Жумабеков О


Оптимизация процессуальных процедур



жүктеу 2.54 Mb.
бет3/14
Дата04.03.2018
өлшемі2.54 Mb.
түріСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

2. Оптимизация процессуальных процедур

Оптимизация процесса предварительного расследования по уголовному делу должна осуществляться путем дальнейшей дифференциация процессуальной формы досудебного производства в зависимости от категории инкриминируемого преступления и тяжести предполагаемого наказания.

Реформирование должно коснуться института дознания. При этом необходи­мо реализовать главную правовую идею: дознание является не упрощенным видом предварительного следствия, а самостоятельной формой досудебной подготовки по уголовному делу. Только при таком подходе возможно сочетание упрощения процедуры досудебной подготовки по делу с соблюдением прав личности, вовле­ченной в орбиту уголовного судопроизводства.

Системное решение проблемы оптимизации уголовного процесса в целом представляется возможным путем развития принципа диспозитивности. В части 8 статьи 23 УПК указано, что «стороны избирают в ходе уголовного судопроизвод­ства свою позицию, способы и средства ее отстаивания самостоятельно и независимо от суда, других органов и лиц». Эта норма воспроизводит самостоятельный процессуальный принцип диспозитивности, под которым понимается свобода личности распоряжаться своими процессуальными правами, предопределяющими возникновение, движение и окончание уголовного процесса. Указанный принцип отвечает за наличие исковых начал в уголовном судопроизводстве.

Соотношение частных и публичных начал в уголовном судопроизводстве от­ражает тип не только уголовного процесса, но и правовой системы. Степень внедрения исковых начал в уголовный процесс напрямую зависит от степени демократизации общества и уровня правовой культуры.

Проявлением проблемы диспозитивности процесса являются, в том числе, во­просы соотношения частных и публичных начал в уголовном преследовании; упрощения досудебных процедур; медиации; соглашения об упрощении судебного следствия в обмен на минимизацию наказания, что подтверждается нижеследую­щим:

1) об изменении соотношения частных и публичных начал в уголовном преследовании. Одним из способов ускорения уголовного процесса мог бы стать пересмотр перечня составов преступлений, предусмотренных статьями 33 и 34 УПК, т.е. тех, уголовное преследование по которым осуществляется в частном и
частно-публичном порядке. Критерием дифференциации частного и публичного в уголовном процессе является непосредственный объект посягательств, его приро­да, определяющая характер нарушенного правоотношения. Если объектом посяга­тельства являются частные права, то в процессе должны преобладать правоотношения «потерпевший - обвиняемый», а не «государство-обвиняемый».

Рассмотрения требует и вопрос необходимости существования института про­изводства по делам частно-публичного обвинения. Тот факт, что они возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, свидетельствует о приоритете частного интереса потерпевшего над расследованием и наказанием обвиняемого. Поэтому требует изучения вопрос о возможности прекращения таких дел за примирением обвиняемого (подозреваемого) с потерпевшим в том же порядке, что и дела частно­го обвинения.



  1. об упрощении досудебных процедур. Глава 45 УПК предусматривает ис­ключительно судебный порядок рассмотрения дел частного обвинения. Таким образом, в отечественном уголовном судопроизводстве уже имеется процессуаль­ный механизм, позволяющий обойтись без досудебного производства по уголовному делу. Имеет смысл изучить возможность его распространения и на иные
    случаи.

  2. о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон. Говоря оперспективах внедрения медиации, необходимо, прежде всего, иметь в виду, что восстановительное правосудие представляет собой особое направление развития правосудия. В настоящее время под этим термином подразумевается и становящая­ся практика, и мировоззренческая позиция, и мировое движение. Поэтому преждевсего, следует определиться с масштабами внедрения самой парадигмы восстановительного правосудия.

Полноценному внедрению в уголовное судопроизводство медиации должно предшествовать решение ряда основополагающих вопросов. Главный из них, который необходимо решить сейчас - должно ли восстановительное правосудие в рамках отечественной правовой системы представлять собой процессуальный институт или деятельность, осуществляемую за пределами уголовного судопроиз­водства. Вопрос возникает также в связи с необходимостью определения видов преступлений и этапов уголовного процесса, применительно к которым возможна медиация.

Необходимо концептуально определиться и с правовой основой медиации.

Во избежание чрезмерного регулирования медиации и учитывая существова­ние разнообразных подходов к нему, рекомендации Совета Европы не предлагают государствам обязательно отражать программы медиации на законодательном уровне. Однако возможность проведения медиации должна быть, на наш взгляд, официально закреплена, так как законодательство должно способствовать примене­нию и развитию медиации. Проблема также имеется и в определении самого видов
законодательства, регулирующего медиацию. В ряде стран медиация предусматри­вается в нормативных актах по делам несовершеннолетних. Медиация в отноше­нии взрослых правонарушителей может регулироваться и нормами уголовно-процессуального кодекса.

Представляется, что наиболее перспективным и


благодарным направлением внедрения элементов восстановительного правосудия на современном этапе должна явиться система ювенальной юстиции.

И, наконец, имеется ряд организационных вопросов, связанных с организа­цией самой системы медиации.

Сам медиатор должен быть фигурой, обладающей и определенными лично­стными качествами, и знаниями, и навыками. Поэтому сегодня следует приступать к формированию условий для осуществления квалифицированной деятельности медиаторов. Как показывает отечественная и зарубежная практика, роль ведущего в процедурах примирения могут играть как представители общественных органи­заций, так и иные лица при условии прохождения ими специальной подготовки. Механизм государственного социального заказа делает возможным создание и специальных организаций. Речь, как представляется, идет о новой сфере правовых услуг со всеми вытекающими организационными последствиями как для государ­ства, так и для лиц, желающих их оказывать.

4) о возможности соглашения об упрощении судебного следствия в обмен на минимизацию наказания. Положения, касающиеся континентальных т.н. целерантных сделок об упрощении процессуальных процедур, могут быть исполь­зованы в качестве исходных элементов при формировании соответствующих норм. Особенность этих сделок состоит в том, что объектом судебного исследования является не истинность признания обвиняемого, а правильность самой процедуры фиксации согласия обвиняемого с обвинительным заключением.

Поскольку отечественный закон базируется на конституционных принципах правосудия, необходимо процессуально реализовать положение о том, что лицо не может быть осуждено лишь на основе его собственного признания (подпункт 9) пункта 3 статьи 77 Конституции Республики Казахстан). Поэтому достижение соответствующих соглашений может быть допущено только на той стадии процес­са, когда по результатам предварительного расследования уже сформировано обвинительное заключение.

При формировании соответствующих механизмов необходимо учесть нега­тивные последствия, которые, как следует из экспертных заключений, повлекло введение подобных производств во многих странах постсоветского пространства. Так, во многих случаях признание вины может являться результатом не осознанно­го и добровольного выбора обвиняемого, а оказываемого на него физического или психического давления. Нормы законов о том, что судья обязан удостовериться в добровольности признания, на практике оказываются декларативными. Чтобы убедиться в добровольности (недобровольности) признания требуется допросить обвиняемого, исследовать иные доказательства, то есть провести судебное следст­вие, которое в данном случае не проводится. Рассматривая в качестве альтернативы ему «сделку о признании», законодатель использует признание вины как способ обеспечения должной «пропускной способности» судебной системы. Это может привести к тому, что возникает дополнительная заинтересованность (в том числе экономическая) государственных органов в максимальном числе «признаний» по уголовным делам.

3. Совершенствование регламентации вопросов доказательственного права

В свете развития принципа состязательности процесса и равноправия сторон следует продолжить работу в направлении расширения возможностей доказатель­ственной деятельности адвокатов.

Необходимо изучить соотношение доказательственной деятельности органов, осуществляющих процессуальное производство по уголовному делу, и органов, осуществляющих оперативно-розыскное сопровождение указанной процессуаль­ной деятельности, с целью повышения роли ОРД в доказывании.

При этом главным требованием должна оставаться недопустимость непо­средственного использования в качестве доказательств результатов оперативно-розыскных мероприятий, внешне сходных со следственными действиями, необхо­димость их «трансформации» в процессуальные доказательства, определяемой конкретной формой указанных результатов.



4. Развитие международно-правовых аспектов уголовно-процессуальной политики

Уголовно-процессуальная политика государства в условиях глобализации имеет все возрастающий международно-правовой аспект. В этой связи одним из важных направлений развития уголовного процесса является правовое обеспече­ние международной деятельности в указанной сфере.

Предстоит также продолжение работы по приведению национального зако­нодательства в соответствие с принятыми международными обязательствами и международными стандартами.

В этой связи в качестве одного из направлений развития уголовно-процессуального закона следует выделить приведение его в соответствие с Кон­венцией ООН о транснациональной организованной преступности, ратифициро­ванной Республикой Казахстан, в части особенностей осуществления уголовного преследования, вынесения судебных решений и санкций, мер по обеспечению конфискаций имущества, использования специальных методов расследования, а также международному сотрудничеству правоохранительных органов.



Нургалиева Е.Н.

доктор юридических наук,

профессор
Тенденции в развитии казахстанского трудового права
«В условиях рыночной экономики, наличия рынка труда и проблем занятости населения актуальным является вопрос трудовых правоотношений. В этой связи необходимо постоянное совершенствование трудового законодательства на основе системного анализа практики его применения и учета международного опыта в данной сфере», - отмечается в Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года /1/. Требуется, с учетом международной практики, очертить будущее в развитии казахстанского трудового права, которое хотя и сложилось в самостоятельную отрасль права, в то же время переживает определенные сложности.

Трудовое право функционирует сегодня в условиях рыночных отношений, что резко отличается от той обстановки, которая существовала при социализме. Ведь известно, что основной массив трудоправовых норм сформулировался в иной социальной среде, нежели сегодня, хотя продолжают действовать и в новых условиях. Это не может не сказаться на развитии трудового законодательства, которое корректируется в пользу работодателей, оно недостаточно эффективно и дополняется повсеместно актами работодателей, порой не всегда соответствующими положениям законодательных актов. Правовой нигилизм отдельных руководителей организаций и работников, явное игнорирование норм Трудового кодекса РК, о чем свидетельствуют статистические данные нарушений трудовых прав граждан в стране, слабость профессиональных союзов и других представителей работников ослабляют роль данной отрасли права в регулировании социально-трудовых отношений.

Изучив причины снижения авторитета трудового права на Западе, представители науки трудового права отмечают следующие объективные факторы сложившегося неблагоприятного для данной отрасли права положения:

а) обновление технологической базы производства (компьютеризация, внедрение электроники, телекоммуникаций и т.п.);

б) рост экономических трудностей, обострение международной конкуренции;

в) сокращение присутствия государства в экономике;

г) создание филиалов крупных организаций;

д) сокращение доли наемных работников, рост малого и среднего бизнеса;

е) изменение характера и структуры наемной рабочей силы;

д) рост безработицы, мобильность труда и капитала;

ж) ослабление профсоюзов, сокращение их возможностей реально влиять на развитие трудового законодательства и др. /2/

Идеология трудового права, так же как и идеалы гражданского общества, обновляется, становится созвучной рыночным условиям, где ведущей фигурой выступает не трудящийся, как ранее, а работодатель в качестве двигателя экономики. Законодатель, начиная от Закона РК «О труде» от 10 декабря 1999 года и завершая Трудовым кодексом РК от 15 мая 2007 года, пересматривает позицию этой главной фигуры, т.е. работодателя, и постепенно избавляется от норм, которые сковывают «хозяйскую власть» работодателя.

Так, например, вместо привычных локальных правовых норм на первый план выдвигаются акты работодателя, издаваемые работодателями в пределах своей компетенции в соответствии с Трудовым кодексом и иными нормативными правовыми актами, трудовым договором, соглашениями, коллективным договором (п.1 ст.11 ТК РК).

Акты работодателя, согласно подпункта 45 п.1 ст.1 Трудового кодекса РК – это приказы, распоряжения, инструкции, положения, правила трудового распорядка, издаваемые работодателем. Выработанные и принимаемые работодателем по согласованию или с учетом мнения представителей работников акты также именуются актами работодателя, что явно свидетельствует о приоритете этих актов перед локальными нормативными правовыми актами как источниками трудового права.

Некоторые особые права, юридические гарантии, ранее предоставленные работникам, права трудовых коллективов в сфере трудовых отношений не получили своего отражения в новом трудовом законодательстве. Решение многих проблем труда переданы на усмотрение самих субъектов трудового договора. Так, взаимные обязательства работников и работодателя по многим ключевым вопросам труда (организация труда, регулирование трудового распорядка и дисциплины труда, занятости, подготовки и повышения квалификации кадров, ответственности сторон за причиненный ущерб и другие) теперь могут включаться в коллективный договор.

Несомненно, в трудовом праве будущего должны сохраниться и получить развитие в особенной его части фундаментальные принципы, вошедшие в пакет прав человека, такие как недопустимость ограничения прав человека и гражданина в сфере труда; свобода труда; запрещение дискриминации, принудительного труда и наихудших форм детского труда; обеспечение права на условия труда, отвечающие требованиям безопасности и гигиены; приоритет жизни и здоровья работника по отношению к результатам производственной деятельности; обеспечение права на справедливое вознаграждение за труд не ниже минимального размера заработной платы; обеспечение права на отдых; равенство прав и возможностей работников; обеспечение права работников и работодателей на объединение для защиты своих прав и интересов; социальное партнерство; государственное регулирование вопросов безопасности и охраны труда; обеспечение права представителей работников осуществлять общественный контроль за соблюдением трудового законодательства Республики Казахстан, предусмотренные в ст. 4 Трудового кодекса РК.

В нем также должны получить отражение наиболее полно, чем сейчас, вопросы труда социально незащищенных работников: женщин, несовершеннолетних и инвалидов. Главы 16, 17 Трудового кодекса РК посвящены особенностям регулирования труда работников, не достигших восемнадцатилетнего возраста, особенностям регулирования труда женщин и иных лиц с семейными обязанностями. В то же время главной функцией трудового права кодекс предусматривает не функцию социальной защиты, а охраны труда, посвятив ей целый раздел 5, состоящий из восьми глав. Ведь известно, что социальная функция трудового права не ограничивается только функцией охраны труда. Эта отрасль права является гарантом осуществления всех социально-экономических прав человека в процессе труда, следовательно, в его основу должна быть положена концепция защиты прав человека в области труда.

В республике в результате проводимой государственной политики в целом создана правовая база, позволяющая организациям, исходя из своей организационно-правовой формы, решать вопросы труда и его оплаты в ходе социального диалога посредством принятия локальных правовых норм, коллективных договоров и отраслевых соглашений. В то же время, как показывает практика, не сведены еще к минимуму нарушения трудового законодательства, обусловленные слабым обеспечением надлежащих условий и охраны труда, дискриминацией труда женщин и молодежи, а также другими объективными и субъективными причинами.

В настоящее время Федерацией профсоюзов выработаны предложения по формированию Национального стандарта качества жизни, для реализации которого в Национальном плане действий в области прав человека Правительству РК рекомендовано обеспечить в 2009-2012 годах следующие первоочередные меры:

совместно с социальными партнерами разработать и принять Концепцию об основах социальной политики в Республике Казахстан, определить направления предстоящей работы, права и обязанности субъектов регулирования социальной политики – государственных органов, органов местного самоуправления, предпринимательства, бизнеса и общественных объединений;

разработать и принять новые Законы Республики Казахстан: «О минимальной заработной плате», «О работодателях»;

ратифицировать Конвенции Международной Организации Труда № 131 «Об установлении минимальной заработной платы», № 26 «О создании процедуры установления минимальной заработной платы», № 103 «Об охране материнства» /3/;

Трудовой кодекс РК в определенной мере скорректирован с демократическими процессами, происходящими в стране, однако в нем, к сожалению, по ряду вопросов не прописаны четкие правила «игры» в сфере труда и производства, некоторые положения его статей носят декларативный характер, нет конкретных механизмов их реализации. Так, статьи 5, 6, 7, 8 этого кодекса посвящены общеизвестным правилам, без раскрытия их содержания в самой статье и должного развития в других статьях Кодекса, как это обычно предполагается. Именно по этой причине в настоящее время возникла проблема пересмотра института «Оплата труда», включив в него прямой запрет на дискриминацию работников при вознаграждении за труд, в целях недопущения дискриминации в оплате труда казахстанских работников со стороны иностранных работодателей. Другой пример. Глава 12 «Трудоустройство» состоит всего из четырех статей, что, безусловно, не раскрывает тему. Почему бы в этой главе не предусмотреть такую мощную социальную защиту населения как квота приема на работу социально уязвимых слоев трудоспособного населения с одновременным предоставлением налоговых льгот работодателям. Внедрение в республике атипичных форм занятости привело бы к легализации так называемого «черного рынка труда», более полной регламентации не только неполного, индивидуального рабочего времени, но и заемного труда, о чем много пишут в последнее время в юридической литературе.

Особый интерес в плане отражения в будущем трудовом законодательстве представляют гибкие режимы труда, что дало бы возможность многим трудоспособным гражданам, без ущерба для семьи и воспитания детей, использовать свое конституционное право на свободу труда; более шире к ним применять суммированный учет рабочего времени вместо почасовой, помесячной. На первоначальном этапе следовало бы внедрить новые графики работы в порядке эксперимента, предусмотрев это в коллективных договорах, затем легализовать новые режимы работы в Трудовом кодексе РК. Тенденция к индивидуализации режимов работы в настоящее время наблюдается в странах с развитой рыночной экономикой, а также СНГ.итой рыночной экономикой.ы правйчас части ом законодательстве.

Известно, что пробелы в регламентации трудовых отношений приводят к массовым нарушениям трудовых прав работников, в частности, многие работодатели вместо трудового договора оформляют соглашения с работниками как гражданско-правовой договор.

Заключение гражданско-правового вместо трудового договора выгодно не наемному работнику, а работодателю, ибо он, заключая гражданско-правовой договор, не обязан применять к работнику нормы трудового законодательства, устанавливающие ряд льгот и гарантий: оплачивать больничные листы, соблюдать порядок увольнения, не привлекать к сверхурочным работам с нарушением порядка привлечения и оплаты труда и многое другое. В будущем нам следует пересмотреть правовые институты договорных отношений по труду, выбрать конкретный объект регулирования, например, несамостоятельный либо наемный труд и установить, что все случаи использования в возмездном порядке чужого труда рассматриваются в качестве трудовых отношений и регулируются трудовым законодательством.

Особое внимание при этом следует уделить соотношению трудового договора и таких гражданско-правовых договоров, как авторский договор, договор поручения, договор подряда. Рассуждая о соотношений трудового договора и договора о возмездном оказании услуг, цивилисты правильно подметили, что заказчик – не работодатель, и он действует по нормам не трудового, а гражданского законодательства. Это можно отнести и к договору подряда, применение которого на практике в последнее время все больше расширяется. Зарубежные авторы относят трудовой договор к частному случаю договора личных услуг, но при этом отмечают, что трудовой договор отличается от свободного договора личных услуг или свободного договор подряда тем, что наемный работник находится в личной зависимости от предпринимателя. С одной стороны, личная зависимость, подчиненность «хозяйской власти» и есть отличительная особенность трудового договора. С другой же, личность работника, как элемент власти собственника, придаст трудовому договору доверительный характер /4/. Таким образом, зарубежные авторы признают не только подчиненность одной стороны трудового договора другой, но и направленность такого подчинения на достижение общей цели, поставленной перед обладателем хозяйской власти. Наемный работник выступает как бы доверенным лицом собственника. Такая постановка вопроса дает возможность рассматривать трудовой договор как важнейшую ступень социального партнерства. И в этом плане, представители наемных работников не должны упускать из виду и содержание заключенных трудовых договоров, их соответствие коллективному договору, другим соглашениям, а также действующему законодательству.

Трудовой кодекс должен охватить все социально-трудовые отношения, возникающие в сфере труда, лишь в этом случае удастся избежать бесконечных дополнений, постановлений, инструкций, разрешений и устранить многочисленные пробелы и коллизии. В нем также должны найти отражение ратифицированные Конвенции Международной организации труда (МОТ) и другие международные акты.

Конвенции являются международно-правовыми актами, в результате ратификации которых возникают у государства определенные юридические обязательства. Сотрудничество между Республикой Казахстан и Международной организацией труда поднялось на новый уровень тем, что эксперты МОТ отслеживают развитие трудового законодательства в нашей стране и своевременно подсказывают, на что нужно обратить внимание при формировании законов о труде. МОТ приняла несколько Конвенций, весьма актуальных для реалий сегодняшнего дня: «О защите исков трудящихся при неплатежеспособности предприятий» (1992г.); «О крупных промышленных авариях» (1993г.); «О неполном рабочем времени» (1994г.); «О шахтных работах» (1995г.). Этой международной организацией выработана также новая нормотворческая политика. Ею подготовлены материалы, нацеленные на качественно новую систему регламентации трудовых отношений в условиях рынка. Для нас в настоящее время определенный интерес представляют пути и методы трансформации международных норм о труде в казахстанское трудовое законодательство.

Требуется также большая разъяснительная работа среди физических и юридических лиц о том, что, защищая свои трудовые права, граждане вполне могут прибегнуть к нормам ратифицированных Конвенций МОТ, ибо п.3 ст.4 Конституции РК гласит: «Международные договоры, ратифицированные Республикой Казахстан имеют приоритет перед ее законами и применяются непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание закона». В настоящее время мы не знаем о трудовых спорах, в решении которых была бы прямая ссылка суда на Конвенцию МОТ. Признание приоритета международных норм означает не только их прямое применение судами и другими органами, но и введение некоторых дополнительных процедур. В этом вопросе мы считаем все еще актуальным мнение авторов, озвученных в 1999 году, о принятии закона «О порядке применения принципов и норм международного права в правовой системе» конкретной страны; о включении в программы подготовки законопроектов раздела о приведении законодательства в соответствие с международными актами; о введении критерия оценки соответствия проектов законов международным нормам; об упорядочении процедуры реализации международно-правовых актов, начиная с публикации и кончая контролем за их действием /5/.

Трудовой кодекс РК, к сожалению, проработан поверхностно, недостаточно нацелен на устранение наиболее острых проблем в области труда, не отражает в достаточной мере перспектив развития социально-трудовых отношений, слабо способствует повышению престижа труда и его профессионализма, отсутствует в нем механизм справедливого вознаграждения за труд, недостаточно представлены в нем также вопросы взаимодействия сферы труда с правами человека, отношениями собственности.

Работа по совершенствованию трудового законодательства должна быть планомерной и скоординированной, о чем мы ученые неоднократно писали и выступали на различных конференциях.

Следует значительно расширить международно-правовую основу казахстанского трудового законодательства. Назрела необходимость в ратификации Конвенции МОТ по наиболее принципиальным вопросам оплаты труда, надзора и контроля за соблюдением законодательства и др.

Практика показывает, что законодательное регулирование социальных достижений, обеспечивающих социальную защиту работников, не происходит автоматически, а только с участием, порой под давлением, профессиональных союзов. Поэтому так же, как и прежде, считаем, что безотлагательно следует внести в Парламент страны проект нового закона «О профессиональных союзах», предусмотрев в нем действенные механизмы защиты интересов работников несамостоятельного труда.

Недостаточная четкость норм может быть устранена в процессе практического судопроизводства, поскольку именно суды могут лучше учитывать конкретные условия и быстрее реагировать на возникающие проблемы. В этом вопросе мы многого ждем от нормативных постановлений Верховного Суда. Следует, на наш взгляд, также более активно выступать за создание в стране судов по трудовым спорам.
Литература:


  1. Концепция правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года. Астана, 2009. С.53-54.

  2. Киселев И.Я. Трудовое прав стран Запада на рубеже XXI века // Государство и право. 1996. №1. С.121-122.

  3. Национальный План действий Республики Казахстан в области прав человека на 2009-2012 годы, Астана, 2009. С.58-59.

  4. Дойблер В. Тенденции развития трудового права в промышленно развитых странах. Трудовое право. Сборник материалов для профсоюзных работников. 1995. №3. С.15-18.

  5. Общая концепция развития российского законодательства // Журнал российского права. 1999. №1. С.30.


Каталог: sites -> default -> files -> page docs
page docs -> Салтанат ЖҰбаниязова
page docs -> zha_adan_ta_ayyndal_an_sot_t_ra_alary.doc [Айдарбек би]
page docs -> Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының (сот жүйесінің) 2014-2018 жылдарға арналған стратегиялық жоспары
page docs -> Пленарное заседание
page docs -> Об отправлении правосудия судами Республики
page docs -> 2001 жылєы бірінші жартыжылдыќтыѕ ќорытындысы бойынша
page docs -> Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының (сот жүйесінің) 2011-2015 жылдарға арналған стратегиялық жоспары
page docs -> 1-жоба Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының
page docs -> Халықаралық құқық


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет