Как сказал неизвестный, но, безусловно, очень одарённый поэт, если вы видели хотя бы один сумасшедший дом, считайте, что вы видели их все



бет11/16
Дата14.03.2018
өлшемі3.48 Mb.
#20775
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

12.

Серёжа Лазо меня, разумеется, тоже узнал. С момента нашего расставания на побережьи Сентрал-Блот едва минули четыре условно-земных часа, так что не узнать меня было довольно сложно.

Но в этой ситуации молчать я никак не мог, а потому с видом жизнерадостного дебила оттарабанил начатую фразу :

- Меня зовут Очоа Акуамуртасара Очеуаквара, погоняло - Акела. Меня направил к вам повар заведения под названием "Абрам-Моцик Штангенциркуль. Место для тех, кто ест настоящее мясо". Повара зовут Йоханн. Он сказал : "Акела, блин, загляни к господину Сэмюэлю Пиролизу, у него для таких как ты отчаянных парней всегда есть квалифицированная работа". И вот я здесь...

- Н-да ?- мужик с пистолетом как будто бы озадачился. Моё упоминание повара Йоханна, видимо, сбило его с толку. Получалось, что я явился к нему не с бухты-барахты, а вроде как по рекомендации. Не знаю, сколь коротко повар знался с главой банды, но мой рассказ, похоже, несколько успокоил Гидролиза.

Он пару секунд раздумывал над услышанным, затем коротко приказал, обратившись к одному из двух крепкотелых охранников :

- Дроссель, ну-ка метнись к портье вниз и спроси, какого хрена он на сигнализацию нажимал.

Мужчина, мягко ступая в мягких поликарбонатных тапочках ( а вовсе не ботинках, как остальные жители Даннеморы ), шмыгнул за дверь. Получилось это у него на удивление беззвучно и шустро, особенно если принимать во внимание его комплекцию ! Гидролиз, проводив охранника взглядом, обратился ко мне :

- А с чего Йоханн вдруг проникся к тебе расположением ? Сфинктер у тебя шибко тугой, что ли, или рот хорошо тренирован ?

- Сфинктер и рот у меня нормальные, как и положено по мужской конституции. Много было горячих голов, желавших проверить это, да только теперь все они сложены в моём холодильнике. А Йоханн проникся ко мне добрым чувством после того, как я принёс ему на покупку настоящее мясо со сломанными руками и ногами. Повар тело у меня купил, заплатил триста УРОДов, между прочим. Ну, и к вам направил.

- А ты, типа, мастер руки-ноги ломать ?- уточнил Гидролиз.

- По преимуществу чужие, сэр.

- Угу...- Гидролиз опять задумался ; у меня вообще сложилось впечатление, что разговор со мною отвлекал его от каких-то важных раздумий.- А почему я тебя раньше не видел ?

- А я в Чек-Пойнт не задерживался. Я вообще-то из Норы-на-Скале, есть такое поселение на Ист-Блот. За главного там чувак такой, может слышали, Свен Борцль. Могу вам на карте показать, где это находится,- я ткнул указательным пальцем в карту, висевшиую за спиной Гидролиза. Тот механически повернул голову, словно пытаясь проследить взглядом в указанном направлении и эта автоматическая реакция лучше всяких слов убедила меня в то, что Сэмуюэль не испытывает ко мне прежнего недоверия. Если бы он продолжал сомневаться в моих словах, то не отвёл бы от меня взгляда.

Что ж, очень хорошо.

- Борцль, да ?- механически повторил главный бандит.- А почему ты по-русски разговариваешь ?

- А я националист, сэр.

- Что ж, очень хорошо. Мы все тут националисты. Обыщи-ка этого парня, Свинорыл !- приказал Гидролиз второму крепкому охраннику.

Тот вразвалочку двинулся ко мне. Едва он подошёл, как открылась дверь - это вернулся Дроссель, посланный к портье за разъяснениями. Очень удачно он появился, просто как будто моей последней карте шестёрку в масть подбросил. Он сразу же переключил на себя внимание Сэмюэля Пиролиза, а мне только это и нужно было. Жёсто ударив стоявшего передо мной Свинорыла ногой в пах, я подхватил его за талию, точно любимую женщину, не давая упасть бандиту назад. Бедный Свинорыл по своему недомыслию сделался щитом, полностью закрывшим своим мощным торсом меня от пистолета Гидролиза. Телохранитель крикнул от боли - а это действительно больно, когда ногой попадают в мошонку ( хотя, и не больнее, чем рельсом по копчику ) - да тут же стих, потому что Гидролиз выстрелил из своего термокинетического пистолета. Тело в моих руках дёрнулось и безвольно обмякло : раскалённая пуля, попавшая в позвоночник, способствует, знаете ли, резкому снижению двигательной активности.

Я не дал упасть Свинорылу. В правую ладонь скакнула "чекумаша", выброшенная из рукава сари досылателем, и высокоскоростная пуля проделала зияющую дыру сначала в голове Сэмюэля Пиролиза, а затем и в пластиковой стене позади неё. Полагаю, что на этом она своё движение не прекратила и пробила ещё пяток-другой стенок на своём пути.

Дроссель успел правильно оценить происходившее. Он подался назад, выхватив из петли на поясе широкое мачете, но я бросил на него безвольное тело Свинорыла и потому телохранитель не успел воспользоваться своим колюще-режущим инструментарием. Я не целясь выстрелил в него : с расстояния меньше трёх метров промахнуться было невозможно. Звуки падения двух массивных тел - Свинорыла и Дросселя - слились в единый грохот.

Теперь поле боя радовало глаз отсутствием потенциальных противников. Гидролиз остался сидеть с развороченной башкой на стуле, его телохранители мирно лежали "валетом" подле двери. От тела Свинорыла исходила специфическая вонь тлевшего мяса - это раскалённая пуля термокинетического пистолета продолжала выжигать плоть.

- Я как тебя увидел, сразу понял : абзац Гидролизу !- проговорил негромко Сергей Лазо.- Но ты имей в виду, у них там в коридоре ещё народец имеется.

- Знаю,- отозвался я.- Восемь рыл. Это совсем небольшая проблема !

Подняв валявшееся на полу мачете, я разрезал верёвку, которой были связаны руки китайца. Затем, не мешкая, запустил руку под сари и извлёк из потайного кармана носогубный фильтр. Подумав секунду или даже полторы, я отстегнул от пояса-патронташа две парализующие гранаты зелёного цвета. В отличие от аналогичных гранат жёлтого цвета, вызывавших тяжёлое деморализующее оглушение, зеленобокие боеприпасы надолго повергали человека в каталептический шок. После выхода из него жертва испытывала жесточайшую депрессию, отягощяемую неоднократными суицидальными попытками, проявлявшимися в форме навязчивого стремления забиться в малодоступные места, например, трубо- и мусоропроводы, глубокие расщелины и подводные пещеры. Практика свидетельствовала, что извлечь человека живьём из таких малодоступных мест оказывалось практически невозможно.

С присущей мне предприимчивостью, я вышел в коридор и кинул в приткрытые двери по гранате. Стоны жертв и звучные хлопки человеческих тел об пол убедили меня в благополучном исходе моего предприятия. Подождав с полминуты, дабы бандиты успели как следует провентилировать лёгкие паралитическим газом, я открыл окна для проветривания и вернулся назад в ту комнату, где находился Лазо.

Потомок китайского племени успел уже подняться с пола и, столкнув со стула труп Гидролиза, уселся на его место. Из раны на его голове сочилась кровь и дабы её остановить мне пришлось вскрыть свой Полевой Лекарственный Военный Комплект ( сокращённо ПЛЕВОК ). Приложив к затылку Ху-Яобана ватный тампон с кристалликами углекислого газа внутри волокон, я щедрой рукой полил его голову раствором антисептика. Китаец страдальчески тряс головой, вздыхал, но терпеливо сносил мои манипуляции.

- Что тут случилось, Лазо ?- спросил я у него.- Как тебя взяли ?

- Мы без особых проблем достигли Чек-Пойнт, увидели на бетонной полосе космодрома "челнок" тюремщиков и поняли, что в посёлке можно наткнуться на спецназовцев "цивилизаторов", замаскирпованных под аборигенов. Действовали очень аккуратно : обогнули плато и поднялись наверх при помощи "цурюп". Нас никто не видел, я в этом уверен. Сначала двигались втроём, но скоро заметили, что группа из трёх человек вызывает насторожённость местных жителей и потому решили изменить тактику. Разошлись, решили действовать поодиночке. Договорились о рандеву через два условно-земных часа в кабаке под названием "Последний притон" - это тут неподалёку...

- Напротив "Голден флэнк", знаю уже,- поспешил кивнуть я, дабы раненый воздержался от лишних объяснений.- Что дальше ?

- Я причалил сюда, стал разговаривать с портье. Вроде бы всё шло как надо : портье вспомнил Хренакиса, всё такое... А потом сверху спустился один из этих мордоворотов, дал мне по кумполу дубиной и приволок сюда. Пока я лежал тут, изображая, будто нахожусь без сознания, уловил следующее : этот "капо" - Гидролиз, которого ты завалил - явно поддерживает контакт с "цивилизаторами", выполняет разные поручения тюремщиков, одним словом, проводит политику, которую ему скажут. Тюремщики сообщили ему, что в Чек-Пойнт могут появиться подозрительные люди, которые начнут наводить справки, правда, тюремщики не знали о ком именно. Портье, как ты понимаешь - это человек Гидролиза, который собирает сведения для него. Когда я пришёл в хотель, эта гнида портье вспомнил, что четыре года назад я покинул Даннемору, выиграв "ключ счастья". Понятное дело, это показалось ему подозрительно. Он подал условный сигнал в кабинет Гидролиза, у них проведена какая-то сигнализация. Ну, "капо" и послал человека меня схватить. Дав мне по голове, он притащил меня сюда, здесь меня обыскали и нашли огнестрельное оружие. Тут-то Гидролиз и понял, что я как раз из тех людей, кого ищут "цивилизаторы". Если бы ты не подошёл, они бы меня в узел завязали, с-суки такие !

Рассказ Сергея Лазо всё расставил по своим местам. Портье насторожило появление человека, который уже несколько лет назад должен был покинуть планету-тюрьму. Этот человек расспрашивал о Циклописе Хренакисе и портье, разумеется, запомнил эти имя и фамилию. Он сдал подозрительного человека своему боссу и получил за это благодарность, ведь Сергей Лазо действительно оказался тем человеком, кого искали тюремщики. Но прошло совсем немного времени и на пороге хотеля появился я с расспросами о всё том же самом Циклописе. Понятное дело, портье поспешил проделать старый фокус и со мною : отправил меня наверх, в жёлтый коридор второго этажа, а сам нажал на кнопку сигнализации. Ай молодец, вот же светлый ум ! Этот замечательный человек явно заслужил того, чтобы я потратил на него пару минут своего личного времени и должным образом оценил его потуги разнообразить мой досуг.

- Ты можешь идти ?- спросил я Сергея Лазо.

- Наверное,- он приподнялся и его заметно качнуло. Ху-Яобан поморщился и стало хорошо видно, что на глаза ему навернулись слёзы.

- Ну-ну, что это за плач сиротки Хаси ?- я ободрительно похлопал его по плечу, но состояние нашего подранка меня откровенно встревожило.

Сергей Лазо медленной, неуверенной походкой двинулся к двери, придерживаясь рукою за стену. Прежде чем покинуть кабинет благополучно застреленного мною "капо" Гидролиза, я снял со стены большую карту Даннеморы, нарисованную хотя и от руки, но с большим старанием. Имело смысл изучить сие эпистолярное наследие "помоечных тигров" в минуту досуга, так сказать, между боями, на бивуаке. Многократно свернув карту, я спрятал её в потайной карман под сари. Разумеется, не забыл прихватить и термокинетический пистолет, которым убитый главарь бандитской шайки так и не сумел застрелить меня.

Мы неспешно прошли сквозь притихший жёлтый коридор второго этажа, вышли к лестнице и спустились вниз. Портье, ковырявший в зубах после трапезы, посмотрел на нас осоловелыми глазками первого президента России ; видно, он никак не ожидал того, что нам удастся остаться в живых.

Я приветственно помахал ему рукой и подойдя к стойке, вздёрнул старика за ухо на высоту своего роста. Конечно, от такого обращения ухо могло и оторваться, но меня это никак остановить не могло : я ведь прекрасно был осведомлён о том, что у портье существует второе ухо.

- Сэмюэль Пиролиз очень расстроился из-за твоего безответственного отношения к порученному делу,- сказал я портье и пояснил свою мысль.- Дело в том, что теперь ваш "капо" лежит сильно мёртвый, и случилась с ним эта неприятность сугубо по твоей вине.

- Да что ты говоришь ?- губы портье задрожали от страха.

- Ага... Хочешь узнать, что он пожелал тебе перед смертью ?

- Что ?


- Он попросил передать тебе своё пожелание : чтоб жил ты, сволочь, на одном хемосинтезе...

Портье испуганно захлопал глазами, явно не поняв моей шутки.

- Сверни ему шею,- проговорил негромко Серёжа Лазо за моей спиной.

- Спасибо за добрый и очень интимный совет.- поблагодарил я потомка китайского племени.- Да только зачем сворачивать этому негодяю голову ? Ведь он же вовсе не бил тебя, правда ? А то, что донёс, так это просто из желания остаться в живых. На это даже нельзя обижаться.

- Тоже мне, Конфуций из кибуца !- хмыкнул Ху-Яобан, выслушав мои рассуждения.- Тогда просто врежь ему по печени...

Я так и поступил. Несильно навернув гнусному стукачу по желчному пузырю - сугубо в целях преодоления старческого застоя желчи и профилактики желчекаменной болезни - я оставил портье осмысливать услышанное. Вместе с постанывавшим Сергеем Лазо мы вышли из хотеля.

Через дорогу - если так, конечно, можно назвать широкую вытоптанную тропу - стояло приземистое строение из жёлтого пластика с наклонёнными внутрь стенами и скруглённой крышей. Там находилась пивнуха под задорным названием "Последний притон". Мы лишь переглянулись и, не сказав ни единого слова, направили стопы в это милое заведение.

Кстати, не только для того, чтобы выпить. В конце-концов, подходил час рандеву.


Назвав "Последний притон" пивнухой, я здОрово польстил этой рыгаловке. Пивом здесь не торговали ни в каком виде, поэтому с полным правом сию клоаку следовало отнести к разряду сивушечных и бражных, где принято торговать только продуктом самого низкого качества для публики самого низкого пошиба. Впрочем, не будет большим преувеличением сказать, что к последней категории относилось процентов девяносто жителей Чек-Пойнт.

Как и большинство классических заведений такого рода, сей притон порока представлял собою почти квадратное помещение вдоль одной из стен которого тянулся грубо сколоченный прилавок, имитировавший стойку бара, а вдоль трёх других стен находились разнокалиберные столы, рассчитанные на разное количество посадочных мест. За самый маленький можно было сесть вдвоём, а за самым большим, полагаю, без затруднений могла бы разместиться компания из восьми человек. Центр питейного заведения был отведён под площадку для рукопашного боя, поскольку в такого рода местах традиционно действовал тотализатор на бои без правил. Перед прилавком высился здоровый, грубо обтёсанный четырёхгранный столб эбенового дерева ( в хорошем значении слова "эбеновый" ) ; на нём бармен выписывал мелом меню дня, а также отмечались ставки, принятые на исход боя.

Когда мы появились здесь с Сергеем Лазо, заведение оказалось заполнено на три четсверти. Впрочем, допускаю, что оно было заполнено публикой в любой час дня и ночи. Что делать здоровым мужикам, предоставленным самим себе, как не пить спиртное и не обсуждать спортивные новости ? Конечно, кто-то пишет книги, а кто-то даже умеет их читать, но таковые мужчины во все времена являлись меньшинством ( не сексуальным, но количественным ).

Хотя на Даннеморе только-только разгулялся день, в "Последнем притоне" ощущался явный дефицит освещённости. Пара неярких ламп горела только за стойкой бара да перед столбом с расценками ; окна оказались завешены маскировочной сетью, а потому посетителей заведения мы толком рассмотрели лишь тогда, когда наши глаза привыкли к сумраку. Вместе с Лазо мы сели на стулья у стойки - это позволило нам поговорить с барменом и узнать, что же представляют из себя напитки, предлагаемые к продаже.

Сложные коктейли, замаскированные витиеватыми названиями, типа, "Свинья в апельсинах" и "Амбразура тёщи", мы сразу же отвергли. Но выбор простейших сивух, то есть продуктов прямой перегонки разного рода исходного растительного белка, оказался довольно ограничен. Выбирая между "желудёвым джином" и "водкой из кепубанской икры" мы после некоторых сомнений остановились на первом. Что такое "кепубанская икра" я не знал, а название, признаюсь, меня пугало. Я не трус, но даннеморские угощения стоили того, чтобы их бояться.

Поставив перед нами пару чекушек с "желудёвым джином", бармен интригующе произнёс :

- Могу дать добрый совет. Совершенно бесплатно.

- Что ж, мы готовы его бесплатно выслушать,- согласился Сергей Лазо.

- Если затошнит и вы сблевнёте на себя, то одежду не стирайте !

- Почему это ?- искренне подивился я, ведь ни на одной из обитаемых планет разумные люди не стали бы добровольно ходить в одежде, изгаженной подобным образом.

- Этот запах отгоняет всех животных !- заверил нас бармен.- Самцы-гамарджопы в ужасе убегают, ломая на ходу деревья и вырывая клоками шерсть на груди. А самки потом отказываются от спаривания с ними целую неделю.

- Узнать не могут, что ли ?

- Нет, почему же, своих самцов они могут узнать даже без шерсти на груди. Просто стресс у них так выражается, овуляция не происходит, цикл сбивается и всё такое.

Признаюсь, меня заинтриговало пойло, способное вызвать стресс у самки гамарджопа и я очень осторожно принюхался к аромату, который травили чекушки. Не стану кривить душой - впечатление оказалось сильным. На фоне выраженной сероводородной доминанты ощущалась заметная гнилостная компонента, похожая на ту, которую можно обнаружить в запахе давно протухшего сыра или куриного бульона. Не мог я не отметить также и самобытные нотки разложения растительной биомассы - кому приходилось ковырять вилами компостную кучу, тот поймёт о чём это я толкую. Учуяв сей богатый и оригинальный аромат, я от волнения даже пальцами забарабанил, чего обычно никогда не делаю.

Пришлось мне попросить у бармена соли и перца, повергнув того в шок.

- Вы хотите посолить и поперчить "желудёвый джин" ?- искренне изумился он.

- Да, знаете ли, есть такой старый приём питья неочищенного алкоголя...

Бармен посмотрел на меня с нескрываемым восхищением.

- Вы знаете, геномодифицированного перца у нас нет. На Даннеморе вообще напряг со специями. Зато имеется протёртый хрен...

- Ну что ж, хрен, так хрен. Как говорится, хрен перца не слаще, хотя, допускаю, что некоторые педерасты со мною не согласятся.

Не сводя с меня глаз, бармен проследил за тем, как я посолил чекушку со спиртным и бросил туда жменю сухого хрена.

- А ногти на ногах стричь будете ?- участливо осведомился он.

- Зачем это ?

- У нас тут сиживал один "эстет безобразного", фееричный такой пацан... потом его разделали нафиг, поскольку провинился... так вот, он ногти на ногах остригал, бросал в "желудёвый джин" и поджигал. А потом выпивал.

- Есть такая фишка,- согласился я.- Но видишь ли в чём дело, красавчик, у меня пальцев на ногах нет. В бою потерял ; попал под высокое напряжение - пальцы и осыпались. Но за совет спасибо !

Опрокинул я в рот чекушечку и моментально почувствовал, как оттопырились все мои чакры. В зале сразу сделалось заметно светлее, а рыла окружавших бандитов показались милее. Я весело захрустел рыгаликом - это была сухая веточка какого-то местного растения ; бармен нам подал целое блюдо таких веток. По вкусу ветка оказалась ничего так, чем-то напомнив солёный ржаной сухарь.

- Может, ещё чего пожевать хотите ?- на всякий случай поинтересовался брамен.- Пожрёте наши объедки и будет вам счастье на ближайшем горшке.

Я поблагодарил бармена за любезность, но от расширенного списка угощений отказался. Пошевелил локтём молчавшего Ху-Яобана :

- А ты что скажешь, братанга ?

- Думаю, не ошибусь, если снова промолчу.- отозвался Сергей Лазо.- Спроси у бармена про Хренакиса, тот вполне мог здесь бывать.

Мысль показалась мне дельной.

- Эй, добрый поилец,- подозвал я бармена,- Повтори чекушечку ! Хрен и соль не убирай ! На, возьми себе за труды, сдачи не надо...

Я протянул ему карту с бледно-голубой голограммой. Сотня УРОДов в три раза превышала стоимость нашего заказа. Думаю, никто и нкогда здесь не давал ему таких чаевых. Бармен крякнул и заметно оживился. Он протёр стойку подле нас, принёс новую чекушку и остался стоять подле, готовый сразу же исполнить новое моё пожелание.

- Скажи, братанга,- обратился я к нему.- Я вижу, ты хороший человек и всех тут знаешь. Так вот, скажи, человека такого - Циклописа Хренакиса - встречать тебе не доводилось ?

- Это который с красной многоконечной зведой на виске ?- тут же уточнил бармен.- Видал, видал и не один раз. Приходил, ставки делал на тотализаторе, кстати, хорошо выигрывал.

- А где он сейчас может быть, не знаешь ?

- Как же на знаю, очень даже знаю ! Он мне сам и сказал, что уходит из Чек-Пойнт на запад. На Вест-Блот есть ранчо Даниэля Ортеги - это босс большой группы "осси". Если не ошибаюсь, ранчо называется Сендеро-Луминосо в честь известного террористического движения...

- А что же это получается, Даниэль Ортега теперь на Даннеморе заседает ?- вклинился в разговор Лазо.

- Ну да ! Уж года полтора тут парится. Вам он знаком, что ли ?

- В прежние времена Ортега возглавлял большую артель "колумбариев",- ответил потомок китайцев.- Дюжину кораблей водил. С Циклописом он точно был коротко знаком.

- В общем Циклопис узнал о Сендеро-Луминосо и решил податься туда.- продолжил свой рассказ бармен.- Было заметно, что ему не по себе среди местной почтенной публики. И то верно, среди бывших "колумбариев" ему спокойнее будет.

Я вытащил из-под сари карту, прихваченную в кабинете Сэмюэля Пиролиза. Разложив её на стойке, мы довольно быстро отыскали почти в самом центре Вест-Блот красную точку, подписанную по-английски "Sendero".

- Далеко это отсюда ?- поинтересовался я у бармена.

- Не знаю, никогда не бывал на Вест-Блот. Говорят, что пролив между центральным и западным контенентами гораздо шире, чем между центральным и восточным. На Вест-Блот можно попасть из Каира - это довольно большое ранчо на западном побережьи Сентрал-Блот,- бармен ткнул пальцем в красную точку на карте с надписью "Cairo".- От нас примерно четыреста километров. Расстояние, разумеется, условное, кто ж их мерил, эти километры ?

- А давно ты последний раз видел Циклописа ?

- Довольно давно. Дней пятнадцать тому назад. Я имею в виду наших дней. А если мерить галактическим временем, то - с пару тетрациклов. Да, где-то так, пожалуй.

- Спасибо, братанга,- поблагодарил я бармена и свернул карту.

Ситуация, конечно, требовала осмысления. Если считать, что карта Гидролиза составлена хотя бы с примерным соблюдением пропорций, то Коралловое море между Сентрал- и Вест-Блот имело ширину порядка трёхсот километров. Плюс к этому - около четырёхсот километров до западного побережья Сентрал-Блот. Ну, и наконец, ещё около трёхсот - от побережья западного континента до ранчо Сендеро-Луминосо. Нам требовалось преодолеть почти тысячу километров - и это по весьма приблизительным подсчётам !

Для меня было очевидно, что тащиться на такое расстояние при помощи "цурюп" и безо всякой гарантии успеха - верх неосмотрительности, чреватый напрасной тратой времени. Да и море пересекать на надувной лодчонке, пусть даже с ионным двигателем - тоже не есть вери гуд. Лететь следовало на геликоптере. Да, именном так. Но геликоптер мог поднять только пилота и пассажира. Впрочем, аппарат можно было разгрузить и взять ещё одного человека, оставив свободное место в запасе в расчёте на то, что назад придётся возвращаться с самим Циклописом Хренакисом.

Да, видимо, именно так и надлежит действовать : оборудовать где-то неподалёку лагерь, оставить там груз, снятый с геликоптера, а также оставить лишних людей и группой из трёх человек рвануть к Сендеро-Луминосо. Три условно-земных часа - ходка в одну сторону, столько же времени - ходка обратно, час или два - работа на месте. Всего-то делов !

Я всё ещё обдумывал различные нюансы предстоявшей операции, когда почувствовал за своей спиной странное оживление. Обернувшись к залу, увидел, что в "Последнем притоне" назревало весёленькое действо - кулачный бой за денежную премию, другими словами - тотализатор. К противоопложным сторонам татами вышли два человека с весьма колоритными лицами, явно изуродованными ещё в далёокм детстве то ли падением с большой высоты, то неудачными попытками остановить головой большегрузный тягач без тормозов. А ещё два их лысых собрата пошли вдоль столиков, собирая ставки зрителей.

Когда один из них приблизился к нам, я получил возможность вблизи увидеть лицо этого промоутера. Скажем прямо, назвать этого человека "жертвой карательной психиатрии" значило бы сильно поднять его престиж в собственных глазах ; на самом деле это был обычный баклажан - как цветом лица, так и наполнением. Одним словом, харя этого красавчика столь недвусмысленно свидетельствовала о немалом жизненном опыте своего хозяина, что увидев такую во сне, можно было проснуться и не уснуть более. Считай, что не спал вовсе ! Хотя я уже выпил пару чекушек "желудёвого джина", но всё же без труда уловил мощный выхлоп несимметричного диметилгидразина из пасти промоутера, стоило тому только обратиться к нам с вопросом :

- На кого ставим : Пиранью или Убей-Дядю-Пастора ?

- А чем виноват дядя пастора ?- встрепенулся Сергей Лазо, не уловивший интонационного богатства гундосого голоса промоутера и потому неправильно понявший сказанное.

В свою очередь красавчик не понял потомка китайцев. Похлопав глазами, он лишь изрёк :

- Обещаю фееричный бой !

Я протянул ему карточку в сотню УРОДов - только лишь бы отвязался - и бросил небрежно :

- Возьми-ка, фееричный ты наш, десять к одному - на Убей-Дядю-Пастора.

- Назови своё имя, чтобы я записал.

- Очоа.

Едва только промоутер отошёл, бармен зашипел осуждающе :



- Что ты делаешь, братанга ! Только деньги выбросил ! Фаворитом считается Пиранья !

- Плевать !- отмахнулся я. В самом деле, не мог же я признаться ему в том, что отправляясь в Чек-Пойнт, прихватил с собою десять тысяч УРОДов.

На столбе эбенового дерева ( в хорошем значении слова "эбенового" ) появился рядок цифр, показывавший принятые на бой ставки. Цифры были незначительны, да и соотношения тоже. Моя сотня УРОДов в общем списке ставок бросалась в глаза, как автомобиль с атомным двигателем в ряду телег. Один из промоутеров зачитал ставки и поинтересовался у публики не желает ли кто сделать новую ставку, отозвать или изменить старую ? От меня не укрылось, что при упоминании сотни УРОДов по залу прокатилось шуршание - это присутствующие принялись переспрашивать друг у друга, не ослышались ли они часом ?

Человек с лицом раздавленного апельсина – сразу видать, что местный спортивный обозреватель и ведущий поединка - вышел на середину татами и с видом жизнерадостного дебила затараторил :

- Дорогие мои суканахи, подонки и моральные уроды ! ( по залу прокатились жидкие аплодисменты, раздался возбуждённый свист ) Я тоже рад вас видеть ! Всем вам, гнидам недоношенным, хорошо известны наши правила, но порядок таков, что перед боем надлежит всё повторить вслух. Ну, типа, для тупых, слепо-немо-глухих, жертв подпольных абортариев и прочих убогих дальтоников. Так вот, я повторяю вам, ослоёбы и бараны, что наши герои - если, конечно, этих охломонов можно назвать героями - будут биться без ограничения времени до победы одного из них. ( "Бу-га-га-га !"- заорали из противоположного угла кабака ) По приёмам у нас сегодня два существенных ограничения : не втыкать в глаза пальцы и не кусать, блин, пенисы. Мы же не беспредельщики, блин, какие-то, правда ? Хотя, если говорить по-правде-матке, какие-такие пенисы возможны с этими, блин, героями ? У обоих давно уже нет ни зубов, ни - с позволенья сказать - пенисов ! Пиранья - мать твою !- покажи рот... вот видите - ни одного зуба. Убей-Дядю-Пастора, ну-ка, спусти колготки... видите, ни одного пениса !

Народ уже неистовствовал. Ведущий расшевелил полусонное пьяное болото, в чём, собственно, его функция и заключалась.

- Это что за помоечный приколист ?- обратился я с вопросом к бармену.

- Погоняло у него - Фома. Это сокращение от слов "Фоменко Ахтунг !", вроде бы, жил некогда юморной такой ведущий, Николай Фоменко... Ну, придание такое есть реликтовое. Вот наш конферанс и выбрал себе такое погоняло. А вообще он специалист по страховым мошенничествам. Был. В первой своей жизни, до Даннеморы.

- Теперь что касается использования посторонних предметов : стульев, столов, кухонной посуды, страпонов и прочих анальных расширителей.- продолжил между тем Фома.- Этого дела у нас сегодня не будет !( По кабаку пронёсся выдох разочарования и возмущённый топот ног ) Зато после боя всех вас ждёт маленький бонус ( зал обрадовано засвистел )... да-да, гнусные паразиты, вы правильно всё угадали. Победитель на ваших глазах оттрахает побеждённого ! Подвергнет, так сказать, публичному содомированию. В хорошем смысле, так сказать. Хотя, с другой стороны, у публичного содомирования вообще нет плохого смысла. ( Зал свистел, рычал, со всех сторон доносились какие-то выражения на местном сленге, о значении которых я мог только догадываться ). Так что главная интрига боя заключается вовсе не в том, кто кому навалит по сусалам, а кто кому засадит по самые помидоры. Хе-хе, я знаю, что всем вам это дело очень интересно, потому-то вы, гниды вислобрюхие, сюда и ходите...

Он не договорил. Мощный косящий удар по лодыжкам подрубил его точно гнилую осину. Ведущий брякнулся всей спиной на татами и взглядам изумлённой публики предстал... да-да, именно Инквизитор. С иконой Святого Николая Чудотворца в высоко поднятой руке, в короткой селенитовой броне, скрывавшей лёгкий армированный титаном доспех, он выглядел живым воплощением разбуженной совести. Глаза его горели яростной нетерпимостью, а плотно сжатые губы выдавали решимость и даже непреклонность намерения, обуревавшего его. С него самого в эту минуту можно было бы писать икону.

- Очнитесь, люди ! Вы похожи на планктон, несомый течением ! Может быть, именно в эту минуту следует остановиться и спросить самого себя : кто я ? и для чего живу ?

- Что за херня ?! Это что за клоун ? Кто это такой ?!- раздались нестройные выкрики с разных концов помещения, но Евгений Ильицинский повысив голос, легко их перекрыл :

- Можно жить, как свинья, уткнув лицо в корыто с помоями... можно ходить по грязи и упиваться этим... но подняв глаза, человек может видеть небо. У каждого из вас есть возможность увидеть небо. И каждому из вас Господь Бог в Своей неизречимой милости...

- Фома, это что ? - твои потуги разнообразить репертуар ?- закричал бармен, но я тут же на него цыкнул :

- Тихо, придурок, иначе умрёшь первым ! Не видишь - проповедь !

И бармен, крайне озадаченный, притих. Впрочем, я допускаю, что он попросту не знал значения слова "проповедь".

- Пош-ш-шёл во-о-он !- заревел вдруг Пиранья, до того тупо глядевший на Инквизитора.

Он вдруг рванулся к Ильицинскому с явным намерением снести его с татами, да только не учёл того обстоятельства, что казачий проповедник отнюдь не в первый раз взялся за непростое дело сеять в мрачных закоулках бандитского сознания ростки вечного, разумного и человечного. Сказать, что Евгений имел в этом деле немалый опыт значило бы сказать мало ; на самом деле опыт Инквизитора был богат, оригинален и прямо-таки огромен. Педерастическое племя в разных частях Вселенной потеряло на проповедях Инквизитора не одну тысячу своих адептов. Перефразируя слова замечательного классика русской литературы, можно сказать, что быть убийцей педераста - это звучит гордо ! А убийцей тысяч педерастов ? То-то...!

Впрочем, драчун без правил, имевший мозг размером с голубиное яйцо, ни о чём таком не мог и помыслить. Бросившись на Инквизитора, он допустил очень серьёзную ошибку. Возможно самую серьёзную в своей жизни, полной и без того всевозможных ошибок. Я давно уже заметил, что человек с немалым жизненным опытом и отсутствием всякой брезгливости в рукопашном бою страшен. И с тем, и с другим у Инквизитора всё было в порядке, так что не стоило местному дурачку столь неосторожно задевать его. Ох, не стоило ! Окованный титаном ботинок Ильицинского воткнулся ему прямо в губы, удачно поймав противника на противоходе. Поставленный удар ногой - это как езда на велосипеде. Научившись правильно бить один раз, человек сохраняет этот навык на всю жизнь. Голова Пираньи дёрнулась назад - и было отчего !- он ничком плюхнулся на покрытие татами, а Ильицинский, аккуратно опустив ногу, торжественно провозгласил :

- Люди, будьте же добрее, не надо бросаться на меня. Всё равно, коли Бог не попустит - ни один волос с головы моей не упадёт !

Алканавты и бандиты притихли. То, как дурачок Пиранья сел зубами на ботинок проповедника, произвело впечатление на многих. Фома, пришедший в себя после падения, потихоньку убрался с борцовского ковра, постаравшись проделать это как можно быстрее и незаметнее. Пиранья же, оглушённый ударом, но не потерявший сознания, откатился от Инквизитора, прикрыв лицо руками. Сквозь его пальцы обильно текла кровь.

Ильицинский обвёл взглядом притон. Кто-то из присутствующих поёжился, кто-то напротив, с немым вызовом встал со своего места. Меня и Лазо наш казачий проповедник, безусловно, заметил, но не подал вида, будто узнал.

- Господь Бог смотрит на каждого из вас. Он видит ваши помыслы и дела. И ни один грех человеческий не останется незамеченным или неосуждённым.

- Мы в Бога верим !- крикнул какой-то одноглазый мужик, совершенно пиратской внешности.- На наших УРОДах написано : "We trust in God".

- Вы не верите в Бога, иначе бы не писали эту чушь на своих деньгах. И не сидели бы здесь целыми днями, дожидаясь того, как победитель станет содомировать побеждённого !

- Да что ты вообще знаешь о Боге ?!- завопил одноглазый. Он выхватил из-под стола здоровую дубину и с угрожающим видом двинулся к Инквизитору.

Ему на помощь пришли оба промоутера, перед тем принимавшие ставки на исход поединка. С длинными ножами в руках они подвинулись было в сторону Ильицинского, но сделать ничего не успели. Загремели выстрелы термокинетического пистолета и одноглазый с визгом повалился на пол. Даже не разобравшись, кто стрелял, оба промоутера тут же бросили своё оружие на пол. Подобная находчивость меня чрезвычайно развеселила - у ребят, похоже, за плечами имелся немалый опыт успешных капитуляций.

Из сумрака выплыла массивная фигура Константина Головача. Ну да, конечно, береговая артиллерия на подходе. В руках Кости лёгким дымком курились два пистолета, а глаза грозного казака метали молнии.

- Вы все здесь уроды !- сказал он, гневно оглядев перепуганных бандитов.- К вам явился проповедник, чтобы сказать слово правды ! Возможно, это самое значительное событие в ваших никчёмных ублюдочных жизнях ! Вы же, вместо того, чтобы выслушать, бросаетесь на него с оружием. Не хотите слушать по-хорошему, будете слушать по-плохому ! Взво-о-од, слушай мою команду : рога в пол, стоять молча ! Онанизм, улыбки и пускание слюней во время проповеди караются смертной казнью на месте и навсегда ! Приговор выносится и исполняется мною безотлагательно. Право на помилование отменяется ! Делай р-раз ! Я сказал : рога в пол !

Все присутствовавшие повалились на пол, став на четвереньки, а потом и опустив головы, как это делают мусульмане во время намаза. Получилось красиво.

- Тебя тоже касается !- строго сказал я бармену.- Качан - в пол, зад - вверх !

Тот спорить не стал, сделал как приказали.

Теперь, когда все бандиты обратились задницами в потолок, Евгений мог продолжить свою проповедь без помех.

- Твари божие!- провозгласил он.- Бог, хоть и загадочен и непостижим, но Он всегда недалеко от каждого из вас. Войдите внутрь своего сердца, оглянитесь там ( тут урки, педерасты и просто бандиты начали оглядываться ), Он ждёт вас! Се, говорит Господь, стою у двери и стучу. И если кто откроет мне, войду и буду вечерять с ним и он со Мною !!

В питейном заведении стояла пугающая тишина, точно и в живых тут никого уже и не осталось. Полагаю, потрясённая публика пребывала в полуобморочном состоянии.

- Меня спросили, что я знаю о Боге ?- продолжил Ильицинский после небольшой паузы.- Я отвечу вам словами Дионисия Ареопагита : Бог – это причина всего, будучи выше всего, но при этом несущностна, и нежизненна, не бессловесна, не лишена ума, но не есть тело. Бог не имеет ни образа, ни вида, ни качества, или количества, или величины; на каком-то месте не пребывает. Он невидим, чувственного осязания не имеет ; не воспринимает мир чувствами и воспринимаемым не является. Богу не свойственны беспорядок, смута и беспокойство, возбуждаемые страстями материи. Его сущность не подвержена чувственным болезням, не имеет недостатка в свете; ни изменения, ни тления, ни разделения, ни лишения, ни излияния не претерпевает; и ничего другого из чувственного Она не представляет Собой. Всем ли понятно сказанное ?

Костяная Голова, прохаживавшийся между склонёнными к полу заключёнными, остановился перед одним из них и, слегка толкнув его ботинком, осведомился :

- Эй ты, обезьяна, ответь, тебе всё понятно ?

- Да, всё,- встрепенулся урка.- Ни тления, ни излияния Господь Бог не претерпевает !

- Хорошо, тогда живи,- разрешил Костяная Голова и тут же толкнул его соседа.- А тебе, сволочь, всё ли ясно в словах проповедника ?

- Всё очень доходчиво,- поспешил заверить тот.- Я очень благодарен Дионисию Ареопагиту ! Готов вымыть ему ноги и выпить мыльную воду ! Мне в детстве диагностировали имбецильность, но тем не менее я всё понял из сказанного : Бог не имеет ни вида, ни образа, ни качества. Как услышал эти слова - всё сразу понял ! Спасибо господину проповеднику за то, что он тратит время на нас, сирых и убогих !

- Ну ла-а-адно...- протянул задумчиво Константин, с сомнением поглядев на болтуна.- Э-эх, шваркнул бы я всех вас без разбора... да только нельзя на проповеди ! Ну, да ладно, в другой раз !

- А что же делаете вы, узники Даннеморы, предоставленные сами себе ?- провозгласил Ильицинский, ещё выше воздев над головою икону.- Вы погрязли в самых отвратительных богомерзких пороках, распутстве телесном и нравственном, блуде физическом, словесном и умственном. Вы, сотворённые по ангельскому образу и подобию, оскверняете свою мужскую природу, совершая противоестественные, богомерзкие и богопротивные соития друг с другом, не только не стыдясь греха, но прямо наслаждаясь им. Вы выпячиваете напоказ...

Инквизитор неожиданно умолк и до моего слуха донёсся звук вентиляторных двигателей экраноплана. Звук всё нарастал и через несколько секунд всем нам стало ясно, что летающий аппарат тюремной охраны завис над зданием, в котором мы находились.

В другой бы раз я сказал : мне пофиг - я сделан из брони и мяса ! Но не в этот раз... Всё-таки даже самая устойчивая психика имеет определённый предел отпускаемых на день переживаний и страхов. За последние несколько часов я уже успел побегать во рву с гамарджопами, пострелять из-под корней дерева, подраться врукопашную с бандитами в лесополосе и замочить местного "капо" с его двумя телохранителями. И вот опять над головой тревожно зарокотали двигатели "цивилизаторских" экранопланов. Так и хотелось воскликнуть : "доколе ?"

Впрочем, вопрос этот следовало признать риторическим, а потому ответу не подлежащим.

Каждый из нас знал свой манёрв : Костяная Голова подался к двери, чтобы оценить обстановку на улице, я - у одному из окон, Батюшка - к другому.

- Со стороны космодрома движется группа тюремщиков в тяжёлых доспехах,- негромко доложил Константин.- А у гостиницы напротив их уже шестеро. Там что-то произошло ?

- Да, кое-что,- кивнул я.- У ребят неплохо поставлено внутренее осведомление. По-моему, одна половина жителей Чек-Пойнта занимается только тем, что "стучит" тюремщикам на вторую половину.

- Выходим в окно, без вопросов !- решил Ильицинский.

Я аккуратным ударом ноги выставил окно, противоположное входу и все мы, с присущей нам отвагой, ломанулись на задний двор. Первым выбросили в окошко Серёжу Лазо ; я же уходил последним. Перед уходом не отказал себе в маленьком удовольствии, подошёл к промоутеру и напомнил тому о себе :

- Помнишь мою ставку ? Пиранья проиграл !

Тот без слов отсчитал мне тсячу УРОДов. Напоследок я нацепил маску и грохнул шумодымовой гранатой синего цвета.

Получилось задорно. Конечно, шум, визг и яркий свет горящей гранаты привлекли внимание "цивилизаторов" на улице, но этой беды нам, по-всякому, избежать бы никак не удалось. Я не сомневался, что стоит только нам покинуть "Последний притон", как среди лежавших на полу бандитов отыщется немало желающих позвать тюремщиков, дабы указать им путь нашего бегства. Так сказать, ткнуть пальцем в спину и плюнуть на пиджак. Но этого я не боялся, ведь как говорится, двум смертям не бывать, а трём и подавно !

В общем, вышел я в окошко последним, оставив за спиной ревущую под двести децибел гранату, горевшую весёлым магниевым огоньком с светимостью полторы тыщи кандел. Пусть урки считают, что сходили на новогодний фейерверк. Мы им столько удовольствий за бесплатно устроили : и проповедь прочитали, и фейерверк залудили ! Будет что вспомнить на старости лет, хлопая пустыми выжжеными глазницами...

На рысях, гуськом мы рванули прочь от кабака. Особый оптимизм нашему бегу придавали удары металлических подошв о грунт - это "цивилизаторский" спецназ ломанулся в "Последний притон", привлёчённый взрывом гранаты.

- Где ваши "цурюпы", братанги ?- спросил я на бегу, ни к кому конкретно не обращаясь.

- Спрятаны на краю плато, в лесополосе,- ответил быстро Константин Головач.- А твой ?

- Мой двигатель закопан дальше, на помойке,- ответил я.- Поэтому надо разделиться !

- Разделяться не надо !- парировал Ильицинский.- Я подхвачу тебя за руки, спустимся вдвоём.

- Я не девочка, чтоб меня подхватывали за руки. И потом - у меня слишком большой вес, разобьёмся оба !

Сергей Лазо упал. У него заплетались ноги и он еле мог бежать. Казаки подхватили его под мышки и буквально поволокли на себе. Я бежал сзади, постоянно оглядываясь. Но предусмотрительность моя помогла нам в этот раз мало. Скрыться за углом мы не успели - солдаты в тяжёлых роботизированных доспехах обежали здание кабака быстрее и, разумеется, увидели нашу милую и тёплую компашку.

Поэтому едва первый из них оборотился в нашу сторону, я в падении выстрелил с двух рук, целя ему в шлем. По крайней мере одна из пуль "чекумаши" попала в голову солдату и тот, не удержав равновесия, упал спиною вверх. Второй же воин в доспехах открыл огонь в мою сторону, но я уже успел уйти с линии огня перекатами и оказался в чаще каких-то растений с огромными цветами. Местный садовник высадил их для украшения газона, не ведая того, что его ботанические излишества спасут мне жизнь. Большие, похожие на лопухи листья, сомкнулись над моей головой и я легко потерялся среди растений полутарометровой высоты. Пули посекли некоторые из них, но все прошли гораздо выше меня, не причинив ни малейшего ущерба.

Стрельба смолкла так же неожиданно, как и началась, и с неба вновь послышался рокот экраноплана. Это логично, с верхотуры, как ни ркути, всё видно намного лучше. И если на борту летающего судна сидит толковый снайпер - а он наверняка там сидит ! - то нас можно будет перещёлкать как кур на насесте !

Я на четвереньках пересёк газон и, убедившись, что никто меня не видит, забежал за угол какого-то дома. Через несколько секунд я уже находился на улице, параллельной той, где стоял "Последний притон". Экраноплан стрекотал где-то рядом, но оставался вне моей видимости, поэтому я припустил на рысях в сторону помойки. Для того, чтобы спуститься с плато мне нужна была моя "цурюпа" !

Эх, как я бежал ! Принимая во внимание хорошую, тёплую погоду, да абляционную подложку под селенитовым сари... Я бежал и потел как любящий супруг в свадебную ночь.

Где-то за спиной загрохотали длинные очереди, судя по характерному свистящему звуку, это были электродинамические пушки. Принимая во внимание, что у нашей группы такого оружия не имелось, стреляли не иначе как "цивилизаторы". И не иначе, как в нас…

Я бежал по совершенно пустынной улице. Местных обитателей при первых же звуках пальбы словно кот языком слизал. Попытка воспользоваться радиосвязью успехом не увенчалась : на всех диапазонах стоял грохот помех. Я, в общем-то, не особенно и расстроился, так как был уверен, что уж рядом-то со своим посадочным столом "цивилизаторы" никому не позволят пользоваться несанкционированной радиосвязью. Наплевать !

Благополучно достигнув свалки, я без особых затруднений отыскал то место, где буквально час назад спрятал свой заплечный реактивный двигатель. Но извлечь его не успел : из-за деревьев выплыл серо-стальной акулий нос экраноплана и я увидел, как рыскнули в мою сторону поворотные турели под кабиной пилотов. Я едва успел скакнуть за деревья - и тут же долгая очередь ударила по тому месту, где мне пришлось стоять секунду назад. Полетели посечённые ветки деревьев, кустарник упал на грунт, точно скошенный невидимой косой, пули застучали по стволу, под которым я лежал согнувшись. Стук был такой, точно мешок желудей высыпали на мраморный пол. О-бал-деть, какая веселуха !

Меня спасало то, что место, выбранное для свалки, никто никогда не пытался облагородить. Кучно росшие деревья стояли с густыми кронами, неровный грунт оказался усыпан довольно крупными валунами - всё это, конечно, увеличивало мои шансы остаться незамеченным. Кроме того, на мне была одета абляционная подложка с высокой теплоёмкостью, а это означало, что у преследователей практически нет шансов обнаружить меня сквозь листву по тепловой контрастности моего тела.

Я пополз прочь от мусорной ямы, надеясь затеряться в рощице и дождаться, пока спецназовцы не уберутся отсюда. Полз и молился : "Господи ! Обещаю сделать богатое пожертвование монастырю на планете Новый Валаам ! Обещаю всегда спать на одном боку и не храпеть ! Обещаю не раздевать мысленно Наташу всякий раз, когда она смотрит в другую сторону ! Обещаю не пить спиртного и не сквернословить ! Господи… чтобы ещё такое хорошее пообещать ?!"

Но неожиданно шум моторов экраноплана стал стихать - летательный аппарат явно удалялся. Я осторожно пополз обратно, опасаясь увидеть десантников, высаженных для моих поисков. Но ничего такого я не заметил. Разумеется, я тут же перестал молиться и не без удивления подумал : "Как много глупостей приходит в голову даже самым смелым людям всего за пять секунд страха !"

А через пару секунд вместо десантников я увидел Олу и Натс, стоявших на краю мусорной ямы.

В своих руках дамочки держали оружие, поднятое в ту минуту к небу. Располагались они спина к спине, прикрывая друг друга.

- Атаман, ты можешь выходить !- прокричала Ола.- Мы всех злыдней прогнали, так что такому герою, как ты, можно больше не бояться...

Я вскочил на ноги, выпятил грудь колесом и непринуждённой походкой вышел к моим спасительницам.

- Я тут на минутку задержался в кустиках,- мне пришлось сделать необходимое пояснение, дабы сохранить командирский имидж, в хорошем, так сказать, смысле.- Отбежал под деревце, по малой, так сказать, нужде.

- Мы всё поняли про кустики, деревца и малые командирские нужды,- равнодушно ответила Ола.- Бери свою "цурюпу" и пошли отсюда !

- Ты ранен !- закричала Наташа и подалась было ко мне, но командир конвойно-расстрельного дивизиона, её тут же остановила :

- Не покидай своего места, контролируй порученный тебе сектор обстрела ! Наш любезный атаман не ранен, просто каменная крошка посекла его лицо...

Я провёл ладонью по лицу и понял, что вызвало столь эмоциональную реакцию Наташи. Брови и лоб оказались в крови. Мелкие осколки камней, разлетавшиеся в разные стороны при попадании пуль, причинили мне несколько порезов. Хорошо, что в глаза не попали.

Не мешкая, я взялся выкапывать спрятанный реактивный двигатель. Много времени это не заняло, однако, я успел выслушать лаконичный рапорт Олы.

- Услыхав стрельбу наверху плато и увидев два экраноплана "цивилизаторов", мы втроём - Натс, Хайри Маус и я – приняли волевое решение метнуться наверх и помочь нашим доблестным... м-м... как бы вас назвать, чтоб не обидеть ?... ладно, условно назовём вас "тиграми". Когда мы поднялись наверх, оказалось, что два пьяных тигра - Костяная Голова и Инквизитор - собираются уже драпать с плато. Они бросили труп застреленного Серёжи Лазо, объяснив свой малодушный поступок тем, что Лазо - не казак, а потому его тело можно было не уносить с поля боя. Я их пристыдила... назовём это так... и под дулом наших пистолетов они сбегали за трупом китайца. От них мы узнали, в какую сторону побежал ты. Явившись на место, мы повредили двигатель преследовавшего тебя экраноплана и тем самым... м-м... снискали твою вечную благодарность !

- Да, в самом деле, я вам очень благодарен !- мои слова были искренни как никогда.

Нацепив ранец с двигателем на плечи, я двинулся к краю плато. Не прошло и минуты, как все мы опустились под сумрачный покров тропического леса.



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16




©kzref.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет