Жанна гийон



жүктеу 0.71 Mb.
бет4/4
Дата12.04.2019
өлшемі0.71 Mb.
1   2   3   4

СОКРЫТАЯ МАННА
Чем более человек верует во всемогущество Бога и Его любовь к людям, чем более он сле­дует Божьему водительству, слепо отдаваясь ему, тем больше в нем будет чистой любви, а также посвященности в те истины, что содер­жатся в духовных переживаниях Священного Писания. Он с огромной радостью обнаружит, что все внутренние переживания описаны до­ступно и понятно; он будет счастлив встретить Проводника, чтобы переправиться через Чермное море и испытать впоследствии страх перед пустыней; по не сможет пережить совер­шенного счастья, пока не достигнет земли обетованной, где все его прежние невзгоды покажутся ему лишь сном. Пребывая в восторжен­ном состоянии, он не поверит, что за это было дорого заплачено всеми несчастьями, что он перенес, хотя и должен был страдать больше.

Лишь двое из множества людей, вышедших из Египта, достигли земли обетованной. Как же это произошло? Недостаток храбрости, ропот и сожаления по оставленной земле. Если бы они были храбры и исполнены веры, потребовалось бы лишь несколько месяцев, чтобы оказаться здесь; но ропот и упадок духа сдела­ли их скитальцами на сорок лет. Случилось то же, что и с теми, кого Бог хочет провести по внутреннему пути. Они горюют, не по египетскому луку, но по прелестям жизни, когда их приглашают пойти по чистой и пустой дороге. Они восстают против своего вожака, отдаля­ются от обетований Божьей добродетели; они вызывают Его гнев и разжигают Его ярость, словом, обрекают себя на крайне долгий путь, хождение вокруг горы; продвигаясь на шаг вперед, делают четыре назад, и большая их часть не достигает обещанного конца по собственной вине. У нас есть верный Проводник, Тот что Облако днем, скрывающее от нас солнечное сияние, ведет нас твердою рукой: темной ночью веры являет нам огненный столб, указывая нам путь. Что это за огненный столб, как не Божественная любовь, сияющая тем ярче, чем слабей и темней наша вера. Давайте же довольствоваться этой сокрытой манной внутреннего пути, которая будет питать нас несравненно лучше, чем та грубая пища, к которой столь стремится наша плоть. Давайте же сделаем выбор в пользу умерщвле­ния плоти, а не духа.


ОСТАВЬТЕ ЭТО БОГУ
Очищение души нужно оставить Богу. Он сделает это безупречно, в то время как душа подчинится этому очищению, не вмешиваясь и не препятствуя. Но делать это самому — значит испортить все, превратить Божествен­ное в заурядное. Вы могли встречать тех, кто читал или слышал о том, что душа должна лишиться всего, и начинали действовать само­стоятельно и всегда безуспешно: поскольку они обнажают самих себя. Бог не покрывает их Собой, потому что (и это должно быть соблю­дено) Божественная цель обнажения души — снова одеть ее. Он разоряет лишь для того, чтобы обогатить, таинственным образом заме­няя Собой все, что Он забрал у этой души. Иначе дело обстоит с теми, кто действует самостоятельно. Они, несомненно, теряют по собственной вине Божьи дары, и при всем этом они не обретают Бога.
ОТОСЛАННЫЙ В ПУСТЫНЮ
В своем комментарии к словам из Лев. 16:9-10 "и приведет Аарон козла, на которого вышел жребий для Господа, и принесет его в жертву за грех, а козла, на которого вышел жребий для отпущения, поставит живого пред Господом, чтобы совершить над ним очищение и отослать его в пустыню для отпущения и чтоб он понес на себе их беззакония в землю непроходимую", мадам Гийон сказала: "Существуют два рода пустынь. Первая касается нас самих: нам необходимо пере­сечь ее прежде, чем мы обретем способность ока­зывать помощь другим - это пустыня внутри нас, это разделение и отделение всего и самих себя, отвержение всего для столь полного осво­бождения себя, когда мы не принимаем более участия во всем, касающемся нас, мы уже не суще­ствуем, предавая себя, беспомощных, в Божьи ру­ки и растворяясь в Нем на веки вечные.

Другая пустыня — это та, куда частенько изгонялся апостол во благо братьев своих. Он должен иметь недостатки и претерпеть изгна­ние от Бога, так сказать, наперед, учитывая его особое положение, и отсылался в пустыню. Яв­ляясь козлом отпущения, он оставался совер­шенно беззащитным. Предназначение же дру­гих - добрые дела, святые деяния, и потому жизнь их завершается благочестиво, и они получают награду от Бога. Возлюбленные, это и есть распространение миссии Иисуса и деяний апостолов. Разные судьбы, уготованные Господом этим двум козлам, суть то, что не все очищенные души призваны к апостольской жизни. Эти два козла представляют людей двух видов, призванных Богом стать Ему жертвой, принесенной по-разному. Кому-то отречением — от себя в Господе и непосредственным соединением с Ним, им Он являет Свою удивительную милость, позволяя при­надлежать лишь Ему одному, жертвуя Ему всего себя без остатка, не оставляя для себя совершенно ничего. Предназначение же дру­гих — добрые дела, святые деяния; и потому жизнь их завершается благочестиво, и они получают награду от Бога".



ПУТЬ, ИСТИНА И ЖИЗНЬ
Комментируя слова "Я семь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин. 14:6), мадам Гийон сказала: "Я, сказал Иисус, есть Путь, ведущий тебя. Я не дам тебе заблудиться. Необходимо каждому следовать этому пути, ибо никто не сможет следовать за Мной, не следуя тому, как Я жил.

И тот, кто пошел этим Путем, войдет в Истину, в которую ведет этот Путь, Я и есть эта Истина. Как человек, Я есть путь, которым он должен следовать; как Слово, Я есть Исти­на, научающая того, кто услышал ее и отрекся себя в этой Истине. И как Мне не быть Исти­ной, коль скоро Я являю истинную волю Отца Своего? Являясь пределом Его познания, Я не­избежно являюсь Его Светом и Его Истиной.

Поэтому, следуя земной жизни Иисуса Хри­ста, мы проникаем в Его Истину через Слово. Но как мы проникнем туда? Слушая Его, поскольку Отец наставлял нас: "Это Мой возлюбленный Сын, посланный с тем, чтобы указать вам Путь истинный, слушайте Его!"

Он есть Истина, которая может быть выра­жена только Богом. О, как это прекрасно — слушать Божественное Слово и проникать в Его Истину! Человеческое сердце столь див­но сотворено, что внемлет Истине Слова, которая есть ни что иное, как Его Дух. У серд­ца есть два маленьких уха, обращенных к Нему, чтобы слушать то, что Он сказал: "Я не должен двигаться — лишь слушать".

Но ухо, открытое для одного, должно быть за­крыто для другого: открываясь для Слова, не­обходимо закрываться для всего остального. И еще: приняв Слово, необходимо закрывать­ся, дабы сохранить его Дух; но через время открыться снова, отпуская Дух к Тому, Кто сообщался с тобой посредством Духа. Такова функция человеческого сердца, предназначен­ного принять посланное Слово.

Затем душа следует Путем Иисуса Христа, как человека, и проникает в Иисуса Христа, как Истину и Слово, принимая впоследствии свойства Его жизни. Потом Он формирует Се­бя в этой душе, так сказать, воплощаясь в ней и уже потом, после следования за Иисусом Христом, как человеком, и проникновения в Его Истину и Слово, Он входит, чтобы дать Жизнь, уже как Человек-Бог; делая жизнь человеческо-божественной и божественно-человеческой для души, в которой живет лишь Он, и для которой нет больше ее собственной жизни.


Все это, звучавшее уже неоднократно, должно восприниматься в смысле духовном. И, тем не менее, никто не сможет прийти к Отцу, кроме как через Сына, следуя Ему как Пути, без которого мы не сможем спастись".
ФАВОР, ЗАТЕМ ГОЛГОФА
Комментируя слова "При сем Петр сказал Иисусу: Господи! хорошо нам здесь быть; если хочешь, сделаем здесь три кущи: Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии" (Мф. 17:4), мадам Гийон сказала: "Иисус выбрал трех апостолов стать свидетелями Его славы, чтобы укрепить их для будущих страданий и придать им силу устоять во время Его распятия, не вознегодо­вать против позорной смерти, которой Его пре­дали. В то же время Он ведет их в духе к Богу, где Он даст им знание жизни Слова. Но это не предполагает, что Он открывается им во славе человеческой, подчеркивая их исключитель­ность, без возвеличивания их достаточно глубо­ким знанием Его божественности.

До того момента они были вполне удовле­творены тем, что Иисус - Сын Бога, истинно­го Бога, особым откровением, которое было им дано, и которое открыто признал Петр. Но эти три апостола, столь привилегирован­ные, получили знание Жизни Слова в Отце и от Отца в Слове, что явно указывает на то, что недолго сиять лицу Иисуса Христа и его одеянию, которое ослепляло, но скоро затмится новым, внутренним, светом.


Жизнь Иисуса была обычной жизнью, в которой не было ничего необычного, связан­ного с Ним лично. Его преображение было феноменом, посредством которого Он хотел выделить и подчеркнуть отличие славы внеш­ней и той, что сокрыта внутри.

Когда душа приближается к Богу, иногда она отражает внешне, нечто, происходящее внутри. Но что происходит редко, потому что души верующих, отрекшиеся всего, Бог любит держать сокрытыми. И это то обычное состоя­ние, в котором Иисус пребывал долго, скры­вая Свою истинную суть под внешней заурядностью, явившийся, как люди и представший, как люди.

К тому же, преображение Спасителя было скоротечным, потому что Он должен был жить как простой человек, чтобы каждый был в силах следовать Его образу жизни, жизни веры и сердца, а не жизни света и сияния — даров мимолетных, благодати, которой нам не следует желать.

Но поскольку было необходимо, чтобы Иисус Христос освятил все состояния, Он пре­терпел также и преображение; не только лишь чтобы подчеркнуть мимолетность благодати и особенного сияния, но также чтобы привести яркий пример состояния преображения, проис­ходящего в душе, когда Бог благословляет ее, проводит внутрь Себя с безукоризненной чистотой и освобождает ее от самой себя; про­водит в Себя, лишая ее личности и растворяя в Божественной бесконечности.

Это происходит в глубинах души, которые надолго остаются Божественной жизнью и центром перед превращением души, следую­щей за внешним превращением, которое свер­шится гораздо позже; но когда свершится, то тело наподобие одеяний Иисуса Христа, обретет чистоту истинно ангельскую; душа в то же время озарится светом, в наиболее чув­ствительной части духа, как раз на лице Иису­са, засверкает яркий свет.

Разговор Моисея и Илии с Иисусом был об упразднении или смягчении строгости Закона, о признании Евангелия Благодати и свиде­тельствовал о том, что Дух Иисуса Христа был сутью - душой и жизнью всего "Закона и Пророков". Было необходимо, чтобы они осуществили это таинство, чтобы показать, что все происходившее с ними и явленное через них было лишь образом или символом того, что полностью воплотилось в Иисусе Христе и через Него во всех чистых душах.

Петр, который хотел уберечь Учителя от страданий, страстно желал, чтобы Он остался со Своим окружением и остаться с Ним. Как часто мы впадаем в подобное неверие, заблуж­даясь гораздо более чем Петр, — стремимся к покою и жизни, когда нужно выбрать стра­дания и смерть; требуем славы Фавора, когда необходимо следовать жертве Голгофы; или тешим себя, пребывая в радостном умиро­творении, получив скромный дар от Бога, который дан нам лишь для того, чтобы мы шли дальше и обрели желание искать только Бога! Душа, еще не приблизившаяся испыты­вает определенного рода причастность к славе Сына Божьего и не стремится расставаться с этим чувством, расслабляется и не находит ничего лучшего. "Позвольте нам поставить здесь, — говорят они, — шатры (кущи), чтобы отдохнуть и спокойно жить". О! Несчастные, слепые души! Вы не знаете, что требуете боль­шего, нежели знал Петр, когда говорил. Ведь речь идет о кресте, а не об удовольствии.

Петр поступил здесь наподобие большинст­ва начинающих духовный путь — захотел удержать все; совместить прежний закон с новым, соединить строгость Илии с нежнос­тью Иисуса Христа. Это непоследовательно. Необходимо, чтобы один уступил место друго­му. Эти верующие в начале пути не уступают духу Иисуса Христа, потому что стремятся удержать все и ничем не хотят поступиться.


Есть ли необходимость в этом куще для Иисуса Христа; слуги должны подчиняться хозяину; и когда Бог пожелает явиться Сам, все орудия и результаты человеческой деятель­ности должны исчезнуть. Для этой жизни кущу Иисуса более удовлетворяет душа распя­тая, нежели светящаяся.



В БОГЕ, ОТ БОГА И ДЛЯ БОГА
Святость, которую требует от нас Бог —это святость по отношению к Нему Самому. Тогда святость Бога в Нем, от Него и для Него; и поэтому необходимо, чтобы святость этих душ была в Боге, от Бога и для Бога. Она должна быть в Боге, существовать лишь в Нем, так как в противном случае будет являться еще чьей-то, обкрадывая Его; от Бога, ибо свя­тость, полученная не от Бога, не может называться таковой; для Бога, как обращенная к Нему, центру своих устремлений, и призван­ная служить Его славе. Душа, проникшая в Бога, уже не нуждается более в чем бы то ни было ни в себе, ни от себя, ни для себя; лиша­ясь всего в Боге, душа обретается лишь в Нем одном, и это подчинение не ради нее самой, а исходящее от нее самой.
БУДЬТЕ ОСМОТРИТЕЛЬНЫ, КОГДА СУДИТЕ
Те, кто смотрят ни дерево порочным взором, считают порочными его плоды. Вышеупомянутые обвиняют меня в лицемерии. Но каким свидетель­ством они располагают в поддержку своего обви­нения? Это, несомненно, странное лицемерие: с добровольными страданиями; с несением своего креста, и не одного; с клеветой, нищетой и гонени­ями; с разного рода несчастьями и без малейшего намека на мирские блага. Мне кажется, мало кто прежде сталкивался с подобным лицемерием.

Если таковы основные составляющие лицеме­рия, я должна стать себе судьей и заявить, что это мне совершенно незнакомо. Бог свидетель, я не вынесла бы того, что выпало мне перенести, если, поступая так, я могла бы стать императрицей или быть канонизированной при жизни.



Это был не мир, но Бог, призвавший меня. Я услышала Глас, которому не могла не пови­новаться. Я желала угождать лишь одному Бо­гу; я искала Его, не с тем, чтобы получить от Него, но ради Него Самого. Я скорее умерла бы, чем воспротивилась Его Воле.

Это ощущение в моем сердце, ощущение, которое ни гонения, ни суды не смогут изменить.

Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет