Жумабеков О



жүктеу 2.54 Mb.
бет6/14
Дата04.03.2018
өлшемі2.54 Mb.
түріСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Ә. Құрықбаев,

Жоғарғы Соттың судьясы
Қылмыстық құқықты жетілдіру және концепция шарттары
Мемлекеттiң құқықтық саясатының маңызды буыны құқықтық саясат болса, оның ішінде қылмыстық саясат ең өзектісі болып табылады.

Сондықтан да концепция қылмыстық саясатты одан әрі жетiлдiруді қылмыстық, қылмыстық iс жүргiзу және қылмыстық-атқару құқығын оларды бір-бірімен тығыз байланыстыра отырып, кешенді түрде өзгерістер ендіру арқылы жүзеге асыру ұсынылып отыр.     

Қазіргі қолданыстағы қылмыстық кодекс – қылмысқа қарсы күрестiң, адамның құқықтары мен бостандықтарының, мемлекет пен қоғамның мүдделерiн қылмыстық-құқықтық қорғаудың жеткiлiктi пәрмендi құралына айналды. Концепция қылмыстық құқықты одан әрi дамытудың қос векторлығын ескере отырып жүргiзуді ұсынып отыр.

Ізгілендіру бағыты ең алдымен алғаш рет ауыр емес және ауырлығы орташа қылмыстар жасаған адамдарға, сондай-ақ халықтың әлеуметтiк әлсiз топтары – ауыр аяқты және асырауында кәмелетке толмаған балалары бар жалғызбасты әйелдерге, кәмелетке толмағандарға, жасы ұлғайған адамдарға қатысты жүргізілуі тиіс.

Қылмыстық заңның 15 бабына сәйкес қылмыстық жауапкершілікке қылмыс жасаған кезде он алты жасқа толған адам тартылады. Қылмыстық кодексте қарастырылған ауыр және аса ауыр қылмыстарға жататын 21 бап бойынша қылмыстық жауапқа он төрт жасқа толғандар тартылатыны көрсетілген.

Осы қылмыстардың ішінде бөтеннің мүлкін ұрлау да бар. Ұрлық жасағаны үшін қылмыстық жауапқа он төрт жасқа толған адам тартылады. Ол ұрлық көп тараған қылмыстардың қатарына жатады. Кәмілетке толмай қылмыстық жауапқа тартылғандардың басым көпшілігі ұрлық жасағандары үшін жауапқа тартылып отыр. Оның ішінде он төрт жаспен он алты жастың арасындағы жасөспірімдердің ұрлық жасап жауапқа тартылғандардың арасындағы үлес салмағының бар екені белгілі. Оның үстіне олардың көпшілігі ҚК-тің 175 бабының 1 және 2 бөліктерімен жауапқа тартылады. ҚК-тің 175 бабының бірінші бөлігі онша ауыр емес қылмыстарға жататын болса, ал 2 бөлігі ауырлығы орташа қылмыстарға жатады.

Осыны және он төрт пен он алты жастағы жас өспірімдердің ой-санасының қалыптасу ерекшеліктерін еске ала отырып, ұрлық жасағаны үшін қылмыстық жауапқа он төрт жастан емес он алты жастан бастап тарту концепция шарттарын орындаудың бірден-бір дұрыс бағыты деп есептеймін. Мұндай шаралардан мемлекетте, қоғамда ешқандай ұтылмаған болар еді.

Сондықтан ізгілендіру бағытында жасалатын бірінші ұсынысым, ұрлық үшін жауапқа тартылатындардың жасын ұлғайтып, он алты жастан бастап жауапқа тартуды қарастыру қажет.

Осы ұрлық үшін жауапкершілікті қарастырып отырған ҚК-тің 175 бабының бірінші және екінші бөлігінен бас бостандығынан айыру жазасын мүлде алып тастау қажет.

Қазақтың әдет-ғұрып заңдарында ұрлық жасағаны үшін кінәлі адам ұрланған затты қайтарып берумен қатар, ұрланған заттың бағасын еселеп айып төлейтін болған.

Мәселен, қой ұрлағаны үшін кінәлі адам бидің шешіміммен сол ұрланған қойды немесе қойларды қайтарумен қатар, бір қой ұрласа, үстіне екі қойдың бағасындай, екі қой ұрласа, төрт қойдың бағасындай айып төлейтін болған.

Бізде қазіргі қылмыстық заңдарда бөтеннің мүлкіне қарсы жасалған қылмыстарға байланысты осындай жазаларды қарастыруды ойластыру жөн болар еді. Бұл екінші ұсынысым.

Қылмыстық кодексте тонау және қарақшылыққа байланысты жауапкершілік қарастырылған. Осы екі қылмыстық әрекеттің заңда қарастырылған диспозициясына назар аударсақ мынаны байқауға болады. Тонау да, қарақшылық та адамға белгілі бір сипаттағы күш қолдану арқылы, оның мүлкін ашық, заңсыз иемденуге байланысты жасалатын қылмыстар.

Бөтеннің мүлкін ашықтан-ашық тартып алу кезіндегі күш қолдану адам өмірі мен денсаулығына қауіпті емес болса, онда бұл қылмыс тонау деп, ал күш қолдану адам өмірі мен денсаулығына қауіпті болса, онда бұл қылмыс қарақшылық деп танылады. Демек, екі қылмыстың да түп тамыры бір. Осы ойымызды негіздеу үшін төмендгі дәлелдерді келтірейік.

С. И. Ожегов «Орыс тілінің түсіндірме сөздігінде» «Грабеж – похищение чужого имущества, сопровождающиеся насилием, вооруженный грабеж», «Грабить – отнимать силой что-нибудь у кого нибудь», «Разбой –воруженненное нападение с целью ограбления», «Разбойник – человек промышляющий разбоем, грабитель» – деп түсінік береді. Қазақ тілінің түсідірме сөздігінде «Қарақшылық» деген сөз ел талаушылық, тонаушылық, «қарақшы» деген сөз жол торып, керуен тонаушы деген мағыналарда айтылатыны көрсетілген. «Тонау» деген сөз орыс тіліне «грабеж», «ограбление» және «разбой»; «қарақшы» деген сөз – «грабитель», «разбойник» деген мағыналарда аударылады. Ал, басқа мемлекеттердің қылмыстық кодекстеріне талдау жасағанда байқалатыны, олар тонау мен қарақшылықты бөліп қарамайды.

Мәселен, Германия Федеративтік Республикасының қылмыстық заңында «қарақшылық» деп құқыққа қарсы бөтеннің мүлкін адам өмірі мен денсаулығына қауіп тудыратын күш қолданып немесе осындай күш қолданамын деп қорқытуға байланысты әрекетті таниды. Ал, «тонауды» жеке қылмыстық әрекет деп қарамайды. Ал, Түрік Республикасының қылмыстық кодексінің екінші тарауы тонау, қарақшылық және адамды ұрлау деп аталады.

Қазақстан Республикасы ҚК-нің 495 бабында егер, адам зорлық зомбылық қолдану, немесе мәжбүрлеу немесе күш қолданамын немесе ірі мөлшерде залал келтіремін деп қорқыту арқылы жылжымалы мүліктің немесе басқа мүліктің иесін өзінің мүлкін беруге немесе мүліктен айрылғаны туралы айтпауға мәжбүр етсе, ондай адам он жылдан жиырма жылға дейін қамауға алынады делінген.

Ал, осы Қылмыс кодексінің 497 бабында осы әрекеттерді қарақшылықпен немесе біреуі болса да қаруланған екі не одан да көп адам немесе бүркемелену арқылы жасаса, қамау он жылдан кем болмау керек деп көрсетілген. Ал, қандай әрекеттің тонау немесе қарақшылық болатынын қылмыстық заңда атап көрсетпейді.

Француз мемлекетінің қылмыстық кодексі тонау және қарақшылық деген түсінікті білмейді. Бөтен мүлкін заңсыз иемденуге байланысты қылмыстардың бәрі ұрлық деп аталады. Ұрлықты зорлық-зомбылық қолдануға байланысты мынандай түрлерге бөледі:

басқа адамға зорлық-зомбылық қолдану салдарынан еңбекке жарамдылығынан толық сегіз күнге дейін айырумен;

басқа адамға зорлық-зомбылық қолдану салдарынан еңбекке жарамдылығынан толық сегіз күннен көп уақытқа айырумен;

басқа адамға зорлық-зомбылық қолдану салдарынан оған дене жарақаты салу немесе ауыруға ұшыраумен;

қару қолданумен немесе қолданамын деп қорқытыумен немесе өзімен қаруды рұқсатсыз алып жүрген адам;

ұйымдасқан банда;

басқа адамға зорлық-зомбылық қолдану кісі өліміне әкеп соққан немесе қинау, азаптау не болмаса қатыгездікпен жасаған ұрлықтар деп бөлінеді.

Ендеше, жоғарыда келтірілген ойларды және басқа мемлекеттердің қылмыстық заңдарының ерекшеліктерін қортындылай келе біздің қылмыстық кодексімізде де өте ұқсас, түп тамыры бір қылмыстық әрекеттерді кеңес дәуіріндегі және қазіргі қылмыс кодекстердегідей жасандылықпен екіге бөлуден бас тартып, оны тонау деп, көрсетіліген қылмыстық әрекеттерді бір бапқа біріктіргеніміз дүрыс.

Сонда біз сот тәжірибесінде орын алып, қылмыскерлердің бөтен мүлкіне қарсы күш қолданып жасаған, бірдей әрекеттерін бірде тонау, бірде қарақшылық деп саралап, біреуіне жеңіл, екіншісіне ауыр жаза тағайындауға байланысты туып отырған қайшылықтардан арылар едік. Бұл үшінші ұсынысым.

Сонымен қатар қылмыстық құқықты ізгілендіру жолымен кейбір ауыр емес қылмыстарды қылмыстық әрекеттер санатыныан әкімшілік жауапқа тартылатын санаттарға шығаруды да ойластырыу керек.

Мәселен, қылмыстық кодексте жауапкершілік қарастырылған адамға жала жабу және адамды қорлауға байланысты әрекеттер. Бұлар адамның арына, намысына нұқсан келтіруге бағытталған әрекеттер.

Қазіргі сот тәжірибесі көрсетіп отырғандай осы әрекеттерге байланысты өзін жәбірленуші ретінде сезінгендер, әдетте, сот шешімімен кінәлі деп танылғандарды жазалаудан гөрі, олардан моральдық шығын өндіруді талап етеді.

Осы жағдайларды және қазіргі күні қылмыс деп танылып отырған осы әрекеттердің қоғамға қауіптілік дәрежесін ескере отырып, оларды қылмыстар санатынан әкімшілік құқықтар санатына шығарған дұрыс деп есептеймін. Бұл төртінші ұсынысым.
Пайдаланылған әдебиеттер:
1. Қазақстан Республикасы Конституциясы. Астана. 2007 жыл.

2. Қазақстан Республикасының қылмыстық кодексі. Алматы.2009жыл.

3.Уголовный кодекс Франции. 2002 жыл.

4. Уголовный кодекс Турции. 2003жыл.

5. Уголовный кодекс Федеративной Республики Гемании. 2003 жыл.

6. Красовский Н.И. «Область сибирских киргизов» 1868г. Қазақтың ата заңдары жинағы. 6 том. 287 бет. Алматы. 2005 жыл.

7. Баллюзек Л. Ф. «Народные обычай, имевшие, а отчасти и ныне имеющие в малой киргизской орде силу закона». 1865 жыл.Қазақтың ата заңдары жинағы 6 том. 220-221 беттер. Алматы. 2005 жыл.

8. С. И. Ожегов. Словарь руского языка.Москва№ 2006 ж.

9. Қазақ тілінің түсіндірме сөздігі. Алматы. 2008 жыл.

Камназаров М.М.,

судья Верховного Суда

Республики Казахстан
К вопросу о декриминализации и криминализации, уголовной ответственности юридических лиц, вытекающих

из Концепции правовой политики
Концепция правовой политики определила два основных направления
развития уголовного законодательства - гуманизацию и декриминализацию.

Вопрос декриминализации или криминализации тесно связан с проблемой отграничения административного правонарушения от преступления.

За значительный отрезок времени, отсчитываемый от дня принятия нового Уголовного кодекса РК (1998 год), накопленный опыт правоприменительной практики, вызывает необходимость развития научных основ классификации преступлений, формулирования уголовно-правовых запретов.

Законотворческий процесс может протекать по нескольким направлениям.

Первый - сужение сферы уголовной ответственности.

Второй - реальная криминализация типов опасных деяний по объектам, способам и последствиям, нарушающих основные Конституционные права и свободы человека и гражданина, посягающие на главные ценности - жизнь и здоровье людей, личную собственность, экономическую и иную безопасность и т.д.

Третий путь - расширение перечня преступлений, дела о которых могут возбуждаться в частном и частно-публичном порядке. Четвертый - преступления небольшой и некоторые средней тяжести из разряда уголовно наказуемых перевести в плоскость административных правонарушений.

По УК КазССР 1959 года, как средства частичной декриминализации и криминализации, использовались административная и другие виды преюдиции.

Суть таких преюдиции состояла в том, что деяние признавалось преступлением, если оно совершалось повторно в течение определенного периода после применения мер административного характера или мер общественного воздействия. Так, за побои и истязания по УК КазССР от 1959 года уголовная ответственность наступала при условии, если указанные действия были совершены после применения к виновному товарищеским судом мер общественного воздействия.

За незаконную порубку или повреждение леса, лицо могло быть привлечено к уголовной ответственности, после того, как оно ранее было подвергнуто административному или общественному воздействию (ст.83 УК КазССР).

При этом обращает на себя внимание, что законодатель того времени, используя преюдицию устанавливал уголовную ответственность в нескольких вариантах - в случаях повторного правонарушения в течение года после наложения административного взыскания или применения мер общественного воздействия либо после применения таковых мер дважды.

Преюдиция, таким образом, являясь средством криминализации заслуживает глубокого и всестороннего изучения.

В Российской науке бытуют разные взгляды на данный вопрос.

Некоторые ученые (А.Н. Тарбагаев, М.И. Ковалев) утверждают, что повторность проступка или повторное административное правонарушение не в состоянии превратить или образовать качественно новое явление.

Повторность или систематичность лишь в том случае, по их мнению, может превратить проступок в преступление, если выражает линию поведения субъекта1.

Но, тогда возникает вопрос, а повторное правонарушение разве не выражает линию поведения? Ныне действующее законодательство ведь не отказалось от неоднократности, повторности как инструмента криминализации поступков. Между тем, административная преюдиция, не криминализируя первый проступок субъекта, даже и повторный, только в последствии, когда действия лица свидетельствуют об устоявшемся противоправном поведении, криминализирует его.

Административную преюдицию можно было бы использовать за преступления небольшой, средней тяжести, совершенные несовершеннолетними, за отдельные виды преступлений в сфере экологии, экономической деятельности и т. д.

В Концепции в плане криминализации определенных видов правонарушений речь идет о введении уголовной ответственности юридических лиц.

Возрождение интереса к проблеме применения уголовной ответственности к юридическим лицам обусловлено происходящими глобальными изменениями во всех сферах жизнедеятельности общества, в частности, экономике, политике, при проведении уголовно – правовой реформы и других преобразованиях.

Необходимо отметить, что институт уголовной ответственности юридических лиц в ряде зарубежных стран уже давно получил свое законодательное закрепление.

Наиболее полно данный вопрос проработан в США, Англии, Китае и других развитых в экономическом отношении странах. Достаточно, научных публикаций и фундаментальных работ по вопросу уголовной ответственности юридических лиц в России.

В тех странах, где субъектом уголовной ответственности, признается юридическое лицо, вставали те же вопросы, которые на сегодня определили несколько теоретических направлений, имеющих своих сторонников.

На наш взгляд интересны две из них - теория коллектива и теория персонифицированного имущества.

Согласно первой из них, совершая определенные действия, вступая в сделки, исполняя их, юридическое лицо тем самым проявляет свою волю. Воля юридического лица является и волей людей, составляющих эту организацию, коллектив. За действия своих работников, осуществляемые в пределах служебных функций, юридическое лицо отвечает как за свои собственные. Вина этих лиц может рассматриваться также, как собственная вина юридического лица.

Сторонники «теории персонифицированного имущества» полагают, что сознание и воля, являющиеся неотъемлемыми элементами вины, присущими физическому лицу - человеку, исключают вину юридического лица.

В преодолении вопроса вины, принципа личной виновной ответственности, как основных аргументов невозможности уголовной ответственности юридического лица в англосаксонской системе права, используется принцип отождествления (идентификации), в Китае теория двойного механизма, а в России понятие опосредованной корпоративной ответственности.

Суть их заключается в том, что субъектами преступления являются юридическое лицо и физические лица одновременно, поскольку вина первого проявляется через виновное поведение его работников, контролирующих осуществление юридическим лицом его прав и обязанностей.

Относительно умысла в уголовном законодательстве Австралии указывается на то, что если умысел, преступное знание или неосторожность являются элементами вины применительно к физическому элементу преступления, то такой элемент вины должен быть приписан корпорации, которая явно, молчаливо или косвенно разрешила или уполномочила на совершение этого преступления (§1 ст. 12.3 УК Австралии).

Теоретической основой взаимосвязанной ответственности юридических лиц в китайской науке является соответствие принципу виновности.

Юридическое лицо, как самостоятельный субъект преступления, совершая по своей воле преступление и причиняя вред обществу, подлежит уголовной санкции. С другой стороны, формирование данной воли и совершение опасного деяния осуществляется через сознательную деятельность ответственных работников4.

Российский профессор Б.В. Волженкин предлагает, говоря об ответственности юридических лиц, не пользоваться терминами вина», «виновность», имеющими психологическое содержание, а определить условия, при которых юридическое лицо будет нести уголовную ответственность за преступление, совершенное физическим лицом.

На его взгляд, такими условиями могут быть, действие (бездействие) совершенные: 1) с ведома юридического лица (его органа управления) или было им санкционировано; 2) в пользу (интересах) юридического лица; 3) субъектом, уполномоченным юридическим лицом5. Данная позиция ученого в какой-то степени сходна с институтом абсолютной (строгой) ответственности, т.е. ответственности без виновного психического состояния деятеля предусмотренной в англосаксонской системе права. Однако, необязательность mens rea например в Англии ограничивается тремя случаями - когда наказание невелико, вред, причиненный обществу, достаточно значителен по сравнению с предусмотренным наказанием и природа преступления такова, что вину установить весьма трудно6.

Сторонники уголовной ответственности юридических лиц предлагают, как перечень из существующих мер наказания в УК - штраф, запрещение заниматься определенной деятельностью, конфискацию, так и другие, такие как приостановление деятельности юридического лица, ликвидация юридического лица, закрытие всех заведений юридического лица. Конечно, многие виды преступлений по характеру нарушаемых ими общественных отношений не могут быть совершены юридическими лицами.

Вместе с тем, немало областей общественных отношений, где вопрос об уголовной ответственности юридических лиц актуален, например, за экологические преступления.

Европейский комитет по проблемам преступности Совета Европы рекомендовал законодателям европейских государств, встать на путь признания юридических лиц субъектами уголовной ответственности за данный вид преступлений. Эти рекомендации реализованы в Великобритании и Франции.

Международно-правовой опыт стран с развитой рыночной экономикой, в законодательстве которых предусмотрена уголовная ответственность юридических лиц, подтверждает, что данный институт является достаточно эффективным инструментом борьбы с преступлениями в сфере экономической деятельности.

В последние годы в Казахстане в средствах массовой информации появляются статьи, имеются и официальные обращения, которые свидетельствуют о фактах недружественных противоправных корпоративных захватов чужой собственности.

Вопросам необходимости криминализации корпоративного шантажа, уголовной квалификации этих действий посвящено немало научно-практических исследований в России.

В.П. Кашепов, подводя, итоги рассмотрению характерных черт криминальных корпоративных действий по захвату чужого имущества делает, вывод, что корпоративный шантаж не исчерпывает все многообразие форм и способов незаконного поглощения как сложного экономического преступления. Корпоративный шантаж представляет собой очевидное общественно опасное деяние, но, тем не менее,
является лишь одним из проявлений многообъектного и многосубъектного криминального феномена.

По сути, речь идет о групповом субъекте преступления, выступающего от имени юридического лица, т.е. о необходимости введения уголовной ответственности юридического лица за данный вид преступления.

Литература:

Ковалев М.И. Преступление и проступок // Проблемы совершенствования законодательства по укреплению правопорядка и усилению борьбы с правонарушениями. Свердловск, 1982. С. 11 Тарбагаев А.Н. Административная ответственность в уголовном праве // Рос. Юстиция. 1997. №9 С. 18

Ойгензихт В.А. Воля и волеизъявление. Душанбе: Издательство «ДОНИШ», 1983, С. 153, 160.

Гражданское право: В 2 т. Т. 1 Учебник / Отв. Ред. Проф. Е.А. Суханов. М: Издательство БЕК, 1998. С. 171.

Уголовный кодекс Австралии / Науч. Ред. И пер. с англ. Е.Н. Трикоз. СПб., 2002.

ПАН ДУНМЭИ Теория уголовной ответственности юридических лиц в КНР. //Уголовное право. 2009. №2. С. 31.

"Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности. СПб., 2002. С. 109

Преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ, Японии: Общая часть уголовного права. М., 1991. С. 18.

Кашепов В.П. Корпоративный шантаж: квалификация, ответственность. //Российская юстиция. 2006. №10.

Раимбаев С.И.,

судья Верховного Суда

Республики Казахстан
О некоторых вопросах реализации принципа равенства граждан перед законом и судом в Концепции правовой политики
Как было отмечено в Концепции правовой политики Республики Казахстан, одобренной Указом Президента Республики Казахстан от 20 сентября 2002 года, «главным результатом исполнения Государственной программы правовой реформы в Республики Казахстан стало принятие Конституции Республики Казахстан, определившей стратегические направления развития общества и государства, закрепившей основополагающие права и свободы человека и гражданина, а также новую систему государственных институтов». 19

В утвержденной Указом Президента Республики Казахстан от 24 августа 2009 года Концепции правовой политики Республики Казахстан (далее – Концепции) на период с 2010 по 2020 года указано: «Необходима дальнейшая реализация правовых идей и принципов Конституции Республика Казахстан, которые должны воплощаться в законодательных, организационных и других мерах государства». 20

Одна из основополагающих норм Конституции гласит, что Республика Казахстан утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы (ст.1). Права и свободы человека и гражданина, закрепленные в Основном Законе страны, составляют правовой статус человека и гражданина в его широком понимании. При этом одновременно обеспечивается правовой механизм защиты его прав и интересов.

Согласно пункту 2 статьи 13 Конституции Республики Казахстан, каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод. Следовательно, человек или юридическое лицо вправе рассчитывать на эффективную судебную защиту. Предметом защиты являются не любые пожелания субъектов обращения, а лишь законные права и интересы, при этом ограничения важнейшего общесубъектного конституционного права на судебную защиту не допускается.

Безусловно, заинтересованное лицо при нарушении или угрозе нарушения его прав, свобод и охраняемых законом интересов по своему усмотрению решает, воспользоваться ему гарантированным правом на судебную защиту или нет. Однако при выборе способа судебной защиты при обращении в суд ему должен быть предоставлен равный со всяким другим заинтересованным лицом доступ к правосудию в соответствии с порядком, установленным законодательством Республики Казахстан.

Статья 14 Конституции Республики Казахстан утверждает, что все равны перед законом и судом. Конституционный принцип равенства перед законом и судом полностью соответствует статье 7 Всеобщей декларации прав человека, которая провозглашает, что все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона. Вышеназванный принцип также полностью соответствует Международному пакту о гражданских и политических правах (статья 2), к которому присоединилась Республика Казахстан.

Наряду с другими принципами судопроизводства принцип равенства перед законом и судом нашел отражение в процессуальном законодательстве. В частности, в соответствии с пунктами 2, 3 статьи 13 Гражданского процессуального кодекса (далее - ГПК) Республики Казахстан в ходе гражданского судопроизводства никому из граждан не может быть отдано предпочтение и никто не может подвергаться дискриминации по мотивам их происхождения, социального, должностного и имущественного положения, пола, расы, национальности, языка, отношения к религии, убеждения, места жительства или по любым иным обстоятельствам, никому из юридических лиц не может быть отдано предпочтение и ни одно их них не может подвергаться дискриминации по мотивам места их нахождения, организационно - правовой формы, подчиненности, формы собственности и других обстоятельств.

Конституция утверждает равенство всех перед законом и судом. Безусловно, при условном расчленении принципа равенства перед законом и судом это взаимосвязанные и взаимообусловленные категории, хотя равенство перед законом более широкое понятие, чем равенство перед судом, так как вся деятельность суда направлена на неукоснительное соблюдение закона. Равенство перед судом предполагает равные возможности и равную процедуру рассмотрения дел в отношении любого человека. Каждый предстает перед судом в равном статусе, обеспечиваемом идентичным уровнем правовой защиты прав и охраняемый законом интересов человека и гражданина. Предполагается, что при рассмотрении дела сторонам гарантируется справедливость и беспристрастность, а также вынесение объективного решения.

Вместе с тем на практике реализация принципа равенства перед судом не осуществляется должным образом, тем самым не обеспечивается справедливость в отношении человека и гражданина. Достаточно сказать, что несоблюдение одного из принципов судопроизводства автоматически приводит и к нарушению других принципов. К примеру, нарушение принципа равенства перед судом приводит к несоблюдению принципов верховенства права, независимости суда, справедливости, доступности правосудия для каждого.

Только суду предоставлено право на основании закона выносить решения, приговоры и иные постановления, допускающие ограничение некоторых конституционных прав человека и гражданина, рассматривать жалобы на неправомерные действия должностных лиц, отменять незаконные акты государственных органов в случаях, установленных Конституцией и законами Республики Казахстан. Поэтому любые нарушения конституционных принципов судопроизводства, в частности, принципа равенства перед законом и судом, может привести к правовому нигилизму и в конечном итоге негативно отразиться на устойчивости государства, особенно в условиях транзитного общества, когда налицо имущественное расслоение и население остро реагирует на любые факты несправедливости со стороны суда, нарушения принципа равенства перед судом.

Не случайно в новой Концепции правовой политики, определяющей стратегические направление развития права на период с 2010 по 2020 года, указано: «Для обеспечения прав и свобод человека и гражданина важным является создание условий, гарантирующих равенство прав и свобод независимо от происхождения, социального, должностного и имущественного положения, пола, расы, национальности, языка, отношения к религии, убеждений, любых обстоятельств, как этого требует наша Конституция». 21

С целью выявления ситуаций, при которых возможно нарушение конституционного принципа равенства всех перед судом, полагаем необходимым провести анализ действующего отечественного законодательства и правоприменительной практики.

Определенные ограничения равного доступа к правосудию наблюдаются уже на стадии обращения в суд. Как известно, для того, чтобы обратиться с заявлением в суд, необходимо уплатить государственную пошлину. Уплата государственной пошлины является обязательным требованием при рассмотрении судами гражданских дел. Отсюда следует, что равный доступ к правосудию может быть ограничен, если лицо, чьи права, свободы и охраняемые законом интересы были нарушены, не имеет средств для оплаты государственной пошлины и издержек, связанных с производством по делу.

Освобождение от уплаты государственной пошлины при подаче заявления в суд допускается по основаниям, предусмотренным Налоговым кодексом. Однако в статье 501 Налогового кодекса содержится исчерпывающий перечень физических и юридических лиц, подлежащих освобождению от уплаты государственной пошлины в судах. Таким образом, освобождение от уплаты государственной пошлины возможно только в силу прямого указания закона. При этом, как следует из содержания пункта 7) статьи 151 ГПК, истец имеет право ходатайствовать об отсрочке, рассрочке, освобождении от уплаты судебных расходов или уменьшении их размера. Однако в том же ГПК прямо указано, что порядок уплаты и размер государственной пошлины определяется Налоговым кодексом (статья 101), освобождение от уплаты государственной пошлины осуществляется по основаниям, предусмотренным Налоговым кодексом (часть 1 статьи 104). Налицо противоречие между нормами гражданского процессуального права и налогового законодательства. По данному вопросу имеется Нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан от 23 июня 2006 года №5 «О судебной практике применения налогового законодательства» из пункта 21) которого следует, что возможность отсрочки или рассрочки уплаты государственной пошлины законодательством не предусмотрена. Отсюда возникает вопрос о целесообразности сохранения пункта 7) статьи 151 ГПК в действующей редакции либо внесения соответствующих изменений в Налоговый кодекс.

Неравноправное положение субъектов обращения в суд наблюдается и по размерам ставок госпошлины, предусмотренным статьей 535 Налогового кодекса. Например, если гражданин обжалует неправомерные действия государственных органов и их должностных лиц, ущемляющие его права, то с него взимается госпошлина в размере 30 процентов, а если те же действия оспаривает юридическое лицо, то с него взимается государственная пошлина в размере 500 процентов, а с исковых заявлений об оспаривании уведомлений по актам налоговых проверок госпошлина взимается в размере 1 процента от оспариваемой суммы налогов, хотя по существу такие дела можно также отнести к обжалованию неправомерных действий государственных органов и их должностных лиц.

Помимо государственной пошлины существуют затраты на судебные издержки, которые, на наш взгляд, также могут ограничивать доступ к правосудию в зависимости от имущественного положения лица, такие, как: суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам и специалистам; расходы, связанные с производством осмотра на месте; расходы, связанные с хранением вещественных доказательств, и другие. Часть расходов необходимо уплатить до суда, часть после суда, некоторые расходы отнесены за счет государства в связи с освобождением лица от обязанности нести такие расходы и т.д. В любом случае, необходимость вызова свидетеля, назначения экспертизы, привлечения специалиста, не всегда может совпадать с финансовыми возможностями заинтересованных лиц, ходатайствующих о проведении такого рода процедур.

Безусловно, конституционный принцип равенства всех перед судом не означает, что законодатель не вправе предусматривать льготы по уплате госпошлины или судебных расходов для отдельных категорий граждан, нуждающихся в государственной защите, таких как: инвалиды, участники ВОВ и других социально защищенных слоев населения. Как справедливо отмечает Е.И. Козлова, законодательство может закреплять особые права для той или иной категории граждан. Государство должно оказывать преимущественное содействие тем, кто по разным причинам не в состоянии наравне с другими использовать свои права и свободы (дети, пенсионеры, инвалиды, участники войны и др.). Предоставляемые этим слоям и категориям граждан преимущества естественны и ни в коей мере не нарушают принципа равенства прав и свобод человека и гражданина. В этом проявляется сущность государства как социального.22 Вместе с тем, полагаем необходимым совершенствование гражданского процессуального законодательства, которое должно быть ориентировано на сужение судейского усмотрения и регулирования всех стадий судебного процесса нормами права, что в свою очередь положительно отразится на практике реализации конституционного принципа равенства всех перед судом.

«Реализация гражданами конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи является условием и гарантией доступа к правосудию. Механизмы реализации этого права нуждаются в совершенствовании»23, - отмечается в новой Концепции правовой политики. Нарушение на практике указанных конституционных положений лишает лицо возможности получить юридическую помощь, что, в свою очередь, приводит не только к существенному ограничению либо ущемлению законных прав и интересов человека и гражданина, но и нарушению принципа равенства перед судом.

В настоящее время по подавляющему большинству дел граждане сами защищают свои права в суде. И это несмотря на то, что требования к соблюдению юридических процедур в суде постоянно усложняются, также возрастают требования к истцам по качеству составления исковых заявлений и других процессуальных документов. Конечно, стороны сами избирают свою позицию, способы и средства ее отстаивания в суде, однако государство должно создавать такие условия, чтобы каждая из сторон могла реализовать свои конституционные права на получение квалифицированной юридической помощи в полном объеме, независимо от своего социального положения, образования, национальности и материального положения.

В первую очередь государство, на наш взгляд, должно кардинально реформировать адвокатуру, которая, как указано в Концепции, является ядром системы оказания гражданам юридической помощи. В настоящее время в Союзе адвокатов Республика Казахстан состоят 3625 человек, из них более половины специализируются на оказании юридической помощи по уголовным делам. Если учесть, что в 2008 году судами республики только по первой инстанции окончено производством 435 638 гражданских дел, то становится очевидным явное несоответствие численности адвокатов потоку исковых заявлений в судебные учреждения.

Особенно неудовлетворительным является положение дел с оказанием правовой помощи адвокатами в сельской местности, где около двух десятков районных судов отправляют правосудие без участия адвокатов, а в целом на трех судей в сельской местности приходится только один адвокат. Вследствие ослабления института адвокатуры, а также из-за непомерно высоких гонораров профессиональных адвокатов граждане стали широко пользоваться услугами представителей по доверенности, порой далеких от юриспруденции.

В Концепции указано, что «совершенствования требует и сама система предоставления юридической помощи. Прежде всего необходимо улучшать систему оказания правовой помощи лицам с низким уровнем доходов. Следует последовательно решать проблему неравномерности обеспечения адвокатскими услугами в городской и сельской местности. Требует также коррекции система администрирования оплаты труда адвокатов, предоставляющих бесплатную юридическую помощь». 24

Для реализации названных положений Концепции, полагаем, что на законодательном уровне следует запретить лицам без юридического образования осуществлять представительство по гражданским делам, укрепить и расширить адвокатское самоуправление, предусмотреть ответственность за неквалифицированное оказание юридической помощи, за срыв судебных заседаний по вине адвокатов, упорядочить гонорарную практику, установив верхние и нижние пределы гонораров в зависимости от сложности дела, детально регламентрировать в каких случаях и как должна оказываться юридическая помощь по гражданским делам бесплатно. Только добившись функционирования независимой, квалифицированной и самостоятельной адвокатуры, доступной для всех слоев населения, особенно для малоимущих, возможно устранить неравенство в обеспечении граждан правовой помощью для защиты своих прав в суде в условиях состязательности процесса.

Положительным, на наш взгляд, является стремление Министерства юстиции создать государственную адвокатуру. Такой опыт в определенной мере уже накоплен в Российской Федерации. С образованием юридических консультаций с участием государственных адвокатов в стране начнет функционировать по существу альтернативная адвокатура, появится реальная конкуренция на рынке оказания юридических услуг. Если тарифы таких адвокатов будут урегулированы государством, часть граждан и юридических лиц, которые в данное время пользуются услугами представителей по доверенности, могут стать клиентами государственных юридических контор. К тому же частные адвокаты, борясь за клиентуру, будут снижать свои ставки гонораров. Наконец, появится возможность направлять на работу в отдаленные сельские районы адвокатов, которым государство будет гарантировать минимальную заработную плату, тем самым село начнет пополняться за счет юристов, направляемых на работу в адвокатуру, в районах оживится работа по правовому обслуживанию населения и правовой пропаганде.

Согласно подпункту 3) пункта 3 статьи 77 Конституции «никому не может быть без его согласия изменена подсудность, предусмотренная для него законом». Между тем, законодатель устанавливает разную подсудность дел по первой инстанции районным, областным судам и Верховному Суду в зависимости от субъектного состава правонарушителей и категории рассматриваемого спора.

Установление разной подсудности дел в зависимости от категории рассматриваемого спора либо субъектного состава приводит, на наш взгляд, к нарушению принципа равенства всех перед законом и судом, поскольку ставит граждан и юридические лица в неравноправное положение в вопросах обжалования приговоров и решений судов первой инстанции.

Например, если дело рассмотрено по первой инстанции районным или приравненным к нему судом, то стороны имеют право обжаловать его решение в апелляционном порядке в коллегию областного суда, далее обратиться с жалобой в надзорную коллегию областного суда и в надзорную коллегию Верховного Суда. Если дело рассмотрено по первой инстанции областным судом, то его решение может быть обжаловано только в Верховном Суде, а решения Верховного Суда, вынесенные по первой инстанции, вообще обжалованию и опротестованию не подлежат.

Выступая на открытии третьей сессии Парламента Республики четвертого созыва, Президент Н.А.Назарбаев отметил: «Считаю важным продолжить работу по закреплению в законодательстве норм, обеспечивающих реальное равноправие граждан Казахстана вне зависимости от их расовой, национальной и религиозной принадлежности, защиту прав и свобод». 25

Устранение отмеченных выше недостатков, на наш взгляд, приблизило бы правосудие к населению, свело бы к минимуму факты ограничения прав в вопросах равенства перед законом и судом.


Каталог: sites -> default -> files -> page docs
page docs -> Салтанат ЖҰбаниязова
page docs -> zha_adan_ta_ayyndal_an_sot_t_ra_alary.doc [Айдарбек би]
page docs -> Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының (сот жүйесінің) 2014-2018 жылдарға арналған стратегиялық жоспары
page docs -> Пленарное заседание
page docs -> Об отправлении правосудия судами Республики
page docs -> 2001 жылєы бірінші жартыжылдыќтыѕ ќорытындысы бойынша
page docs -> Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының (сот жүйесінің) 2011-2015 жылдарға арналған стратегиялық жоспары
page docs -> 1-жоба Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының
page docs -> Халықаралық құқық


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет