Жумабеков О


В сфере гражданского и гражданско-процессуального права



жүктеу 2.54 Mb.
бет11/14
Дата04.03.2018
өлшемі2.54 Mb.
түріСборник
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

В сфере гражданского и гражданско-процессуального права

В то же время, поскольку государство стало активным участником экономических отношений, на первое место выдвигаются проблемы соотношения публично-правовых и частно-правовых методов регулирования этих отношений. С указанных позиций концепцией ставится задача по оптимизации соотношения между гражданским правом, как частным правом, и другими, публичными отраслями права.

Концепцией важные задачи ставятся в плане развития гражданско-процессуального права, которое призвано обеспечивать доступность правосудия, максимальную реализацию прав участников гражданского судопроизводства, своевременную защиту и восстановление нарушенных прав и свобод личности, интересов общества и государства, а также снижение возможности и предупреждение правовых конфликтов.

В сфере зашиты прав и свобод человека

В плане дальнейшего совершенствования специализированных институтов, связанных с защитой прав и свобод человека и гражданина, концепция признает важность повышения эффективности деятельности уполномоченного по правам человека, необходимость совершенствования механизмов реализации конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи, а также механизмов реализации процессуальных прав адвокатов и доступности адвокатской помощи.

Одной из задач права в Концепции признается формирование «действенных механизмов обеспечения социальных прав и реализации современной социальной политики». Это соответствует конституционному курсу на формирование правового государства. В условиях информационного общества необходимо повысить роль и престиж образования и науки - фундаментальных для современного общества сфер деятельности, определяющих во многом качественные параметры жизни общества в целом и интеллектуальные, технические, человеческие аспекты конкурентоспособности страны. Необходимо увеличение финансирования образования и науки, создание правовых стимулов привлечения инвестиций, молодых талантов в эту сферу.

По мере создания достаточной экономической базы, предполагается поэтапно повышать нормативы минимальных норм потребления, минимальных бесплатных услуг здравоохранения и т.д. Объединенными усилиями государства и общества в этой сфере может быть достигнут значительный позитивный сдвиг. Но ведущая роль здесь должна принадлежать государству и законодательству.



В сфере образования и науки

«Обществу и государству, - говорится в Концепции, - нужны юридические кадры новой формации, патриотично настроенные и ориентированные на защиту прав и свобод человека и гражданина, интересов общества и государства... Целесообразно пойти по пути консолидации возможностей государства по решению проблем подготовки разнопрофильных юридических кадров в современных условиях. Такой подход позволит избежать распыления государственных ресурсов и повысить качество подготовки юридических кадров». В сфере высшего образования назрел ряд мер: сокращение непрофильных вузов, повышение требований к преподавательским кадрам юридических вузов и факультетов, повышение количества баллов для поступления в вузы, техническая и методическая модернизация юридического образования, принятие программы перевода лучшей учебной и научной отечественной и зарубежной юридической литературы на государственный язык, увеличение государственной поддержки гражданского юридического образования.

Концепция правовой политики, став официальным программным документом государства, требует теперь полноправной и целенаправленной реализации. В связи с этим конкретные меры по реализации концепции будут отражаться в стратегических планах развития государственных органов, в планах мероприятий по ее реализации, в отдельных отраслевых программах.

Бейбитов М.М.,

судья Сарыаркинского суда

г.Астана
Феномен парламентаризма: сущность и приоритеты

развития в аспекте правовой политики Республики Казахстан
В преамбуле Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года, утвержденной Указом Президента от 24 августа 2009 года, содержится комплексная оценка проведенных в стране реформ в течение первого десятилетия ХХI века. В ней вполне справедливо отмечается, что в соответствии с Концепцией правовой политики, принятой в 2002 году и определившей основные направления развития правовой системы страны до 2010 года, был создан и укреплен целый ряд государственных и общественных институтов, обеспечивающих устойчивое социально-экономическое развитие Казахстана.

«Первое десятилетие 21-го века, - подчеркивается в Концепции, - ознаменовалось в Казахстане новым этапом конституционного строительства. 21 мая 2007 года принят Закон «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Казахстан», которым провозглашены принципиально важные для страны новеллы. При этом в основном сохранились параметры казахстанской модели государственного устройства, выдержавшей проверку временем.

В рамках данной модели в ходе конституционной реформы была осуществлена модернизация системы властных отношений, повысившая роль и влияние палат Парламента, которые отныне несут еще большую ответственность за состояние дел в государстве» (1).

Если на первых порах строительства независимого и суверенного государства, республика правомерно восприняла идею разделения властей, уникальную по своей сути, и приложила все усилия для адаптации судебной системы в качестве самостоятельной ветви власти, поскольку общественность понимала, что без таковой трансформации построить подлинно правовое государство невозможно, то на исходе десятилетия пришла к осознанию необходимости усиления роли Парламента как знаковой формы репрезентации народного волеизъявления. С этой целью в 2007 году были внесены соответствующие корректировки в Конституцию страны, и в результате функции и полномочия Парламента были значительны обновлены и расширены. Страна повернулась курсом на правовое укрепление своей политической системы, где компонент парламентаризма занял надлежащее для себя место.

Данный факт, воспринятый обществом как в какой-то мере инновационный и в то же время закономерный, вызвал особый интерес у научной общественности. Как следствие активизировал свою деятельность Институт парламентаризма при НДП «Нур Отан», который проводит исследование этого феномена в самых различных направлениях, в том числе и в первую очередь в аспекте разделения и взаимодействия властей как составной части проблемы государственного управления. Рефлексируя над данной проблемой, обобщая достижения, имеющиеся в этой сфере в мировом масштабе и в рамках республики, казахстанские ученые Е.Б.Абдрасулов, В.А.Доскалов, Г.Э.Абдрасулова выпустили учебное пособие «Парламентское право» (2008 г.), где наряду с другими вопросами по актуализируемой тематике рассмотрены конституционные основы разделения властей и проблемы становления парламентаризма в Казахстане. Ранее же было предпринято издание под названием «Парламент Республики Казахстан: становление, роль в реформах, перспективы» в трех томах (2004), в контексте которого последовательно изложена история формирования казахстанского Парламента как органа, адекватно выражающего на современном этапе сущность феномена парламентаризма.

В литературе справедливо отмечается, что истоки формирования парламентаризма в республике, как и у многих народов мира, восходят к очень древним временам. По наблюдениям исследователей, «в различных частях земного шара политическое представительство в тех или иных формах (народные собрания в Древней Греции, сенат в Риме, новгородское вече, курултаи у степняков и т.д.) становилось, по сути, одним из универсальных способов отправления власти, упорядочивавшей многообразие социальных интересов в общей воле» (2). Следовательно, уже в прошлые века в социально-политической системе степных государств угадывался некий абрис идеи разделения властей, сложился определенный пласт традиций демократического управления, когда официальная власть подвергалась воздействию таких «коллективных органов, как Совет биев, Совет старейшин родовых подразделений, собрание выборных» (3), которые, собираясь на курултаи – народные собрания – для совещания и решения важных для страны проблем, по замечанию А.И Левшина, «принимали вид Сеймов». К сожалению, позднее в связи с присоединением Казахстана к России курултаи утратили свое значение, хотя в реликтовом виде продолжали еще некоторое время существовать. На смену этому институту народного представительства пришли иные, российские, формы управления. И уже вначале ХХ века выдающиеся деятели казахского народа А.Байтурсынов, А.Букейханов и др. заседали в Государственной Думе, движимые помыслами создать национально-демократическую автономию «Алаш Орда» в составе федеративной России. В своей программной концепции, предусматривая, в частности, образование учредительного собрания во главе правительства, они заложили основы эволюционного развития казахстанского парламентаризма, парламентаризма, близкого к современному его пониманию и видению.

При анализе деятельности алашордынцев на поприще адаптации ими модифицированного по европейскому стандарту парламентаризма исследователи выделяют следующие основные его элементы:


  1. отказ от монархического правления в какой бы то ни было форме;

  2. неприятие любой из форм теократического режима в пользу светского, национального по происхождению, социального по содержанию автономного государственного образования;

  3. установление парламентско-президентской республики с четким сосредоточением законодательной власти у представительного органа, исполнительной – у президента и правительства;

  4. закрепление основ всеобщего избирательного права. При этом предполагалось, что конституция автономии «Алаш» при условии ее принятия будет гарантировать инонациональным сообществам «культурную автономию, права меньшинств и пропорциональное представительство в учреждениях автономии» (2).

Следовательно, уже на заре ХХ века прогрессивные идеи государственного строительства владели умами просвещенных казахов, глубоко осознававших, что именно конституционализм и парламентаризм есть формы превенции авторитарных методов правления, автократии. Они мечтали о процветании своего народа и прозревали, что только правовое закрепление основ парламентаризма позволит государствам, входившим в состав России, сохранить автономию и развиваться на паритетных, равных друг с другом правах и основаниях.

Однако в последующем в диахронном аспекте события развернулись таким образом, что замыслы об утверждении подлинных демократических парадигм правления пришлось предать забвению. Действовавшие во времена советской власти Верховные Советы, по сути, были квазипарламентскими, поскольку страной де-факто правила коммунистическая партия. Все остальные органы власти имели в сущности статус номинальных.

Думается, в этой связи верно замечено, что не всегда наличие в стране парламента означает явленность парламентаризма. Когда парламент представляет собой декоративный институт публичной власти, что, кстати, имеет место и сейчас в ряде стран, говорить о парламентаризме в подлинном его смысле не приходится. Однако если парламент выполняет возложенные на него задачи по существу и в полном объеме своей компетенции, он становится чрезвычайным фактором стимулирования и укрепления принципов и основ парламентаризма. При соотношении сущности парламента и содержания понятия «парламентаризм», анализе этого соотношения превалирует мнение, что парламентаризм полнокровно проявляет себя в трех аспектах:

- как реальный политико-правовой институт, воплощающий в себе единство представительной и законодательной властей;

- как идейно-теоретическая концепциия, служащая научным обоснованием необходимости его как института с определенными общественными функциями;

- как особый случай расширения власти парламента и образования парламентского правительства в определенном виде исполнительной власти (4).

В науке в принципе существует множество и других дефиниций парламентаризма. Но наиболее распространенная и адекватная, на наш взгляд, та, которая определяет парламентаризм в качестве особой системы государственной власти, способа управления государством. Парламент же есть один из высших органов власти, обладающий представительной, законодательной, контрольной функциями и полномочиями по созданию некоторых других высших органов власти, т.е. органообразующей функцией. Отсутствие любой из перечисленных функций Парламента сказывается и на развитии парламентаризма в целом, создавая некоторую ущербность, уязвимость его сущности.

В этой связи следует отметить, что в Казахстане Парламент не всегда был наделен полнотой функциональных полномочий. Как известно, наш Парламент с 1990 по 1999 годы прошел тернистый, можно сказать, путь формирования: от односоставного Верховного Совета до двухпалатного Парламента, фаза становления которого охватывает период с 1996 по 1999 годы. Реалии тех лет диктовали свои условия в процессе создания рыночной экономики, настоятельно требовавшей соответствующего законодательного регулирования. Кроме того, необходимо было решить ряд проблем, а именно: «защитить доходы населения от инфляции, создать действенные противовесы давлению неуправляемого пресса ценообразования на потребительский сектор, решить проблемы безработицы, поддержать нерыночный сектор (здравоохранение, образование, культуру, жилищное строительство, коммунальные услуги и другие отрасли социальной сферы» (2). Все эти и другие аспекты жизнедеятельности общества требовали правовой коррекции с учетом императивов времени. И потому основной упор и акцент в деятельности Парламента ставился на его законотворческую функцию. Стране необходимы были адекватные законы и принимать такие законы надлежало, естественно, Парламенту.

С другой стороны, для решения задач экономической реформы, вывода страны из «тупиковых ситуаций» - хаоса и безвременья - возникла необходимость усиления исполнительной власти, президентских полномочий. Определенная часть населения страны понимала, что без принятия этой меры невозможно укрепить завоевания республики, ее независимость, суверенитет, стабильность, построить рыночную экономику с «человеческим лицом», то есть совершить соответствующие политические и экономические преобразования. Поэтому Парламент и в связи с этим обстоятельством сосредоточился в основном на исполнении законодательных обязанностей. Однако следует подчеркнуть, что несмотря на это, система разделения властей, основанная на механизме сдержек и противовесов, продолжала укреплять свои позиции.

Думается, нет в том преувеличения, если скажем, что в конечном итоге в стране сложилась эффективная система сосуществования и взаимодействия трех ветвей власти: исполнительного, представленного дееспособным правительством, профессионально функционирующего парламента, независимой судебной системы, деятельность которых координируется Президентом.

Между тем идея парламентаризма на современном этапе получила еще более активное и более совершенное развитие в стране в связи с предпринятой в 2007 году конституционной реформой. Основной ее тенденцией, как отметил А.Мусин, явилось то, что она стала «основой трансформации модели нашей республики из президентской в президентско-парламентскую». Помимо увеличения численности депутатов Парламента, изменению подвергся порядок выборов в Мажилис, ему были приданы функции согласования кандидатуры Премьер-Министра, подотчетность членов Правительства Палатам Парламента в случаях, предусмотренных Конституцией, что правомерно воспринимается как способ актуализации контрольных функций Парламента в отношении деятельности исполнительной ветви власти, принимает он участие и в формировании Конституционного Совета, Счетного комитета, Центральной избирательной комиссии и т.д.

Полагаем, что в будущем структурная модель и функционализм Парламента будут еще более совершенствоваться, Парламент обретет имидж, максимально соответствующий лучшим международным стандартам. А это в свою очередь создаст дополнительный импульс для активного развития парламентаризма, преобразования его в единый социально-политический институт, направленный на дальнейшее укрепление демократических основ нашего государства, что в максимальной степени согласуется с задачами новой Концепции правовой политики республики.


Литература


  1. Концепция правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года. - Астана, 2009. – 68 с.

  2. Парламент Республики Казахстан: становление, роль в реформах, перспективы. В 3 книгах. Кн. 1. Становление парламентаризма в Казахстане / Общественно-политическое издание. – Астана: Изд-во «Күлтегін», 2004. – 480 с.

  3. Абдрасулов Е.Б., Доскалов В.А., Абдрасулова Г.Э. Парламентское право. Учебное пособие. – Астана, 2008. – 240 с.

  4. Современный парламент: теория, мировой опыт, российская практика / Под общей ред. д.ю.н. Булакова О.Н. – М.: Изд-во Эксмо, 2005. – 320 с.


Абдыкадыров Е.Н.,

начальник Департамента Генеральной Прокуратуры Республики Казахстан
Перспективы прокурорского надзора за законностью судебных актов в контексте положений Концепции правовой политики Республики Казахстан на 2010-2020 годы
Прежде всего, позвольте поблагодарить инициаторов и организаторов круглого стола за приглашение и предоставленную возможность выступить по теме: «Перспективы прокурорского надзора за законностью судебных актов в контексте положений Концепции правовой политики Республики Казахстан на 2010-2020 годы».

Совместное обсуждение данного вопроса, безусловно, будет способствовать выработке консолидированной позиции по ключевым вопросам развития судебной системы. А это, в свою очередь, будет содействовать процессам становления правового государства.

Указом главы государства Нурсултана Назарбаева утверждена Концепция правовой политики на 2010-2020 годы. Этим программным документом, рассчитанным на ближайшее десятилетие, предусмотрено, что органы прокуратуры по-прежнему будут оставаться ядром, связующим звеном всей правоохранительной сферы.

При этом поставлена задача повышения эффективности надзорной практики, являющейся основной функцией органов прокуратуры, в области гражданского, уголовного и административного судопроизводства.

Процессуальные основы нашей деятельности также нуждаются в дальнейшем совершенствовании.

На повестке – дальнейшее повышение роли и ответственности прокуроров в досудебном производстве, включая практику расследования органами прокуратуры уголовных дел по преступлениям, представляющим серьезную общественную опасность.

В этой связи необходимо напомнить, что Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам оперативно-розыскной деятельности», подписанный в июле Главой государства, вновь наделяет органы прокуратуры правом проведения расследования.

В настоящее время - это расследование особо актуальных уголовных дел, а также преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов. В будущем – иных уголовных преступлений.

Уже сейчас судами рассматриваются уголовные дела, расследование которых производили органы прокуратуры.

В Концепции содержится также конкретное поручение относительно повышения эффективности координирующей функции органов прокуратуры в общей системе правоохранительной деятельности.

Исходя из поручений Главы государства, данных в апреле этого года, уже предприняты конкретные меры по усилению координирующей функции Генеральной прокуратуры и более успешному взаимодействию правоохранительных органов в деле обеспечения конституционных прав граждан, соблюдения интересов общества и государства, укрепления законности и правопорядка в стране.

 Так, образован постоянно действующий секретариат Координационного совета правоохранительных органов, создан штаб по своевременному выявлению и расследованию наиболее значимых фактов коррупции.

А на заседаниях Совета были рассмотрены вопросы выполнения поручений Главы государства, направленных на укрепление законности и общественной безопасности в стране, принятие дополнительных действенных мер по борьбе с преступностью. По результатам совместного обсуждения определены конкретные шаги по повышению правоохранительной функции государства, обеспечению неуклонной защиты жизни, здоровья и собственности граждан от преступных посягательств. В дальнейшем, как того требуют положения концепции, повышение координирующей роли прокуратуры будет обеспечено законодательным закреплением статуса Координационного совета с внесением необходимых изменений и дополнений в закон РК «О прокуратуре».

Генеральной прокуратурой совместно с другими госорганами начата разработка нового законопроекта, направленного на совершенствование уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Его принятие в скором будущем позволит реализовать положения концепции в части совершенствования уголовной сферы, ее гуманизации и декриминализации. Активно прорабатываются Генеральной прокуратурой и вопросы законодательной регламентации доследственной проверки - с определением ее пределов, расширением мер пресечения, альтернативных аресту, например в виде залога.

 Необходимо особо подчеркнуть, что Концепция правовой политики, являясь программным документом на ближайшее десятилетие, требует целенаправленной и точной ее реализации всеми государственными органами.

Несомненно и то, что находящийся на стадии последних согласований в Парламенте Республики Казахстан законопроект «О внесении изменений и дополнений в Уголовный, Уголовно-процессуальный, Гражданский процессуальный кодексы Республики Казахстан по вопросам совершенствования судебной системы» полностью отвечает духу и содержанию Концепции как показатель дальнейшего развития судебно-правовой системы на основе преемственности и поэтапности.

Его положения в значительной степени реализуют задачи Концепции об исключении дублирования функций различными судебными инстанциями.

Кроме того, они всецело направлены на усиление защиты прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, которая является основным предназначением судебной власти согласно статье 75 Конституции.

Данным законопроектом уточняются полномочия прокурора в гражданском процессе.

В частности, разграничены процессуальные полномочия прокурора в случаях, когда он представляет в суде первой инстанции интересы непосредственно органов прокуратуры как стороны по делу и когда он представляет интересы государства; заместители Генерального Прокурора, областных и приравненных к ним прокуроров лишены права принесения надзорного протеста, правом принесения надзорного протеста будет обладать только Генеральный Прокурор.

Кроме того, депутаты Мажилиса внесли поправку, согласно которой гражданские дела в апелляционном порядке могут быть рассмотрены без участия прокурора, но апелляционный суд оповещает прокурора об этих делах, назначенных к слушанию.

В определенной степени законопроектом определено и изменение полномочий прокурора в уголовном процессе.

Во-первых, предусматривается обязательное участие прокурора в суде кассационной инстанции, как и в специализированном суде по уголовным делам, как и в гражданском процессе, меняется порядок внесения надзорных протестов.

Поэтому, изменение законодательства о судебной системе, введение 3-хзвенной системы, введение кассационной судебной инстанции – все это, естественно, будет отражаться на деятельности прокурора в суде.

Но эти изменения будут направлены лишь на одно – надлежащее осуществление прокурором правозащитной функции, способствование суду вынести законное и справедливое решение.

Исполняя возложенные функции в уголовном судопроизводстве, органы прокуратуры осуществляют представительство интересов государства в суде, реализуют право на опротестование незаконных судебных актов, принимают соответствующие меры реагирования на выявленные нарушения судами законов.

В частности, при выявлении фактов вынесения судом незаконного и несправедливого решения, несоответствия назначенного судом уголовного наказания характеру, степени общественной опасности содеянного и личности осужденного, государственный обвинитель либо вышестоящий прокурор вносит протест в апелляционную или надзорную инстанции судов для приведения судебного акта в соответствии с законом.

На сегодняшний день значительное число судебных ошибок устраняется и исправляется по инициативе прокурора, тем самым восстанавливается нарушенные законные права и интересы участников процесса.

Достаточно сказать, что по апелляционным протестам прокуроров за 9 месяцев 2009 года отменены и изменены судебные приговоры в отношении более чем тысячи осужденных (1049).

Однако, следует подчеркнуть, что прокурорский надзор никак не снижает роль суда в отправлении правосудия, не ограничивает его исключительные полномочия на вынесение окончательного решения по делу и не ущемляет его процессуальную самостоятельность.

В перспективе задачи органов прокуратуры в уголовном процессе будут определяться требованиями о безупречном исполнении надзора за законностью досудебного производства, особенно в части сбора и процессуального оформления доказательств обвинения, представления их суду, обеспечения возможности исследования этих доказательств в судебном заседании при непосредственном и активном участии прокурора.

Требование обеспечения государственными обвинителями активного, объективного участия в суде на основе заранее и качественно изученных материалов уголовных дел обосновывается необходимостью реализации принципа состязательности процесса. Особенно это важно в суде с участием присяжных заседателей, потому что от того, насколько убедительно и обоснованно выступят в суде стороны уголовного процесса, особенно прокурор и защитник, насколько грамотна и справедлива их позиция, зависит исход дела.

В 2008 году по результатам мониторинга судебных разбирательств с участием присяжных заседателей за 2007 год БДиПЧ ОБСЕ в своем отчете указало, что «в большинстве случаев сторона обвинения была лучше подготовлена к судебным прениям. Иногда адвокаты демонстрировали пассивность или слабую подготовку к процессу». Для нас эта оценка является важной.

Не останавливаясь на достигнутом, перед прокурорами и сейчас ставятся задачи и повышается их ответственность за полноту, всесторонность и объективность следствия по уголовному делу, качества поддержания государственного обвинения в суде.

В контексте Концепции особо видится роль прокурора в гражданском процессе.

Во-первых, нельзя не учитывать, что на современном этапе участие прокурора в гражданском процессе в пределах полномочий, предоставленных процессуальным законом, является дополнительной гарантией соблюдения законов и принципов отправления правосудия.

Многолетняя практика подтверждает плодотворность участия прокурора в рассмотрении судами гражданских дел и показывает безусловную необходимость правообеспечивающего и правозащитного потенциала прокуратуры в гражданском судопроизводстве.

Происходящие в последние годы изменения в социально-экономической жизни нашего общества, а также кардинальные преобразования в области материального гражданского права по-новому раскрыли содержание принципов диспозитивности и состязательности в гражданском процессе.

Теперь стороны должны самостоятельно и активно защищать свои права и интересы, отвечать за совершаемые действия и их последствия на всех стадиях рассмотрения гражданских дел.

В силу диспозитивности и состязательности гражданского процесса суд освобождён от обязанности собирания доказательств по собственной инициативе, и стороны по делу должны самостоятельно и активно защищать свои права и интересы. Но нельзя не учитывать тот факт, что значительной части населения, - инвалидам, пенсионерам и др., - не под силу оплачивать помощь адвоката.

Безусловно, государством принимаются меры по реализации конституционного права каждого на квалифицированную юридическую помощь, а в установленных законом случаях на получение этой помощи бесплатно. Парламент сейчас рассматривает законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты по вопросам обеспечения квалифицированной юридической помощью». Но для практической реализации этой конституционной нормы важна не только законодательная, но и экономическая составляющая, поскольку для достижения этой цели нужны значительные бюджетные средства.

Иск же прокурора госпошлиной не облагается, с прокурора нельзя ничего взыскать, даже если суд не удовлетворит его иск. Вместе с тем, отказ прокурора от иска в интересах другого лица не лишает это лицо права требовать рассмотрения дела по существу.

Поэтому сегодня гражданин за защитой нарушенного права обращается в единственный доступный ему орган – прокуратуру. И правозащитная функция прокурора проходит через все стадии гражданского судопроизводства.

ГПК предусматривает ряд гражданских дел особой значимости, в рассмотрении которых прокурор принимает обязательное участие (о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявлении гражданина умершим, об усыновлении (удочерении) ребенка, о лишении родительских прав и др.). Прокурор также обязан принять участие в рассмотрении дела во всех случаях, когда это признает необходимым суд.

Законодательством предусмотрены две формы участия прокурора в гражданском судопроизводстве:

1) обращение с заявлением о возбуждении гражданского дела в интересах других лиц или государства;

2) вступление в процесс, начавшийся по заявлению другого лица.

Следует подчеркнуть, что прокуратура никогда не ставила перед собой задачу принимать участие в рассмотрении судом всех гражданских дел.

Такая необходимость определялась, исходя из степени важности дел для прав и законных интересов граждан, общества и государства, их актуальности на тот или иной период и, наконец, сложности спора. По мере укрепления правовой системы независимого Казахстана, роста уровня правосознания граждан прокуратурой сужался и круг гражданских дел «обязательной категории».

Ежегодно в судах рассматривается с вынесением решения свыше двухсот тысяч гражданских дел, и только в 25% из них участвуют прокуроры.

Сегодня прокурор участвует по делам: 1) возбуждаемым по своей инициативе, 2) затрагивающим интересы государства (за исключением дел о взыскании с потребителей задолженности по оплате услуг госпредприятий), 3) затрагивающим права и интересы лиц, которые в силу своих физических и психических недостатков не могут осуществлять свое право на судебную защиту, несовершеннолетних (кроме взыскания алиментов), 4) об оспаривании решений и действий (бездействия) органов государственного управления и должностных лиц, 5) о выселении из жилища без предоставления другого жилища, 6) о восстановлении на работе, 7) о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью.

Участие по делам названных категорий вытекает из конституционной обязанности прокурора по представительству интересов государства в суде. Анализ и правоприменительная практика свидетельствуют о том, что уполномоченные должностные лица государственных учреждений порой не только не защищают интересы общества и государства, но причиняют им колоссальный ущерб, заключая незаконные сделки, допуская растрату государственных средств.

В другой категории дел речь идет о наиболее социально уязвимой части населения, которой значительно сложнее добиться восстановления нарушенных прав и реализовать конституционное право на судебную защиту, т.к. принцип состязательности процесса не всегда «срабатывает». И прокурор порой единственное лицо, которое может этим людям помочь. Полезность надзорных функций прокуратуры здесь очевидна, т.к. ею накоплен огромный опыт правозащитной работы, и заменить ее в этой миссии пока некому.

В апелляционном процессе прокурором принимаются меры по предотвращению вступления в законную силу незаконных и необоснованных определений и решений суда. Изучение прокурором дел в апелляционные сроки и принесение апелляционного протеста - гарантия своевременного восстановления нарушенного права и законного интереса.

Основной формой реагирования прокуроров на выявленные нарушения законности в судопроизводстве является протест.

Однако правовую оценку протесту прокурора дает рассматривающий его суд, который вправе его отклонить. И хотя позиция суда может не совпасть с позицией прокурора, последнее слово остается за судом.

В надзорном порядке функция прокурора заключается в рассмотрении ходатайств о принесении протеста, проверке законности судебных актов, вступивших в законную силу, и их опротестовании.

Согласно статье 387 ГПК прокурор, независимо от участия в судебном разбирательстве, вправе в пределах своей компетенции истребовать из суда любое дело или категорию дел, по которым судебные акты вступили в законную силу. Усмотрев, что судебный акт является незаконным или необоснованным, прокурор приносит протест в порядке надзора или обращается с представлением к вышестоящему прокурору.

В последние годы юридической общественностью обсуждается роль прокурора в гражданском процессе. Полемика, развернувшаяся по этому вопросу, показывает стремление определенных лиц исключить прокурора из числа участников гражданского процесса или лишить его полностью надзорных полномочий. Сторонники такой точки зрения усматривают в участии прокуроров их стремление взять под контроль частную жизнь граждан, а также нарушение одного из основополагающих принципов гражданского судопроизводства – состязательности сторон.

Во-первых, необходимо руководствоваться статьей 83 Конституции, задачами, которые она ставит перед органами прокуратуры, и на функции, которыми она их наделила. И тогда становится понятным, что даже при представительстве интересов государства в суде у прокурора остается обязанность по осуществлению высшего надзора за точным и единообразным применением нормативных правовых актов и опротестованию любых незаконных правовых актов.

Во-вторых, мы уже отказались от практики, когда прокурор, заявивший иск, выступает одновременно и в роли истца, и в роли представителя высшего надзорного органа. В настоящее время по делам такой категории прокуроры в судах первой инстанции не дают правовых заключений в порядке статьи 213 ГПК (Заключение прокурора) и ограничиваются лишь выполнением процессуальных полномочий истца.

Концепцией правовой политики Республики Казахстан на 2010-2020 годы, утвержденной Указом Главы государства от 24 августа 2009 года, предусмотрено, что гражданское процессуальное право призвано обеспечить доступность правосудия, максимальную реализацию прав участников гражданского судопроизводства, своевременную защиту и восстановление нарушенных прав и свобод личности, интересов общества и государства. И участие прокурора в гражданском процессе в пределах полномочий, представленных процессуальным законом является дополнительной гарантией соблюдения законов и принципов отправления правосудия.

Формы, методы и способы прокурорского надзора за законностью судебных актов по гражданским делам должны совершенствоваться и модернизироваться на основе существующего правового положения прокурора в гражданском процессе.

В дальнейшей перспективе, по мере развития возможностей судебной защиты, обеспечения наших граждан доступной квалифицированной юридической помощью, повышения роли адвоката - представителя в гражданском процессе, претворения в жизнь идеи профессионального представительства и в целях гармонизации национального законодательства с международными стандартами возможна постановка вопроса о постепенном сокращении участия прокурора в рассмотрении гражданских дел путем законодательного определения исчерпывающего их перечня.

Не входя ни в одну из ветвей власти, прокуратура является обособленным, самостоятельным государственным органом, подотчетным Главе государства, главной из концептуальных задач которого указано развитие системы гарантий прав и свобод граждан, их последовательной защиты.

При этом действующий прокурорский надзор предполагает восстановление нарушенных прав независимо от процессуальных форм правосудия.

На это направлен весь арсенал юридических средств, позволяющий прокуратуре использовать проверенные временем правовые институты для защиты и восстановления прав и свобод гражданина и законности.

Органы прокуратуры Республики Казахстан принимали, и будут принимать все меры к тому, чтобы на территории нашего государства главенствовал Закон, гарантирующий высокий уровень защищенности прав человека и гражданина.

Уверен, что правоохранительные органы вкупе с судебными, не принижая роли и значения друг друга, смогут и в дальнейшем обеспечить верховенство закона в стране.



Каталог: sites -> default -> files -> page docs
page docs -> Салтанат ЖҰбаниязова
page docs -> zha_adan_ta_ayyndal_an_sot_t_ra_alary.doc [Айдарбек би]
page docs -> Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының (сот жүйесінің) 2014-2018 жылдарға арналған стратегиялық жоспары
page docs -> Пленарное заседание
page docs -> Об отправлении правосудия судами Республики
page docs -> 2001 жылєы бірінші жартыжылдыќтыѕ ќорытындысы бойынша
page docs -> Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының (сот жүйесінің) 2011-2015 жылдарға арналған стратегиялық жоспары
page docs -> 1-жоба Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының
page docs -> Халықаралық құқық


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет