Как сказал неизвестный, но, безусловно, очень одарённый поэт, если вы видели хотя бы один сумасшедший дом, считайте, что вы видели их все



бет10/16
Дата14.03.2018
өлшемі3.48 Mb.
#20775
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   16

11.

Орлы рождаются в степях, в горах рождаются бараны... Я, как настоящий степной орёл, взлетел на самый верх плато и со всего маху опустился в местную помойку. Получилось хотя и смачно, но совсем даже неэстетично. К тому моменту, когда я вылез из огромной помойной ямы, костюм мой источал гадкий запах, в ботинках хлюпало и весь я сделался противен самому себе.

Случившееся, подобно поддельной монете, имело две стороны - плохую и хорошую. Плохая заключалась в том, что скверный запах мог плохо сказаться на моём имидже во время проведения конфиденциальных переговоров с жителями Чек-Пойнт. Хорошая же состояла в том, что я сразу отыскал прекрасное место для того, чтобы спрятать "цурюпу", ибо где лучше можно проделать это, как не на помойке ?

От реактивного двигателя мне необходимо было избавиться как можно скорее, поскольку его присутсвие за плечами немедленно выдавало во мне чужака. А того, что "цивилизаторы" разместят в Чек-Пойнт группу захвата, исключать не следовало. На их месте я бы именно так и поступил.

Местная помойка оказалась местом малопосещаемым - в этом, кстати, оказался ещё один плюс моей высадки. Я спокойно, без лишней суеты, обошёл котлован, предназначенный для сброса пищевых отходов, в укромном и самом вонючем местечке осыпал грунт, сделал аккуратную площадочку, уложил на неё "цурюпу" и абляционный фартук, после чего благополучно засыпал тайник. Сверху привалил его смердящей бочкой из-под консервов с рылолобами.

Только после этого выдвинулся в ту сторону плато, где находились постройки.

Женщины остались внизу. Все прекрасно понимали, что в местную столицу с ними соваться никак нельзя. Даже Хайри Маус - наша псевдо-женщина, существо третьего пола - в предстоявшем весёлом путешествии не могла составить мне компанию. Ибо достоверной информацией о местной уголовной иерархии мы не располагали, а не зная нюансов таковой, тащить с собою в мужской коллектив обладательницу шикарного имплантированного бюста размером 34 DD представлялось по меньшей мере неразумным. Она за одну минуту могла создать мне больше проблем, нежели решить за всю свою непростую жизнь.

Местные свалка и помойка отделялись от жилой части посёлка довольно широкой лесной полосой. Я пересёк её и, с комфортом расположившись за раскидистым кустом геномодифицированного катуаба, бразильского можжевельника, принялся изучать будничную жизнь столицы Даннеморы. Позиция моя оказалась во всех смыслах удобной, поскольку выбирал её такой тактически подкованный отличник подрывной, боевой и террористической подготовки, каковым я всегда считался со времён окончания монастырской школы тюремного типа. Катуаба некоторые любители заваривали как чай ; казаки же, будучи потомственными воинами, имели стародавнюю традицию жевать чай всухомятку. Соответственно, листья катуаба также можно было не без пользы пожевать. Совмещая приятное с полезным, я опустил на лицо маску фотоумножителя и отправил в рот веточку с молодыми листочками. Посему моя слежка за жителями Чек-Пойнт оказалась не просто познавательной, но и тонизирующей.

Чек-Пойнт, как того и следовало ожидать, оказался местом застроенным согласно некоему плану. В поле моего зрения находилось то, что с известной долей условности можно было назвать двумя параллельными улицами, образованными тесно построенными небольшими зданиями из полимеров. Скорее всего, основную массу местных построек возвели "цивилизаторские" тюремщики ещё до того, когда планета приняла первых узников. Стандартные жилые модули с наклонёнными внутрь стенами и покатыми крышами более всего напоминали древнеегипетские мастабы ; их раскраска, казавшаяся издалека весёлой и яркой, вблизи выглядела вовсе не такой жизнерадостной. Внимательный осмотр убедительно доказал, что постройки находятся тут уже несколько десятилетий.

Одноэтажные сооружения явно находились в индивидуальном пользовании. Всё украшательство придомовой территории сводилось к паре вкопанных перед фасадом кактусов, фикусов или пальм ; не вызывало сомнений, что дизайн газона перед домом не был в чести у местных обитателей. Зато они, должно быть, чрезвычайно гордились табличками с указанием собственных кличек, прибитыми к высоким столбам перед каждым домом. Некоторые таблички оказались выполнены весьма художественно, с эмблемами, подобными рыцарским гербам, и краткими аннотациями. Увеличив изображение фотоумножителя, я не без любопытства почитал некоторые надписи, находившиеся в поле моего зрения : "Пых ( далее следовало стилизованное изображение гранаты ). Планетарному Прокурору Акрилана засунул в рот шумодымовую гранату и взорвал её. Прокурор узнал, что такое Большой Взрыв, а Пых - что такое пожизненная Даннемора". Следующий щит возвещал : "Шизофреник-На-Службе ( подле клички красовалась эмблема в виде попарно скрещёных карандашей и гвоздей ). Старший палач клана "Ювентус", тот самый, что догадался гвоздями прибивать к карандашам губы должников. Заходите на огонёк, можно без карандашей, здесь всегда найдутся свои". В общем, такие вот образчики самодеятельного тюремного юмора.

В дальних от меня концах обеих улиц виднелись двухэтажные постройки. По смыслу это были общественные здания, конечно, в той степени, в какой можно называть "общественными" бордели и казино. Друг напротив друга в однотипных домах синего и красного цветов располагались бордели с электрическими вывесками, выполненными в одном стиле. Одна из них высвечивала синим огнём "Brothel аt daddy" ( "бордель у папы" ), а другая - красным "Brothel аt mummy" ( "бордель у мамочки" ). На другой улочке я увидел электрическую вывеску казино, однако, нигде ничего похожего на "Gold flank" так и не заметил.

То обстоятельство, что в Чек-Пойнт имелись вывески, сработанные явно не на коленках местных умельцев, убедительно свидетельствовало о поддержке данных промыслов тюремщиками. Не подлежало сомнению, что "цивилизаторы" принимали заказы местных "капо" на изготовление и доставку подобных чудес техники. На обеих улицах я увидел довольно оживлённое движение, разумеется, сугубо пешеходное. На моих глазах появился приличных размеров караван - или конвой, не знаю, как правильно. Он представлял собою цепочку носильщиков с вязанками поленьев за плечами. Конвой сопровождала пара явный дегенератов с татуированными лицами, вооружённых внушительного размера палками. Носильщики принялись разгружаться возле одного из домов, позади которого под грубо сработанным перегонным кубом дымил костерок. Не иначе, как там функционировал местный скотопоильный цех по производству сивухи.

Возле подавляющего большинства одноэтажных домов присутствовали молодцы с самыми зверскими рожами и самым ужасными видами холодного оружия, какие только можно вообразить. Насколько я мог судить, это были часовые, охранявшие жильё главарей местных банд от посягательств чужаков. Между домами курсировал всякий-разный народец, преимущественно со скотскими харями. Что меня порадовало в местной публике, так это то, что вся она оказалась одета в высшей степени разномастно, словно бы соревнуясь друг с другом в дебильности платья. Местные урки реализовывали на практике стародавнюю примету, согласно которой, всяк дурак непременно станет сходить с ума по-своему.

В конце-концов я пришёл к выводу, что смотреть мне здесь более нечего и решил покинуть своё убежище. Предусмотрительно сняв и спрятав под сари маску-фотоумножитель, я вышел из-за кустов и небрежной походкой направился в сторону населённого пункта.

Появление моё не осталось совсем уж незамеченным. Боковым зрением мне было хорошо видно, как охранники крайних домов с большим любопытством рассматривают меня, явно теряясь в догадках, кто же это перед ними. В небольшом населённом пункте, где все знали друг друга хотя бы визуально, появление нового лица должно было обратить на себя внимание. Но особого выбора у меня не существовало - мне следовало попасть в Чек-Пойнт, чтобы отыскать посланных вперёд казаков и направить поиски в нужное русло. Я прошёл мимо часовых с таким видом, будто всегда ходил этой дорогой и меня, по счастью, никто не окликнул.

По улице я двигался без задержек, лишь чуть притормозил возле того домика, где курился перегонный куб. Впрочем, тут же последовал окрик часового, адресованный мне : "Where you look ?" Татуированный гиббон с клыками-имплантантами, размером с большой палец моей ноги каждый, хотел знать, куда это я уставился. Разумеется, мне не следовало вдаваться в полемику с ним, потому я лишь пожал плечами, да и пошёл по улочке дальше.

Достигнув разноцветных борделей, стоявших друг напротив друга, я убедился, что посёлок в этом месте вовсе не оканчивался. Узкая лесополоса перерезала его надвое ; за кронами деревьев и густым кустарником виднелись цветные домики, во всём похожие на те, что я оставил позади.

Я, разумеется, продолжил движение. Стоило только мне ступить под тень деревьев, как на тропку энергично выскочила группа предприимчивых молодых и не очень людей, вооружённых ятаганами, мачете и самодельными ножиками, отдалённо похожими на японские сёрокены. Впереди меня стояли пятеро, но боковым зрением я заметил движение за спиной, там явно находился ещё один ответственный исполнитель, тот самый, которому отводилась в этой постановке главная роль.

- It that for... ( Это что за...)- начал было говорить один из них, тот, что оказался ближе всех ко мне, маленький, прыщавый японовидный гадёныш с громадным мачете в руке. Впрочем, окончить свою мысль он не успел, поскольку я сразу же ударил его косящим ударом правой ноги под колено и снёс вчистую, так что он звучно грохнулся спиною на тропу.

Тут же, не опуская ступню на грунт, я ударил правой ногой назад, прямо в грудь, чуть пониже шеи того умника, что вознамерился подойти ко мне сзади. Товарищ как раз двигался ко мне и явно не предполагал получить пинок на противоходе. Принимая во внимание мой рост, массу ноги, силу поставленного удара и увеличенную силу тяжести, я не сомневаюсь в высоком психоделическом эффекте, достигнутом при исполнении этого приёма. Неразумный, попавший под ногу, упал навзничь, хватая ртом воздух, а я, с присущей мне предусмотрительностью, сдал на пару шагов назад, подпрыгнул и опустился двумя ногами ему на грудь. Надеюсь, что мне удалось сломать четыре, а может и больше, пар рёбер, а сломанные рёбра проткнули лёгкие ; в этом случае он получил возможность быстро потерять сознание и не знать, что с ним будет проделано в дальнейшем.

- А ну расступились, нах !- строго сказал я придуркам с режущими предметами. И пошевелил бровями. Мои брови в состоянии эрекции напоминают брежневские, кто видел, соврать не даст - очень страшно ! Женщины, увидев как они шевелятся, отказываются рожать от меня детей.

Незадачливые грабители моментально расступились. Меня порадовало то, что все они поняли сказанное по-русски без дополнительного перевода. Сие означало, что великий и могучий язык Ивана Поддубного и Владимира Илларионова пользуется среди местных урок вполне заслуженным авторитетом.

Я схватил левую ногу того гнуса, что пытался подойти ко мне сзади, взял лодыжку в крепкий братский замок, придавил поясницу своей ногой, дабы урка не крутился подо мной как юла, и методично дважды повернул ступню на триста шестьдесят градусов. Хруст раздираемой суставной сумки и крик задохнувшейся от боли жертвы слились в один сплошной гимн. Я бросил безнадёжно изувеченную левую ногу бандита и взялся за правую. Рывок вверх, лодыжку берём в замок, нога на пояснице, чтоб не крутился под клиентом, два оборота на триста шестьдесят градусов. Трибуны апплодируют, женщины вытирают слёзы, пострадавший не воспринимает течение времени - у него болевой шок, сравнимый по глубине с тем, что получится от внутривенного введения полуграмма несимметричного диметил-этил-ацилоперидопирина.

- Ты...- я бросил вторую изувеченную ногу бандита и ткнул пальцем в одного из бандитов.- Ты - гнида, а мама твоя - вошь, ты ещё хочешь казачьего тела ?

Ответчик как-то поскучнел, потупился и почему-то принялся стегать своим мачете траву вокруг ног.

- Я того... я тут, вообще-то, кочерыжки собираю,- неуверенно и как-то очень уныло промямлил он.

- Хорошо, разрешаю жить дальше,- простил его я,- Ну-ка, выкапывай быстро кочерыжку и начинай жрать на моих глазах !

- Да запросто, я и сам как раз хотел...- обладатель грозного мачете присел на колени и принялся выкапывать какую-то колючку - это растение первым попалось ему под руку.

Не мешкая, я схватил руку поверженного врага - того самого, которому перед тем уже успел сломать обе ноги - и последовательным закручиванием запястья и ударами локтя о грунт сломал суставы и кости в плече, локте и пястьи. Затем ту же операцию повторил с другой рукой. Товарищи бандита тупо наблюдали за тем, как я методично увечу из бывшего друга.

- Кто-то из вас, уродов, желает проститься с телом друга ?- осведомился я у заробевших урок.- Может, кто-то хочет прочесть отходную молитву ? Или помолиться своим богам в минуту прощания с телом ? Чёрт побери, да вы похоже атеисты !

Никто не выказал ни малейшего желания подойти к терпиле. Что ж, тем хуже для него.

Между тем, тот герой, что искал кочерыжку, сноровисто выкопал какую-то волосатую гадость и, преданно глядя мне в глаза, засунул её в рот. Сожрав этот странный объект, он даже не подавился, видимо, какой-то навык в этой области у него уже имелся. Признаюсь, от одного только взгляда на сей пир гурмана, меня чуть не вытошнило.

- А теперь, козлы, могу дать добрый совет...- проговорил я и внимательно осмотрел грабителей.

- Да, сэр, пожалуйста,- проговорил один из них не без угодливости в голосе. Видно он очень не хотел жрать кочерыжки следом за своим другом.

- В будущем зарабатывайте торговлей какой-нибудь редкой реликвией, скажем, черепом Ленина. Ты,- я ткнул пальцем в одного из грабителей,- продаёшь детский череп вождя мирового пролетариата, ты,- я указал на его соседа,- череп Ленина в юности, а ты, пень, череп Ленина в старости. Ясен вам мой совет ?

- Так точно, сэр,- хором ответили урки.

- Очень хорошо ! А теперь, сдристнули отсюда, козлопасы !- строго приказал я.

Тоже мне, добры молодцы, нашли кого остановить - куренного атамана Войска Донского ! Ур-р-роды !

Я рванул изувеченного пленника за пояс штанов, без труда оторвал его от грунта и понёс в левой руке, словно чемодан. Без всяких эксцессов я пересёк лесополосу и вышел в новый район Чек-Пойнта. По смыслу, это место являлось деловым центром поселения, даун-тауном, как говорят англоязычные жители "цивилизационных" сообществ.

Тут мне сразу показалось интересно. Пара дюжин разноцветных двухэтажных зданий - почти все с электрическими рекламными щитами на фасадах - располагались вперемежку с вполне облагороженными газонами. Наличие газонов явственно свидетельствовало о более высоком уровне организации социума, базировавшегося тут. Реклама сделалсь явственно живее и веселее, чем в том месте, откуда я пришёл.

Глаза быстро пробежали по местным вывескам : "Золотые яйца. Хочешь дольше и чаще ? Тебе - к нам. Пришьём вторую мошонку с самым ценным для мужчин содержимым. Захлебнёшься тестостероном" ; "Оби-ван-сентер. Хочешь стать третьего пола ?" ; "Абрам-Моцик Штангенциркуль. Место для тех, кто ест настоящее мясо". Гм-м, последняя вывеска меня особенно заинтересовала. "Настоящим мясом" на планетах "цивилизаторов" называли человечину. Более половины из двенадцати с лишним тысяч миров Земной Цивилизационной Лиги допускали каннибализм, разумеется, с некоторыми ограничениями, типа, запретом есть сограждан и лиц, не достигших двенадцати лет.

Туда-то я и направил свои стопы. Обойдя объедаловку с фланга, дабы не идти со своим "грузом двести" в зал, где публика вкушала кулинарные изыски местного шеф-повара, я зашёл с чёрного ходя прямиком в кухню, благо отыскать её по запаху не составило труда. Негр в белом фартуке, судя по чертам лица, весьма близкий родственник местных гамарджопов, оторвался от крошительной машины, в которой готовил салат-чесумойку, и заинтересованно поглядел на меня :

- That to you ?

Спросил, типа, чего мне надо.

- Твою мать, обезьяна, говори по-русски, пора уже учить русский язык !- от всей души посоветовал я.- Не видишь, что ли, настоящее мясо принёс !

С этими словами я бросил увечного бандита на пол, головой под стул.

Негр не стал скрывать искреннего любопытства и заглянул через столешницу вниз.

- Мясо не я покупать...- изрёк на очень скверном русском потомок многострадального рабского племени, внимательно изучив вывернутые под немыслимыми углами руки и ноги терпилы.- Мясо покупать босс... Всегда ! А я не могу !

- Да знаю я, что ты только хлопок собирать в Алабаме можешь...Зови босса, уголёк !- по-доброму посоветовал я.

Негр подумал над моими словами, видимо, не всё понял, но вопросов задавать не стал. Он приоткрыл дверь в соседнее помещение и что-то изрёк в дверной проём. Сказанного я не расслышал, но очень скоро из-за двери выскочил импозантный тучный мужчина в белом фартуке и с косицей "a-la Костя Цзю" на затылке ; впрочем, на боксёра он походи мало, на Костю Цзю - ещё меньше, зато на повара здорово смахивал как брюхом, так и пальцами-сосисками. Именно такими повара и должны быть, вернее, именно такими они и становятся к моменту успешного окончания своей карьеры.

- Привет !- жизнерадостно воскликнул гнолл в белом фартуке.- Ты кто такой ?

- Меня зовут просто : Очоа Акуамуртасара Очеуаквара,- с присущей мне находчивостью представился я,- Попрошу, блин, слова не путать и буквы не переставлять. Неправильное произнесение имени, отчества и фамилии сочту, блин, за демонстрацию неуважения и вызов, блин, на дружеский черепоразделывательный поединок, разумеется, без правил, до первой крови и последующей смерти любого из участников. А если короче, то меня зовут Акела.

Повар, видимо, поразился услышанному резюме ; пару секунд он тупо смотрел мне в лицо, после чего очень вежливо поинтересовался :

- Ты откуда взялся такой красивый ?

- Да я тут обхожу обозначенные особым образом объекты, определяю обоснованность обозначения. Да я уже рассказывал об этом вот ему,- я резво пнул лежавшее у моих ног тело.

Повар внимательнее посмотрел на бандита.

- Я, кажется, этого парня знаю,- проговорил он задумчиво.- Тёрся тут уже больше недели, работу искал, в банду просился. Потом, вроде, вбился в компанию с такими же отстойными пацанами, стали они слоняться группой. Нарвался, стало быть…

- Короче, господин повар, брать мясо будете ?- поинтересовался я.

- Буду, конечно, мясо хорошее, видно, что свежак.

- Целиком или вырезку только откромсаете ?

- Конечно, целиком. Как говорят в народе, настоящий каннибал сожрёт офтальмолога целиком и никогда не поделится с любимой морской свинкой !- повар задумчиво тронул лежавшее перед ним тело носком ботинка и мой пленник, замычав, пошевелился.- Бляха, да он живой !

- Как скажете,- ответил я и, присев, рывком головы назад и вверх завернул лицо бандита на спину. Мелодично захрустели четвёртый и пятый позвонки, а изо рта обильно заструилась кровь, не иначе, как лопнула сонная артерия.

- Фу-у, не люблю я на это смотреть,- повар брезгливо отвернулся и приказал негру,- Шахтёр, принеси тряпку, подотри тут !

Мы живо столковались о цене, собственно, я был согласен на любую, даже самую символическую плату. Вручив мне триста УРОДов за труп бандита, повар сказал напоследок :

- У тебя, как я погляжу, хорошо получается рыла сворачивать. Если нужна работа, могу посодействовать, наша крыша всегда нуждается в смекалистых бойцах с крепкими нервами и тяжёлыми кулаками.

- А что у вас за крыша ?

- Бригада называется "помоечные тигры". Главный босс - Сэмюэль Пиролиз по кличке "Сэмми-Гидролиз".

- Судя по названию - крутая команда. А скажи-ка, господин повар, тебе не доводилось ли часом встречаться с человеком по кличке Слон Пу ?- расспросы я, разумеется, всегда начинал не с того предмета, который меня действительно интересовал, даром, что ли, я обучался в монастырской школе тюремного типа с углублённым изучением подрывной деятельности...

- Слон Пу ?- повар призадумался.- Есть такой среди местных "осси". Он в Чек-Пойнт редко появляется, всё больше в лесах сидит. Но вообще я его знаю, видал. Мы всех, кто на Сентрал-Блот смог закрепиться, знаем.

- А может, знаешь такого Циклописа Хренакиса ? Недавно он тут у вас объявился.

- Циклописов я видел нескольких...

- Татуированный такой, здоровый, сто семьдесят кило веса, на правом виске красная татуировка семиконечной звезды,- приметы нужного мне человека я знал назубок.

- Да, видел такого, он заглядывал к нам в кабак. Но он "колумбарий", кажется...

- Именно так.- я откровенно обрадовался услышанному ; теперь мне стало ясно, что здесь действительно видели Циклописа.

- А мы-то с "колумбариями" не очень дружим. "Помоечные тигры" больше интересуются варкой и продажей алкоголя - это самый быстрорастущий рынок на Даннеморе. А "колумбарии" подаются обычно либо к "осси", либо - к "весси", одним словом, валят из Чек-Пойнт. Некомфортно им тут.

- А где можно разузнать о нём, как думаешь ?

- Ну, думаю, начать следует с "Gold flank" - это наш самый большой хотель. А потом обойти остальные, их всего четыре.

- А где находится "Gold flank" ?- решил на всякий случай уточнить я.

- Да ты что, с Валла-Валла свалился ? Как ты вообще тут оказался ? Этот хотель расположен ближе всего к космодрому.

- Гм-м, я просто не особо вывески рассматривал. Кроме того, читаю плохо - у меня линзы от чтения сразу запотевают.

- Ну-ну,- покивал повар.- Кстати, Акела, коли зайдёшь в "Gold flank", не поленись, загляни на второй этаж : там в жёлтом коридоре находится офис "помоечных тигров". Если тебе нужна работа, можешь поговорить с Сэмюэлем Пиролизом и сослаться на меня. Скажи ему, что повар Йоханн рекомендовал к нему обратиться. У Пиролиза всегда есть работа на предмет свернуть кому-нибудь шею. Я вижу, ты по этому делу профи.

- Хорошо, Йоханн, может, так и сделаю...- заверил я, направляясь к выходу.

Но повар, видимо, сказал не всё, что хотел и крикнул мне в спину :

- Если ещё кому глаз на жопу натянешь, то сразу тащи трупак ко мне, я всегда покупаю настоящее мясо !


Я быстро прошёл сквозь деловую часть Чек-Пойнт и, благополучно миновав ещё одну лесополосу, оказался в той части плато, что располагалась ближе всего к бетонному полю космодрома "цивилизаторов". Домов в этом районе посёлка оказалось меньше, чем в центре, но все они были крупнее размером. Хотя этажность застройки оставалось прежней - видимо, более двух этажей здесь не возводили из-за высокой сейсмической активности - но сами дома сделались более изощрённой планировки : какие-то изогнутые, с пристройками, ограждениями на крышах, внутренними двориками. Отыскать "Золотую бочку" мне труда не составило, здание это и в самом деле оказалось весьма примечательным. Длинная S-образная кишка, собранная из разноцветных модулей выглядела довольно безвкусно, но общее негативное впечатление от внешнего облика дома скрашивал миленький газон перед фасадом с полудюжиной пальм. Огромное световое табло, подвешенное над входом в гостиницу, мигало разноязыкой рекламой ; когда зажёгся текст на русском, я прочитал следующий стих :

Заправляй пиджак в трусы,

Подотри друзьям носы,

Заходи скорей, засранец,

Конголезец, итальянец,

Педераст и живоглот

Чтобы пойла вылить в рот !

Сей плод умственного напряжения местного лирика приглашал в бар, расположенный в одной из секций первого этажа. Окна там оказались открыты и я, двигаясь вдоль фасада, получил возможность посмотреть на внутренне убранство помещения. Ничего особенно интересного я там не увидел : длинная стойка из некрашеных досок, высокие стулья, татами в центре - в общем, обычная пивнуха.

Став на пороге хотеля, я оглянулся, проверяясь на всякий случай, нет ли за мной слежки. Напротив, через дорогу располагалось ещё одно питейное заведение, вывеска на фасаде которого возвещала : "Последний притон. Дальше притонов нет. Не путать с последним пристанищем." Звучало, конечно, интригующе, и я поймал себя на мысли, что мне надо бы туда заглянуть, но как известно, мы, казаки, люди обязательные, а потому сначала делаем дело и лишь только потом гуляем смело и очумело.

Войдя в гостиницу, я подошёл к стойке портье и постучал по доске ребром пластиковой карты номиналом в сотню УРОДов. Через секунду из-за приоткрытой двери позади стойки высунулась красная старческая ряха, своими мимическими морщинами сильно смахивавшая на лицо первого президента России Бориса Ельцина. Узкие свинячьи глазки моментально сфокусировались на деньгах в моей руке, и человек с лицом разгневанного кабана тут же выскочил мне навстречу, не забыв, впрочем, плотно затворить за собою дверь и навесить на алкоголическое лицо самую радушную улыбку, какую отыскал в своих загашниках.

- Than I can to serve ( Чем могу служить )?- любезно осведомился он у меня.

- По-русски понимаешь ?- в свою очередь спросил я у него.

- А то !


- Ответишь на мои вопросы, получишь бабло. Понял меня ?

- Не дурак, всё понял ! Что за вопросы ?- старик с готовностью вытер ладони о нагрудник своего комбинезона. Не иначе, как готовился брать деньги чистыми руками.

- Чела такого знаешь : Циклопис Хренакис ?

- Знаю. Гы ! Я тут, почитай, всех знаю, кого судьба на Даннемору занесла. Идут с космодрома и первым делом к нам заходят.

- Может, ты и меня знаешь ?- с сомнением поинтересовался я.

- Нет, добрый молодец, тебя я что-то не припоминаю. Может, ты внешность менял ? Напомни-ка своё погоняло.

- Ладно, проехали. Речь не обо мне. Скажи, как выглядел Циклопис ?

- Свин такой... вроде меня.- старик похлопал себя по объёмному животу.- Ростом на ладонь пониже тебя, но брюхо такое... приличное. Татуировки на открытых частях тела : левом предплечьи - голый человек третьего пола и имя "Глория", на правом - бутылка джина "Джелли" с двумя горлышками, на роже, справа, кажется... да, именно на правом виске - красная звезда.

- Прекрасное описание !- похвалил я портье ; сомнений быть не могло, этот человек действительно видел Циклописа Хренакиса.- Ну, а где же этот красавчик сейчас ?

- А кто ж его знает ? Тут его нет однозначно и уже давно. Он свалил, если не ошибаюсь два тетрацикла назад.- портье облизнулся и покосился на карточку в моих руках, затем опустил глаза и полистал свой журнал.- Да, именно так : четвёртого числа семнадцатого тетрацикла, если по галактическому календарю считать.

- Ну, ладно, получай бабло, считай честно заработал,- я отдал ему деньги и тут же извлёк новую сотню УРОДов.- А теперь подумай, дедушка, куда мог свалить Циклопис ? Может, он сказал или ты случайно услышал, а-а ?

Я покрутил карточкой перед носом портье и, дав разгуляться его бурному слюнотечению, убрал деньги с глаз.

- Что сказать... я так понимаю, что он подался к Гидролизу.

- К Гидролизу ?- на всякий случай переспросил я.- Это к Сэмюэлю Пиролизу, что ли ?

- Ну да. У него ведь офис у нас, этажом выше, от лестницы направо. Там коридор жёлтой краской выкрашен. Ну, и Циклопис туда вроде бы подался. А Гидролиз такой человек... всегда вербует людей, готовых на настоящее дело.

Несколько секунд я раздумывал над услышаным. В голове моей забрезжила забавная комбинация, способная быстро вывести нас к бригадиру "кумоду". Следовало только всё как следует обдумать.

- А куда же Гидролиз отправил Циклописа ?- спросил я портье.

- Не знаю я того. Но ты можешь подняться и спросить об этом сам. У нас за вопрос денег не берут,- усмехнулся он.- Деньги берут только за ответ.

Признаюсь, я раздумывал недолго. В конце-концов, о "помоечных тиграх" мне уже успел кое-что рассказать повар Йоханн, и я всегда мог на него сослаться. Думаю, был в этом какой-то перст судьбы, не иначе.

Поэтому я направился прямиком к крутой лестнице на второй этаж и поднялся наверх. Там оказалось пусто ; прямо напротив лестницы я увидел большое окно, за которым едва шевелили листьями-опахалами пальмы на газоне. Направо и налево от лестницы начинались два коридора, стены одного оказались окрашены в жёлтый цвет, другого - в оранжевый. Мне, очевидно, надлежало направить свои стопы в первый.

Я завернул за нужный угол и оказался перед глухой пластиковой дверью. Потянул её на себя и, признаюсь, сделал это безо всякой робости или почтения. Всё-таки в бандитское логово направлялся.

И наткнулся на двух кряжистого вида мужиков с мачете и дубинами, сидевших на стульях в небольшом тамбуре с голыми стенами. За их спинами находилась другая дверь, которую они, очевидно, сторожили. Невысокие покатые лбы обоих мужчин украшали одинаковые татуировки в виде перекрестия коллиматорного прицела, а на темени была аккуратно выстрижена литера "Р". Очевидно, эти атрибуты должны были свидетельствовать о принадлежности обоих красавцев к банде Сэмми Гидролиза.

- Заходи, заходи,- ласково проговорил один.

- Кто такой и чё те надо ?- пролаял второй.

- Зовут меня Очоа Акуамуртасара Очеуаквара. Умные сразу запомнят, а для тупых повторю : Очоа Акуамуртасара Очеуаквара. И буквы, блин, попрошу не путать, и местами, блин, не менять. А погоняло моё - Акела. Пришёл я Сэмюэлу Пидролизу, поскольку имею дело к этому почтенному бизнесмену.

- Не Пидролизу, а Пиролизу,- многозначительно поправил меня тот из часовых, что говорил ласковым голосом.- А я чегой-то не помню, чтоб тебе было назначено. Может ты помнишь, Грыжа ?- он поворотился к напарнику.

- Нет, Анус, никакого Акелы в графике босса точно нет,- мрачно отозвался тот.

Я не успел открыть рот, как вдруг на стене замигала красная лампа. Произошло это явно не просто так - я был готов поспорить на что угодно, что подобная сигнализация, безусловно, неслучайно оказалась смонтирована в этом месте и её мигание что-то да означало. Свет лампы странным образом повлиял на поведение охранников. Они несколько секунд изумлённо таращились на лампочку, пока, наконец, тот, что казался любезнее и носил многозначительную кличку Анус, не проговорил вполголоса :

- Ну, коли так... пойду, что ли, доложу боссу.

Произошедшее обнадёжило меня не меньше, чем насторожило. Не верю я вежливым бандитам. С точки зрения криминальной психологии это явление даже более опасное, чем вежливый донской казак.

Часовой вышел, но очень скоро вернулся, кивнув мне :

- По коридору прямо, в последнюю дверь.

Я прошёл мимо него и оказался в небольшом коридоре. Одна его стена была застеклена и сквозь неё хорошо просматривался небольшой внутренний дворик гостиницы, невидимый с улицы. На противоположной стене имелись две полуоткрытые двери, каждая из которых вела в комнаты, полные вооружённых мужиков. Те пили какое-то пойло и курили какие-то самокрутки ; в воздухе висело плотное облако вонючего сизого дыма. Неспешно пройдя по коридору, я насчитал боковым зрением в обеих комнатах не менее восьми человек, принимая во внимание, что ещё два богатыря несли службу в тамбуре, получалось, что "под ружьём" Гидролиза сейчас находились не менее десяти недобрых молодцев. Ну-ну...

Подойдя к последней двери, плотно прикрытой, в отличие от двух других, я энергично толкнул её без стука. И занёс ногу для того, чтобы войти.

Диспозиция мне сразу не понравилась. Под большой, нарисованной от руки картой Даннеморы, подле симпатичного стеклянного столика, сидел седой худощавый мужчина. В руках он держал термокинетический пистолет, которым метил мне в голову. Признаюсь, это по-настоящему выглядело удивительным, ведь к хорошему человек привыкает быстро и потому я уже никак не рассчитывал увидеть людей, вооружённых чем-то ещё, кроме холодного оружия. А тут - оба-на !- картина маслом, называется "Не ждали...".

У противоположных стен стояли два здоровых молодых мужика, откормленных и раскаченных выше всяких разумных пределов. Килограммов по сто пятьдесят отборных, любовно нарощеных мышц. Разумеется, у каждого на лбу красовалась татуировка в виде коллиматорного прицела. Литера, выстриженная на темени, оставалась незаметной, но я не сомневался, что она там присутствует. А прямо посреди комнаты ничком на полу лежал невысокий босоногий мужчина в грязной балахонке. Руки его, заведённые за спину, стягивала небрежно закрученная верёвка ; из разбитой головы текла кровь. На полу натекла уже целая лужа.

- Я прошу прощения, но охранник сказал, что я могу пройти,- невозмутимо проговорил я, остановившись у порога и так и не опустив занесённую для шага ногу.

- Ну, заходи,- спокойно отозвался мужчина, сидевший с пистолетом в руке.

- Позвольте представиться...- начал было я, но тут мужчина, лежавший ничком на полу, повернул в мою сторону лицо и слова, готовые сорваться с моих уст, застряли в самых недрах глотки.

Потому что я без труда опознал в связанном человеке Ху-Яобана.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   16




©kzref.org 2023
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет