Кафедра русского языка



жүктеу 0.98 Mb.
бет3/5
Дата07.03.2018
өлшемі0.98 Mb.
түріРеферат
1   2   3   4   5

Необходимо отметить, что в тематическом отношении ряд наименований не может быть подвергнут четкому разграничению. Так, выделенные курсивом наименования жена и девица, отнесенные к группе семейных наименований, в социальных условиях XIX века могли означать как ‘супруга’ и ‘дочь на выданье’ (соответственно), так и ‘женщина’ и ‘девушка’74 (также соответственно). Благодетельница и покровительница, отнесенные к группе характеризующих наименований по признакам внутренних качеств женщины, могли быть прямыми её наименованиями по реальному действию, причем всегда – с положительно оценочной коннотацией.

Важнейшими для выбранной темы, определяющей прежде всего социально значимое явление светской женщины, являются наименования по титулу и роду деятельности; остановимся на них подробнее.

Как показал анализ, проведенный в первой главе исследования, ядерное значение феномена светская женщина заключается в принадлежности к привилегированному общественному классу и сохраняется в обоих рассматриваемых периодах. Для «Дамского журнала» показателем этой принадлежности становятся прежде всего наименования женщины по титулу как свидетельство благородного происхождения: графиня, княжна, баронесса и т. д., вплоть до высшего титула государыня императрица. Такие номинации не только являются средством идентификации женщины c иерархически выстроенным аристократическим обществом, но и служат своеобразным признаком различения (статусом) членов внутри этого общества.

Функцию идентификации также выполняют наименования с указанием родственной (или иной) связи с представителями высокого сословия:



Любезная и остроумная родственница графа Орлова охотно бы уволила его от этих несколько сухих подробностей [ДЖ. Ч. 9. № 2. С. 77].

Дочь героя чесменского75 всегда первая способствует к поддержанию славы отечественной [ДЖ. Ч. 11. № 16. С. 147].

И оканчивает роспись свою Пульхерией … покровительствуемой Агнессою Наваррской, супругою Гастона-Феба, графа Беарнского [ДЖ. Ч. 11. № 14. С. 45].

Из приведенных примеров видно, что своеобразным «пропуском» в светское общество становится для женщины статус мужчины (чаще всего мужа или отца), что, казалось бы, свидетельствует о подчиненном, зависимом положении женщин. Однако в ряде контекстов и женщина представляется статусно высокой относительно других женщин, имеющих свое положение в обществе. В таких случаях речь идет уже, как правило, не о кровной связи, а об отношениях (в широком смысле) «учитель-ученик», «наставник / покровитель – ученик / послушник». Ситуации, когда женщина входит в светское общество с помощью других представительниц своего пола отражаются через номинации покровительница, наставница, благодетельница, с одной стороны, и ученица, питомица, воспитанница, – с другой. Приведем несколько характерных контекстов:



Но что стало со мной, когда я узнал в ней… воспитанницу графини М***, столь милую, столь пленительную [ДЖ. Ч. 10. № 7. С. 7].

госпожа Аделина Каталани была образована сею великою певицей, которая, приметивши необыкновенное дарование своей питомицы, поручила славному музыканту и композитору Перу усовершенствование ее способностей [ДЖ. Ч. 10. № 8. С. 75].



За ними упоминает… о Елене Граммон, ученице последних и наставнице известной Юстины Левис [ДЖ. Ч. 11. № 14, С. 45].

Отметим, что номинация покровительница также может входить в издании в состав устойчивого сочетания покровительница наук и характеризует женщин, способствовавших распространению просвещения, как, например, в следующем контексте:



Она соединяла в себе все высокие качества чадолюбивой матери, верной супруги и истинной покровительницы наук. [ДЖ. Ч. 11. № 14, С. 40].

Появление подобной единицы фразеологического типа, как представляется, обусловлено не только просветительскими задачами, которые ставились перед журналистикой того времени, но и активным участием светских женщин в культурной и, прежде всего, литературной жизни России XIX века.

О последнем свидетельствуют и номинации, выделенные в группу «Наименования по роду занятий, увлечениям». Как видим, большинство из них говорят о включенности женщин в литературное творчество: сочинительница, стихотворица и т. д. Как правило, в контекстах данные номинации носят оценочный характер, причем оценка эта всегда положительная:

Сей священный гимн есть один из прекраснейших цветков белого венца, украшающих главу стихотворицы [ДЖ. Ч. 11. № 14. С. 67].

Здесь оценка стихотворицы выражается через отсылку к античной традиции награждать венком особо отличившихся деятелей искусства и культуры, а указание один из говорит о том, что число произведений, за которые можно заслужить эту награду, в творчестве стихотворицы многочисленно.



Поэма… написана с таким жаром, с такою чистотою языка, которые ставят сию стихотворицу, еще юную, наряду с отличнейшими французскими писателями [ДЖ. Ч. 12. № 19. С. 14].

В данном случае положительная оценочная коннотация передается через сравнение с использованием оценочного прилагательного в превосходной степени – отличнейшими.

Следует подчеркнуть, что сочетание «род занятий», задающее тему лексической группы, применительно к представительницам высшего общества нужно понимать в широком смысле: речь может идти как о занятии серьезном, почти профессиональном, так и занятиях в свободное время, постоянных или временных.

Важной для светской женщины XIX века также оказывается номинация щеголиха как наиболее полно отражающая ее стремление соответствовать последним требованиям моды. Это практически единственный способ наименования женщины в контекстах, связанных с модой.



В Тюильри прогуливались очень много щеголих в длинных платьях из шелковой или шерстяной материи [ДЖ. Ч. 9. № 9. С.118].

В сельском или загородном туалете на щеголихах бывают блузы из индийской кисеи… [ДЖ. Ч. 11. № 16. С. 151]

По утрам щеголихи запросто носят шляпки из гладкого флера… [ДЖ.Ч. 11. №17. С.192]

На одной щеголихе было пунцовое барежевое платье с белым канезу из органди и с длинными рукавами [ДЖ. Ч. 11, № 18. С.239].

Заметим, что стилистически маркированный разговорный суффикс жен. рода – их (трусиха, врачиха, мельничиха, портниха, дворничиха), как правило, обозначает лицо женского пола в связи с соответствующим мужским наименованием76. В отобранных контекстах практически не присутствует негативная оценочная коннотация, хотя наличие разговорного суффикса, а также некоторых текстовых показателей единичности (ограниченности) того или иного признака щегольского типа поведения или стиля одежды, создает условия для восприятия щеголих и с восхищением, и некоторым снисходительным осуждением одновременно: По утрам щеголихи запросто носят шляпки из гладкого флера… Наречие запросто, тоже разговорное, имеет явный стилистический намек на смелость и внетрадиционность указанного стиля ношения шляпок по утрам. На одной щеголихе было пунцовое барежевое платье с белым канезу из органди и с длинными рукавами. В данном случае указание на одной и употребление колоратива со значением сгущенного красного – пунцовый – явно маркирует единичность и неординарность одеяния щеголихи, что в подтексте может содержать как одобрение, так и осуждение. В сельском или загородном туалете на щеголихах бывают блузы из индийской кисеи – и вновь видим указание на ограничение в ношении этого вида одежды: только в сельском и загородном туалете, с одной стороны, и глагол бывают со значением единичного действия.

Иными словами, показательным в этих случаях оказывается употребление исконно разговорной лексики и стилистически маркированных аффиксов в создании оценочного фона публицистических текстов женского журнала XIX века.

Обратимся к наименованиям, выделенным в лексике современного журнала.



Tatler

Наименования по роду деятельности

Наименования по профессии

дизайнер, эксперт моды, парфюмер, архитектор, балерина, актриса, певица, телеведущая, блогер, издатель, продюсер, кутюрье, студентка, школьница, художница, топ-модель, модель, супермодель, журналист, главред

Наименования по социальному статусу, по должности

патронесса, куратор, предприниматель, директор, бизнес-леди

Наименования по положению в «свете»

светская дама, светская львица, дама, героиня светской хроники, it-girl, , королева, принцесса, socialite, селебрити

Прочие наименования

Семейные

дочь, мать, внучка, племянница, бабушка, сестра, вдова

«Внутрижурнальные», имеющие отношение к Tatler

героиня Tatler, дебютантка бала Tatler,

Социальные наименования по разным признакам

именинница, старушка, бабушка, девочка, девушка, поклонница, женщина, подруга, девочка, девчонка, наследница, клиентка, шопоголик

Наименования по внешнему виду, внешнему облику

модница, красавица, брюнетка, блондинка, шатенка, секс-бомба, дива, богиня, фея, красотка, икона стиля, бьюти-икона

Наименования по национальности

англичанка, испанка, литовка, американка

Заметим, что групп наименований в данном случае значительно больше, чем в журнале XIX века: в современном журнале описываются и культивируются разные стороны женщины сегодняшнего света. Так, в XIX веке невозможно представить группу «Должность» или «Обусловленные только данным журналом наименования»; группа «Титул» в современном журнале либо отсутствует, либо представлена наименованиями, употребляемыми в переносном значении (королева, принцесса); группа внешнего вида претерпела серьезные изменения, в ней совершенно иные показатели «внешней характеристики». Если в журнале XIX века в этой группе лексики отчетливо видим сему ‘красота’, то в современном, наряду с ‘красотой’, актуальна и сема ‘внешней яркости, внешнего эпатажа’ (красотка, секс-бомба, дива).

Рассмотрим, тем не менее, более широко первые три подгруппы, объединив их в общую – «Наименования по роду деятельности». Как было отмечено, фиксация титула светской женщины в журнале князя Шаликова служит однозначным сигналом о принадлежности к привилегированному сословию, а также определяет статус внутри него. В Tatler не удалось обнаружить такого четкого показателя принадлежности к высшему свету посредством какой-либо номинации, однако средством дифференциации женщин, составляющих светское общество, являются, на наш взгляд, номинации по роду занятий. Таким образом, по данным журнала, светское общество XIX века делится на обладателей различных титулов, а в веке XXI главным социальным статусом людей, принадлежащих к высшему свету, становится род их деятельности, собственно социальный статус по шкале «успешность в деле». Отметим, что «представление о карьере как неотъемлемом признаке успешности, ее обязательном спутнике» в целом характерно для дискурса глянцевых журналов77. При анализе лексики данного журнала под родом деятельности подразумевается, как правило, профессия, занятие, приносящее доход, реже – указание на продолжение обучения (студентка, школьница). И в частных случаях – побочное занятие светской женщины, например, патронесса (какого-либо фонда, организации).

Необходимо сделать важное замечание. Номинация школьница говорит о существенном расширении возрастного диапазона современной светской женщины вплоть до детского (Ср. в «Дамском журнале» такие показатели возраста, как девица, девушка, подразумевающие, по меньшей мере, подростковый возраст). Противоположным полюсом этого возрастного диапазона будут выступать бабушка и старушка в значении ‘пожилая женщина’ в таких контекстах, как Бабушки – новые it-girls [Т. № 4 (80). С. 98]; На старушку Джоан Дидион она [дизайнер] молится уже как минимум второй сезон [там же, с. 99] и подобных. Отметим ироничное использование наименований с диминутивом –ушк.

Говоря о подгруппе «Наименования по профессии», следует уточнить, что в материалах Tatler, как правило, указывается не только имя того или иного персонажа, но и сфера его деятельности (с помощью профессиональной номинации или хотя бы указания места работы). Это одна из традиционных жанровых особенностей светской хроники; тем не менее, если обратиться к другим изданиям схожего формата – печатным или электронным – то можно увидеть, что в настоящее время она постепенно перестает быть актуальной. Кроме того, в Tatler такие уточнения присутствуют, как правило, не только в отчетах о мероприятиях, но и в остальных материалах. В целом же подобные уточнения представляются более оправданными для журналистских текстов, рассчитанных на широкую аудиторию, когда велика вероятность, что определенная ее часть с героем публикации не знакома. В случае Tatler, узкосегментированного издания с довольно устойчивым набором героев публикаций, они, на наш взгляд, могут служить доказательством отмеченной в первой главе тенденции постепенной трансформации образа светской женщины XXI века. Если раньше она посвящала время только развлечениям и светским мероприятиям и не заботилась о заработке, то теперь является представителем какой-либо профессии, зарабатывает сама. Круг этих профессий, как свидетельствуют выделенные лексемы, конечно же, довольно узок: это в основном творческие специальности, связанные с искусством, культурой. Характерно, что в этом перечне обнаружено довольно большое количество профессиональных номинаций, связанных с модной индустрией: помимо уже сравнительно давно вошедших в язык модель, дизайнер, появляется эксперт моды. Причем это сочетание закрепляется за определенной светской женщиной – Эвелиной Хромченко. Среди моделей выделяются различные градации профессионального успеха: топ-модель, супермодель.

Ряд номинаций этой подгруппы и подгруппы «Наименования по должности» подчеркивает самостоятельность современной светской женщины, ее стремление к равенству с мужчинами в профессиональной области. К таким мы отнесем номинации, актуализирующие вовлечение женщин в сферу деловых отношений (бизнес-леди, предприниматель); профессий, традиционно ассоциирующихся с мужчинами (издатель, продюсер); руководящие должности (директор).

К этой же крупной общей подгруппе («Наименования по роду деятельности») мы относим и светскую даму, и фразеологизм светская львица; как упоминалось в первой главе исследования, редакция журнала считает это «тоже своего рода профессией». Эти номинации наряду с иноязычными socialite и селебрити говорят о том, что одновременно с появлением новейшего понимания светской женщины (как it-girl) сохраняется и предыдущее, а соответственно, по-прежнему существуют женщины, поведение которых в той или иной степени соответствует сложившемуся стереотипу о светской львице. Отметим наличие иноязычных графических вкраплений в номинациях в текстах Tatler: это английские номинации, переданные латиницей: it-girl, socialite или кириллицей – селебрити, бьюти-икона. Появление подобного рода номинаций можно объяснить несколькими причинами: во-первых, восприятием иноязычных слов как более престижных, модных, чем русские аналоги; во-вторых, в случае it-girl, socialite, возможным стремлением избавиться от негативных коннотаций, закрепившихся за русскоязычным синонимичным сочетанием светская львица. Наконец, все перечисленные заимствования англоязычные, а первоначально Tatler появился в Великобритании. Как известно, российское светское общество XIX века ориентировалось на Францию, однако в номинациях, выделенных в данной работе, эта стилизация не отражается.

Обратимся ко второй крупной подгруппе «Прочие наименования», которую составляют номинации по другим разнородным признакам.

Рассматривая в ее составе более мелкую группу «Семейные наименования» нужно сказать, что, как и в «Дамском журнале», в Tatler можно наблюдать довольно частое употребление номинаций, связанных с отношением родства, и, как и в XIX веке, они обнаруживаются в контекстах, где идет речь о влиятельных или знаменитых родственниках (в основном мужчинах). Таким образом, включение современной светской женщины в высшее общество также возможно за счет происхождения, однако теперь оно не обязательно должно быть дворянским.



Вдова племянника Алишера Усманова и племянница премьер-министра Узбекистана создала бренд платьев, похожих на те, что когда-то шила для нее мама [Т. № 3 (79). С. 148].

Первый раз дочь художника Константина Тотибадзе тряхнула своей роскошной гривой перед публикой на балу 2013 года [Т. № 9 (85). С. 94].

татлеровский дебют избавил сестру певицы Алсу от робости [Там же].



Покорив Северную столицу, харизматичная супруга Сергея Шнурова пошла в атаку на Первопрестольную [Т. № 12 (88). С. 90].

Анализ состава подгрупп «Наименования по внешнему виду, облику» и «Социальные наименования по разным признакам» позволяет сделать следующие выводы. Значительно возрастает (по сравнению с «Дамским журналом») число наименований, делающих акцент на внешней привлекательности женщины, что можно рассматривать в качестве еще одного аргумента в пользу понимания новой светскости как, в первую очередь, демонстрации внешних атрибутов образа жизни (гламурности в одном из ее толкований). К таковым можно отнести лексемы красавица, красотка, секс-бомба, бьюти-икона, фея; а также номинации по цвету волос (блондинка, брюнетка) и другие. Появление единиц со сниженной стилистической окраской (красотка), сленговых единиц (секс-бомба) подтверждает мысль о том, что светское общество XXI века действительно теряет традиционно ассоциировавшиеся с высшим светом образцовость поведения и речи, утонченную воспитанность. Об этом же говорят другие разговорные формы, используемые для номинации светской женщины.

Говоря о связи современной светскости и гламурности, нужно вспомнить и более широкое понимание гламурной модели жизни как идеологии потребления. С ней связаны такие обнаруженные номинации, как клиентка, шопоголик и поклонница. Практически все контексты употребления последней характеризуют светскую женщину как поклонницу каких-либо товаров или торговой марки.

Поклонницы культовых сумок от Celine сделали стойку: осенью знаковые модели переоделись в кожу буйвола, крокодила и питона [Т. № 11 (87). С. 114].

Одри Хэпберн, Элизабет Тейлор, Лайза Минелли, Катрин Денев <…> И это далеко не все поклонницы легендарной норки [Т. № 11 (87). С. 117].

Вековой юбилей бренда отмечали… в кругу преданных поклонниц мехового Дома: известных актрис, депутатов, светских дам и дочери одного из основателей компании [Т. № 2 (78). С. 57].

Отметим особенно ясно прослеживающееся в последних двух примерах стремление авторов подтолкнуть женщину к приобретению какого-либо товара, причислить себя к числу поклонниц, среди которых в текстах называются статусно высокие, авторитетные для светской женщины XXI века персонажи.

Что касается наименования шопоголик, то, вообще, так в разговорном общении называют человека, страдающего ониоманией – навязчивым желанием совершать покупки без необходимости. Однако в контекстах Tatler не ощущается негативной оценки светских женщин, по отношению к которым употребляется данная номинация.

О важнейших покупках месяца рассказывает шопоголик со стажем, красавица-блондинка Наталья Якимчик [Т. № 4 (80). С. 60].

Для профессионального шопоголика, ведущей… покупки не шутка и на экране, и в жизни [Т. № 5 (81). С. 108].

В первом примере шопоголик включается в один смысловой ряд с такой положительной характеристикой, как красавица-блондинка, а указание на продолжительное пребывание в этом состоянии со стажем, скорее всего, вызовет доверие читателей к мнению шопоголика как эксперта в области покупок. На схожую реакцию читателя, вероятнее всего, можно рассчитывать и в случае использования сочетания профессиональный шопоголик как свидетельства продолжительного и эффективного выполнения шопоголиком своей деятельности.

Таким образом, в контекстах, где используются данные номинации, как правило, завуалированно (а иногда и открыто) поощряется потребление, утверждается важность обладания определенными предметами.

Аналогом щеголихи как самого распространенного наименования светской женщины в контекстах, связанных с модой в Tatler становится более современная лексема со сходной семантикой модница. Однако функционирование этой номинации в контекстах свидетельствует, что указания на единичность поведения модницы в отличие от щеголихи отсутствуют:



На обогрев хрупких столичных модниц дизайнеры бросили шерсть, овчину и кашемир [Т. № 1 (77). С. 71].

на удовлетворение аппетитов столичных модниц брошено еще больше ярких сапог и фантастических кроссовок [Т. № 3 (79). С. 178].

в этом [году] total look в дырочку обязана носить каждая модница [Т. № 7 (83). С. 84].

Однако в жизни светской женщины XXI века мода становится еще более значимым, практически сакральным аспектом; для описания женщин с особенно ярким индивидуальным стилем появляется новейший фразеологизм икона стиля.

Единицы фразеологического типа героиня светской хроники и героиня Tatler подтверждают наш тезис о том, что непременным атрибутом образа светской женщины XXI века является присутствие в СМИ. Отметим частое употребление этих единиц в одном контексте с прилагательными давняя, постоянная, подчеркивающими устойчивый высокий интерес к определенным женщинам со стороны СМИ и, соответственно, являющиеся показателями их влиятельности, престижа. Также встречаются контексты будущая, юная героиня Tatler, (при описании дочерей светских женщин) передающие преемственность поколений в светском обществе и приобщение к высшему свету через происхождение.

Схожую функцию выполняет номинация-устойчивое сочетание дебютантка бала Tatler, которая используется для обозначения участниц ежегодного бала, организуемого изданием для дочерей наиболее влиятельных московских семей.

Отметим ряд наименований, встречающихся в обоих изданиях, однако получающих в каждом из них различную семантику.

Так, хозяйка в «Дамском журнале» (если речь именно о светской женщине, а не владелице, например, трактира) используется только в значении ‘владелица дома’, как, например, в контексте В то время как хозяин и хозяйка разделяли его прискорбие, слуга их Михайла Егоров входит с большим пакетом и показывает его сетующему помещику [ДЖ. Ч. 10. № 12. С. 228].

В материалах журнала XXI века наряду с этим появляются и другие лексико-семантические варианты. Во-первых, хозяйка становится компонентом устойчивого сочетания, описывающего даму, принимающую гостей, – хозяйка вечера. Примерами могут служить следующие контексты.

Хозяйка вечера Елена Образцова [Т. № 1 (77). С. 26]

Хозяйка вечера Евгения Ким в эффектном наряде цвета фуксии [там же. С. 69]

Напрокат хозяйки вечера брали повара Maison Dellos Шарля Виссера, готовившего совсем не диетические сельдь под шубой и оливье [T. № 2 (78). С.42]

Глаз на мероприятии было не оторвать от двух объектов: колышущейся бахромы платья Walk of Shame хозяйки вечера и манящего выреза Louis Vuitton светской дамы Оксаны Максимовой [там же. С. 46].

Кроме того, хозяйка употребляется как синоним владелица и основательница, если речь идет о женщине, управляющей бизнесом.

в ней сейчас чуть больше ста человек, включая… хозяйку TrendsBrands Настю Сартан [Т. № 3 (79). С. 41]

Хозяйка «КМ-20» Ольга Карпуть [ Т. № 1 (77). С. 32]

Принцесса, королева в «Дамском журнале» используется только в прямом значении, для обозначения титула нецарствующего члена королевской семьи. В современном журнале значительно чаще, чем прямое, употребляется переносное значение, с помощью которого подчеркивается внешняя привлекательность женщины, как в следующих примерах.

«По чему я точно не скучаю, так это по многочасовым укладкам», – улыбается самая настоящая эльфийская принцесса [Т. № 11 (87). С. 87].

английская ювелирная марка Garrard рассчитывает на то, что московские королевы (красоты, но это уже немало) скоро будут ходить в его коронах [Т. № 10 (86). С.175].

Ходи королевой – новый дресс-код для принцесс, которые приехали во Францию восстанавливать монархию [Т. № 8 (84.) С. 128].

В последнем контексте содержится указание на то, что женщине для того чтобы чувствовать себя принцессой или королевой и выглядеть такой в глазах других, достаточно внешних атрибутов: определенной модной одежды.

Также две этих лексемы включаются в перифразы, подчеркивающие, что определенная светская женщина особо выделяется в какой-либо области, т. е. добилась значительных успехов в ней:

королева макияжа… принялась в буквальном смысле «химичить» с тенями и промадами [Т. № 3 (79.) С. 189]



Бывшая принцесса московского глянца Шахри Амирханова наслаждается домашним настоящим [Т. № 9 (85). С. 197].

Таким образом, состав, контекстное употребление, функционирование лексем в отобранных группах свидетельствуют о расширении и трансформации исходного понятия XIX века «светская женщина» в современном обществе.


Каталог: bitstream -> 11701
11701 -> Проза Александра Грина: Эволюция хронотопа
11701 -> Женщины и власть: материнское наставничество позднего средневековья на примере сидонии богемской по направлению подготовки
11701 -> Рожкова елизавета Сергеевна Brexit: освещение британской прессы
11701 -> 5 Глава Гастрономический (или глюттонический) дискурс 7
11701 -> Фадеева кристина Максимовна Адаптация женских иностранных изданий
11701 -> Творчество ч. С. Чаплина в контексте
11701 -> Истоки устойчивости многоязычия в культуре швейцарии


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5


©kzref.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет