пики». Сколько такого рода обществ действовало в различных уголках Китая и кого только не объединяли они! В них вовлекались не только мелкие собственники, но и разорив­шиеся крестьяне и ремесленники, бродяги, разбойники, проститутки.

Характерная черта обществ — строгая иерархия, сле­пая преданность вождю; дух насилия и религиозные пред­рассудки сочетались здесь с ненавистью ко всему ино­странному. Различные цели ставили перед собой тайные объединения: одни вырождались в гангстерские шайки, торговали опиумом, занимались контрабандой, разбоем, содержали притоны, публичные дома, другие брали на вооружение освободительные идеи, извечную мечту о строительстве в «Поднебесной» общества всеобщего бла­годенствия.

В некоторых районах создавались женские тайные общества борьбы против насильственного брака. Такое общество в 20-х годах действовало в провинции Гуан­дун. Члены общества ставили перед собой благородную по своей сути цель — помочь девушке избавиться от принудительного брака. Поскольку часто бедность ста­новилась главной причиной заключения таких браков, общество помогало девушке найти работу, получить по­стоянный заработок. Боевые отряды общества нападали на селения во время обряда бракосочетания и освобож­дали невест от насильственного брака.

Опора Чэнь Цзимэя — общество «Зеленых» брал© свое начало от группы, отколовшейся от общества «Крас­ных». Последнее окрепло в кровопролитных боях времен Тайпинского восстания и ставило перед собой задачу свержения власти маньчжуров и восстановления династии Мин. «Зеленые», учредив свой центр в Шанхае, взяли под свой контроль районы к югу от реки Янцзы.

Соратники Чэнь Цзимэя легко убедили его в том, что стоит только убить командующего гарнизоном Шан­хая Чжэн Жучэна, как город перейдет в руки револю­ционеров. Наместник Юань Шикая в Шанхае отличался особой жестокостью. На его совести было немало пре­ступлений против участников революции.

2*

Чан Кайши к этому времени не раз участвовал в террористической деятельности против политических и государственных деятелей. В начале 1912 г. Чэнь Цзимэй организовал убийство Тао Чэнчжана, одного из лидеров «Союза освобождения» (организации, составившей вме­сте с другими объединениями основу «Тунмэнхуэй»). Исполнителем воли Чэня называли молодого Чан Кайши.



И теперь, когда революционеры в октябре 1915 г. приняли решение устранить приспешника Юань Шикая, Чэнь Цзимэй обратился за помощью к Чан Кайши.

Начали с обсуждения плана покушения: 10 ноября в генеральном консульстве Японии должен был состоять­ся прием по случаю коронации японского императора. Присутствие наместника Шанхая Чжэн Жучэна на при­еме было обязательным. Чжэн, видимо, предупрежден­ный о готовящемся заговоре, решил добраться до ино­странного сеттльмента не на машине, как это было обыч­но, а вниз по реке на судне, а затем уже пересесть в машину. Тем самым Чжэн лишь отдалил на некоторое время свою гибель. На мосту его машину ожидали два Вана: Ван Сяофэнь (из г. Цзилинь) и Ван Миншань (из Шаньдуна). Во время движения от пристани, когда водитель вынужден был замедлить ход на мосту, в ма­шину полетели бомбы. Первая — промах! Вторая — убит шофер! Один из террористов бросал бомбы, другой раз­рядил в сатрапа обойму. Нападавшие даже не попы­тались скрыться, они безропотно сдались в руки поли­ции. Во время допроса арестованные спокойно заявили: они убили Чжэна, поскольку тот был агентом человека (то есть Юань Шикая.— В. В.), стремящегося задушить революцию и завладеть троном. Чан Кайши пригодился в организации такого рода акции опыт времен военной учебы в Японии. Готовность к самопожертвованию, вера в наивысшее предначертание — эти качества солдата-смертника японской армии Чан Кайши хотел видеть и в своих подчиненных.

Чэнь Цзимэй не забывал о своем протеже. 25 декабря 1915 г. вспыхнуло восстание в Юньнани. Военные, воз­главившие восстание, объявили независимость провин­ции. В январе 1916 г. по инициативе Гоминьдана на­чались антиюаньшикаевские выступления в Гуандуне. Антиправительственные части стали именоваться револю­ционной армией. Гоминьдановцы готовили наступатель­ные операции на Юге.

14 апреля 1916 г. Чэнь Цзимэй дал указание Чан Кайши овладеть фортом Цзяньинь на южном берегу Янцзы между Нанкином и Шанхаем. Форт имел особое стратегическое значение для Шанхая. Пять дней часть под командованием Чана пыталась безуспешно овладеть фортом. Потерпев неудачу, гоминьдановцы рассеялись, а Чан Кайши скрылся в шанхайских лабиринтах.

С 1912 по 1921 г. Чан Кайши проводил большую часть времени в Шанхае.

Здесь Чан сблизился с Дай Цзитао, ставшим впослед­ствии виднейшим идеологом Гоминьдана. Чан Кайши вместе со своими друзьями Чэнь Цзимэем и Дай Цзитао поддерживал тесные отношения с одним из влиятельных дельцов Шанхая — Чжан Цзинцзяном. Этот толстосум финансировал тогда Сунь Ятсена. Чжан нажил громад­ное состояние на торговле шелком и предметами ки­тайской старины. Его связи простирались до Парижа. Оказывая финансовую помощь окружению Сунь Ятсена, Чжан делал это зачастую ради вполне определенных интересов своего торгово-промышленного клана. Моло­дой офицер из окружения Сунь Ятсена заинтересовал Чжан Цзинцзяна, и Чан Кайши был привлечен к работе шанхайской биржи.

Ему, получившему военное образование в Японии, довелось пройти школу биржевого маклера, связать свою судьбу с местной мафией. Молодой офицер высоко ценил связи со своими земляками, процветавшими в Шанхае и занявшими к тому времени заметные позиции в тайных обществах, в торгово-промышленных- кругах, в подполь­ном бизнесе. Китайские тайные общества входили здесь в соглашения с иностранными дельцами, с полицией. Чан Кайши получил блестящую возможность познако­миться с механизмом жизнедеятельности нелегального мира Шанхая, войдя в доверие к воротилам подполь­ного бизнеса. Новые друзья Чан Кайши не отличались разборчивостью в средствах в борьбе за достижение своих целей — они специализировались на похищении людей, устранении нежелательных политиков, слишком назойливых журналистов. Полиция закрывала глаза на их «деятельность».

В 1916 г. в судьбе Чан Кайши произошло значи­тельное и весьма печальное событие. Наставник Чан Кайши Чэнь Цзимэй, выступая в качестве одного из лидеров Гоминьдана, ловко сочетал свои функции рево­люционера с ролью защитника шанхайской мафии, дея­

тельность которой он умело стремился направлять против диктатуры Юань Шикая. Диктатор решил избавиться от своего непримиримого врага. Агенты Юань Шикая воспользовались услугами провокатора. Чэня заманили в ловушку на территории французского сеттльмента, где ранее была раскрыта явка революционеров. 18 мая 1916 г. Чэнь Цзимэй погиб в возрасте 40 лет.

Чан Кайши на прощальной церемонии дал обет: «Твои убеленные сединой родители еще живы, твои дети в то же время еще малы... Я позабочусь о старых людях и поддержу молодых и навсегда сохраню тебя в своих мыслях». Его дальнейшие слова не могли не потрясти стоявших в скорбном молчании соратников: «Где я могу отныне найти человека, который знал бы меня так же хорошо и безгранично любил, как ты?!» 1

Что касается Чэнь Лифу и Чэнь Гофу — племянни­ков Чэнь Цзимэя, обещание свое Чан Кайши сдержал: они станут ближайшими его соратниками на долгие годы.

Предательство Чэнь Цзюнмина

После смерти Чэнь Цзимэя Чан Кайши действует уже в окружении Сунь Ятсена. В 1916 г. молодой офицер едет по заданию в Шаньдун для участия в антиюаньши-

Японии и перебросить в Шаньдун отряды смертников. Китайские эмигранты, отвечая на призыв своих сооте­чественников, добровольно вступали в эти отряды. На­правление Чан Кайши в Шаньдун вряд ли было случай­ным. Учитывалась скорее всего его длительная военная практика в Японии. Ведь именно здесь, в Циндао, япон­цы закрывали глаза на антиюаньшикаевское движение, даже порой потворствовали ему. Оружие поставлялось сюда из Японии. Здесь действовала верная Сунь Ятсену и возглавляемая Чжу Чжэнем китайская революционная армия. 4 мая 1916 г. Чжу, имея всего тысячу штыков, овладел Вэйсянем — важным стратегическим пунктом на железной дороге Циндао — Цзинань. Началась подготов­ка наступления на Цзинань.

Восстание против диктатуры Юань Шикая, начавшись в одной из самых отдаленных от Пекина южных провин­ций — Юньнани, распространилось на другие южные и

1 Hahn Е. Op. eit. Р. 57

каевском

Ятсен решил собрать в

юго-западные районы страны — Гуандун, Гуанси, Гуй-чжоу, Сычуань, Хунань, Фуцзянь. Местные милитари­сты делали все, чтобы антиюаньшикаевское движение развивалось под их контролем.

Жестокий диктатор Юань Шикай, столкнувшись с движением протеста в различных слоях общества, про­являл теперь, когда решалась его собственная судьба, робость и малодушие.

6 июня 1916 г. от сердечного приступа он умер. Смерть диктатора не могла избавить китайское общество от жесточайших войн, милитаристского угара, долгих лет кровопролития. Местные милитаристы, опираясь на собранные под их знамена армии, рвались к власти в Пекине. В Китае, по сути дела, не было и формального единства, которое смог в конце концов провозгласить Чан Кайши лишь в 1928 году. После смерти Юань Ши­кая на власть в стране претендовали в основном две силы: правительство северных (бэйянских) милитаристов, контролировавших большую часть Китая, и политиче­ская группировка Сунь Ятсена. Среди милитаристских клик выделялись чжилийская, возглавляемая Фэн Го-чжаном, Цао Кунем и У Пэйфу, и аньхойская, или ань-фуистская, названная так, как и ее политический клуб в пекинском переулке Аньфу. Аньфуистских генералов объединил Дуань Цижуй, ставший главой пекинского правительства. Бэйянская клика милитаристов и бюро­кратов достигла высших ступеней карьеры еще при по­следних Цинах. Новый кандидат в диктаторы находил покровителей в Японии, где считали покойного Юань Шикая слишком проамериканским. Северо-восточные провинции контролировались Чжан Цзолинем (фэнтянь-ская группировка). С Юга своим соседям угрожали гу-ансийская клика Лу Жунтина и юньнаньская Тан Цзияо.

В июле 1917 г. Сунь Ятсен отбыл в Гуанчжоу. Чан Кайши оставался в Шанхае, готовя план вторжения войск в Фуцзянь и Чжэцзян. В сентябре этот план лежал на столе у Сунь Ятсена. Его составитель получил при­глашение занять место начальника оперативного управ­ления в штабе Гуандунской армии, действовавшей в южной части провинции Фуцзянь. Считалось, что эта армия — единственная, преданная Сунь Ятсену. Пребы­вание на новом посту оказалось довольно коротким: 26 сентября 1917 г. командующий Гуандунской армией поручил Чан Кайши одно из подразделений армии. Вско­ре непосредственное участие в деле — и, как казалось,

непоправимый удар по самолюбию — поражение в сра­жении с северянами в Яньтай. Способности Чан Кайши и его опыт в данном случае мало что значили. Гуан-дунская армия была далека от современных для того периода стандартов. Настоятельная необходимость реор­ганизации армии стала очевидной.

Юг Китая оставался основной ареной революционной борьбы: районы, расположенные к югу от Янцзы, были более развитыми, нежели на Севере. Республиканские идеи находили здесь более благоприятную социально-экономическую почву. Но милитаристы сохраняли свои позиции в политической жизни и на Юге. Гуанчжоу в ту пору был заселен преимущественно беднотой, занятой на отсталых в техническом отношении фабриках. По­всюду встречались убогие лавчонки, мастерские, где ра­бочий люд занимался мелким кустарным трудом. Глав­ными фигурами здесь были, пожалуй, торговцы и ро­стовщики, захватившие в свои руки скупку и сбыт кресть­янской продукции. Ростовщики, засевшие в меняльных конторах, держали в кабале местных жителей, спекули­ровали иностранной валютой, грели руки на обмене банкнотов различных банков. Милитарист Чэнь Цзюнмин, занявший Гуанчжоу в 1920 г., обещал превратить Гуан-чжоускую провинцию в «образцовую для всего Китая» '.

В условиях социально-политической напряженности в июле 1917 г. рождается военное правительство в Гуанч­жоу. Сунь Ятсена, возглавившего это правительство и поставившего перед собой благородные цели восстанов­ления конституции, окружали не только преданные ему и его идеям люди, но и сонм милитаристов-авантюристов, продажных бюрократов.

В условиях военного давления с Севера Сунь Ятсен вынужден был в сотрудничестве с южными милитари­стами создать войска, находившиеся в непосредственном подчинении военного правительства. Основой прави­тельственных войск стала Гуандунская армия.

Каждый военный губернатор — дуцзюнь — рас­полагал своим собственным войском, которое содер­жалось на средства, выжимаемые из крестьянства. Армии дуцзюней пополнялись за счет огромной массы бездомных люмпенов, бродивших по стране в поисках горстки риса и крыши над головой. Разоренные крестья­

1 См.: Сунь Ятсен, 1866—1986: Сборник статей, воспоминаний, документов и материалов. М., 1987. С. 222—223.

не, пауперы, объединялись в бандитские шайки. Города жили под страхом грабежей; насилия на дорогах, в домах становились обычным делом.

Гуандунская армия пополнялась из тех же «резер­вов», что и армии дуцзюней, и была далека от того, чтобы стать ядром действительно революционной армии. Во главе Гуандунской армии стал милитарист Чэнь Цзюнмин. В оценках, которые давал Чан Кайши Чэнь Цзюнмину, проявилась не просто личная антипатия к нему как к человеку. Чан Кайши скорее всего видел в нем сильного соперника.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет