Жумабеков О



жүктеу 2.54 Mb.
бет9/14
Дата04.03.2018
өлшемі2.54 Mb.
түріСборник
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

Жетписбаева Б. А.,

профессор Академии государственного управления при Президенте Республики Казахстан

Модернизация судебного образования в Казахстане
В Концепции правовой политики Казахстана на период с 2010 по 2020 годы в специальном разделе актуализирована проблема правового образования, повышения интеллектуального потенциала страны, юридической грамотности среди государственных служащих. Согласно Концепции, в контексте указанного времени следует принять меры по выполнению ряда задач, в числе которых расширение объемов и повышение качества правовой пропаганды среди населения через средства массовой информации и интернет-ресурсы, активизация научных исследований по актуальным проблемам законодательства и правоприменения и др. «Одним из вопросов, тесно связанных с мероприятиями организационного характера, - подчеркивается в Концепции, - являются вопросы юридического образования. Обществу и государству нужны юридические кадры новой формации, патриотично настроенные и ориентированные на защиту прав и свобод человека и гражданина, интересов общества и государства. Именно такой подход должен лежать в основе системы юридического образования» (1).

Действительно, современная действительность диктует нам необходимость правовой грамотности во всех сферах жизнедеятельности и в первую очередь глубокой образованности судейского корпуса республики. Особенно ясно такая необходимость проявилась в процессе реформирования и создания новой модели национального правосудия. Как следствие во весь рост встала проблема формирования высокопрофессионального судейского состава страны. Как известно, в Конституции РК, а также в Конституционном Законе РК «О судебной системе и статусе судей», был закреплен особый статус судей, нашедший свое выражение в их независимости, несменяемости и неприкосновенности. Однако обладая свободой вершить суд, как того велит совесть и критерии правосудия, судья не может быть свободен от ответственности отправлять правосудие в высшей степени квалифицированно и компетентно. Поэтому профессиональная подготовка и образование судей с первых дней реформ явилась одной из насущных и приоритетных задач государства.

Проблема совершенствования кадровой политики, строгого подхода к формированию судейского корпуса страны стимулировала государство к поискам адекватных методов подготовки новой генерации судей, нацеленной к исполнению своих обязанностей с должным на то профессионализмом. В связи с этим Верховным судом РК была разработана Стратегия судебного образования в Республике Казахстан на 2009-2011 годы, в спектре задач которой – организация непрерывного судебного образования судей и служащих органов, обеспечивающих деятельность судебной системы (сюда входят судебные приставы, секретари судебных заседаний, судебные исполнители, сотрудники Аппарата судов). Непрерывность же специализированного судебного образования, как показала практика, позволяет достигнуть «высочайших стандартов в сфере судебной компетентности, этики, профессионализма, независимости и прозрачности судебной системы» (2).

В настоящее время в сфере образования в республике происходят значительные изменения, вызванные стремлением Казахстана реализовать рекомендации Болонской конвенции об унификации высшего образования в Европе, принятой в 1999 г., стать полноправным участником Болонского процесса. Позитивизм внедрения болонских принципов и их перспективность в казахстанских условиях получит свое выражение в повышении в будущем конкурентоспособности казахстанских образовательных услуг, признании уровня квалификации наших ученых и преподавателей, конвертируемости полученных в наших вузах дипломов в международном пространстве и т.д. Поэтому Казахстан активнее становится на «рельсы» перехода от традиционной системы образования к европейской, имеющей трехзвенную структуру: бакалавриат – магистратура – докторантура (РhD), построенную на кредитной технологии обучения. Считая, что европейская система образования является в настоящее время наиболее эффективной и оптимальной, разработчики Стратегии утверждают, что и в области судебного образования необходимо придерживаться данного курса. Эта установка должна привести к созданию значительно усовершенствованной модели судебной системы, которая будет представлена поколением судей, получивших образование, соответствующее мировым стандартам.



Для успешного решения стратегических задач по модернизации судебного образования и подготовке высокопрофессиональных судей в свое время была учреждена Судебная академия, которая с 2005 года в качестве Института правосудия вошла в состав Академии государственного управления при Президенте Республики Казахстан. Специфика деятельности Института правосудия направлена на подготовку магистров юриспруденции, а также повышение квалификации судей и государственных служащих, обеспечивающих деятельность судебной системы. По сути, это единственная в стране специализированная магистратура по подготовке будущих судей и образовательный процесс здесь осуществляется по двухгодичной программе на основе кредитной технологии обучения. Помимо углубления теоретических знаний, Институт правосудия уделяет значительное внимание проблеме организации единства науки, образования и судебной практики. В связи с этим в учебном процессе доминирующее место занимают занятия по процессуальному праву: составлению проектов судебных актов, проведению игровых судебных процессов с соблюдением принципов судопроизводства, правовой культуры ведения процесса. Если в перечне обязательных компонентов присутствуют такие дисциплины, как «Теория и практика применения уголовного законодательства», «Теория и практика применения гражданского законодательства», «Судебная психология», «Антикоррупционная политика Республики Казахстан» и др., то большой простор для выбора и огранки знаний магистрантов предоставляют элективные дисциплины, среди которых – «Составление процессуальных документов по уголовным делам», «Преступления против собственности», «Проблемы квалификации преступлений», «Прокурорский надзор», «Участие адвоката в судопроизводстве», «Нотариат: вопросы теории и практики», «Разбирательство в суде первой инстанции», «Составление процессуальных документов по гражданским делам», «Институт доказательств в гражданском судопроизводстве» и др. Закрепляются полученные знания в процессе стажировки в казахстанских судах и зарубежных специализированных учебных заведениях. Как правило, по окончании 1 курса магистранты едут на четырехнедельную практику в Российскую академию правосудия, где они слушают цикл лекций по вопросам судебной деятельности, участвуют в учебных семинарах и набираются опыта судопроизводства в судах г. Москвы. Ныне, в 2009 году, руководство Института правосудия заключило Меморандум о прохождении стажировки с известной Национальной школой магистратуры Франции, и уже летом этого же года 20 лучших магистрантов были направлены на двухнедельную практику в гг. Бордо и Париж. Подобного рода зарубежные стажировки, как показывает практика, существенно обогащают культурный и интеллектуальный кругозор, профессиональные навыки обучающихся. Поэтому в будущем планируется активизировать опыт межкультурной коммуникации и установить соответствующие контакты со специализированными учебными структурами Германии, Англии, США и др. зарубежных стран. Кроме того, в течение всех двух лет магистранты ведут научно-исследовательские изыскания по избранным темам и результаты находят отражение в содержании магистерских диссертаций, защищаемых по завершении магистратуры.

Безусловно, роль Института правосудия в подготовке будущих судей становится все более весомой. Лица, завершившие юридическое образование в стенах данного вуза, на практике демонстрируют глубокие знания и профессионализм, креативность мышления. С 2005 года осуществлена подготовка 195 магистров юриспруденции. Из них 46 назначены судьями районных и приравненных к ним судов. Руководством Верховного суда было отмечено явное превосходство многих из них среди впервые назначенных судей. На одном из последних заседаний Высшего судебного совета РК была озвучена мысль о необходимости формирования в будущем судейского корпуса страны только из выпускников Института правосудия. И это правомерно, поскольку именно здесь будущий адепт правосудия может сформироваться целенаправленно в представителя той сферы власти, которая стоит на страже интересов общества, на страже прав и интересов человека, личности. Ведь не секрет, что суд – последняя инстанция, куда гражданин может обратиться в случаях, когда попираются его права и свободы.

Повышение профессионального уровня судей и работников судебной системы является еще одним направлением образовательной деятельности Института правосудия. Осуществляется оно на двухнедельных курсах повышения квалификации и продолжительность обучения составляет 84 учебных часа. В течение учебного года к повышению квалификации привлекаются судьи экономических специализированных судов, судьи специализированных административных судов, судьи апелляционной коллегии по уголовным делам областных и приравненных к ним судов, вновь назначенные судьи районных судов и приравненных к ним судов, рассматривающие уголовные дела, гражданские дела, судьи районных судов, рассматривающие дела на государственном языке и т.д., судебные исполнители, заведующие канцеляриями специализированных административных судов и др. Согласно стратегическому плану, каждый судья в течение 5 лет обязательно проходит курсы повышения квалификации. Слушателям курса предоставляется возможность углубленного изучения действующего законодательства, обучения нормам судейской этики и правовой культуры, ознакомления с мировым опытом и совершенствования практических навыков работы. Занятия на курсах ведут известные в республике ученые, юристы-практики, судьи Верховного суда, члены Конституционного Совета, депутаты Парламента РК, специалисты Генеральной прокуратуры и других сфер правоохранительной деятельности, Министерства юстиции РК и др. Нередко Институт правосудия и Верховный суд РК совместно с казахстанскими центрами ОБСЕ, GTZ (Германское общество по техническому сотрудничеству), USAID/IRIS для участников курса повышения квалификации проводят научно-практические семинары, тренинги, конференции, круглые столы, приглашают ведущих зарубежных ученых и специалистов для чтения лекций, проведения практических занятий. Так, в текущем учебном году в целях повышения профессионализма судей, расширения их видения были проведены, к примеру, международные семинары-практикумы на тему «Методика разбора уголовных дел (кража, грабеж, разбой)», «Методика разбора уголовных дел (незаконный оборот наркотиков, экологические преступления, хулиганство)», круглые столы на тему «Становление и развитие ювенального суда в Республике Казахстан», «О повышении имиджа судебной системы», прослушаны лекции ректора Российской Академии правосудия Ершова В.В. на темы «Прямое применение Конституции Российской Федерации», «Нормативное правовое и индивидуальное судебное регулирование», по проблемам коррупции – французских юристов-практиков; памятные встречи с депутатами Сената Парламента страны, председателем Высшего Судебного Совета О.И.Жумабековым и др. При этом следует подчеркнуть, что Институт правосудия ведет непрерывную работу по корректировке и совершенствованию обязательных и дополнительных образовательных программ, проводит постоянный мониторинг их эффективности.

В республике к проблеме модернизации судебного образования относятся самым наисерьезнейшим и ответственным образом. Главным организатором судебного образования является Верховный суд РК. Помимо Института правосудия Академии государственного управления при Президенте Республики Казахстан, определенную лепту в надлежащую реализацию вышеозначенной Стратегии вносят Комитет по судебному администрированию при Верховном суде РК, Союз судей РК, учебные центры областных и приравненных к ним судов. Примечательно то, что организаторы судебного образования наделены функцией подотчетности Координационному совету по судебному образованию, действующему при Верховном суде РК. Ежегодно они предоставляют в Координационный совет отчет по реализации Стратегии судебного образования и планы на предстоящий учебный год с указанием ожидаемых результатов по конкретным направлениям судебного образования. По результатам мониторинга Координационный совет осуществляет анализ и оценку эффективности образовательных программ, учебных планов и методик обучения организаторов судебного образования, выдвигает пакет рекомендаций и предложений по устранению выявленных недостатков и пробелов в данном деле, по координации и совершенствованию системы образования и повышения квалификации.

Таким образом, модернизация судебного образования в стране осуществляется в активной и плодотворной форме. Общепризнано, что ведущую роль в этом процессе играет Институт правосудия, интеллектуальный и материально-ресурсный потенциал которого направлен на подготовку креативно мыслящих высококвалифицированных судей. Значение образовательной деятельности Института неоспоримо, поэтому в последнее время и Высший Судебный Совет, и руководство Верховного суда, и Координационный совет по судебному образованию приходят к единому мнению о необходимости дальнейшего укрепления Института, его научной и материально-технической базы и инфраструктуры, придания ему статуса самостоятельного и элитного образовательного учреждения при Верховном суде Республики Казахстан. Тесное сотрудничество Института правосудия с Верховным судом, глубокая их заинтересованность в формировании надлежащего судейского корпуса, обоюдное стремление к адекватной реализации задач Стратегии судебного образования и новой Концепции правовой политики позволяют быстрее и успешнее добиться желаемых результатов в аспекте модернизации судебной системы и правосудия страны.
Литература

1. Концепция правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года. – Астана, 2009.



  1. Стратегия судебного образования в Республике Казахстан на 2009-2011 годы. – Астана, 2008.


Cкаков А.Б.,

доктор юридических наук, профессор
Реализация положений Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года в сфере уголовной ответственности и исполнения наказаний
За время, прошедшее с момента передачи уголовно-исполнительной системы из МВД в Минюст РК, были достигнуты значительные положительные результаты, как в организации исполнения уголовных наказаний, так и в обеспечении прав осужденных. Не вызывает ни каких сомнений правильность принятого решения. Переход пенитенциарной системы в ведение гражданского министерства обеспечил дальнейшее совершенствование ее деятельности, ускорил процесс ее гуманизации и демилитаризации, создал условия, необходимые для приближения правового положения осужденных к международным стандартам.

В то же время с примерно 2005 года мы наблюдаем замедление процесса реформирования пенитенциарной системы. На наш взгляд, это объясняется, во-первых, правовой неурегулированностью национальным законодательством некоторых общественных отношений, складывающихся в процессе исполнения уголовных наказаний, наличие юридической коллизии при реализации новелл уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного кодексов; во-вторых, необходимостью проведения дальнейших организационных изменений в структуре уголовно-исполнительной системы; в-третьих, отсутствием научной обеспеченности деятельности всей системы исполнения наказаний, в-четвертых, нехватка высококвалифицированных кадров, в-пятых, трудности, возникшие в процессе реформирования всей уголовной политики государства. Разрешение этих и иных, не указанных нами проблем, позволят построить уголовно-исполнительную систему, соответствующую международным стандартам.

Решение стоящих задач, на наш взгляд, видятся в следующем. Существующая необходимость в дальнейшем совершенствовании не только уголовно-исполнительного, но и уголовного, уголовно-процессуального, гражданского, семейного, трудового и другого законодательства, регулирующих правоотношения в области надлежащего исполнения уголовных наказаний, обеспечения прав осужденных и иных граждан, участвующих в процессе исполнения наказаний, требует реализации предложений, неоднократно высказанных учеными-криминологами и практическими работниками.

В частности, мы поддерживаем мнение коллег, выступающих за исключения из перечня уголовных наказаний смертной казни. Более того, в уголовном кодексе необходимо сократить количество статей, санкции которых предусматривают наказание в виде лишения свободы. На наш взгляд, целесообразно учитывать в уголовном законодательстве положительный международный опыт и шире применять уголовные наказания, альтернативные лишению свободы. Это касается в первую очередь таких уголовных наказаний, как штраф, общественные работы и т.д. Так, например, в Японии к уголовному наказанию в виде штрафа привлекаются около 95% всех осужденных, в США и в Польше – около 60%, в ФРГ- 70%. Кроме того, необходимо конкретизировать санкции статей уголовного кодекса, ограничив их максимум двумя видами наказаний. Это позволит улучшить работу судебных органов и оградит их совершения ошибок при назначении наказания, ликвидирует лазейки для получения судьями взяток, обеспечит реализацию принципа соответствия наказания совершенному преступлению.

Кроме того, следует изучить опыт реализации уголовного законодательства США, в частности, Свода федеральных законов RICO, предусматривающего трехкратное возмещение ущерба, причиненного преступлением, с одновременной уплатой штрафа.

Также необходимо пересмотреть составы преступлений по их тяжести, в первую очередь, тяжкие и особо тяжкие преступления (о чем говорится в Концепции – сноска автора), исключив из их перечня такие уголовно- наказуемые деяния, как, например, кража. В отношении лиц, совершивших преступления небольшой и средней тяжести, наказание в виде лишения свободы применять, на наш взгляд, не следует. Ведь давно известно, что в окружении криминогенной среды лицо, осужденное к лишению свободы, не перевоспитывается, а только приобретает дополнительный криминальный опыт. Что же касается наказания в виде лишения свободы, то государство должно создать необходимые материально-технические условия для его исполнения, в том числе и таких наказаний как арест и пожизненное лишение свободы.

Особое внимание должно быть направлено на исполнение пожизненного лишения свободы. Длительное, а тем более бессрочное содержание осужденных в изоляции от общества, каковой является пожизненное лишение свободы, приведет к необратимым социальным последствиям для осужденного, потере социальных связей с родственниками, коллегами по работе, полной деградации личности. Предлагаемое нами снижение обязательного срока отбывания пожизненного лишения свободы с 25 до 15 лет будет способствовать стимулированию правопослушного поведения у осужденных, так как у них раньше наступает право на условно-досрочное освобождение от отбывания наказания. Кроме того, высказанное нами предложение соответствует международному опыту исполнения пожизненного лишения свободы. Так, например, в Японии обязательный срок отбывания пожизненного лишения свободы составляет 10 лет, в Южной Корее, странах Южной Америки – 14 лет. В бытность СССР максимальный срок лишения свободы составлял 15 лет.

В уголовно-процессуальное законодательство следует внести ряд важных изменений и дополнений, которые существенно улучшат уголовное судопроизводство. Нужно предоставить исключительное право избрания меры пресечения, в том числе и ареста, только суду, в производстве которого находится уголовное дело. Органы дознания и предварительного следствия должны предоставить все необходимые материалы дела для их рассмотрения судом по существу. Продолжительность содержания под стражей суд определяет в зависимости от тяжести совершенного преступления, личности обвиняемого, трудности сбора материалов и проведения следственных действий т.д., но она не должна превышать один год. При этом суд должен широко применять такие процессуальные действия как освобождение обвиняемого под залог, поручительство и т.д. Высказанные нами предложения сделаны на основе недостатков в практической деятельности как правоохранительных, так и судебных органов, одним из приоритетных направлений которой является соблюдение прав и свобод человека. Так, особую тревогу вызывает перенаселенность следственных изоляторов и возникающие в связи с этим негативные последствия. Данное положение сложилось в результате существования порочной практики применения нецелесообразного лишения свободы органами уголовного преследования. Нередки случаи, когда данные органы проводят первичные следственные действия, арестовывают, водворяют в следственный изолятор и попросту забывают про следственно-арестованных, так как дальнейших процессуальных действий с подследственными не производятся. Забегая вперед, хотелось бы отметить, что именно данное обстоятельство побуждают нас быть твердыми сторонниками предоставления права ареста подозреваемых и обвиняемых только суду, а также скорейшей ликвидации института доследования. В результате грубейшего нарушения законодательства (статьи 153 УПК РК) в следственных изоляторах незаконно содержатся следственно-арестованные, сроки содержания которых просрочены. Например, в следственном изоляторе № 1 г.Алматы за 1-ое полугодие 2005 года такую категорию лиц составили 495 человек, из которых за департаментом внутренних дел г.Алматы числились 182 человека, за прокурорами районов г.Алматы – 313 человек.

Незаконное содержание в следственных изоляторах, несоблюдение уголовно-процессуального законодательства, грубейшие нарушения прав человека побуждают следственно-арестованных и осужденных к неадекватным действиям, выражающиеся в совершении актов членовредительства и объявления голодовки, что ухудшает и без того сложную оперативно-режимную обстановку в пенитенциарных учреждениях. Лица, совершая данные злостные нарушения режима содержания, объясняют свои действия тем, что они не могут найти иного способа обращения на себя внимания органов уголовного преследования с целью соблюдения последними уголовно-процессуального законодательства во время производства по возбужденным против их уголовным делам.

Данные обстоятельства побуждают к проведению безотлагательных мер по устранению выявленных недостатков и обеспечению строгого соблюдения прав граждан, лишенных свободы.

Мы, учитывая опыт Российской Федерации и намерение некоторых стран Европы отказаться от суда присяжных, не считаем, что при введении данного института решится проблема объективного принятия судебного решения. На наш взгляд, нет необходимости в создании данного суда, так как он не улучшит качество судебного разбирательства. Присяжный заседатель, как правило, не является юристом, и при вынесении решения будет полагаться на внутреннюю убежденность, а не на закон.

В то же время, на наш взгляд, было бы правильным возродить институт мировых судий (суд биев), передав в их производство дела, обладающие незначительной степенью общественной опасности. В этом случае будет значительно упрощено производство по делу, сокращено время для принятия решения по существу. При этом судебные органы будут освобождены от разбирательства по уголовным делам, возбужденным в отношении лиц, совершивших преступления небольшой общественной опасности, что способствовало бы экономии значительных материальных ресурсов.

Особое значение для развития национальной судебной системы, соответствующей международным стандартам, имеет строительство ювенальной юстиции, одним из правил которой является: «система правосудия в отношении несовершеннолетних должна быть направлена в первую очередь на обеспечение благополучия несовершеннолетнего» (см. правило 5 Минимальных стандартных правил ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних. Пекин.1985).

На наш взгляд, первым шагом в формировании ювенальной юстиции послужил бы перевод инспекции по делам несовершеннолетних из МВД в ведение гражданского ведомства, МЮ.



Необходимо также пересмотреть статус органов прокуратуры и защитника в уголовном процессе. В настоящее время главной задачей прокуратуры является надзор за соблюдением законности всеми сторонами процесса, что не совсем соответствует другой функциональной обязанности прокуратуры – поддерживать государственное обвинение. На наш взгляд, следует изъять у органов прокуратуры все существующие в настоящее время функции, за исключением функции обеспечения принципа законности, и делегировать их правоохранительным органам и органам министерства юстиции. При этом статус защитника должен быть значительно расширен для реального обеспечения равенства сторон и соблюдения принципа состязательности в уголовном процессе. Необходимо внести ряд изменений и дополнений в уголовно-процессуальный кодекс для обеспечения естественных, неотъемнимых прав и свобод человека. Так, в статье 68 УПК РК целесообразно предусмотреть право органов уголовного преследования удерживать лицо в положении подозреваемого в течение 12 часов, что соответствует международным нормам права (например, Италия). Для реализации данного предложения следует изучить вопрос учета всех граждан по биологическим, физиологическим и иным особенностям (например, дактилоскопия).

Каталог: sites -> default -> files -> page docs
page docs -> Салтанат ЖҰбаниязова
page docs -> zha_adan_ta_ayyndal_an_sot_t_ra_alary.doc [Айдарбек би]
page docs -> Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының (сот жүйесінің) 2014-2018 жылдарға арналған стратегиялық жоспары
page docs -> Пленарное заседание
page docs -> Об отправлении правосудия судами Республики
page docs -> 2001 жылєы бірінші жартыжылдыќтыѕ ќорытындысы бойынша
page docs -> Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының (сот жүйесінің) 2011-2015 жылдарға арналған стратегиялық жоспары
page docs -> 1-жоба Қазақстан Республикасы Жоғарғы Сотының
page docs -> Халықаралық құқық


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет